Немцы в Туркестане. Часть 1 Tашкентцы История

Наука и культура Средней Азии в древности

 

На территории современного Узбекистана, хотя из Европы Туркестан  казался  диким и невежественным, научные центры и очаги культуры возникли в древности. Ещё в 9-11 вв. в Мерве, Бухаре, Ургенче, Самарканде, Ходженте и других городах возникали «Дома мудрости», астрономические обсерватории и библиотеки.

В 11–15 вв. значительное развитие получили работы в области точных и естественных наук – математики, астрономии, геодезии, минералогии, медицины, ботаники и др. Труды Мухаммада Хорезми, Ахмада Фергани, Абу Наср Фараби, Абу Райхана Беруни, Махмуда Кашгари, Абу Али ибн Сино, Улугбека и других предвосхитили результаты исследований, осуществлявшихся в других странах в более позднее время.

В 14–17 вв. широкое развитие на территории Средней Азии получили медицинские науки.

Сведения о развитии математики в Средней Азии  также относятся к глубокой древности. Достижения зодчих и строителей того времени  были бы невозможны без развития вычислительной и измерительной техники. Среди выдающихся ученых средневековья одно из первых мест занимает Мухаммад ибн Муса Хорезми. Он впервые стал рассматривать алгебру как самостоятельную науку, ввел правила действий с алгебраическими числами и решал уравнения 1-й и 2-й степени. Ахмад Фергани создал трактат «Начала астрономии», который оказал большое влияние на становление тригонометрии. Большое значение для развития математических наук имело создание Улугбеком самаркандской школы, которая объединила лучших ученых 15 в.

***

Началом  знакомства германского народа с богатейшей историей народов, населяющих будущий Туркестан (а впоследствии и Узбекистан), можно считать создание  немецким композитором Георгом Фридрихом Генделем оперы «Тамерлан» (премьера состоялась в Лондоне  в 1724 году. Либретто оперы представляет собой вольную трактовку событий, произошедших после пленения Баязида в битве при Ангоре. В настоящее время является одной из наиболее часто исполняемых опер композитора).

А в фонде Библиотеки им. Навои в Ташкенте хранится Девятая немецкая Библия, напечатанная в 15 веке.

Ещё через сто лет начинается живое знакомство европейцев со Средней Азией.

Петербург стремился к укреплению и расширению торговых связей со среднеазиатскими ханствами — Бухарой, Хивой и Кокандом, рассчитывая экономическими методами добиться роста своего политического влияния в них.

В 1820 году для налаживания торговли и изучения края по просьбе эмира Бухарского в Бухару из Оренбурга отправилась миссия, возглавляемая д.ст.сов. Александром (Антонио) Фёдоровичем Негри (родом из греков).

В её состав вошли также натуралист Эдуард Александрович Эверсман (Эдуард Фридрих Эверсманн) — его книга «Путешествие из Оренбурга в Бухару» (1823) является одним из первоисточников по истории края;  натуралист Xристиан-Генрих Пандер – в итоге написал«Естественноисторическая (натуральная) история Бухары. Описание страны, заключенной между Оренбургом и Бухарой»; а также группа офицеров, среди них —  капитан гвардейского полка генерального штаба Егор Казимирович  Мейендорф — в 1822 г. Мейендорф передал в журнал «Северный архив» заметку «Краткое начертание путешествия Российского посольства из Оренбурга в Бухару в 1820 году»; в течение последующих лет он трудился над монографией на эту тему, которая была издана в 1826 г. в Париже на французском языке.

 

Выдвигались проекты развития торговли со Средней Азией также  через Волгу и Каспийское море. Это сократило бы стоимость перевозки грузов, облегчило бы установление сношений с туркменскими племенами, а главное — дало бы возможность миновать места, где торговые обозы подвергались наибольшей опасности.

В 18 в. состоялись несколько  разрозненных экспедиций в этот район;  систематическое же исследование началось в 20–30-х годах 19 в. В 1819–1821 гг. туда, а затем и в Хивинское ханство был отправлен капитан Генерального штаба Н. Н. Муравьев, а в 1825–1826 гг. — натуралист Э. И. Эйхвальд. Экспедициями в 1823 и в 1825 годах  руководил д.ст.с.Фёдор Фёдорович фон Берг, полковник, впоследствии генерал-фельдмаршал. Материалы экспедиций были использованы при составлении карт.

В  1832–1836 гг. были организованы  три крупные систематические экспедиции в район Каспийского моря (под руководством видного путешественника Г. С. Карелина). В состав последней из них (1836 г.) входил и капитан Генштаба И. Ф. Бларамберг.

Путешествие принесло важные результаты. Оно позволило существенно уточнить имевшиеся карты восточного побережья Каспия, направление течения и устья рек Атрек и Горган, границу между Туркменией и Ираном, лучше ознакомиться с физическими особенностями старого русла Амударьи — Узбоя. В целях развития торговли изыскивались места для строительства новых пристаней, собирались важные статистические, физико-географические и топографические данные, а также этнографические сведения о туркменском населении прибрежной территории.

 

Общие причины и описание переселения немцев в Среднюю Азию

 

В качестве постоянных жителей выходцы из стран Западной, Центральной и Северной Европы появились в Средней Азии в результате ее колонизации и проведения здесь переселенческой политики царской Россией.

По положению об управлении Туркестанским краем  российские подданные — выходцы из Европы — поляки, немцы, литовцы, латыши и другие граждане, как и русские, имели право беспрепятственно приезжать в Среднюю Азию и заниматься здесь различными видами деятельности.

С этого же времени (с 1867 года) в Туркестан и, в частности, в Ташкент как его столицу стали переселяться или были посланы по службе многочисленные военные и чиновники с немецкими корнями. Именно эти высокообразованные, высококультурные люди, наряду с русскими специалистами,  и способствовали дальнейшему расцвету Средней Азии.

