Хроника прожитых дискотек-2 Tашкентцы История

Автор Ильдар  Талачев.

Музыка и конечно джинсы в Ташкенте черпались от греческих политэмигрантов. Можно сказать, что греческая диаспора внесла свой первый вклад в дискотечное движение Узбекистана. Крупный греческий городок находился рядом с моим домом, заводом, в районе магазина «Светлана» у метро им. М.Горького по улице «Дагестанская». Дискотек от самих греков я никогда не встречал, большинство из них работало строителями. Они занимались ремонтом квартир с «надувкой» на стенах, обои были недоступны. А сам «Греческий культурный центр политэмигрантов» находился через дорогу, в двух шагах моего хореографического училища по улице «Педагогическая». На уроках литературы и русского языка из открытых окон часто слышались хорошо различимые греческие мелодии, иногда смешанные со звуками фортепиано, доносившихся с окон хореографических классов – это был звук играющего на репетициях популярного греческого ансамбля «Бузуки». С ансамблем меня связывала и соседство по дому — на первом этаже жил участник ансамбля, звали его Христос, а я называл «Пушкин» по его большой кудрявой шевелюре, как у американской правозащитницы Анжелы Дэвис. «Бузуки» знали по всей Республике, группа гастролировала и представляла на музыкальных фестивалях греческую молодежь и студентов из Узбекистана. Солист ансамбля Дима Мо’чис, помогал нам через Сергея Осинского новыми пластами.

В танцевальном зале необходимо было подвесить софиты под потолок. Однажды вечером с Сергеем мы пришли во 2-й цех, включили пресс, согнули необходимое количество прутов под размер потолочной балки, точечной сваркой приваривали гайки под крепежные болты, тут же их покрасили черной краской. В то время на заводе всё было под рукой: «бери не хочу» — Коммунизм. К подвешенным софитам, подвели выкрашенный в белый цвет кабель, не тот, что с кабельного завода, а многожильный в резиновой оплетке с большим сечением. Сразу просчитать необходимый свет для танцевальной площадки мы не смогли. Сначала его оказалось слишком мало, зато потом, не отапливаемый холл клуба согревался в мороз за 15 минут, а уже с танцующей толпой, оказалось слишком много. Звуковые колонки, развесили по восьми точкам, создавая псевдо эффект объёмного звучания «квадрофонии».

 

Дом культуры «УЗБЕКХЛОПКОМАШ».

И так, первая, проводимая мною дискотека. 26 декабря 1980 года, дискотека за отмеренных ей два часа на проведение, фактических прошла за три часа на Ура! Это было моим первым ведением дискотеки. И гости, и мы сами, впервые смогли прочувствовать на себе силу и мощь концертного звука, насыщенную цветом яркость театральных прожекторов и сафитов, удивительный и сногсшибательный эффект от 2000-ваттного стробоскопа. Моё приветствие было кратким, а представления затянутыми — я стеснялся.

— Добрый вечер, мои дорогие друзья! Добрый вечер уважаемые гости! Вас приветствует дискотека Прогресс, и самая наилучшая музыка — только для вас!

Сборник состоял из иностранных групп: Rockets, Bell Epock, «Королевы диско всех времен и народов по обе стороны Атлантики» Donna Summer, романтических мелодий Faust Pappetti, танцевальных ритмов Rudi, Foxi, блюзов The Rolling Stones, «казачка» Chingiz Hane, блистательных электронных аранжировок Space и, любимого Макаркиным, тяжелого рока Richi Bleckmer.

Февральская дискотека совпадала с моим днём рождения. 23 февраля — я во всей своей красе! Гостей в два раза больше. На этот вечер, по подобию «Голубых огоньков» на ТВ, попасть было неспроста: на столиках цветы, шампанское, белое вино, лимонад и пирожное, цена пригласительного билета 10 рублей.

