Властитель с душой звездочета История

Лейла Шахназарова.

Властитель с душой звездочета

Казалось, уже по рождению ему была предначертана судьба полководца: Улугбек (Мухаммад Тарагай), внук великого Амира Темура, родился 22 марта 1394 года во время одного из военных походов своего непобедимого деда, которого всегда сопровождала многочисленная семья, жены и дети. Случилось это, пишет в своей книге «Улугбек: лестница в небо» Георгий Мельничук, «во время большого похода на Ирак и Азербайджан, в конце изнурительной осады горной крепости Мардин. Взбешенные упорным сопротивлением защитников цитадели, воины Темура готовы были стереть город с лица земли, но в это время в походный шатер великого полководца гонец доставил радостную весть. Расправа над жителями прекратилась: затрубили трубы, созывая войско к шатру победителя. Глашатаи известили воинов о рождении внука. По случаю рождения будущего правителя Властелин мира даровал жителям Мардина жизнь и свободу…»

Однако потомку «Сотрясателя Вселенной» суждено было прославить свое имя не войнами и завоеваниями: история запомнила Улугбека как великого гуманиста и просветителя, астронома и математика, выдающегося ученого своей эпохи.

Амир Темур готовил внука для воинских свершений, сам подбирал ему воспитателей и наставников. И Улугбек действительно рано стал привыкать к походной жизни, ее тяготам и лишениям, но… душа его не была душой воина. Обладающий удивительной памятью и пытливым умом, мальчик упорно стремился к знаниям. С юных лет он хорошо освоил теорию музыки, любил поэзию, – в этом была немалая заслуга его бабушки Сарай Мульк-ханым. Уже в детстве Улугбека завораживали не до конца тогда понятные ему, но волшебные строки царя поэтов Хайяма:
В венце из звезд велик Творец Земли!
Не источить, не перечесть вдали
Лучистых тайн – за пазухой у Неба
И темных сил – в карманах у Земли.

…1405 год. Скончался великий Амир Темур. Почти пять лет после его кончины длились междоусобицы, пока наконец власть не перешла к его сыну. Шахрух избрал своей резиденцией Герат, первенцу же своему – Улугбеку передал во владение Самарканд и Мавераннахр. Так в 1409 году пятнадцатилетний подросток, всей душой тянущийся к постижению наук, стал правителем: сначала города Самарканда, а два года спустя – и всего Мавераннахра.
Да, новый правитель Самарканда был очень юн, но хорошим подспорьем во взрослых, сложных обязанностях властителя ему служили природный ум и незаурядная образованность. А потому неудивительно, что при Улугбеке Самарканд становится поистине интеллектуальным центром. Ведь «в наследство» от великого деда Улугбеку достались ученые, художники, ремесленники, строители. Это было время, когда все более распространялся в обществе, оказывая влияние на умы и души, суфизм, особенно орден Накшбанда; время, на которое пришелся расцвет наук, следствием чего стало образование школы самаркандских математиков и астрономов. Замечательные умы, многие выдающиеся деятели науки собрались при дворе Улугбека.

 

Властитель с душой звездочетаНаконец-то этот прирожденный ученый на троне мог заниматься тем, к чему более всего лежала его душа. В 1417–1420 годах по его указанию на площади Регистан возводится первое здание медресе. Еще два медресе были построены в Гиждуване и Бухаре. «Стремление к знанию есть обязанность каждого мусульманина и мусульманки», – гласит надпись на портале второго из них. Строки из одного из хадисов пророка Мухаммада…

Знаменитое же медресе Улугбека – именно так стали его называть с первых дней, – в два этажа, с четырьмя минаретами по углам, – и поныне украшает самаркандский Регистан, восхищая изяществом пропорций. Занятия здесь проводились пять раз в неделю, дисциплины преподавали видные ученые Востока. Здесь учился замечательный поэт, философ, ученый Абдурахман Джами.