Подчеркнём особо: не сельскохозяйственно-религиозные колонии немцев, а именно отдельные обрусевшие чиновники и офицеры жили здесь так, что до сих пор есть что вспомнить о них хорошего.  

Большая их часть были российско-подданными и прибыли сюда вместе с русскими переселенцами после 1867 г. Однако в это же время в край начали прибывать  и европейцы-иностранноподданные. В 1869 г. в Ташкенте было три прусских подданных и один саксонский, а в 1877 г. — 17 подданных германских государств.

 

На первый взгляд может показаться, что из-за небольшой численности они не могли оказать серьезного влияния ни в сфере науки и образования, ни в целом культурной жизни региона. Но это не тот случай, где количество прямо пропорционально качеству. Прежде всего, это связано с наличием в составе прибывавших в край европейцев значительного числа интеллигенции.

Первой группой немцев, селившихся в крае по мере его завоевания царскими войсками в 60-х гг. 19 столетия, были преимущественно выходцы из балтийских (остзейских) провинций  — подданные России;  многочисленные военные и чиновники, начиная с Туркестанского генерал-губернатора  генерал-лейтенанта К. П. фон-Кауфмана  (к 1884 г. в Ташкентской лютеранской общине -73 её члена были генералами, штабными офицерами, полковниками и высокопоставленными чиновниками).

В  1874 г. (год введения в России всеобщей воинской повинности) ещё одна  волна немцев начала активно переселяться в Среднии Азию – это меннониты, хотя  самыми  важными причинами  их переселения стали всё-таки внутренние — аграрные и демографические — противоречия в старых колониях.

Они, начиная  с 1881 г.,  создавали отдельные колонии, в которых устанавливался свой социально-экономический порядок жизни, сохранялась своя  этноконфессиональная культура; строго следовали национально-религиозным традициям, были пацифистами и отказывались от военной и гражданской служб.

 

Быт колонистов

 

Среди немецкого населения республики имелись представители всех социальных групп. В начале 20 в. основную массу немецких переселенцев составляли крестьяне. Они занимались хлебопашеством, садоводством, огородничеством, мясо-молочным животноводством, различными ремеслами.

Колонисты использовали опыт обработки почвы коренного населения, вводили в крае новые технологии сельскохозяйственного труда и новые культуры, улучшали местную породу коров, вывели знаменитую аулиеатинскую упряжную лошадь, строили паровые и ветряные мельницы, славились как искусные колбасники, маслобойщики и сыровары. Немецкие села состояли из одной очень широкой и длинной озелененной улицы. По обеим сторонам ее располагались благоустроенные усадьбы, т. н. саксонские дома, объединяющие под одной массивной крышей все жилые и хозяйственные постройки. Почти в каждом селении был молитвенный дом, библиотека и хорошо оборудованная школа.

В одежде колонисты придерживались привезенного из Германии костюма: у мужчин  рубашка из белого полотна с отложным воротником, черный галстук, короткий жилет с металлическими пуговицами и синий суконный кафтан, штаны, заправленные в сапоги с голенищами, на голове черная шапка. Женщины носили нижние вытканные шерстяные юбки с красными разводами, поверх  короткие синие легкие юбки и короткие синие с блестящими пуговицами душегрейки, с большим круглым вырезом. Под душегрейку одевалась белая кофта с длинными рукавами, присборенными у кисти рук. Костюм довершали нитка бус на шее и белый фартук. Голова покрывалась чепцом. Обувь состояла из низких башмачков, надетых на белые или синие вязаные чулки. Одежда немцев-горожан соответствовала общепринятой моде.

Немецкие колонии представляли собой замкнутое экономическое и культурное пространство. Смешанные браки для них были исключением. В семье стремились сохранить элементы немецкого быта (убранство квартиры, слова нравоучений или молитвы на вышитых салфетках, обилие маленьких подушечек на диванах и кроватях, высоко взбитые перины, музыкальный инструмент в доме, на котором играли в основном мужчины).

Пища немцев традиционно включала много мясных и мучных блюд: это куриная лапша нудель (Nudeln), пирожки с картофелем, особой формы пончики крепли, рулет штрудель (Strudel), пирог (Kuchen), клецки.

Приготовление национальных блюд было обязательным по праздникам и для обрядовых трапез.

***

…Около 150 крестьян-меннонитов  (51 семья) осели в урочище Ак-Мечеть Хивинского ханства. Среди них немцев — подданных Германии было незначительное число.

Позднее основной поток нерусских переселенцев также определила колониальная политика царского правительства — она покровительствовала не только русской, но и вообще европейской колонизации присоединенных Россией земель. Прежде всего, это были простые люди (крестьяне, ремесленники), а также  предприниматели и купцы.

С 1882 г. немцы-крестьяне освоили села  Константиновское, Степное.  К 1920 г. в первом из них было 231 хозяйство (1403 чел.), а во втором — 111 (514 чел.).

Селились немцы-крестьяне  и в других поселках: Капланбек, Кауфманское, Черняевка, Солдатские выселки, Шуберт.

Несколько человек проживало в Бухарском эмирате.

…В конце 19 в. в Туркестанском крае, Хивинском ханстве и Бухарском эмирате находилось до 3800 немцев.

В первом десятилетии 20 века миграция населения из Поволжья и центральных районов России привела к росту численности немцев в Туркестане до 8,5 тыс. чел.

В июле 1914 г. в Туркестане появляются военнопленные германской и австро-венгерской армий и беженцы. В  край было вывезено 148 тыс. военнопленных, 350 гражданских пленных и почти 70 тыс. беженцев. В материалах охранного отделения сохранились свидетельства о том, что влиятельные немцы Туркестана всеми силами стремились облегчить жизнь пленных, принимали их у себя, угощали, поддерживали их упавший дух.

