«Новый век»: Легкий реверанс признательности Tашкентцы История

bernara1За пленительный танец, совершенную пластику движений, способную без слов, с глубиной, потрясающей воображение, выразить самую напряженную драматургию балетного спектакля.

За череду незабываемых  ярких сценических образов  трогательно нежных, страстных, коварных  в ревности и беззащитных, плененных любовью героинь, переданных с силой абсолютной достоверности. За слезы восхищения, бурю восторгов зрителей, еще и еще раз вызывающих солистку на «бис». За торжественные раскаты многоголосого «браво», сотрясающего театральный зал вслед за последним па балерины. За высочайшее исполнительское мастерство и верное служение балету в течение всей творческой жизни.

«Каждая судьба начинается со случая, но не каждый случай начинает судьбу». Эта короткая заметка из дневников писателя Михаила  Пришвина вспоминается сразу же при личном знакомстве с человеком, имя которого известно, а  реальный образ окутан легендами, стеснен рамками биографических данных и сухих  энциклопедических справок.
Случайное участие  маленькой девочки из детской танцевальной группы в спектаклях театра оперы и балета имени Навои в Ташкенте  стало сценической судьбой балерины Бернары Кариевой. А встреча с ней – счастливым случаем услышать  неторопливый пересказ воспоминаний о времени и о себе.


Самое начало – учеба в  хореографическом училище – тоже из разряда случайностей. Именно в это время в Ташкенте создавалось учебное заведение  для профессиональной подготовки артистов балета. Сюда и привел отец Бернары свое юное дарование, всерьез возомнившее себя состоявшейся балериной после «партий» в костюмах зверушек и капелек  Большого Ферганского канала. Осознанный выбор линии жизни как результат случайных совпадений сформировался позже, когда Бернара стала студенткой знаменитого  хореографического училища при  Большом Академическом театре оперы и балета в Москве, в котором каждый класс хранил  «следы» танцовщиков с мировыми  именами и их великих педагогов. В Ташкенте Бернара была зачислена вопреки табели о рангах не артисткой, а солисткой балетной труппы театра.
Участие в репертуарных спектаклях шлифовало мастерство, приносило успех, позволило стать признанной примой. Но для обновления  вдохновения был необходим какой-то совершенно новый случай. Им стал балет «Маскарад» по драме Лермонтова. Как в  сказке со счастливым концом, в идее создать балет на сцене ташкентского театра  все было впервые. Это была настоящая премьера всех создателей спектакля.
Первая постановка выпускника ГИТИСа  молодого балетмейстера  Игоря Смирнова, либретто  неизвестного до того времени Отара Дадилашвили,  дебют ученика  Арама Хачатуряна, подающего надежды композитора  Льва Лапутина, написавшего музыку, первый опыт художника-постановщика Владимира Мамонтова, первое  обращение к русской литературной классике как  к сюжетной основе балета. И для Бернары – первая большая сольная партия, которую никогда нигде и никто не танцевал до нее. Отсутствие примеров исполнения  превращало работу над партией главной героини в сверхзадачу и одновременно – неожиданную возможность  полного индивидуального  самовыражения.
Помогли  богатое художественное воображение, развитое любовью и знанием литературы, готовность к бесконечному поиску окончательного пластического и артистического решения образа.
Волшебная музыка, декорации, передающие богатство интерьеров действия, особенно в сцене императорского бала, костюмы в соответствии с модными веяниями эпохи, отточенная хореография и невероятный эмоциональный порыв исполнителей сделали премьеру балета настоящей сенсацией. Проведению или случаю было угодно, чтобы « Маскарад» включили в программу Декады литературы и искусства Узбекистана в Москве. Ответственный смотр достижений национальной культуры прошел тогда с невиданным успехом. «Маскарад» был признан театральными критиками «новым явлением» в искусстве балета. Зрители выражали восторг  бурными, долго не смолкающими овациями. Художественные  руководители самых известных театров огромной тогда страны не скрывали восхищения, щедро одаривали комплиментами, прежде всего исполнительницу главной партии, делали завидные предложения работать в их театрах. Владимир Мамонтов, например, сразу после Декады стал художником  Большого театра.
«Головокружением от узбеков» образно и удивительно метко назвал тогда  министр культуры  Узбекистана Сарвар Азимов  атмосферу безусловного признания москвичами талантов  наших артистов.
Уже состоявшейся балерине с именем  балет «Маскарад», или «полотно», как его называет  сама Бернара, интонацией и выразительным жестом подчеркивая грандиозность замысла и воплощения, помог определить собственное артистическое амплуа независимо от утвержденного  репертуарного плана театра,  и скорее в дополнение к нему. Отсюда и партии любимых литературных героинь: Полины Виардо – благородной и  мучительно пагубной музы Тургенева, блоковской  Незнакомки, мадам  Бовари Флобера и венца прекрасной галереи образов – Анны Карениной.
Частые гастроли узбекского балета в Москве стали неотъемлемой частью его выступлений и всегда проходили с успехом. Но балет «Дон Кихот» в постановке А.В.Кузнецова, который показали артисты из Ташкента на сцене Большого театра в 1964 году, вызвал настоящий фурор. Партнером Бернары, танцевавшей главную партию донны Анны, был совершенно потрясающий, по ее словам, артист Виталий Васильев. До сих пор она не знает примеров более выразительного по фактуре,  мощи танца, блестящего исполнения партии Дона Жуана.
Успех  именно этого балета оказался  важным  дополнительным аргументом для правительственного решения об изменении статуса самого театра, который с 1966 года стал называться Большим  театром оперы и балета Узбекистана наряду с театрами в Москве и Минске. А дуэт солистов  был удостоен высоких званий. Бернара Кариева стала «Народной артисткой Советского Союза», а Виталий Васильев – «Народным артистом Узбекской ССР».
Как жаль, что почти не осталось зримых свидетельств  о времени, которое Бернара Кариева называет «мой великолепный век». Ничего, кроме фотографий.
Призы международных конкурсов артистов балета, государственные премии, награды – весомое доказательное подтверждение заслуг и мастерства балерины. А работа на посту художественного руководителя и директора Большого театра оперы и балета Узбекистана, председателя Союза театральных деятелей республики – свидетельство организаторских способностей, возможности четко определять проблемы,  находить конструктивные  и нередко компромиссные решения; волевого характера, позволяющего и нелицеприятные высказывания.
Сегодняшнее время она называет «другим», не уточняя плюсы и минусы. И свою личную позицию в нем тоже – другой. Чуть в стороне, едва в тени, заметно над суетностью, осознание опустошительности которой приходит с огорчительным опозданием. Но на своем предначертанном судьбой и случаем месте. В репетиционном классе, танцевальном зале частной школы  «Стиль и танец от  Бернары Кариевой» известная балерина реализует свой  бесценный дар педагога и воспитателя, который был и остается очень востребованным. Не только в нашей стране. Приглашений профессору  Кариевой  провести мастер-классы во Франции, Италии, США достаточно, чтобы выбрать самые интересные. Но ведь это только виртуальный мир сократился до возможности в миг очутиться практически в любой точке мира. А реальный сохранил свои размеры во времени и пространстве, подчас непреодолимые.
В знак благодарности  счастливому случаю, подарившему  встречу, –  легкий реверанс и букет из лепестков  искренней признательности в ярких красках  золотой осени.
Автор: Ольга ШАКИРОВА, газета «Новый век«

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.