Моя информация складывалась из коротких рассказов о названии группы, её солиста, года образования, название песни…

Первым пультом цветомузыки служила прямоугольная панель с ввинченными в нее три ряда по десять микрушек (маленьких пружинных кнопок в — размер 5 мм в диаметре и высотой 10 мм). Изнутри микро-включатели были посажены на панели впритык друг к другу, а сверху они выглядели, как три ряда кнопочной клавиатуры. Желающих потыкать пальчиками по пульту и поиграть цветом в зале было много, поэтому Осинскому часто приходилось «идти в народ», что означало выпить с ними стакан, другой, потанцевать с блондинкой.

Мартовскую программу мы пропустили. Не успевали. Готовились ко дню Космонавтики с намерением удивить аудиторию диско представлением. Фонограмма сразу от голосов приветствия, танцевальной музыкой и до прощания записывалась на плёнку. Сегодня это называется «фанерой».

 

1980 год. Калининградская история

Только что закончились Летние Олимпийские игры в Москве. 21 августа по туристической путевке мы с Серёгой Осинским едем на поезде в Калининград, в пансионат «Янтарный». С собой берём маленький кассетный магнитофон «Парус». В купе с нами едет женщина депутат Московского обкома партии. Рассказывала трагическую историю о ЧП в метро на Олимпиаде-80, о том, как обвалился эскалатор, погибли люди, и как об этом приказано было молчать. Калининград нас встретил старинным, оставшимся от немцев вокзалом. Запомнились писсуары в туалете в человеческий рост с маленькой свастикой по центру, мостовые выложенные брусчаткой и канализационные крышки колодцев опять же со свастикой. Далее наш путь следовал по одноколейке на дизельном поезде, электрички туда не ходили. Встречные поезда разъезжались при остановках на станциях. До нашего посёлка Светлогорск, где находился санаторий калининградского взморья «Янтарный берег» ехать было около полутора часа. Багаж пока что решили оставить в камере хранения. В поезде с нами было много молодых людей, как оказалось, дорога в два конца – до тупика и обратно являлась своеобразным проведением досуга. В беседах нам показывали на картину проезжающей местности, которая охраняла покой граждан от возможных нападениях с Запада: торчащие стволы орудий из-за сопок, военные базы с танками, даже вырубленную поляну в лесу с самолётом «с вертикальным взлётом». Мы не заметили, как проехали свой посёлок, и доехали до конечной. На станции нам объявили, что по техническим причинам поезд обратно не поедет. Поворчав, молодежь, разделившись по парам, исчезла в тиши ночной уходящей автомобильной дороге на Калининград. Было около полуночи. Не зная местности, нам посоветовали идти по железке, объясняя, что автомобильная дорога виляет и проходит вдали от нужного нам Светлогорска. Выбрали обратный путь по узкоколейке. Трудно описать, что мы тогда прочувствовали. Ночь застала нас на бывшей немецкой земле. Балтийская коса, у самой западной точки Советского Союза, бывшая историческая область Кёнигсберга, перешедшая нам в 1945 году после Потсдамской конференции. В памяти пролетели воспоминания военных фильмов. Со измерив шаг, мы пошли по шпалам. Вдаль к луне уходили две светящиеся стрелы рельс. На Сергее был надет длинный чёрный кожаный плащ «в наследство от Дзержинского», в кармане плаща лежал советский миниатюрный фотоаппарат «Киев-30» с 8-ми миллиметровой микрофотопленкой. Мы старались идти тихо. То и дело проходили мимо охраняемых вышек. Тишину разрывал лай собак. Справа дул морской ветер. От ритмичного шага по шпалам, блестящие рельсы зрительно удваивались, утраивались…. Вдали ночного горизонта появилась едва различимая полоса. Она была ярче слева и, исчезая, уходила в сторону предполагаемого моря. Скоро она становилась ярче. Свет луны отраженный в рельсах так и двоился в глазах. И вдруг, светлая полоса на небе «пожирнела», быстро сокращаясь в длине от моря, в одну большую светящуюся звезду в конце пути, ярко вспыхнула и ослепила наши глаза. Это был быстро приближающийся к нам поезд, догнали мы. Не зная, что делать, мы спрыгнули с колеи с уклона вниз, перекатываясь, меня, что-то кололо, цепляло. Остановившись при скатывании в кустах, я, почти не шевелясь, поднял глаза к верху. Там по рельсам с грохотом мчался товарный поезд, на едва освещённых луной платформах под брезентом было вполне различимые торчащие стволы и контуры бронетехники. Когда всё утихло, я позвал Сергея, он находился тут же рядом. Вскарабкались на путь, тихо пересказывая произведшее на нас происшествие, мы прибавили шаг по шпалам. К нашему полустанку мы подошли окончательно намерзнувшись. Идти в посёлок, искать наш санаторий не было не сил не желания. Руки не слушались. Почти зубами я отрывал рейки от полустанка, разламывая, я складывал дощечки в алюминиевую урну. К ней подтянул тяжеленную скамью Серёга. Огонь нас согрел, мы быстро уснули. Проснулись от холода тоже быстро, начинало светать. Ждать утра уже не было смысла. Пошли в направлении посёлка. В одном из дворов здесь тоже нас встретил одиноко стоящий танк. Появился бегающий утренний спортсмен. А вскоре и сам санаторий.