Пастор  Ю.Юргенсен очень сочувствовал пленным немцам, приглашал в гости. Чаще других у него бывал пленный шталмейстер короля Саксонии генерал Гаук, позднее скончавшийся в Туркестане.

Заметим, что так Туркестанские немцы (не все, но многие) относились пусть к несчастным, голодным и холодным, но всё-таки к врагам нашей страны. Этот факт даёт ответ и на вопрос: если ты на территории России в душе не стал русским – можно ли тебе доверять?

Жившие до 2 мировой войны в Средней Азии подданные Германии и Австро-Венгрии были по большей части оторваны от прежних мест жительства и вместе с семьями переселены отдельными группами почти во все города Средней Азии.

В отличие от иностранно-подданных, европейские выходцы – российско-подданные, не исключая немцев, даже временно не подвергались каким-либо правовым, экономическим или иным стеснениям.

…К 1917 г. в Туркестане осталось около 810 тыс. беженцев, среди которых были немцы из Волыни и Киевской губернии; 3515 немецких солдат и 60 офицеров. Они пользовались к этому времени относительной свободой: работали врачами, учителями, на предприятиях, посещали кирху, устраивали благотворительные вечера и вносили оживление в культурную жизнь немецкой диаспоры.

 

Хотя официально Туркестан в 1922-1923 гг. был закрыт для переселения, голод в Поволжье гнал и гнал сюда новые потоки беженцев. Движение их началось с мая 1921 года. В почтовых, товарных вагонах, самотеком, с семьями и в одиночку двигались голодные люди. Это движение невозможно было учесть и как-то организовать. Средняя смертность в дороге составляла 20%, а по прибытии в Ташкент от эпидемий умерло ещё 25%.

 

 

***

 

Завоевание Россией Туркестана

 

Заветная мечта русских политиков, возникшая впервые при Петре I, осуществлялась – в середине 19 века войска «белого царя» устремились в Среднюю Азию, строя крепости в тех местах, где не оказывалось сопротивления, и захватывая с боем те, которые не желали внять мудрому совету  вице-короля  Индии:  «смириться перед Россией и не давать в будущем никаких поводов к её неудовольствию».

 

Движение русских войск в глубь Средней Азии в 1864 году достигло и Ташкента. Небольшая российская армия во главе с генерал-майором  Михаилом Григорьевичем Черняевым предприняла две попытки овладения Ташкентом, вторая в 1865 году была успешной. Ташкент был взят 17 июня, освобождён от гнёта правителей Кокандского ханства и перешёл в Российское подданство.

 

«Туземцы» были напуганы, тем более что русские в течение двадцати лет настойчиво продвигались все дальше и дальше, неизменно громя превосходящие по численности силы спесивых ханов. Вместе с тем селяне и горожане быстро убедись, что приход русских вреда им не причинил: не было бессмысленной, патологической жестокости, характерной для ханских междоусобиц, повальных грабежей и разорения, не было посягательства на привычный образ их жизни. Конечно, край подвергся завоеванию, но эти гяуры принесли мир и порядок, чего давно не знал край, истерзанный своими правоверными властителями.

Население Ташкента жило очень бедно. Это —  также одна из причин, по которой жители города не помогали  кокандцам оборонять Ташкент от солдат Черняева.

К М.Г.Черняеву явились все почётные жители города с изъявления полной готовности подчиниться  русскому правительству.

 

Штурм Ташкента/4474615_ (633x366, 40Kb)

 

В этих двух походах на Ташкент участвовали и офицеры-немцы, например, подполковник Мориц Густавович Лерхе (впоследствии генерал-лейтенант); инженер-полковник Шлейфер Георгий Иванович (впоследствии генерал-лейтенант).

Туркестанский военный округ создан во время военной реформы 1874 года, проводимой в России министром Д. А. Милютиным, когда вся территория России была разделена на 14 военных округов.

Командующий войсками округа одновременно занимал должности Туркестанского генерал-губернатора и войскового наказного атамана Семиреченского казачьего войска.

Первым командующим войсками Туркестанского военного округа  был Константин Петрович фон-Кауфман (а первым генерал губернатором он был с 1867 по 1882 годы).

 

Соответственно,  генерал-губернаторы Розенбах Николай Оттонович  с 21 фев. 1884 до 28 окт. 1889  и  Мартсон Фёдор Владимирович  с авг. 1914 до июня 1916 были командующими войсками ТуркВО  (в Советское время немцев – командующих войсками ТуркВО не было).

…С 1886 году в Туркестанский край стали направлять офицеров и чиновников, специально подготовленных для работы в южных краях Российской империи.

В Ташкент откомандировали группу слушателей старшего класса офицерского курса восточных языков при азиатском департаменте министерства иностранных дел в Санкт-Петербурге. Все они – офицеры гвардии, закончившие до этого высшие военные училища. На курсах изучали арабский, турецкий и персидский языки, а также международное и мусульманское право и несколько европейских языков. Их готовили к работе по дипломатическим и особым поручениям.
Среди приехавших в Ташкент были лейб–гвардии Московского полка поручик Гольцгауэр, который в 1881 году, ещё будучи прапорщиком, больше всех хлопотал об открытии этих курсов. Он был направлен в Ферганскую область исполняющим должность комиссара вакуфных прав на земли в Ферганской области (вакуфные земли – земли, принадлежащие мусульманскому духовенству или им арендуемые). Ещё один немец, прибывший после окончания курсов, —  лейб – гвардии Преображенского полка поручик Шлиттер, направленный в Сырдарьинскую область исполняющим обязанности комиссара поземельной комиссии области. Проблемы земельных и водных владений были тогда в Средней Азии одними из самых сложных и требовали к себе особого подхода.

