Среднеазиатские цыгане и их кочевье по России Разное

Николай Бессонов

О таджикских и узбекских цыганах в России длительное время знали только специалисты. Коренное население Средней Азии называло их словами: «люли» и «джуги»1. К 1980 году их общая численность приближалась к 30.000 человек2. В начале 1990-х годов данная этногруппа впервые вышла за пределы своего исторически сложившегося ареала кочевья. На улицах украинских и российских городов появились экзотические «беженцы». Они ставили свои палатки в непосредственной близости от железнодорожных путей. Смуглые женщины и дети просили подаяния на улицах. В массовом сознании они чётко ассоциировались с цыганами. Между тем, цыганское население славянских республик наотрез отказывалось признать в мигрантах с Востока собратьев. Их позиция не была лишена определённого резона. Ведь даже в научных кругах до сих пор не существует единого мнения по главному вопросу: «Имеет ли среднеазиатская этногруппа (с самоназванием «мугат») общее происхождение с европейскими цыганами?».

Ряд авторов утверждает, что люли были причислены к цыганскому народу по аналогии — когда европейские исследователи XIX века делали первые полевые описания в Средней Азии. На учёных несомненно повлиял их кочевой образ жизни. Позже раздались трезвые возражения. Скептики справедливо указывали на кардинальные лингвистические отличия. Мугаты не знают цыганского языка, говорят по-таджикски и по-узбекски (кроме того у них имеется секретное арго, созданное на основе таджикской речи).

Цыгане Средней Азии. Фотографии XIX века из архива Российского этнографического музея.

По моему мнению, этот аргумент не является решающим. В Европе многие цыганские этногруппы утратили родной язык и говорят исключительно на венгерском, румынском, албанском, испанском и прочих языках коренных народов. Ж-П.Лежуа даже составил таблицу, показывающую процент владения цыганским языком в цыганских общинах европейских стран. И хотя можно спорить о точности приведённых в ней цифр, итоговый вывод Лежуа о том, что лишь 37% цыган говорит по-цыгански, заставляет отбросить язык в качестве критерия индентификации3. Известные нам факты неопровержимо доказывают, что при длительных этнокультурных контактах цыгане могут утратить малейшие следы индийской лексики. Поскольку мугаты проживают в Средней Азии очень давно, нет ничего удивительного в их полном переходе на таджикскую и узбекскую речь. Напомню, что люли многократно упоминаются в восточных письменных источниках начиная с XIV века4.

И всё же почва для сомнений остаётся. Ведь мугаты вполне могут оказаться этнической группой индийского происхождения, не связанной кровным родством с предками европейских цыган. Теоретически я признаю такой вариант. Сам же склоняюсь к тому, чтобы считать мугатов именно цыганами, а не цыганоподобной группой. К такому выводу приводят меня как описания в литературе, так и личные наблюдения. Поэтому (не настаивая на непогрешимости своей позиции) я приведу подтверждающие её факты. Главной же моей целью является описание кочевья мугатов по территории современной России. На протяжении шести лет я посещал их стоянки в окрестностях Москвы и Петербурга. Благодаря тесному общению я сформировал крупный фотоархив, показывающий кочевой быт и занятия мугатов. Значительным подспорьем в полевой работе оказались труды предшественников. О среднеазиатских цыганах в советский период писали: Г.П.Снесарев, А.Л.Троицкая, И.М.Оранский и Х.Х.Назаров. Труды последнего особенно ценны, поскольку он сам по происхождению был мугатом, в детстве вёл кочевую жизнь и пользовался большим уважением в национальной среде. Его диссертация и статьи отличаются точностью малейших этнографических деталей.

*****

Крайне интересно сравнить внутреннее деление мугатов с цыганами Европы. Как правило существует структура, включающая три уровня: этногруппа* — региональная подгруппа — патрономическая группа. У русских цыган это выглядит так: русска ромасибиряки дороши. У румынских цыган-лудильщиков: кэлдэрарямолдоваярувони.
Патрономическая группа — это не семья в узком смысле слова. В неё может входить более сотни людей, происходящих от одного предка. Названия же этого объединения различны у разных этногрупп (вица, родо и т.д.) Как удалось выяснить этнологам СССР, у мугатов патрономическая группа называется «тупар» (от таджикского «туб» — «масса, группа»5.

*- под этим термином я понимаю цыганскую этническую группу (напр. русска рома, кале, и т.д.) Многие авторы употребляют в этом значении слова: group, tribe, nation, caste.

Существует и региональное деление. Как и прочие цыгане, мугаты имели ограниченный ареал кочевья, что привело к возникновению территориальных общностей. У русских цыган это деление на псковска рома, смоленска рома, сибиряков, валдайцев. Соответственно, у мугатов имеются общности куканихо, самаркандихо, бухороги (то есть кочующие возле Коканда, Самарканда, Бухары)6. Следует упомянуть, что раздел по территориальному признаку возник ещё до перехода многих цыган на оседлость — во времена кочевья. Снесарев и Троицкая подчёркивают: посёлки оседлых мугатов возникали на местах излюбленных таборных стоянок7.

В своих публикациях этнологи СССР привели несколько названий патронимических групп. Так И.М.Оранский записал у мугатов (которых он именует термином «гиссарские джуги») «подразделение» сагбоз8. Как объяснили этнологу информанты, представители этого рода живут также в Курган-Тюбинском районе Таджикистана. По моим же сведениям сейчас часть сагбоз живёт в Шерабаде, Душанбе и Самарканде. Основой именования послужила кличка «собачники» (от таджикского sagboz — устроитель собачьих боёв. Оранский выделял также «подразделения» саид-бахши, кунгрот-бой, азим-бой, ходжа-накширон-бово9. Вероятно, это были патронимические группы, поскольку группа азим-бой называлась по имени деда.
Ряд патронимических групп привёл и Х.Х.Назаров.

Так самарканский тупар — калтахо* — происходит от таджикского слова «калта» (низкорослый). Явно от клички происходят подарозо (длинноногие), кучук-бозо** (любители собак), чайралуро*** (употребляющие мясо дикобраза)10.
Разумеется, записал некоторые тупары и я. Свои наблюдения я суммировал в таблице, которая приведена ниже. Поскольку мне не удалось получить подробную информацию у жителей некоторых местностей, таблица нуждается в дополнениях.

*- в произношении моих информантов «калтатуп«

**- в произношении моих информантов «кучукбоз«

***- в произношении моих информантов «джайрахур« (от слова «джайра» — «дикобраз«)

К таблице требуется краткое предисловие. Она посвящена «Мугати тубжон» (это так называемые «местные цыгане»). Они проживают в Средней Азии очень давно и составляют численное большинство (по Назарову — около 90 %). Кроме них существуют «мугати хунди» и «аугон мугат» — позже прикочевавшие группы. По сведениям советских этнологов, они отличаются более выраженными индийскими чертами во внешности.