Удивительным для нас стало то, что обслуживающий персонал состоял только из матросов. Завтрак, к обеду Сергей сам привёз наши чемоданы, ужин, вечером кино через день. На завтрак обслуживающему наш столик матросу, мы предложили устроить между фильмами дискотеку. Завклубом появился у нашего столика с готовым согласием. Дело встало за освещением. Наш матрос указал на рядом расположенный хозяйственный магазин. Купили «московские» клавишные выключатели для дверного звонка, под тип включателей света с большими кремовыми клавишами. Гирлянды в клубе санатория уже были, мы их только разделили на несколько групп, подвязав каждую к одной из пяти клавиш. Получился замечательный цветомузыкальный «орган». Колонки с усилителем использовали от кинопроектора. Один день и дискотека вышла вовремя! Народ отдыхающий шел к нам, как в кино: «само собою, разумеется», иных развлечений не было. Море было холодным и идти кроме как к нам ни у кого не вызывало сомнений. Пригодился мой миниатюрный микрофон Sony от одноименной магнитолы, прикупленный в Комиссионке Ташкента. Я представлял композицию, Серёга отжимал паузу на «Парусе», на клавишах «играли» девушки. За две недели мы провели семь дискотек на Ура! Проезжая Ригу, я хотел купить акустические колонки 35-АС1, но, как оказалось и в Риге, где они производились, спрос на них был тоже велик, а он порождал дефицит. Деньги припасенные для них были потрачены на большую коллекцию португальского портвейна, едва уместившуюся в огромном чемодане.

Наш легендарный фотоаппарат «Киев-30», запечатлевший всё многообразие калининградской поездки к сожалению не сохранился, он был утерян. Но память перенесла в Ташкент нечто иное. За две недели отпуска, я «нахватался» новым веянием молодежи. Они называли себя — панки. Панков можно было определить в толпе по непременным атрибутам. Это – чёлка, чуб на уровне бровей с продолжением сбритых висков до самого уха; на шее на шнурке висел спортивный футбольный свисток; вокруг левой руки, обвязанный чуть выше локтя, со свисающими концами красный шнурок; белая рубашка «марлёвка»; справа на боковом шве джинсов «бананы», на уровне отпущенной руки, пристегнутая русская булавка; кроссовки.

Вернувшись в Ташкент с Сергеем, мы посетили бар «Лаззат», что напротив Консерватории. Заведовал подвальным баром армянин Борис. Сорок посадочных мест, в булыжник оформленные стены, темно и прохладно. Место под стойку ди-джея, своя музыкальная аппаратура и продвинутая молодежь. Осенние дискотеки я посвятил халтуря в «Лаззате».

 

Дом культуры «УЗБЕКХЛОПКОМАШ».

Моя вторая дискотека-спектакль «Космос».