…Впоследствии в Туркестанском военном округе служили офицеры – выходцы из Германских земель:

В военном  ведомстве Туркестанского генерал-губернаторства:

 

Отто Юльевич Рейнгард

Манфред Андреевич Кирхгоф

Альфред Карлович Бокге (по состоянию на 1904 год).

 

 

По состоянию на 1910 год:

 

Ген.-лейт Александр Константинович Гейнс (Гейнц)начальником 8-го Отделения Главного Штаба; штабс-офицер генерального штаба; правитель канцелярии нового генерал-губернаторства; председатель организационной комиссии по устройству управления гор. Ташкентом; начальника военно-народного управления в Туркестанском крае; председать статистического комитета в Ташкенте.

 

Ген.-лейт.Гвидо Казимирович Рихтер – нач.штаба  Туркестанского военного округа (ТуркВО) при Совете г-губернатора.

 

Ген.-майор  Адольф Иванович Мозель — помощник начальника штаба Туркестанского военного округа (на 15.02.1875), начальник штаба Туркестанского военного округа (1878-1882).

 

Ген.-майор Каспар Ник.Блюмер состоял для особых поручений при командующем войсками Округа.

 

Подп.Александр Яковлевич Месснер – зав.передвижением войск при штабе Округа.

 

Полк.Сергей Андреевич Геппенер -помощник военного губернатора Сыр-Дарьинской области,

председатель Сыр-Дарьинского областного управления.

 

Полк. Альфред Августович Эрдманокружной интендант

и другие.

 

Командиры по ТуркВО:

2-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 2-го Туркестанского стрелкового полка  подполковник барон  Меллер-Закомельский Александр Николаевич  (с 08.1871 – по ? гг.);

 

4-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 3-го Туркестанского стрелкового полка Эверт Аполлон Ермолаевич  (с 3.06.1882 по 25.10.1895 гг. — подполковник, а с 18.10.1886 г. — полковник);

12-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 4-го Туркестанского стрелкового полка полковник Аурениус Август Васильевич  (с 2.07.1897 по 15.08.1898 гг.);

18-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 6-го Туркестанского генерала Черняева стрелкового полка – майор  (с 1.05.1868 г. — подполковник)  фон Гриппенберг Оскар-Фердинанд Казимирович  (с 3.04.1867 по 15.09.1868 гг.);

10-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 8-го Туркестанского генерал-адъютанта фон Кауфманастрелкового полка. С 16.07. по 15.09.1876 г. — одна рота батальона участвовала в Алайском походе в составе Гульчинской колонны под командованием подполковника Гардера;

 

8-го Туркестанского стрелкового батальона в составе 15-го Туркестанского стрелкового полка  полковник Эльш Владимир Федорович (с 17.06.1898 по 2.02.1900 гг. );

2-й Закаспийского  стрелкового батальона в составе 17-го Туркестанского стрелкового полка   подполковник Гернгросс Александр Алексеевич  (с 15.01. по 27.10.1892 гг.) и батальона  в составе  18-огоТуркестанского стрелкового полка (с 24.10. по 31.12.1891 гг. и с 18.07.1894 по 14.08.1897 гг.).

фон -Дрейер Николай Константиновичпомощник старшего адъютанта окружного артиллерийского управления Туркестанского военного округа (30.01.-4.10.1890), начальник Самаркандского отдела Туркестанского окружного артиллерийского склада (30.10.1890-18.05.1898), правитель дел окружного артиллерийского управления ТуркВО (18.05.1898-после 1.11.1907)

фон -Дрейер Владимир Николаевичпрохождение службы в 1-й Туркестанской артиллерийской бригаде (?-30.10.1904),  отбывал цензовое командование ротой в 4-м Туркестанском стрелковом батальоне (16.10.1903-29.11.1904)

 

Войсковые части Ташкента:

 

Ген.-майор Генрих Густавович Лилиенталь – нач.штаба 1-го Турк.армейского корпуса

Шт.-кап.Василий Борисович Альбрейх – адъютант 1-й арт.бригады 1-го Турк.армейского корпуса в Ташкенте

Полк.Пётр Александрович Рейхель – корпусный интендант.

 

Войсковые части  Самарканда

Начальник 2-й Туркестанской стрелковой бригады ген.майор Гансифельд Александр Павлович;

Командир 5-го Туркестанского стрелкового батальона  в составе 2-й Турк. стрелковой бригады полк.фон-Викон Александр Александрович;

 

Начальник штаба 1-й Туркестанской казачьей дивизии полк.Николай Илларионович Готмалк.

 

Войсковые части в Скобелеве

Командир Турк.конно-горной  батареи в составе 3-й Турк.стрелковой бригады подп.Карл-Эдуард Карлович Кивекэс.

 

 

***

 

Первые годы в составе Российской Империи

 (до революции 1917 года)

 

4474615_Nadpis_Tashkent (198x34, 32Kb)

 

Участие немцев в государственном устройстве

 

 

Как уже сказано выше, в 1865 году Ташкент, а к 1867 году другие обширные среднеазиатские территории были включены в состав Российской империи.  Началосьводворение русской гражданственности в Средней Азии.

До середины 60-х годов дела, связанные со Средней Азией, находились в ведении оренбургского генерал-губернатора.

Для обсуждения проблемы административного устройства завоеванных районов был создан Особый комитет, члены которого пришли к выводу о целесообразности отделения Туркестанской области от Оренбургского генерал-губернаторства и создания для неё самостоятельной администрации.

Было предложено сосредоточить всю гражданскую и военную власть в руках одного лица, ответственного только перед императором, – Туркестанского генерал-губернатора.