По замыслу Улугбека, это учебное заведение должно было стать высшей школой с обязательным преподаванием математики, астрономии, философии и литературы. Он мечтал о том, чтобы здесь устраивались научные диспуты, дискуссии: ведь науки и торговля, считал он, призваны если не стереть границы между государствами, то сделать страны союзниками. Молодой просвещенный правитель пришел к мысли, что чем глубже знания, тем прочнее связи между странами Востока и Запада, тем меньше поводов для войн. Человеку нужны другие люди, народу нужны другие народы. Друг без друга они не могут сделать ничего. И именно знания помогут прийти к осознанию этой великой идеи. Став центром науки, искусства, литературы, Самарканд заслужит уважение и признание всего мира. Вот почему нет лучшего применения власти, могуществу и богатству, чем употребить их для служения науке и просвещению. Только в труде на благо других человек становится человеком.

…Безусловно, идеи эти, столь очевидно опередившие свое время, были слишком утопичными, а подобная идеология – слишком хрупкой опорой для правителя, желающего прочно восседать на престоле. И все-таки судьба подарила Улугбеку, этому необычному монарху-ученому, целых сорок лет правления. Эти годы, с 1409 по 1449-й, стали эпохой культурного расцвета Мавераннахра, временем ничем не омраченной веры в силу человеческого разума и во власть науки. Самарканд стал одним из мировых центров науки позднего средневековья. Вокруг его правителя образовалась целая научная школа, объединявшая видных ученых: помимо астрономов и математиков, в том числе таких выдающихся, как Кази-заде ар-Руми, ал-Каши и ал-Кушчи, здесь жили и работали историк Хафиз-ал-Абру, написавший замечательный трактат об истории Средней Азии; известный врачеватель Мавлоно Нефис, поэты Сирадж-ад-дин Самарканди, Саккаки, Лютфи, Бадахши и другие. Сам Улугбек, помимо точных наук, увлекался поэзией:
О, если б, захватив с собой стихов диван
Да в кувшине вина и сунув хлеб в карман,
Мне провести с тобой денек среди развалин, –
Мне позавидовать бы мог любой султан…

История также входила в круг интересов этого необыкновенного человека: перу Улугбека принадлежит сочинение «История четырех улусов».
Но всепоглощающей страстью – быть может, еще с поры той детской любви к звездам, – была для него астрономия. Мирзо Улугбеком сделан целый ряд замечательных астрономических открытий. Главным же делом жизни его и соратников стало возведение большой обсерватории для составления новых планетных таблиц. В 1417 году крупнейшие астрономы, собравшиеся в Самарканде, выбрали место для обсерватории – на каменистом подножии холма Кухак – чтобы защитить здание от подземных толчков, – и наметили программу ее работы.

Около 1425–1429 гг. строительство обсерватории было завершено. Это уникальное для своего времени трехъярусное сооружение было оснащено гигантским угломером, секстантом, множеством других астрономических приборов. Работу обсерватории возглавили Гийас ад-Дин Джамшид ал-Каши и Салах ад-Дин Казы-заде ар-Руми, а после их смерти – Ала-ад-Дин Али ал-Кушчи – Птолемей своей эпохи, как прозвали его современники.

Властитель с душой звездочета

В своих научных изысканиях Улугбек и его сподвижники опирались на достижения своих гениальных предшественников – античных ученых, в том числе Гиппарха, – что помогало им производить точные астрономические наблюдения. Под руководством и при участии царственного астронома был составлен главный труд обсерватории «Зиджи-Гураган» – «Звездные таблицы Улугбека». В каталоге содержатся координаты 1018 звезд, определенные с удивительной точностью. Создание этого каталога – выдающийся вклад Мирзо Улугбека и работавших с ним ученых в сокровищницу мировой астрономической науки. Планетные таблицы, выполненные самаркандскими учеными, сыграли большую роль в истории астрономии. Звездная книга Улугбека стала высшим достижением средневековой астрономической науки до изобретения телескопа. Точность ее таблиц превосходила все достигнутое ранее на Востоке и в Европе. В течение долгого времени этот каталог считался лучшим в мире. В 1665 году он был издан в Оксфорде и впоследствии не раз переиздавался с многочисленными комментариями. Лишь в XVII в. Тихо Браге удалось превзойти точность наблюдений самаркандских астрономов.