Таблица внутреннего деления мугатов

этническая группа   Региональная группа   Род (туп, тупар)
Мугати тубжон   Самаркандихо (самаркандские)   бойтуп, булган, гирбучи, джайрахур, джёгибор, калтатуп, (кх)ирк, кокани (баттуп), кучукбоз (сагбоз), оргуты, самарканди, тавоктарош, ходжитуп
Мугатои бухорги (бухарские)   абдураим, балхе, бабо кафтари, бигмат, камчин, кафтар, оймагмат, подароз,
Каршигихо (окрестности Карши)   абдураим, балхе, бигмат, джайрахур, ёрмат, койшафид, неёзкули, оймагмат, потарань, тавоктарош, юлдаши (юлдоши)
Мугати тошкант (ташкентские)   гоугир, тавоктарош, чигирчи
Навоигохо (г. Навои)   Ала(кх)оп, (кх)алаги, мийонколи
Шахрэсавзигэ (Шахрисабз)   бойтуп, джайрахур, тавоктарош, камчин, оймагмат
Кургантюбихо (Курган-Тюбинская область)   бурги, коркшло, сакбоз
Кулябские   дарвоза, курбаншаид, томин

Нетрудно заметить, что родовые названия у мугатов и российских цыган возникают по одним и тем же правилам. Либо в основу кладётся имя общего предка, либо прозвище. Так бойтуп произошёл от богатого человека. Баттуп — «злой род» — драчуны. Кличка ала(кх)оп возникла от светлого мешка в тёмную полоску для сбора подаяния. Гоугир — покупатель коров. Чигирчи — птица, которая не переставая щебечет. У каждого рода сложилась своя репутация. Так считается, что абдураим живут относительно богато, бигмат очень чистоплотны, а оймагмат, напротив, «живут грязно». Есть и чисто этнические отличия. Например, в тупарах: балхэ, ала(кх)оп, бигмат и потарань люди очень смуглые, почти чёрные. «Койшафид» означает «белые брови» — имеется в виду ранняя седина.

В силу смены поколений из старинного разрастающегося рода выделяются новые патронимические группы. Европейским цыганам это явление хорошо знакомо. У кэлдэраров оно даже отразилось в терминологии. От вицы бари отпочковываются вицы цигни11. Соответствующие процессы я наблюдал и у мугатов. Так тупар оймагмат, обитающий в Карщи и Бухаре, в последнее время расслаивается на относительно молодые подразделения: хаидбой, тошмуроти, камоли, суяри, хандоми, рустами, ёльчиги.

Что касается регионального деления, то сейчас некогда стройная система нарушилась. В советский период некоторые тупары расселились в местах, где прежде не кочевали. Поэтому, например, в таблице оймагмат показаны как жители разных регионов). Конечно, идеальным был бы вариант таблицы с учётом исторического фактора. Но, к сожалению, это невозможно без длительной этнографической работы непосредственно в Средней Азии.

*****

Цыганам присуще кастовое мышление. Европейские этногруппы предпочитают избегать смешанных браков, причём зачастую не приветствуется даже брак между представителями родственных групп, имеющих близкие диалекты. Вероятно, это проявление индийского наследия. На исторической родине цыган касты делятся на подкасты, между которыми также существуют барьеры. С этой точки зрения очень интересно то, что «мугати тубжон» держатся особняком от прикочевавших позже «аугон мугат» и «мугати хунди». Более того, исследователи отмечают, что практически отсутствовали смешанные браки между кочевыми мугатами и общиной оседлых ремесленников мазанг (тавоктарош)12.

Подобные проявления эндогамии характерны и для европейских цыган. Если же сравнивать ситуацию с российской, то наиболее близкой будет аналогия с кэлдэрарами. В нашей стране эта этногруппа (тоже ремесленники) держится особняком от всех остальных цыган.

До мельчайших деталей совпадает у мугатов с европейскими этногруппами и социальная структура. Напомню, что практически везде существовал человек, который исполнял представительские функции, договариваясь с властями и местным населением о разрешении на стоянку. Иногда его наделяли извне обязанностями собирать налоги и улаживать конфликты. Но характерно, что все более или менее серьёзные дела решал не вожак, а цыганский суд, состоящий из пожилых и наиболее авторитетных цыган — знатоков обычного права. Рассмотрим с этой точки зрения общину мугатов. Исследователь Назаров обобщает, что все серьёзные споры разбирал совет старейшин. «Без согласия и одобрения почтенных стариков почти ничего серьёзного не мог предпринять и старейшина тупара — аксакал». (В произношении мугатов «оксокол»). Высокая должность аксакала была только выборная, ни в коем случае не наследственная. Аксакал избирался по существу советом старейшин группы из числа опытных, авторитетных и более состоятельных лиц, но не обязательно старших по возрасту. Раньше выборы аксакала сравнительно большого тупара закреплялся юридическим оформлением этого акта у казия. Тогда аксакалу выдавали особый ярлык, что обязывало его исполнять административные функции перед местными властями, например, собирать налоги13. (То есть действовала точно такая же модель, как на Украине, в Сербии, Польше, Турции, Валахии, Молдавии и Армении). Власть аксакала была — чисто отеческой, морального порядка. Не имелось никаких средств к принуждению.

Что касается суда, то он действовал по нормам обычного права и самой строгой карой для провинившегося было изгнание (в точности как у наших цыганских этногрупп). Собрание для урегулирования конфликтов называется у таджикских мугатов маслахад. Подобно тому, как во время сходки у русских цыган применяется клятва на иконе, среднеазиатские цыгане клянутся на Коране и хлебе. Очень похож и механизм компенсации ущерба. Если у мугатской семьи украли домашний скот, то созывается собрание, которое назначает сбор денег по кишлаку.

*****

Хотя индийская лексика среднеазиатскими цыганами полностью утрачена, всё же существуют лингвистические аргументы в пользу общего происхождения мугатов и европейских цыган. Как мы помним, последние называют свой народ словом «рома«. Цыган и муж называется одним словом — «ром«. Цыганка зовётся «ромни» — и это одновременно значит «жена». Замечено, что если даже утрачивается язык, описанная модель остаётся. Так у румыноязычной этногруппы «беяши» слово «цыган» потеряло этническую окраску и употребляется в смысле «супруг», а «беяшка» — означает «цыганка». По большому счёту это более узкий по смыслу перевод цыганских слов «ром» и «ромни«. Тот же принцип виден у перешедших на таджикский язык среднеазиатских кочевников. «Цыган» и «муж» — мугат. «Цыганка», и «жена» — мугат-зан14.

*****

Этнологи постоянно отмечают, что несмотря на процессы ассимиляции, среди мугат до сих пор постоянно встречаются люди, резко отличающиеся по антропологическому типу от окружающих. Ближайшие аналогии Г.Снесарев и А.Троицкая находили с дравидоидным населением Индии15. Что касается моих впечатлений, то я порой видел совершенно цыганские лица. Если бы некоторые из моих знакомых переоделись и пришли на свадьбу московских цыган, то никто даже не заподозрил бы их истинную этническую принадлежность.

В мугатских семьях встречаются лица с индийскими или цыганскими чертами. На лбу женщины, стоящей в середине, татуировка в виде точки (хол). Фото Н.Бессонова. 1999 г.