Необходимость единоличного управления, помимо трудностей внутреннего порядка, мотивировалась особенностями международного положения России в регионе – чрезвычайно сложными отношениями с соседями (Кокандским и Хивинским ханствами, Бухарским эмиратом), а, главное, нараставшим проникновением в регион Британской империи.

 

Можно представить себе, что бы получил регион, если бы Британия оказалась проворнее России: вместо образования, медицины, общего небывалого взлёта – сценарий Америки: уничтожение до 80 % местного населения, остальные согнаны в резервации (где, кстати, индейцы и Северной, и Южной Америки проживают и сейчас и до сих пор не имеют своей письменности).

 

4474615_Karta_Tyrkestan (580x477, 31Kb)

 

Вновь образованное Туркестанское генерал-губернаторства включало две области — Сырдарьинскую и Семиреченскую. Первоначально предназначавшаяся в качестве главного города края Аулие-Ата была забракована, центром генерал-губернаторства стал Ташкент.

Историю Ташкента и всего Туркестана до революции 1917 года можно условно разделить на 2 периода:период К. П. фон-Кауфмана, который расширял и благоустраивал край данными ему полномочиями;и период Н.К.Романова, который никакими полномочиями не обладал, никаких официальный должностей не занимал, всё делал по личной инициативе, но, тем не менее, всё в крае делалось с оглядкой на него.

 

 

 

Период К.П.фон-Кауфмана

 

После вступления в должность Генерал-Губернатора фон-Кауфман в начале 1868 года обратился к ташкентским сартам с речью, в которой доходчивым языком объяснил новое устройство края, выгоды сартов от русского присутствия здесь, а также их новые права и обязанности (сокращённый текст приводится  на стр. ).

 

***

Кроме К.П.фон-Кауфмана, пробывшего в должности Туркестанского генерал-губернатора с 14 июля 1867 до 3 мая 1882   (до смерти), эту должность исполняли в разные годы ещё двое генералов с немецкими корнями, это:

 

Розенбах Николай Оттонович  (с 21 фев. 1884 до 28 окт. 1889) и

Мартсон Фёдор Владимирович  (с авг. 1914 до июня 1916).

 

Также  С 12 января 1913 года  до начала 1 мировой войны у вершин Туркестанской власти был ещё один офицер с немецкими корнями — помощник Туркестанского генерал-губернатора и командующего войсками Туркестанского военного округа, генерал-лейтенант Флуг Василий Егорович.

***

Строительство нового Ташкента

Собственно Ташкент представлял собой к середине 19 века крепость с 12 воротами, окружённую многочисленными  селениями — кишлаками:

4474615_Karta_Tashkentskii_raion (651x338, 53Kb)

 

Строительство нового города в Ташкенте началось в 1865 г. с разрушений – были снесены все полуразрушенные здания Старого города, а также все оборонительные сооружения в нём.

Новые постройки, возводившиеся в 1865 г., сначала были  чисто военными. Основным сооружением была новая крепость, строить которую начали сразу же; далее построили ремонтные и складские помещения арсенала и несколько казарм.

Первое здание европейской архитектуры, построенное в 1865 г. – дом (скорее, домик) для генерала М. Г. Черняева, типичный для ранней европейской застройки Ташкента. Он имел толстые стены из сырцового кирпича, небольшие окна и совмещенную камышовую крышу с двумя небольшими скатами   и   местной   глино-саманной  кровлей:

4474615_Domik_Chernyaeva (452x290, 23Kb)

 

Для распланировки нового города, регулирования его застройки был создан специальный Организационный комитет под председательством губернатора, в состав которого вошли военные инженеры и топографы.

С возникновения нового европейского города Ташкента в  его распланировке и характере застройки отмечался сословный, имущественный принцип. Организационный комитет все участки земли, отводимые под застройку, разбил на три разряда с платой в 30, 20 и 10 рублей.

Все улицы были прямыми; по сторонам проезжей части проложены арыки и посажены деревья, вдоль домов — оставлены широкие полосы тротуаров. Шоссировать дороги или устраивать булыжные мостовые и выложенные жженым кирпичом тротуары  в основном начали в восьмидесятых годах. Относительно крупные улицы имели ширину до 25 м, причем 5,5 м занимали тротуары и палисадники (или отмостка) возле домов, затем арыки и посаженные вдоль них деревья, а около 15 м  — проезжая часть вместе с мостовой.

Первоначальный проект топографа М.Колесникова (60-е годы XIX века) с прямоугольными кварталами и взаимно-перпендикулярными проспектами был выдержан только на небольшой площади нового города между каналом Анхор и сквером (сейчас Амира Темура).

В 1870 г. военный инженер А. В. Макаров разработал план этой новой части города, определивший все дальнейшее развитие Ташкента. Здесь была принята радиально-кольцевая система планировки.

Царская администрация была весьма заинтересована в быстрейшей колонизации края и всячески содействовала росту русских поселений. По распоряжению генерал-губернатора фон Кауфмана, начиная с 1868 г., в Ташкенте всем начальникам отдельных воинских частей и управлений, а также лицам, получавшим содержание не менее 1500 руб. в год, выдавали на постройку домов ссуду.  Были значительно увеличены нормы земельного надела и участки, отводимые под застройку, стали большими, достигая 2,25 га. Теперь уже, как правило, при домах разбивали сады, устраивали бассейны для купания.

Среди строителей дореволюционного Ташкента (и всего Туркестана) были и  немцы, например,

Вильгельм Соломонович Гейнцельман,архитектор и инженер, глава строительного ведомства Туркестанского края в 1878—1908 годах;

Шлейфером Георгием Ивановичем выстроено здание офицерского собрания гарнизона крепости. Им же  выстроены ворота на эспланаде, тяжеловатые по пропорции, но по-военному монументальные и выразительные.

