Улица Кренкеля История Фото

Из второй книги академика Э.В.Ртвеладзе»Вспоминая былое».

Вопрос, который волновал меня наряду со сдачей экзаменов, — это где жить в случае поступления в университет: в студенческом общежитии или на съемной квартире? Ответ нашелся сам собой, без долгих раздумий и сомнений. Как-то после очередного экзамена мы с Колей Васецким заехали в студенческое общежитие «на разведку» — разузнать, что и как. Впечатления наши, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Общежитие напоминало проходной двор из любителей «за поговорить». Ни о каких занятиях наукой здесь не могло быть и речи. Поэтому решение наше было единодушным: снимать квартиру!
В те годы сдача квартиры студентам являлась значительным подспорьем для многих горожан. Выбор был большой, цены — признаться, не меньше. Однако снимать квартиру можно было вскладчину, вместе с товарищами, что было вполне приемлемо даже для двоих.
В поисках съемного жилья мы с Колей обошли примерно с десяток махаллей, но ничего подходящего так и не нашли. Найти удалось Виктории Долинской: в конце августа она сообщила, что подыскала для меня квартиру неподалеку от ее дома на улице Кренкеля (ныне ул. Шараф Абад). Эта улица с одной стороны выходила на улицу Урицкого — к школе, с другой — на улицу Каблукова — к Алайскому базару, далее — сквер и университет, до которого было рукой подать — минут 15 ходьбы по улице Энгельса (ныне Амира Темура).

Район моего былого обитания, как ни странно, до сих пор неплохо сохранился, как и вся улица Кренкеля. Подобно трем другим, параллельным ей улицам — Папанина, Ширшова, Федорова, она была названа в честь знаменитого полярника Э. Т. Кренкеля.
То был тихий уютный уголок, компактно застроенный одноэтажными домами, с крылечками, оформленными красивыми витыми железными решетками, пересекаемый неширокими арыками и улицами, засаженными высокими деревьями.

Проживала здесь преимущественно интеллигенция, в частности, зам. декана истфака Галина Борисовна Никольская. Неподалеку, на улице Малясова, в квартире углового дома жила бабушка моей жены Ольга Александровна Букинич (прежде ей принадлежали обширные земли в этом районе, а моя квартирная хозяйка работала у нее домработницей).
Квартирною хозяйкой нашей являлась пожилая женщина Екатерина Онуфриевна Шляпина, муж которой был типограф¬ским работником, старым большевиком, участником Граждан¬ской войны. Комната, которую она сдавала студентам, была небольшой и просто обставленной: в углу .стоял гардероб, в центре — стол, а вдоль стен — четыре сеточные кровати. Мою, с торчащими кусками проволоки, ребята окрестили «рахметовской» в честь героя романа Н. Чернышевского «Что делать?», Рахметова, отличавшегося спартанским образом жизни.
На улице Кренкеля в простом одноэтажном доме, с окнами, выходящими на улицу, небольшим двором и садом вместе с семьей проживал Первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Ш. Р. Рашидов. В течение многих лет этот дом был резиденцией первых секретарей Компартии Узбекистана, в частности, в конце 30-х гг. XX в. — Акмаля Икрамова.
Бывает же так! — дом, в котором мы сняли квартиру, непо-средственно граничил с домом Ш. Р. Рашидова, отделенный от него лишь пахсовой стеной. Поэтому вплоть до землетрясения 1966 г. (когда семья Ш. Р. Рашидова переехала в новый дом) я нередко по пути в университет встречал Шарафа Рашидовича, ожидавшего перед домом прибытия служебной машины,
и всегда приветствовал его пожеланием здравия. В ответ он тепло и просто восклицал: «Привет, студент!», а затем участливо спрашивал: «Как дела, как учеба?».

.В череде событий, происходивших после землетрясения мне особенно запомнилось одно из них. В начале мая 1966 г. ко мне пришел приятель, и мы решили эту встречу «отметить». Купили портвейн, закуску, и застелив газетами стол, приступи¬ли к трапезе. Начало мая выдалось необычайно жарким, и мы, сняв рубашки, сидели в майках.
Застолье шло своим чередом, как вдруг в дверь постучали. «Наверное, кто-то из наших», — подумал я, и небрежно бросил: «Входи!». Дверь раскрылась, и в проеме появился… Шараф Рашидович! Мы, как пружины, вскочили из-за стола, немало сконфуженные своим внешним видом и сервировкой нашего стола. Увидев наше смущение, Шараф Рашидович успокоительно сказал: «Сидите, сидите, ребята. Я к вашей хозяйке по-соседски, узнать, какая нужна помощь». Поговорив немного с нами, Шараф Рашидович осмотрел весь дом на предмет разрушений и обещал Екатерине Онуфриевне помочь с ремонтом. Обещание свое он выполнил: спустя несколько дней дом был приведен в полный порядок.

 

1 комментарий

  • tanita:

    Ох….. Никогда Кренкеля не выходила на Каблукова. Она выходила на Таджикскую. Вернее, в конце Кренкеля был почти тупик, где машина проехать не могла. Дорогу загораживала вонючая помойка. но пройти можно было. Как раз на Таджикскую. Да и Таджикская вовсе ене выходила на Каблукова. Она выходила на Энгельса и заканчивалась т. наз. Парашюткой — фирмой «Юлдуз». справа и жилыми домами слева.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.