Косвенным доказательством индийского происхождения мугатов считают Г. Снесарев и А. Троицкая татуировку на лице16. Как известно, основные потоки миграции «кочевого народа» разделились более тысячи лет назад. Цыгане-«дом», живущие в Палестине и Сирии, сохранили древний обычай накалывания особых знаков по сию пору17. Однако, и о группе «рома«, сформировавшиеся в Византии, и частично переселившейся в XV веке в Западную Европу, сохранилось любопытное свидетельство. Согласно Парижской хронике 1427 года, все женщины впервые прибывшего табора имели на лицах татуировки (Toutes avaient des plaies au visage)18. Конечно, в европейских странах ритуальная сторона дела забыта, но у ряда этногрупп (например у венгерских цыган) нанесение наколок носит сейчас массовый характер. Если представить себе, что мугаты — это третий поток миграции, изначально свернувший в Среднюю Азию, обычай делать на лбу татуировку (хол) выглядит только логичным. Советские этнологи указывают, что здесь по-видимому ранее существовала связь с обрядами возрастного посвящения, но уже в 60-е годы ХХ века даже старики трактовали наколку как украшение. Обратим внимание на способ нанесения узоров. В упомянутой выше Парижской хронике использовано слово plaies, то есть «шрамы», «рубцы». Г.Снесарев и А.Троицкая также говорят именно о надрезах с последующим втиранием сажи19. У мугатов, делали себе татуировки чаще не мужчины, а женщины20. Сходная ситуация наблюдалась у этногрупп «дом» и «рома«. И, поскольку, вряд ли можно говорить об одинаковом заимствовании у весьма непохожих местных народов, мы можем предполагать общность происхождения у палестинских «дом«, европейских «рома» и среднеазиатских мугатов.

*****

Как мне удалось выяснить от мугаток, их манера собирать подаяние была на родине в точности такой же, как в прошлом у русских цыганок. Женщины и дети входили в аул с торбами на плече и разделялись на три группы. Одна группа проходила по центру, а две по краям, с тем, чтобы встретиться на дальней окраине посёлка. Выпрашивание милости сопровождалось гаданием и знахарством.

В точности совпадал с «русско-цыганской» моделью и сезонный цикл кочевья. Как известно, русские цыгане на зиму снимали у крестьян часть дома или сарай, причём те охотно пускали кочевую семью перезимовать, поскольку навоз от цыганских лошадей шёл на весеннее удобрение полей. Сравним с тем, как описывает зимовку мугатов Снесарев и Троицкая. По их словам, узбеки или таджики принимали люли на холодные месяцы. Объяснялось это не только сочувствием, но и тем, что навоз от ишаков шёл на удобрение21.

Сближают цыган и мугатов также некоторые психологические особенности. К примеру, Назаров пишет, в своей диссертации, что понятие супружеской измены относилось только к женщинам. Мужчина мог не соблюдать супружеской верности.

О положении женщины следует сказать особо. Как известно, у подавляющего большинства народов (на докапиталистической стадии развития) женщины находились в жёстком подчинении. Объясняется это экономически. Они дискриминировались при наследовании земли и имущества. Чаще всего они не могли вести отдельное хозяйство, поскольку не обладали полным комплексом трудовых навыков. Однако по мере развития цивилизации женщины обрели экономическую самостоятельность, и это очень быстро привело к изменению самосознания. Сейчас борьба за равноправие привела к существенным социальным сдвигам, слишком известным, чтобы их подробно описывать.
После этой преамбулы отметим, что цыганки обладали экономической самостоятельностью на протяжение всего последнего тысячелетия. Выпрашивание милостыни и гадание зачастую являлись материальной базой семьи в большей степени, чем случайные заработки мужа. Парадокс цыганского женского характера состоит в контрасте между умением самостоятельно прокормиться и полной покорностью в быту. Оказавшись в среде коренных жителей, цыганка ведёт себя развязно и даже дерзко. Между тем, в родном таборе она беспрекословно подчиняется мужу и вообще старшим.

Нетрудно заметить, что положение женщин у мугатов в точности соответствует этому описанию. Г.Снесарев и А.Троицкая отмечают: «Женщина занимала в цыганской семье подчинённое положение, хотя и являлась основной кормилицей семьи. Будучи мусульманкой, она тем не менее не закрывала лица и не изолировалась от мужского общества. Она была смела и свободна в обращении с людьми»22. Нередки были случаи, когда девушка убегала к жениху. Этот обычай показывает, что юные мугатки были свободнее в брачном выборе, нежели узбечки23.
Мугатки просят подаяния у дверей мечети. Фотография XIX века из архива Российского этнографического музея.

Если у коренного населения мужчина должен был прокормить несколько жён (и его материальный статус определял их число), то у цыган всё было наоборот. Российский автор XIX века К.Патканов описывает это в следующих выражениях: «Вся семья главным образом живёт подаянием, причём главная беготня за насущным хлебом выпадает на долю женщин. Редкий люли довольствуется одной женой: обыкновенно их бывает две, три и даже больше. На вопрос, обращённый к оборванцу люли: каким образом он, нищий, имея уже две жены, собирается взять ещё третью, последний отвечал с улыбкой: чем больше у меня будет жён, тем больше они наберут подаянием, тем выгодней будет для семьи. …Обегав все сакли, собрав подаяния, и поворожив кому нужно, аул снимается с места и откочёвывает в другое, где вновь начинается неустанное снование босоногих, одетых в невообразимое рубище попрошаек»24.

Кстати, и сейчас, после переноса кочевья в Россию мугатские женщины и девушки нередко ходят босиком. Я замечал это не только в городе (во время сбора подаяния), но и на таборных стоянках. Мужчины, напротив — обуты. Мне уже доводилось ранее писать, что европейские литературные и изобразительные источники зафиксировали эту тенденцию в прошлом практически у всех цыганских этногрупп. Разделение таборов на имеющих сапоги мужчин и босых женщин объясняется разницей в структуре занятий, поскольку для экономической эффективности цыган-ремесленник или торговец должен был выглядеть солиднее, а его просящая милостыню жена — беднее.
Девушка просит подаяния на улице Петербурга. Фото Н.Бессонова, 2003 год.

Важнейшим фактором, сближающим мугатов с прочими цыганами, является гадание как основное женское занятие25. Подчеркну, что способы предсказания судьбы в Средней Азии существенно отличаются от европейских. Однако, важна именно сложившаяся репутация в глазах местного населения. Насколько я знаю, в русскоязычной литературе методика мугатского знахарства и гадания описана слабо. Поэтому ниже изложу информацию, полученную у женщин из родов неёзкули и абдураим.

Мугатки никогда не гадают русским. Представители славянских народов вообще не догадываются, что «беженкам» знаком этот промысел. Но и на родине они не предлагают представителям русской общины свои услуги. За века обитания в Средней Азии мугатки приспособились к особенностям мусульманской культуры и психологии. Их клиентура — из числа узбеков и таджиков. Как уже говорилось, попрошайничество всегда сопровождалось предложениями погадать. В настоящее время многие мугатки ищут клиентуру возле мечети. Они сидят на земле, обмотав голову платком и перебирая чётки. Как и в России возраст гадалки может быть совершенно разным — предсказывают судьбу и глубокие старухи и даже девочки-подростки. Договорившись о гадании, «мугат-зан» с клиентами уходит под тень дерева. На улице реквизит простейший: чётки, нитка или зеркало. Искусство ворожбы строится на тех же принципах, что и в Европе. Здесь есть как приёмы психотерапии и знахарства, так и элементарные фокусы, призванные завоевать доверие. Упомянутую выше нитку мугатки показывают во всю длину, скатывают в комок и предлагают положить под язык. Через некоторое время выясняется, что она таинственным образом разделилась на три части. Этот фокус требует ловкости рук. Гадалка в самом начале незаметно подменяет один нитяной катышек на другой.

На той же сноровке основывается фокус с ниткой, которая накидывется петлями на палец клиента. Образовавшиеся в результате узлы скидываются, когда ворожейка начинает описывать круги над головой сидящего напротив человека. Черёд более зрелищных приёмов наступит, если сеанс гадания будет решено продолжить «на дому».