архитектор  полковник А.А.Бурмейстер, военный инженер Туркенстанского генерал – губернаторства.

Немецкие архитекторы Эдуард Бруни Йохан Китнер спроектировали в Фергане здания женской гимназии и православного собора, который был позже разрушен. Ст. Сов. Э.Г. Брун  в 1905 — 1906 гг. работал архитектором в Ферганской областной администрации.
М.Ф. Мауэр в качестве городского архитектора был организатором застройки Коканда. Для особых зданий специально вызывались архитекторы из Ташкента.

В Хиве в 1910–1913 гг. под руководством А.Н.Роппа с участием немцев-меннонитов были построены больница европейского образца и почта.

 

***

Надо сказать, что всё то внутреннее устройства Туркестанского  края, которое существовало  вплоть до революции 1917 года, обязано своим возникновением первому Туркестанскому генерал-губернатору К.П.фон-Кауфману.

Как справедливо полагал А.А.Семёнов, «только крайне напряженная работа столь большого государственнаго человека, каким был К.П., в течение почти полутора десятка лет могла прочно приобщить к России огромный край со  сплочённым мусульманским населением, в фанатичной среде которого незадолго до прихода русских по­гибло немало  выходцев из «невернаго Парангистана»,  пытавшихся проникнуть в этот косный мир».

 

Напомним ещё раз: введение в завоеванных странах гражданского управления несложного типа; сохранение многих законов и традиций, существовавших в ханские времена, обеспечило на первых же порах доверчивое отношения побежденных к победителям и послужило залогом к их дальнейшему, ещё более тесному, единению.

 

***

Дороги, почта, телеграф

 

Упорядочение существовавших путей сообщения, устройство новых дорог и учреждение почтовых трактов; соединение телеграфом важнейших городов края с общероссийскою телеграфною сетью и постройка раз­личных капитальных правительственных сооружений  окончательно спаяли до сего времени почти дикий и малоизвестный край с остальной Россией.

 

Строились почтовые тракты между городами и важными в экономическом отношении населенными пунктами Туркестана. В 1868 году в Ташкенте были организованы почтовые конторы Сырдарьинской и Самаркандской областей, объединенные в одно управление. Оно было подчинено главному управлению почты и телеграфа при Министерстве внутренних дел Российского правительства.
Впоследствии почтовая контора Ташкентского управления была открыта в Самарканде, в Каттакургане, Карши, Китабе и Шахрисябзе. Позже  организована почтовая контора в Хиве  и  Бухаре.

Развития железных дорог на территории Средней Азии начинается с 1874 года, когда специальная комиссия признала необходимый постройку железнодорожной ветки Оренбург-Ташкент. Однако позже, исходя из стратегических интересов, решение было изменено — первая стальная магистраль должна была соединить Ташкент с восточным побережьем Каспийского моря.

Строительство Закаспийской военной железной дороги было начато в ноябре 1880 года. Через пять лет  строители достигли Ашхабада, в 1886 году — Чарджоу. В мае 1888 года, когда был возведен деревянный мост через Амударью, открылось движение до Самарканда. В 1899 году от Ховаста дорога достигла Ташкента. Одновременно был построен и участок от станции Урсатьевская в Ферганскую долину. Железнодорожно-морская паромная переправа Красноводск — Баку обеспечила кратчайшую бесперевалочную связь дороги с Азербайджанской ж.д.

К строительству дороги от Ташкента до Оренбурга  приступили осенью 1900 года одновременно из обоих концов. Среди других правительством на строительство этой ветки был приглашён как технический специалист Кристофер Зарринг.

Будучи первоклассным специалистом, первый начальник крупнейшей в Туркестане Ташкентской товарной станции, К.Зарринг внёс немецкий порядок в организацию железнодорожного сообщения.

В январе 1906 дорога Ташкент-Оренбург вступила в строй, открыв для Средней Азии прямой выход в Центральную Россию. Таким образом после постройки Оренбургско-Ташкентской ж. д.  Среднеазиатская ж. д. соединилась со всей сетью железных дорог России.

Среднеазиатская железная дорога (казенная) — образовалась путем соединения Закаспийской военной железной дороги и Самарканд-Андижанской железной дороги (с ветвями на Ташкент и Маргелан), открытой для движения с 1 мая 1899 года.

Основными грузами дороги являлись: хлопок, уголь, нефть, руда, машины, строительные материалы, промышленные и продовольственные товары. Надо ли  говорить, насколько важно было бесперебойное и надёжное функционирование этого стратегического объекта! И мы находим здесь немало пунктуальных и добросовестных тружеников-немцев (многие из них – офицеры, так как железная дорога всегда относилась к стратегическим объектам).

 

В Управлении Ташкентской жел.дороги (находилось в Оренбурге):

 

Надв.сов.,инженер Александр Матвеевич Грейц – начальник участка (Ташкент);

инженер Александр Августович Пандер – пом.начальника участка (Ташкент);

подпор.запаса Костантин Рейнольдович Ваттерштрандт – начальник отделения линейных агентов (Ташкент);

Игнатий Иосифович Вильде – ревизор движения (Ташкент);

Мориц Карлович Митман – помощник начальника телеграфа (Ташкент) Управления жел.дороги.