…Все больше времени просвещенный правитель проводил в любимой обсерватории – своей собственной «башне из слоновой кости», – стараясь оградить себя от мирских забот и тревог. Наблюдения за небесной сферой были для него настоящей душевной усладой. Как хотел бы он, чтобы весь его земной путь был лишь путем к знаниям и никогда бы на этом пути не возникало препятствий!.. Власть венценосца была для Улугбека ничтожной по сравнению с истинным могуществом природы, а наука о звездах оставалась главным смыслом его жизни…

 

Властитель с душой звездочетаМежду тем, будучи властителем Самарканда, он был вынужден уделять немало внимания делам правления. Государство раздирали междоусобицы: империя, созданная Амиром Темуром, не могла удержаться в прежних границах. Много беспокойства доставляли Моголистан и кочевое государство Дашт-и-Кипчак. И настал день, когда Улугбек, человек совсем не воинственный, по воле своего отца Шахруха был вынужден выступить в военный поход против моголов. Возглавляемое им многочисленное войско перешло Сырдарью в районе Чиназа и вступило в Ташкент. В битве при Аксу противник был разбит; после долгого преследования было уничтожено несколько могольских отрядов, а их имущество захвачено. Трофеем, привезенным Улугбеком из этого похода в Самарканд, стали два огромных куска нефрита для усыпальницы Темуридов.

1426 год – и новые тревожные вести, на этот раз из Дашт-и-Кипчака: ставленник Улугбека Баракхан вздумал посягать на земли в низовьях Сырдарьи. Правитель Самарканда снова выступает в поход. Но в этот раз, несмотря на то, что в пути к его отрядам присоединилось значительное войско Шахруха, судьба не была благосклонна к Улугбеку: сражение с кочевниками закончилось его поражением.

Да, внук Темура не унаследовал полководческого таланта своего великого деда и сам хорошо это понимал. Но ему было дано другое – открывать тайны мироздания и дарить людям знания.

Увы, жестокая эпоха требовала иного. Время для одухотворенных личностей на троне еще не настало. А значит, Улугбек, властитель с душой звездочета, был обречен. Практически не ведя никаких серьезных военных действий целых двадцать лет, в 1447 году он все же был вынужден выступить в Хорасанский поход – и потерпел поражение. Недовольный этим его старший сын поднял восстание против отца. А в октябре 1449-го, во время паломничества в Мекку, которое предложил Улугбеку тот же Абд-аль-Латиф, жизнь 55-летнего правителя-ученого оборвала рука заговорщика, направляемая волей его собственного сына.

…Лучистые тайны Неба – в который уже раз в этом мире – не смогли противостоять темным силам Земли…
После трагической гибели Мирзо Улугбека с его обсерваторией случилось то, что должно было случиться: всего два десятка лет понадобилось, чтобы уникальное оборудование этого выдающегося научного центра и его ценнейшая библиотека были расхищены и разграблены. Ученые, творившие здесь, были изгнаны еще раньше. А к концу XVII века ничего не осталось и от самого величественного сооружения…

В течение двух столетий месторасположение обсерватории Улугбека оставалось загадкой для историков. Следы разрушенной обсерватории были обнаружены только в 1908 году, благодаря многолетним разысканиям и энтузиазму замечательного ученого-археолога В.Л. Вяткина. И ныне гостям Самарканда показывают сохранившуюся подземную часть главного квадранта обсерватории – детища самого просвещенного из владык Востока.

 

Властитель с душой звездочета…Практически исчезло с лица земли здание, возведенное Улугбеком, но оказался спасен для потомков главный труд его жизни: верный ученик великого астронома Али ал-Кушчи, вынужденный покинуть родной Самарканд, вывез «Зиджи-Гураган» в Европу. «Звездным таблицам Улугбека» суждена была новая, долгая и славная жизнь, они стали достоянием многих поколений ученых. О том, что значат имя и труды Улугбека для науки Европы и Азии, может свидетельствовать такой факт: в «Каталоге звездного неба», изданном в Европе в XVII веке, есть гравюра, изображающая символическое собрание ученых разных стран и разных времен – величайших астрономов мира. Они окружают музу астрономии – Уранию. Среди них изображен и сын узбекского народа – великий ученый Мирзо Улугбек. Добавим, что автор гравюры, Ян Гевелий (Гевелиус), польский астроном и художник, создатель звездного атласа «Уранография», воспроизвел облик восточного правителя-звездочета, не имея его портрета…
Властитель с душой звездочета

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.