Любопытны методы, которыми диагностируется болезнь. Вот один из них. Иголкой в мыле ковыряют дырочку. Вставляют туда вертикально сухой прутик от веника, предварительно перекрутив его жгутом. Далее протыкают иголкой прутик насквозь. Получается как бы крестик. Потом брызгают на всё это сооружение водой. Иголка начинает описывать круг. Если она сделает полный оборот, и укажет на клиента — болезнь с ним и останется. Если не укажет — наступит выздоровление.

Выяснив, что творится со здоровьем клиентов, их начинают лечить. Несомненно, результаты в ряде случаев достигаются за счёт «принципа плацебо». Заставив человека поверить в целительную силу магических процедур, мугатки мобилизуют психологические ресурсы организма. На практике это выглядит так. У принесённой по требованию цыганки курицы отщипывают кусок гребешка и мажут пациентам голову и грудь. После этого ворожейка берёт курицу в руки, и, сделав ею несколько кругов над затылком, выбрасывают её на улицу «вместе с болезнью». Для второго способа нужны свечи, которые делают из клевера, обматывая ватой. Свечи втыкают в муку и зажигают (число их должно быть нечётным — 17,19 и так далее — вплоть до 41). Больной молится, потом встаёт над огнями так, чтобы дым проходил под халатом и выходил через ворот. Предполагается, что болезнь уйдёт вместе с дымом.

Но не стоит сводить мугатскую медицину к заклинаниям. Среди женщин есть знахарки-травницы. Имеются мугатки, которые лечат от бесплодия, используя снадобье из чёрного кишмиша, тычинки от граната и толчёного камня «ачиктош». Если это средство помогает, на седьмом месяце беременности семья осчастливленной узбечки расплачивается бараном, а после рождения здорового ребёнка приводит быка. Одна из известных мне знахарок заработала за время своей практики двадцать быков. Замечу, что к ней приходили даже после того, как официальная медицина признавала своё бессилие. Вообще же среднеазиатские цыганки неприхотливы в способах оплаты. Они берут за свой труд если не деньги — то ковёр, чайник, отрез ткани или просто лепёшки.

Интересно, что гаданием некоторые мугатки промышляют и в России. Они идут на рынок, надев белый платок и держа в руке чётки. Их клиентура — не славяне, а торговцы из Средней Азии. Восточные люди сразу узнают гадалку из родных мест и подзывают её к прилавку. В частности, такие предсказательницы судьбы приезжают в Москву на заработки из Самарканда.

 
Гадалка из Самарканда в Москве. Фото Н.Бессонова, 2005 год.

*****

Если мы рассмотрим религиозный аспект, то и здесь наблюдается значительное сходство с европейскими цыганами. Подобно тому, как на Западе окружающее население сомневается в искренности цыганской веры, так и на Востоке нередко говорят, будто люли — «мусульмане под угрозой топора». Российские журналисты постоянно повторяют тезис о язычестве цыган, которое якобы для маскировки прикрыто христианством. Подобные клеветнические статьи публикуются и о «кочевниках» Средней Азии. Между тем, в обоих случаях коренные народы глубоко заблуждаются. Так называемые пережитки язычества у цыган (вера в леших, домовых, привидения, приметы) заимствованы у окружающих вместе с догматами веры и обрядностью. И восточные, и западные цыгане искренне исповедуют христианство и ислам. Не втягиваясь в богословские споры, и восприняв многое в религии в упрощённой форме, они, тем не менее, подстроили свою жизнь под календарь религиозных праздников, а, главное, искренне уверены в существовании Бога и загробного мира. Мне уже доводилось писать, что я практически не встречал среди цыган атеистов, причём именно на этом народе потерпела полный провал антирелигиозная пропаганда времён «строительства коммунизма». Этнолог Х.Х. Назаров был вынужден написать, будто за годы советской власти люли «в значительном большинстве освободились от религиозного дурмана»26. Сейчас приходится признать этот тезис неизбежной данью советской политизации. Насколько я мог заметить, вера в Аллаха — краеугольный камень мировоззрения всех мугатов. Начиная с Грельмана и до наших дней, многие авторы пишут, что цыгане меняют веру как одежду в зависимости от страны пребывания27. Между тем, люли, находясь на территории России (и мысленно полагая меня христианином) не делали в этом отношении никаких попыток «сближения». Без всякой агрессивности, но очень убеждённо они рассказывали о своём мусульманском взгляде на мир. Мугаты уверены, что Аллах даёт хлеб, что без его воли ничто не происходит, что следует молиться и совершать обряды. Хотя, как справедливо указывает мой коллега С.Габбасов, «свой ислам» у мугатов отличается слабым знанием Корана. Молитвы произносятся в урезанном виде, ряд религиозных обрядов игнорируется. С другой стороны, среднеазиатские цыгане делают мальчикам обрезание и соблюдают мусульманский пост (руза)28.

Между прочим, некоторые из моих собеседников упоминали о своих родственниках, окончивших медресе и сделавших духовную карьеру. Здесь будет уместно напомнить факт, упомянутый в диссертации Назарова. Оказывается, ещё в XIX веке люли имели две собственные мечети (в Самарканде и Андижане), причём муллы были из их же среды.

Подведём итоги.

1. Мугаты, как и прочие цыгане, живут в атмосфере предубеждений. Искренность их религиозных взглядов подвергается окружающими сомнению под влиянием чисто внешних особенностей (например, мугатки вели себя бойко, никогда не закрывали лица).

2. В реальности мугаты глубоко преданы исламу. На них практически не повлияли ни советская пропаганда атеизма, ни христианское окружение за годы кочевья по России.

3. Как у всех цыган, вера в Бога у мугатов лишена фанатизма и не способна привести к межконфессиональным столкновениям.

*****

Традиционное жилище мугатов хорошо описано Х.Назаровым29. Он выделял три типа походного жилья. Во-первых, это навес для создания тени, во вторых палатка «чодыр», наконец, шалаш из согнутых дугой ветвей — «каппа». Автору удалось сфотографировать на территории России все упомянутые сооружения. Следует отметить, что чодыр, более всего напоминающий традиционную палатку цыган России и Восточной Европы, встречается редко. Навесы, служащие защитой от солнца, мне приходилось видеть несколько чаще. Самыми распространёнными оказались полукруглые палатки из ветвей и их модификации. На родине мугат, в Средней Азии нечто похожее строили на относительно долгий срок полуоседлые ремесленники тавоктароши. Согласно Х.Назарову такое жилище делали из «дугообразно согнутых и воткнутых в землю толстых ветвей ивы, которые покрывали мелкими ветками, порой камышом или сухой травой. Каппа была высотой в рост человека, достигая в длину 3-4 м,в ширину 2-2,5 м. Двери были из камышовой цыновки или завешивались полотном». Как видно на приведённых здесь фотографиях, в России сохраняются те же габариты и та же конструкция. Только защитой от дождя служит более практичная и сравнительно дешёвая полиэтиленовая плёнка. На взгляд автора, в окрестностях Москвы и Петербурга в течение последнего десятилетия шёл обмен «строительными идеями» между мугатами и этногруппами из Молдавии и Закарпатья. Полиэтилен вытеснил не только камышовую крышу, но и матерчатые шатры. Кстати, мне довелось бывать на стоянке, где рядом жили венгерские цыгане и мугаты. Отношения между христианами и мусульманами сложились дружеские. Мужчины ходили друг к другу в гости. Возможно именно во время таких контактов окончательно вызрел тот тип походного жилья, который доминирует в северных широтах. Современное походное жильё мугат именуют словом «балагон». У мугат помимо палатки-свода встречаются ныне и строения, более напоминающие домики с двускатными крышами.