 

Кроме Ташкента, и на других станциях дороги работало немало немцев:

инж.,действ.ст.сов.Владимир Антонович Штукенберг – начальник дороги и председатель Совета управления  (Оренбург);

кол.секр.,инженер Генрих Богданович Каттерфельд – помощник начальника службы движения управления жел.дороги (Оренбург);

кол.ас.,инженер Николай Эдуардович Юргенс – начальник технического отдела (Оренб.);

н.сов.,инж. Освальд Францевич Граф – начальник участка линейных агентов (ст.Джусалы);

кол.ас.,инж.Александр Петрович Минкельдей — начальник уч.линейных агентов (ст.Арысь);

инж.-технолог  Александр Эмильевич Каль — линейный агент службы подвижного состава;

кол.секр.,инженер Генрих Богданович Каттерфельд – помощник начальника службы движения управления жел.дороги  (ст.Оренбург).

 

В Управлении Среднеазиатской казённой жел.дороге (находилось в Ашхабаде):

воен.инж.,полковник Александр Давыдович Гескет – начальник Ср.-Аз.казённой жел.дороги (Ашхабад);

капитан Аркадий Павлович барон фон-Притвиц —  правитель дел Управления дороги;

инж.путей сообщения Виктор Петрович Вейнберг – начальник участка пути Управления жел.дороги.

Железнодорожное строительство сыграло большую роль в развитии средств связи. Возник новый вид связи – перевозка почты по железным дорогам. Стали открываться учреждения связи вдоль линий железных дорог, на вокзалах.

В 1900 году в Ташкенте было организовано управление железнодорожных почтовых перевозок Туркестанского почтово-телеграфного округа. В это управление вошли железнодорожные узлы от Самары до Красноводска и крепости Кушка, а также Андижана.

Стали появляться новые виды услуг почтовой связи, например, пересылка ценных писем, бандеролей, денежных переводов.

В Амударьинской флотилии (базировалась в Чарджоу) командиром парохода служил

шт.-капитан Михаил Мартынович Шлефендорф.

 

В Туркестанском почтово-телеграфный округе 1 класса также трудились немцы:

Ст.сов.Дмитрий Дмитриевич Франц – начальник Туркестанского почтово-телеграфного округа;

надв.сов. Николай Иванович Гейциг – чиновник по особым поручениям при начальнике округа;

кол.рег. Андрей Францевич Моше – чиновник 1 разряда при управлении 12 отдела перевозки почты по жел.дороге и другие.

 

Банки

Отделения Госбанка были открыты в Ташкенте (1875), Самарканде (1890), Коканде (1891), Бухаре (1892), Андижане (1895) и Ашхабаде (1910).

Из коммерческих банков России одним из первых в Туркестан проник Московский Международный банк, открыв свои отделения в Коканде (1891) и Бухаре (1892). При его посредстве было создано «Товарищество для торговли в Персии и Средней Азии», установлен контроль над несколькими хлопкоочистительными заводами края, организована выдача ссуд под вывозимые из региона хлопок-сырец и сухофрукты и ввозимые из России пшеницу, муку и сахар.

 

По количеству своих отделений в Туркестане выделялся Московский Учётный банк. Его отделения функционировали в Коканде (1904), Андижане, Намангане, Самарканде, Бухаре (1910) и Ташкенте. Кокандское отделение этого банка, существовавшее под названием «Комиссионерство Московского Учётного банка для Средней Азии», проводило широкие операции по кредитованию российских и местных торговцев хлопком. Банк находился в тесной связи с крупнейшим товариществом «Большая Ярославская мануфактура», транспортной фирмой «Кавказ и Меркурий» и многочисленными торгово-промышленными товариществами Туркестана.

 

Московский Купеческий банк, в отличие от других банков, занимался товарно-комиссионными операциями и вел торговлю в качестве компаньона с торговыми домами «Л. Кноп», «Потеляхова», «Ильяева», «Юсуфа Давыдова» и других.

Из петербургской группы банков особый интерес к Туркестану проявляли: Русско-Китайский, после слияния его с Северным банком – Русско-Азиатский, Русский торгово-промышленный, Сибирский торговый, Петербургский Коммерческий, Азовско-Донской и другие банки.

 

Немцы в системе банков:

 

Ташкентское отделение Госбанка Р.И.:

Кол.сов.Георгий Павлович Солеман  — управляющий Ташкентским отд. Госбанка (1910);

Губ.с.Август Денисович Эрм – помощник бухгалтера (с 1912 года преподавал немецкий язык в гимназии Пишпека);

Кол.ас.Иван Адольфович Гартвиг – помощник кассира 1 разряда.

 

Бухарское отделение Госбанка Р.И. (г. Новая Бухара):

 

Надв.сов.Фёдор Александрович (Фёдор-Вильгельм) Кейзер – контролёр (с 1898 по 1903 гг.).

 

Ташкентское отд.Волжко-Камского коммерческого банка:

Эдуард Адольфович Гартвиг – бухгалтер.

 

Ташкентское отд.русско-китайского банка:

Василий Васильевич Венгель  – доверенное лицо  (на 1910 год).

 

Библиотеки

В плане работ по гражданскому обустройству Туркестана фон-Кауфманом  была от­крыта Туркестанская публичная библиотека и при ней музей.

Ещё до выезда из Петербурга в Туркестан он обратился к разным учреждениям и лицам с просьбой о пожертвовании, для проектируемой им библиотеки в новом крае, лишних экземпляров разных изданий книг. Так, например, он обращался с этой просьбой к министру народного просвещения, в академию наук, в публичную библиотеку, в главный штаб и т. д.
Призыв К. П. услышали:  все учреждения и лица, к которым он обращался, прислали несколько сот томов книг, в том числе   немало ценных и редких.

Существенную помощь и поддержку библиотечному делу оказывал  В.В.Бартольд, большой знаток Средней Азии.

…Когда в 1869 году оставил службу в Туркестанском крае А. К. Гейнс, фон – Кауфман распорядился о приобретении его библиотеки, состоящей из 450 томов.

