Место жительства, место жизни… Разное

Автор Лейла Шахназарова.

Место жительства, место жизни...«Территориально-административная единица, сообщество людей, проживающих на определенной территории городов, районов Центральной Азии».

Такое определение слова «махалля» мы найдем в справочниках и толковых словарях. Нет там, однако, других определений, которые в высшей степени присущи махалле как явлению. Например – хранительница традиций. Неподкупный нравственный критерий и своеобразная планка духовности. Капля, отражающая, словно маленькое правдивое зеркало, лик целой нации…

Да, махалля – это не просто место жительства, но образ жизни, объединяющий и сближающий людей, уча взаимному уважению и великому закону взаимовыручки.

«Было так или не было, только говорят, что жил давным-давно шах по имени Давлат. Шах Давлат старался управлять государством по справедливости, не нарушая закона. Иногда он говорил себе: «Я совершил много дел. Интересно, что говорят обо мне мои подданные». Снимал он с себя царские одежды, надевал простое платье и ходил среди народа…»

Мудра древняя сказка, где даже для могущественного правителя высшая оценка его деяний – суждение простых людей, или, как сказали бы мы сегодня, мнение общественности. Издревле на Востоке всегда считались и считаются с тем, что принято у людей и что они осудят, что скажут соседи по махалле, – а может, и не скажут, лишь осуждающе покачают головой…

Когда-то размер махалли определялся по голосу муэдзина, который звал с минарета жителей на молитву: те дома, куда доносился его голос, считались территорией махалли. Некоторые махалли образовались из объединений ремесленников, державших рядом с домом свои мастерские. Так махалли получали свое название. Иные называли в честь памятников и достопримечательностей, что находились на их территории. Другие именовались по названию города или села, из которого переселились сюда нынешние жители. Но одно оставалось неизменным: всегда махалля была выразителем настроений народа. Вся жизнь в ней держится на определенных неписаных законах. Законах не срежиссированных, не подсказанных «сверху», но порожденных многовековым опытом, когда человек традиционно воспринимал себя частью общества, а важнейшим критерием для оценки личности служило мнение окружающих.

Так, закон «шафат» ограждал жителей от «чужих», которые могли нарушить принятый уклад. Если житель махалли хотел продать дом, то сначала предлагал его своим родственникам. Если они отказывались – соседям, а потом и другим жителям махалли. Нарушить этот закон не то чтобы не смели, но так было принято в махалле…

Испокон веков махалля у узбекского народа, как и у других народов Средней Азии, считалась опорой государства, основой управления. Самобытная форма восточной демократии, она связывала людей не только территориально, не одним лишь формальным соседством, но и своими внутренними установлениями, нравственными нормами. В махаллях берегли и приумножали народные традиции и обычаи предков – обычаи, на которых воспитывались молодые поколения традиционного общества. В самые трудные, переломные исторические моменты махалля оказывалась для людей «домашним приютом», дарящим чувство защищенности и единения. Именно это отличало древнюю традиционную форму объединения людей – общину, функционировавшую как единая большая семья: где бы человек ни находился, он не чувствовал себя одиноким, всегда имея возможность вернуться в общину. Общинная традиция, возродившаяся ныне в институте махалли, несет именно эту функцию – бережное сохранение социальных уз.

Но махалля же выступает и самым нелицеприятным судьей, если человек повел себя неподобающим образом, уронил лицо, опозорил себя недостойным поступком.

…Двое подростков, явно подвыпивших, идут, покачиваясь, по центральной улице столицы, так и норовя задеть прохожих, прицепиться к встречной девушке. А попутно то и дело прямо на ходу прикладываются к горлышку бутылки… Знакомая картинка, видели не раз, правда? Но попробуйте представить такое в какой-нибудь старогородской махалле Ташкента, на улочках района Эски-Джува! Здесь это, поверьте, немыслимо: зарвавшихся юнцов остановит укор первого же прохожего, да просто суровый взгляд стоящего у калитки своего дома седобородого аксакала. И куда только подеваются наглость и развязность пьяных, забывших обычаи махалли…

Еще одна вековая традиция неотделима от обычаев махалли – благотворительность. Помогать нуждающимся издревле было ее незыблемым законом. Благотворительность, благожелательность, благородство… Слова одного корня. И смысл, который несет каждое из этих понятий, наверно, был бы иным, если бы не постоянный нравственный контроль махалли.

О мудрой же терпимости народа, который веками давал приют на своей земле множеству наций и народностей, исповедовавших самые разные конфессии, а заодно об огромном почтении его к традициям свидетельствует, например, средневековый исторический источник «Тарих-и Систан». Здесь приведен любопытный рассказ о выступлении местной мусульманской общины в защиту зороастрийцев и их храма, написавшей письмо в столицу халифата: «Храм огня, который у них есть, служит для них тем, чем для нас является михраб и святилище Мекки… Никому не нравится, когда уничтожают то, что освящено традицией».

Это покровительственное и гуманное отношение узбекского народа ко всем, живущим под его крылом, впитала в полной мере и современная махалля, такая, какой мы ее знаем сегодня. Среди более десятка тысяч махаллей, насчитывающихся ныне в нашей республике, не найти, пожалуй, ни одной однородной по национальному составу: все они многонациональны. И каждая живет единой семьей, поддерживая всех своих членов и в горе, и в радости. А радостью здесь умеют делиться щедро: все мы знаем, как целыми кварталами гуляют на узбекских свадьбах! А знаменитая традиция махаллинского хашара?..

…Неспешно течет время на Востоке, и вот уже новое тысячелетие шагнуло на наш порог. И можно лишь дивиться, как органично махалля, этот уникальный социальный организм, вписалась сегодня в процесс стремительного экономического и политического развития Узбекистана. За последние годы издан ряд важнейших указов, направленных на укрепление социально-экономической и культурной базы махаллей, повышение роли махаллинских комитетов как органов местного самоуправления, значительное расширение их функций. На решение социальных проблем, координацию деятельности махаллинских комитетов, защиту социально уязвимых слоев населения ориентирована деятельность Республиканского благотворительного фонда «Махалла», отделения которого действуют во всех областях Узбекистана и в Республике Каракалпакстан. Сегодня благодаря работе махаллинских комитетов по всей стране строятся культурные центры, разбиваются парки, благоустраиваются территории, причем всюду к этой деятельности широко привлекается молодежь. Важнейшая составная часть этой работы – активная пропаганда народных традиций и обрядов, общечеловеческих ценностей.

И пусть сейчас уже географическое понятие махалли не ограничивается, как прежде, кварталом частных домов, а выступают в этом качестве целые группы многоэтажных зданий, – махалля, как и раньше, помогает людям жить в мире и согласии, играя важную роль в организации быта жителей.

…Немеркнущую мудрость прошлого, радости и тревоги настоящего связывает воедино махалля. И живет добрыми надеждами на будущее.

Фоторабота Владимира Жирнова.

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.