 
Навес от солнца на таборной стоянке в Подмосковье. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

 
Традиционная палатка — чодыр. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

 
Мугатка на фоне полукруглой палатки. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

 
Более современный вариант палатки, похожий на временное жильё цыган из Закарпатья. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

Мне удалось также сфотографировать убежище от комаров вблизи от торфяных болот подмосковной Шатуры. Это матерчатый куб из простыней, напоминающий полог традиционной русско-цыганской палатки30. Разумеется, ни о каких заимствованиях в данном случае речь идти не может — это вполне самостоятельное изобретение. Под названием «пошахона» оно издавна применяется у мугат31. Стены из простыней выполняет двоякую функцию: во первых, дают защиту от комаров, а во-вторых позволяют супругам уединиться на таборной стоянке. Как мне говорили, последнее важнее, и формальное название «пошахона» служит целям приличия, скрывая главное предназначение. Кстати, пошахону маленького размера натягивают и в снимаемом у русских жилье (например, в пустующем гараже).
Растянутая между кольями пошахона — традиционное убежище от комаров. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

 
Пошахона в гараже, который мугатская семья снимает у русского хозяина. Фото Н.Бессонова. 2005 г.

*****

Перепись 2002 года зафиксировала в Российской Федерации 500 «среднеазиатских цыган»32. Разумеется, в реальности их гораздо больше. Причины выхода мугатов за пределы традиционного ареала кочевья назывались не раз. Важнейшим фактором несомненно стала гражданская война в Таджикистане, вспыхнувшая после распада СССР. Вместе с тем, миграция мугатов из относительно стабильного Узбекистана не поддаётся этому объяснению. Вот почему автор разделяет мнение о приоритете экономических причин. Как известно, за годы советской власти в жизни среднеазиатских кочевников произошли значительные изменения. Многие авторы подробно описывали переход к полукочевому и оседлому образу жизни, а также интеграцию мугатов в общество. В частности, указывалось на появление интеллигенции, заводских рабочих и работников сельского хозяйства33.

В задачу данной статьи не входит пересказ этих широко известных фактов. Следует отметить, что в связи с общим экономическим кризисом именно мугаты оказались наиболее незащищённым слоем среднеазиатского населения. При закрытии фабрик или сокращении штатов они оказывались без средств к существованию, а, главное, без особой надежды найти новое место работы. В сельской местности произошёл так называемый переход на «семейный подряд» — фактически это означало денационализацию земельных угодий и роспуск колхозов. Естественно, бывшие кочевники не получили при разделе земли и инвентаря почти ничего. Сейчас их роль в земледелии сведена к наёмному труду. Многие таборы, кочующие по России, стремятся вернуться на родину к сентябрю-ноябрю, когда шансы заработать батрачеством резко возрастают.

География современного кочевья предельно обширна. Это не только сопредельные азиатские государства, включая Казахстан, но и Российская Федерация от Петербурга до Владивостока. Таборы весьма мобильны. Так, например, представители узбекского тупара неёзкули, встреченные автором в Подмосковье, успели к 1999 году побывать не только в центральных районах, но и на юге России, а также в Омске, Томске и Мурманске. Таджикский тупар буриги покинул родину в 1993 году. Вначале эти кочевники были в Казахстане, потом в Ижевске, потом в Новосибирске. Далее ими были освоены Петербург и Москва. Значительное число мугатских семей появилось совсем недавно даже в Чечне. 18 апреля 2006 года на эту тему был длинный репортаж по российскому каналу «Вести». Интересно, что комментатор трактовал приезд люли как признак стабилизации обстановки. Если в мятежной республике просят подаяния среднеазиатские цыгане — значит, война позади и жизнь налаживается.

По прошествии десятилетия мне нелегко с точностью восстановить, как началось кочевье в северных широтах. Но, исходя из рассказов моих собеседников, произошло следующее. Первыми ушли с родины цыгане Таджикистана по причине гражданской войны. Убедившись, что это экономически выгодно, таджикские мугаты убедили поехать в Россию связанные с ними кровными узами узбекские тупары (например, оймагмат). Успехи последних увлекли на север через несколько лет даже относительно благополучных неёзкули и абдураим. Разумеется, когда я говорю о благополучии, речь идёт о среднеазиатских цыганских стандартах. Возможности заработать в Российской Федерации гораздо выше, чем в Узбекистане.

*****

Рассказ о кочевье мугатов по России будет неполным, если не описать реакцию на их появление со стороны российского общества. Здесь, очевидно, нам следует разграничить прессу, органы власти и непосредственно население.

Лучше всего складывается ситуация на «низовом» уровне. Православные традиции (включающие раздачу милостыни) и русская ментальность способствовали практически бесконфликтному сосуществованию. Несмотря на общее обострение межнациональных отношений, русские сочувствуют бедности восточных «беженцев» и наделяют их подаянием, достаточным, чтобы прокормиться. В пользу мугатов говорит их неагрессивная манера просить, а также мирный нрав и полное отсутствие криминала.

Вслед за населением, и милиция заняла если не дружелюбную, то скорее нейтральную позицию. Десятилетний опыт показывает рядовым работникам правоохранительных органов, что появление «восточного» табора не влечёт за собой всплеска криминальной статистики. За мугатами не числится ни хулиганства, ни краж, ни участия в наркоторговле. Не остался незамеченным и крайне низкий уровень жизни. Вот почему поборы за «стоянку табора» или право просить подаяние в городе — на порядок ниже, чем в случае с венгерскими цыганами из Закарпатья. Конечно же, бывают случаи применения силы. Иногда милиция сжигает палатки и бьёт резиновыми дубинками даже женщин. Но это не носит расистского оттенка, так как в равной мере подвергаются милицейским побоям и русские бездомные граждане.

Сложнее ситуация с прессой. Публикаций о люли в последние годы много, и я бы условно поделил их на две неравные части. В случае, если журналисты общались с «восточными цыганами», статьи получаются очень доброжелательные, поскольку автор неизбежно попадает под обаяние своих собеседников34. Но такие публикации в меньшинстве. Гораздо чаще работники СМИ даже не скрывают, что пишут с чужих слов. Источники информации могут быть самыми разными: от «таджика-шашлычника на базаре» до руководителя местной цыганской организации. Чтобы оправдать отсутствие личных наблюдений, журналисты лгут, будто люли крайне неконтактны. Формируется это так: «Узнать что-либо о жизни люли от них самих невозможно. Они избегают общения, ограничивая его протянутой рукой. Мужчины при попытке посторонних вступить с ними в контакт проявляют агрессию и замыкаются в себе». Некоторые корреспонденты намекают даже на то, что попытки сблизиться связаны с риском для жизни. «…у «люлей» очень хорошо развита охрана лагеря, и если сунуться в табор, не зная их традиций, можно и пулю в лоб получить»35. Со своей стороны возражу, что я десятки раз знакомился с мугат на улицах, на вокзалах, в поезде или прямо в лесу. Не было ни одного случая отказа от общения. Интонация моих собеседников всегда была рассудительно-спокойной и дружеской, а единственным препятствием иногда служило слабое знание русского языка. Узбекские мугат очень гостеприимны несмотря на крайнюю бедность. Принимая меня с женой, они всегда приглашали разделить трапезу. Кстати, в приготовлении плова охотно участвуют мужчины, и вообще — насколько можно заметить — отношения между мужьями и жёнами уважительны.