В начале 1870 г. в библиотеке  уже было до 2200 томов, хранившихся в генерал-губернаторской канцелярии. В то же время Н. В. Дмитровским была составлена опись всех книг, по рассмотрении которой К. П. признал возможным открыть публичную библиотеку.

 

В течение первого года подписчиков в библиотеке было 75, по профессиям они шли в таком порядке: офицеров 45, чиновников 19, лиц купеческого звания 5, военных писарей 2, священников 2, воспитанников местного училища 1 и женщин 1. В  то же время, с разрешения генерал – губернатора, библиотекой было приобретено от разных лиц книг ещё на 1500 р.

С 1879 г. на библиотеку ассигновалось по 2500 рублей в год, причём  газет и книг выписывалось ну сумму до 650 рублей. Для библиотеки была снята квартира из 9 комнат, с передними, кухней и людской.  Библиотека помещалась здесь до 1883 года.

Кроме того, приказом фон-Кауфмана библиотеки были открыты при каждой отдельной войсковой части, где офицеров было больше 10 человек.

Каждое научное общество или кружок имели тоже свои небольшие библиотеки.

 

В 1882 году, после смерти К.П.фон-Кауфмана, над Туркестанской публичной библиотекой внезапно собрались тучи и разразились ураганом, от которого она едва совсем не погибла:  в Ташкент прибыл новый начальник края М. Г. Черняев;  чиновник по  особым поручениям полковника фон–Берг был удалён и заменён подполковником Вс. Вл. Крестовским, автором романа «Петербургские трущобы». Тот убедил Черняева в непопулярности, чрезвычайной дороговизне для казны и крамольности библиотеки; издали приказ об её упразднении и распределении книг в музей, в инспекцию училищ, в библиотеку ТуркВО, в больницы – по тематике. Остальное – распродать.

…В 1884  году, преемник Черняева генерал Н.О.Розенбах восстановил библиотеку в том виде, как она существовала раньше.

 

Новая библиотека (Пушкинская, 7)

Была открыта в 1903 году Ольгой Георгиевной Гейер, а в июне 1907 года перешла во владение Леонида Исаевича Бродского (секретарь городской думы). В это время библиотека заключала в себе около 3000 томов, а затем количество книг доведено до 5500. Библиотека помещалась в трех комнатах.

 

Музеи

Мысль об открытии в Ташкенте музея, как и библиотеки, принадлежит также К. П. фон-Кауфману. В 1869 году К. П. обратился к специалисту сельского хозяйства  д.ст.с.Эрнесту Эрнестовичу Баллиону — профессору-энтомологу, который по окончании своей деятельности в Петербургском лесном институте в начале 90-х годов 19 века переехал в Новороссийск, с просьбой составить программу для намеченного им к открытию в Ташкенте Туркестанского музея, что тот и сделал.

Отдельные члены Туркестанского отдела (созданного в 1970 году) общества любителей естествознания, антропологии и этнографии стали собирать разные предметы для музея и помещать их в химической лаборатории. Так было положено начало коллекциям по нумизматике и горному делу.

С открытием школы шелководства её директор  В. Ф. Ошанин  также начал устраивать маленький музей.

Наконец, 12 июля 1876 года  фон-Кауфманом было дано разрешение открыть музей при статистическом комитете, в который вошли коллекции химической лаборатории и школы шелководства.

Помещение для музея бесплатно давал у себя в квартире секретарь  статистического комитета Н.А.Маев и он сам же был хранителем музея, а затем, когда все предметы не могли вместиться в его квартире, музей был перенесён в школу шелководства.

Позднее, при генерал-губернаторе Н.О.Розенбахе,  музей помещался в центре города  и был доступен для каждого  желающего его осматривать. Вход был бесплатным.

Сведения о числе посетителей музея впервые появляются в отчетах с 1906 г., когда их зарегистрировано 4985, в 1907 году – 5500, в 1908 году – 10010 человек и в 1909 году – 13730 человек.

 

Горный музей ведомства министерства торговли и промышленности

Открыт в 1897 г. Помещался в здании военного ведомства по Воронцовскому проспекту, рядом с туркестанским музеем. Основанием музея послужили минералогические коллекции, собранные первыми исследователями края при К. П. фон-Кауфмане и хранившиеся до этого времени в Туркестанском музее. За отсутствием лаборанта в лаборатории работы не производились.

 

***

Туркестанский сборник

 

По инициативе и финансовой поддержке фон-Кауфмана был создан известный «Туркестанский сборник сочинений и статей, относящихся до Средней Азии вообще и Туркестанскаго края в особенности», в 416 томах которого собрано всё, что появлялось в Европе в виде отдельных изданий или в газетах и журналах за время с 1867 года (и ранее) по 1885 год.  Издан в количестве 7 экземпляров  Главный составитель и редактор «Туркестанского Альбома» — востоковед и этнограф Александр  Людвигович  Кун.

В «Туркестанском альбоме», составленном в 1871 — 1872 гг. к Политехнической выставке, были опубликованы  первые фотографические снимки Ташкента, выполненные Н. Нехорошевым.

К 1910 г. в Ташкенте работали двадцать профессиональных фотографических ателье.

Фон-Кауфманом открыта первая типография военно-народнаго управления и основан старейший в крае печатный орган в Тур­кестане  —  газета «Туркестанские Ведомости», на страницах которого печатались интереснейшие и ценные статьи, касавшиеся различных проявлений местной жизни в её настоящем и прошлом. 28 апреля 1870 года в Ташкенте вышел в свет её первый номер. Газета издавалась до 1917 года.

В 1874 году фон Кауфманом для организации астрономической службы был приглашён из Мюнхена Франц Шварц. Он не только организовал в Узбекистане астрономические станции, но и изъездил весь Туркестан, изучая историю и этнографию края.

 

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.