Заранее лишая себя собственных впечатлений, непрофессиональные работники прессы попадают во власть фантомов. Поэтому россияне читают, что дети в таборах люли «возможно украдены», а женщин, не набравших за день определённую сумму «наказывают анальным сексом». Типичны такие обороты, как «хищные оскалы наркоторговцев», «отбросы цыганского племени», «потенциально криминальный элемент» и т.д. Восточных цыган постоянно обвиняют в тунеядстве, но если им удаётся найти работу, то даже это ставится им в вину. Например, во Всеволожском районе Ленинградской области мугаты были наняты совхозом на прополку и уборку сена. Журналист А.Крестовский тут же начал запугивать своих читателей, что в случае коммунистического переворота российская земля будет передана «тем, кто её обрабатывает». Следовательно, передел произойдёт в пользу чужаков — люли36. Ещё более фантастическую версию выдвинул журналист Тимур Акашев. Согласно его статье люли прибыли в Россию по заданию афганских талибов и собирают милостыню для материального обеспечения терроризма в Чечне, Сомали и Судане37.

Именно работники прессы публично настаивают на депортациях. Некоторые публикации раскрывают подробности хождения авторов по кабинетам. Любопытно, что агрессивность журналистов зачастую не встречает понимания в коридорах власти. В силовых структурах ссылаются на безвизовый режим с Таджикистаном и нулевую преступность. Санитарные службы показывают статистику заболеваний, согласно которой прибытие восточных таборов не влияет на эпидемологическую обстановку в связи с отсутствием бытовых контактов. Мэр города Магнитогорска прямо заявил корреспонденту «Уральского курьера», что у него «не поднимается рука на женщин и детей»38. Более подробно об освещении данной темы в российских СМИ можно прочитать во втором выпуске моей брошюры «Цыгане и пресса» (там мугатам отведена отдельная глава)39.

Кто бы ни был инициатором — время от времени депортации всё же происходят. Руководители местных цыганских организаций при этом в лучшем случае остаются нейтральными, а иногда даже сами участвуют в выселении. С их точки зрения уличное нищенство вредит репутации цыганского народа. Член руководства цыганской культурной автономии Надежда Деметер высказалась в одном из интервью достаточно откровенно: «Почему вы считаете, что цыгане — это лишь те чумазые босые мальчишки да женщины с тюками, что попрошайничают в метро? Мы их сами, между прочим, цыганами не считаем, они ведь даже языка не знают»40. Насколько я мог заметить, подобные настроения типичны для большинства относительно благополучной диаспоры российских цыган. Мугаты неоднократно говорили мне, что фраза «ты цыган — и я цыган» вызывает у «местных» отповедь: «Какой ты цыган, если по-нашему говорить не умеешь?» Лицемерие данного тезиса требует особого комментария. В России живут так называемые «сэрвы-хохлы». Они тоже не владеют цыганским языком, но (будучи материально обеспеченными) воспринимаются всеми как равные. Многие артисты, говорящие только по-русски, конечно же, будут приглашены в традиционной среде за праздничный стол. Напротив, с венгероязычными цыганами из Закарпатья пресекаются все контакты. Внешний повод — «они родную речь забыли». Истинная причина состоит в том, что «мадьярки», как и мугатки появляются на улицах босые, с протянутой ладонью.

*****

Обычно русский город узнаёт о прибытии восточного табора, когда на тротуарах рассаживаются женщины в восточных халатах. Дневной заработок нищенки очень невелик. Его хватает только на покупку скудного набора продуктов, причём в неудачные дни цыганские семьи голодают. Мугатки приучены довольствоваться малым. Однажды на моих глазах прохожая подала восточной цыганке рубль и ушла, нечаянно выронив купюру в 50 рублей. Для просящих милостыню это — двухдневный заработок. Тем не менее, мугатка вскочила, догнала русскую и вернула ей потерянные деньги.
Мугатка просит подаяния возле станции метро «Выхино». Москва. Фото Н.Бессонова. 1999 г.

Мужчины из среднеазиатских таборов ходят по деревням вместе с сыновьями, просят старую одежду и ищут работу. Даже если при отсутствии хозяев они видят открытую дверь, то никогда не заходят в дом. Мне доводилось слышать от них сентенцию «с голоду умирай, но не воруй». Очень часто после первого обмена приветствиями незнакомые мне мугаты начинали общение с вопроса, нет ли для них работы? Они предлагают сделать забор, отштукатурить стены, охотно нанимаются сезонниками на селе. Кроме того, мужчины разгружают вагоны, перетаскивают грузы на рынках, копают траншеи. Особой удачей считается найм на строительство. Так в подмосковном посёлке Быково (где живёт автор) мугаты были официально приняты администрацией в 2002 году на строительство детского сада. Им был выделен барак для жилья. Помимо выполнения основной задачи они успели выложить облицовку фонтана на главной улице и подработать на постройке частных особняков. Жёны некоторых цыган устроились в то лето сортировать овощи и фрукты на Шереметьевской базе. В 2003 году табор снова приехал зарабатывать строительством.
Мугаты на строительстве в посёлке Быково под Москвой. Фото Н.Бессонова. 2002 г.

Разумеется, я спрашивал мугатов о том, чем они зарабатывали на жизнь дома. Мне перечислили весь спектр работ, известный по специальной литературе (прежде мои собеседники были водителями машин и тракторов, трудились на кирпичных заводах, текстильных фабриках и т.д.). Однако, наибольший интерес вызвала у меня информация о тех занятиях, которые относятся к традиционным цыганским промыслам. Как известно, мена лошадей столетиями кормила таборы европейских цыган. Выяснилось, что некоторые из моих восточных знакомых до сих пор меняют лошадей (но гораздо чаще ишаков). При этом берётся или даётся доплата — деньги или ковёр. Иными словами, технология сделок в точности совпадает с «российской» или «венгерской». Постоянным ремеслом современных мугатов является изготовление саманного кирпича (разумеется, в тех местах, где имеется качественная глина). Эту тяжёлую и малооплачиваемую работу выполняют и мужчины и женщины. Замечу, что данный промысел характерен для цыган Восточной Европы.

Ещё одна разновидность общецыганских заработков — профессиональные занятия музыкой. Некоторые мугаты за деньги поют на узбекских и таджикских свадьбах народные песни. В районе Кассан живут так называемые бахши. Эти народные певцы ездят в поездах от родного Бегабада до Ленинабада и выступают перед пассажирами, аккомпанируя себе на дойре, барабане и карнае. Есть, однако, и отличие от Европы. Мугатские женщины в сфере искусства не задействованы. Этнографы уже упоминали в качестве основных музыкальных инструментов мугат ударные и струнные. Это бубен (дойра), а также домбра и дутар41. Помимо этого мои собеседники называли девятиструнный тор (тар) и шестиструнный рубоб. В последнее время мугаты освоили и европейские музыкальные инструменты. Я общался с музыкантами, выступающими на родине в ресторанах и на свадьбах. Они владеют аккордеоном и гитарой. Мною снята видеокассета, отражающая репертуар мугатских артистов. В основном это песни романтического любовного содержания, выдержанные в узбекской и таджикской музыкальной традиции, но есть также произведения, созданные под влиянием индийского кинематографа.

Не исчезло среди мугат и традиционное ремесло. До сих пор есть мастера, делающие кольца, серьги, браслеты. О существовании цыган-ювелиров в прошлом писали, в частности, Снесарев и Троицкая42.

*****

Миграции мугатов подчинены сезонному циклу. Бывают исключения, когда они даже зимуют в палатках, стойко перенося русские морозы. Но чаще осенью табор уезжает на родину, чтобы наняться на уборку хлопка, дынь и прочих сельскохозяйственных культур. Зимой мальчикам делают обрезания. Кроме того, это сезон свадеб. Естественно, сильны у мугат исламские традиции, связанные с калымом. Сейчас калым составляет иногда в пересчёте 200 долларов; для Средней Азии это огромная сумма. Добавлю, что свадьбы очень многолюдны, и каждой гостье надо подарить по два метра цветной ткани. Если родители задолжали, а денег расплатиться нет, можно отдать долг, выдав в эту семью дочку замуж. Конечно же сейчас чувствам молодых уделяют больше внимания. Один из старинных мугатских обычаев — сговор о будущей женитьбе грудных детей. Тем не менее, если мальчик и девочка, подрастая, испытывает антипатию, родители редко настаивают на сговорённом браке. Размер калыма может варьироваться в зависимости от достатка даже в пределах одного рода. Так состоятельные неёзкули из Карщи платят 200 долларов, а бедные неёзкули из Навоинской области — вдвое меньше. Аксакалы следят за тем, чтобы калым не запрашивали выше определённой суммы. Девушка из чужого тупара и из чужого аула обходится семье жениха дороже, чем местная. В ходе своей полевой работы я получил много сведений о современной семейной обрядности, но объём статьи не позволяет мне привести эти данные.

*****

В одной из российских газет была рассказана история о том, как рэкетиры решили обложить налогом восточный табор, но, увидев своими глазами степень нищеты, расчувствовались и сами дали люли денег. Со своей стороны я не счёл бы этот рассказ преувеличенным. Зачастую на стоянках нет самого необходимого: тёплых одеял, чтобы укрыть детей холодными ночами, одежды на смену, таза для стирки. Когда восточной цыганке нужно постирать, она роет ямку, выстилает её полиэтиленовой плёнкой и наливает туда воду. Пластмассовый тазик стоит недорого. Но даже такую мизерную сумму многие семьи не могут выкроить: всё уходит на хлеб. Я обратил внимание на мальчика с рогаткой, который охотился на голубей в надежде добавить к ужину мясной рацион. Я видел молодую мать, которая, ложась спать, кладёт ребёнка себе на живот, чтобы он не застудился от холодной земли. Это не была потомственная кочевница. Вряд ли мои соотечественники, глядя на то, как она ходит босиком по московским улицам, догадываются об её десятилетнем образовании и безукоризненном русском языке. Тем не менее, с подобными неожиданностями у мугат сталкиваешься часто. Упомянутая горожанка была выдана замуж в кочевую семью, поскольку потребовалось женить брата, а денег на калым не было. Другая женщина разговаривала по русски без акцента, а кроме того (как утверждали в таборе) в равной мере владела узбекским, таджикским, киргизским, казахским и туркменским. В более благоприятные времена она занималась посреднической торговлей. Иногда милостыню в России просят даже девушки, окончившие медицинский институт. Такие же сюрпризы бывают и с мужчинами. Однажды пожилой мугат упомянул о своём прошлом депутатском статусе. Эти слова выглядели вполне правдоподобными, если принять во внимание кругозор и тип мышления моего собеседника. Другой мужчина — бывший работник обувной фабрики, а ныне дворник на московском вокзале — сетовал вслух, что никогда не сбудется его мечта. А мечтал он увидеть своими глазами египетские пирамиды, Ватикан и Парфенон, о которых он так много читал. Парадокс современной ситуации состоит в том, что зачастую кочевую жизнь ведут не в силу склонности или воспитания, а вопреки им. Резкое ухудшение условий заставило мугат вернуться к угасающей традиции. Окружающее население не подозревает, что под потрёпаной азиатской одеждой нередко скрываются работящие грамотные люди, имеющие вполне современные взгляды на мир. Нет ни малейших шансов устранить это недоразумение. Бытового общения между русскими и мугатами не существует. А пресса, как уже говорилось, вместо того, чтобы развеивать мифы, творит новые.
Мугатские девушки на улице Петербурга. Фото Н.Бессонова. 2003 г.

*****

Помимо мугатов в Россию приезжают и живут в палаточных лагерях венгерские цыгане из Закарпатской Украины. У них нет никаких кочевых традиций — в обозримом прошлом они жили оседло. Между двумя названными этногруппами существует кардинальная разница. На стоянках венгерских цыган царит антисанитария. У них нет никаких общественных институтов. Мугат, выгодно выделяются на фоне «новых» кочевников. На их стоянках очень чисто. Мусор обычно уносят в мешках на свалки или сжигают. Организованы укромные отхожие места. Мугат соблюдают гигиенические правила и умеют улаживать конфликты без насилия. Следует рассказать также о преимуществах их коллективизма. Под Петербургом я наблюдал у таджикских цыган ряды строящихся одинаковых палаток. Разовая совместная постройка жилья значительно экономит время. В Подмосковье у бригады землекопов было организовано регулярное общее питание. Для сравнения отмечу: «мадьяры» оказывают друг другу те или иные услуги только за деньги.

Важнейшее условие спокойной жизни на чужой территории — бесконфликтность. Венгерские цыгане не научились учитывать интересы местного населения. Они до сих пор не понимают, что перепалка в магазинной очереди или резкие слова на платформе в ожидании электрички могут закончиться вынужденным переездом с привычного места. Мугаты, напротив, всегда подчёркнуто вежливы. Они не ходят большой толпой за продуктами (посылают двух или трёх женщин). Проживая в посёлке, мужчины без крайней нужды не появляются на улице. В отличие от прочих приезжих цыган, мугаты стремятся оформить себе регистрацию. Но даже при её наличии они порой применяют меры предосторожности. Однажды я наблюдал, как двадцать мужчин в рабочей одежде, с лопатами на плече шли через посёлок. Все окружающие, включая милицию, были уверены, что видят идущую на работу бригаду. Между тем, целью узбекских цыган были денежные переговоры в администрации. Лопаты оказались лишь маленькой восточной хитростью.

Контакты с властью у мугатов — функция аксакала. Этот человек грамотно объясняет цель приезда и улаживает случайные недоразумения. Если регион негостеприимен (то есть ранее происходили депортации или случались вылазки нацистов) включаются дополнительные защитные механизмы.

Поясню последний тезис на примере Петербурга. Таджикские тупары сакбоз и бурги испытали в 2001 году выселение при помощи Отряда милиции особого назначения. «Стражи порядка» поджигали палатки так быстро, что спящих детей приходилось выносить уже из огня. Два года спустя таджикские цыгане обосновались на том же самом месте. Естественно, недавний опыт заставлял их быть предельно осторожными. Опишу, каким образом в таборе встречали теперь незнакомых русских (которые вполне могли оказаться журналистами, пришедшими собирать «негатив»).

На некотором отдалении от палаток играют мальчики. Они встречают незваных гостей первыми и вступают в разговор. Далее навстречу чужакам выходят мужчины. Один из них интересуется причиной визита. Разговор строится так, что лишняя информация при всей доброжелательности тона не всплывает. Несмышлёных детей, способных выболтать лишнее, отгоняют от чужаков под предлогом, будто они мешают общению. Человек, который выстраивает сценарий диалога, является «дежурным по табору». Его задача — поддержание внутреннего порядка и своевременная реакция на внешнее вмешательство. Очень интересный персонаж — учитель родного языка и литературы, приехавший на заработки вместе со всеми. Это — имидж табора. Он общается с гостем на прекрасном русском языке, а в случае необходимости идёт на телепередачу, посвящённую проблемам незаконной миграции, и доносит до аудитории уже известные нам истины: «Люли не криминальны. Они готовы работать за копейки, с родины их вытолкнул на поиски лучшей доли экономический кризис и т.п.». Поговорив с цыганами на дальних подступах к лагерю полчаса и даже более, визитёр ни на шаг не приблизился к палаткам. Его фотоаппарату или видеокамере не представилось шанса запечатлеть пригодную для возможного репортажа «картинку». Между тем, «дежурный» со всей восточной вежливостью предлагает проводить гостя до железнодорожной станции. «Извините, но у нас должно начаться собрание по поводу работы на завтрашний день».

Как видно из этого описания, мугаты обладают прекрасно разработанной и психологически безупречной системой информационной безопасности. Эта технология включается, естественно, только в экстремальных случаях. Но Петербург, где бывает множество иностранцев (и где рядом с архитектурными достопримечательностями хорошо подают милостыню) — именно тот город, за который следует бороться. Хотя я писал, что россияне в целом дружелюбны к цыганам, в Петербурге произошло несколько трагедий. Местные неонацистские группировки проявляют агрессию. 17 августа 2003 года по дороге на таборную стоянку была зверски убита пожилая цыганка из Закарпатья. 21 сентября 2003 года пострадали упомянутые выше мугат из Таджикистана. Нападение на женщин и детей было произведено по уже опробованному сценарию. Скинхеды набросились на беззащитные жертвы из засады с топором, ножами и железными прутьями. Шестилетняя Нилуфар Сангбаева скончалась от истязаний на месте, другая девочка семи лет оказалась в реанимации. Молодые женщины получили множество ранений, но дождались помощи — на крики прибежали мужчины из табора. Убийство девочки вызвало широкий резонанс. Оно было описано в газетах и попало в сводки теленовостей43. Россияне были единодушно возмущены зверским преступлением. К сожалению, общественность не связывает в единую цепь поток клеветнических антицыганских публикаций и возникающий на их основе неонацистский радикализм. Впрочем, тревожные тенденции есть и в мугатском сообществе. Смена привычного кочевого ареала и многолетнее пребывание в непривычной урбанизированной среде вызывают своего рода психологический надлом. Наблюдая развитие характеров в динамике, я вижу первые (пока ещё слабые) симптомы утраты традиционных ценностей. И если экономическая ситуация в Таджикистане и Узбекистане не улучшится, можно ждать негативных последствий для национального характера.

 

Этнопанорама. Ежеквартальный научно-публицистический журнал министерства информационной политики, общественных и внешних связей Оренбургской области и регионального отделения «Научное общество этнографов и антропологов. № 3-4 (25) 2008. Оренбург. ООО МП «Электа». С. 27-39.

 

1. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 597.

2. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 167.

3. Liegeois Jean-Pierre. Roma, Gypsies, Travellers. Netherlands: Council of Europe Press, 1994. P. 59.

4. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 169.

5. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 599.

6. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 172.

7. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 598.

8. Оранский И.М. Таджикоязычные этнографические группы гиссарской долины (Средняя Азия). М.: Наука, 1983. С. 105, 107.

9. Там же. С.104, 105.

10. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 167.

11 Образцы фольклора цыган кэлдэрарей. М.: Наука, 1981. С. 243.

12. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 606.

13. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 173.

14. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 607.

15. Там же. С.598.

16. Там же. С.598, 605.

17. The Dom of Ierusalem. A Gypsy Community Chronicle. The Dom Research Center, Cyprus. 2001. P. 56-61.

18. Clebert Jean-Paul. Les Tziganes. P., 1961. Р. 56.

19. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 605.

20. Там же.

21. Там же. С. 603.

22. Там же. С. 606.

23. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 178.

24. Патканов К.П. Цыгане. СПб., 1887. С. 111, 112.

25. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 600.

26. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 167.

27. Grellmann H.M.G. Historischer Versuch uber die Zigeuner. Gottingen, 1787. P.102.

28. Габбасов С.М. «Свой» ислам у мугат. Неопубликованная статья, созданная на основе собственных полевых исследований. 2006.

29. Назаров Х.Х. Влияние Октябрьской революции на положение и быт среднеазиатских цыган. //Диссертация. Глава IV. Материальные условия жизни.

30. Андроникова И.М. Эволюция жилища русских цыган. //Советская этнография. М., 1970. № 4. С. 33, 36, 37.

31. Назаров Х.Х. Влияние Октябрьской революции на положение и быт среднеазиатских цыган. //Диссертация. Глава IV. Материальные условия жизни.

32. Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года.

33. Назаров Х.Х. Современное этническое развитие среднеазиатских цыган (люли). //Этнические процессы у национальных групп. М. 1980. С. 175-177; Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 602, 609.

34. Тарасова Светлана. По миру — с Памира. //Воронежский курьер. № 80 (1226) 21.VII.1998.

35. Романова Марина. Нашествие цыган-люли на Санкт-Петербург. //Правда.ру. СПб., 31.VIII.2001.

36. Крестовский А. Землю — декханам. //Новый Петербург. №31 (498), 2.VIII.2001.

37. Акашев Тимур. Ай, люли! //Крим-анатомия. 6.VI.2002.

38. Давлетшина Рита. Тихие цыгане на наших улицах. //Уральский курьер 1.III.2001.

39. Бессонов Николай. Цыгане и Пресса. Вып.2. М., 2003. С. 58-74.

40. Хрусталева Анна. Российские цыгане «разжились» собственной автономией. //Независимая газета № 74 (2136) 22 апреля 2000 г.

41. Снесарев Г.П.; Троицкая А.Л. Среднеазиатские цыгане. //Народы средней Азии и Казахстана. Т.2. М., 1963. С. 609.

42. Там же. С.600.

43. Роткевич Елена, Спирин Юрий. Дело скоро докатится до погромов. //Известия. Московский выпуск. 3.X.2003, № 181 (26498) С.10.

Источник.

5 комментариев

  • Куврук:

    Долго, нудно, спорно, с назиданием и пионерским задором. Предполагаемое мудрое слово о цыганах по ходу текста забрело в околонаучную чащу из трех сосен, в которых автор беспомощно запутался сам и попытался запутать других. В период культурной революции в Китае квалифицированных врачей пытались подменить деревенскими лекарями — «босоногими врачами», в наши дни на бескрайнем пространстве бывшего Советского Союза серьезных этнографов постепенно вытесняют «босоногие этнологи». Да не в обиду будет сказано.

      [Цитировать]

    • eugeen13:

      Ага! Ведь серьёзные этнологи пишут кратко, весело, доказательно, неназидательно и без задору!?!
      Для научно-публицистического журнала статья очень неплохая и, естественно, многие утверждения спорные как и должно быть в подобных публикациях.
      Читал с удовольствием, нашёл интересную для себя информацию.

        [Цитировать]

      • Куврук:

        У всех разный уровнь подготовки, знаний, опыта, и, соответственно, интереса. Одним нравится, другим — нет. Это нормально. Каждый может иметь счастье найти «интересную для себя информацию». От научных монографий до детских сказок.

          [Цитировать]

  • Константин Попов:

    Спасибо, интересно, современная подача материала.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.