1981 года 12 апреля, на часах 20:00. Мы начинаем! В зале, где проходит дискотека, происходит необыкновенное чудо — погас свет, и в танцевальный ритм внезапно вмешивается искаженно-синтезирующий голос внеземного разума: — «Люди планеты Земля! Мы, жители планеты…».

Инопланетяне, используя скопление людей, обратись к нам с призывом о помощи. Они так же, как и мы, оказывается, любят заниматься «розмаскаймистостью», что в переводе на язык землян обозначает – танцевать, но ввиду того, что роботы взяли власть над ними, они вынуждены были покинуть свою планету и искать помощи у нас Землян. Используя нашу аппаратуру, они на экранах показали свою планету и, как они добились прогресса в своей культуре. Рассказали, как ими был потерян контроль над ядерным оружием, и как в итоге, они потеряли свою цивилизацию.

Рассказы писателей-фантастов Рэй Бредбери и Айзека Азимова, а также кинофильмы «Москва Кассиопея» с «Отроками во вселенной» стали основополагающими в написании сценария программы «Космос».

Тогда впервые мы использовали пиротехнику. Из цеха «ширпотреба» по изготовлению алюминиевых сковород была взята сковорода. В неё был засыпан специальный порошок. К сковороде были подведены два провода. В нужный момент, в середине танцующей толпы, под свет стробоскопа, который не дал зрителям увидеть процесса подготовки, появляется яркая вспышка с небольшим дымом без запаха. Когда глаза у людей привыкли к темноте, а дым рассеялся, в центре танцевальной площадки все увидели самого обращавшегося к нам инопланетянина. Его играл загримированный переодетый под инопланетянина братишка Осинского Юрик. Грим был взят в театре Навои, костюм нам помогла сшить руководительница клубного кружка по аэробике, пиротехнику представили два друга: Виталик и Костя. Они, вечерами ломая головы многоразовыми опытами, с ошибками и недочетами, типа «много», «Мало», долго и упорно просчитывали состав порошка. В первую очередь, он должен был быть безопасным, без присутствия открытого огня, во-вторых, дым должен был быть тяжелым и осесть на пол сразу же, и в-третьих рассеяться через минуту. Над тем как запустить вспышку, Виталик думал не долго: лампочка от фонарика была осторожно разбита, целую ферритовую спираль обмакнул в густую жидкость из воды и серы от спичек, просушил. Заготовил несколько таких ламп для страховки. От фонарика снял мини патрон, к нему припаял два тонких провода, идущие к батарейке «Крона». Остальные члены коллектива были безучастными молчаливыми свидетелями представляемого эффекта. Как только Юрик достиг центра зала, Виталик замкнул два провода – вспышка! Эффект был действительно зрелищным! Народ, под стробоскоп и яркую вспышку, на момент потерял ориентацию: где верх, где низ? А тут из колонок раздается баритон. Голос инопланетянина мы писали тоже нелегко. Дома у Виталика, пропустив сигнал микрофона через гитарную приставку «флэнжер» и эквалайзер, добавив записанные звуковые эффекты синтезатора Roland от музыкантов клуба, мы записали всё на магнитную ленту в стерео режиме. После обращения, инопланетянин со своим невидимым роботом-переводчиком устраивают нам «со своей» музыкой свою дискотеку. Продолжительность программы – две сорокапятки: одна кассета 525м, плюс 375м музыки для разбавления танцев, итого 3 часа.

 

В 1983 год. Я поступил в Ташкентский государственный институт культуры ТАШГИК, на факультет организации и методики культурно-просветительской работы ОМКР.

Едва высыпаясь на парах после вчерашней дискотеки, я в дрёме. Рядом за партой сидит сокурсница София. Просыпаясь от голоса преподавателя по Истории КПСС, пишу забредшие в голову рифмы:

Софа, София, Ротару –

Знаю, там не был, слыхал.

Что ж повидать? Я не знаю.

 

Но в штаты я бы слетал.

Америка, Рейган, ракеты –

По телику видел не раз.

Ах, съездить бы в Супермарке’ты,

Купить красно-синий матрац.

Лежу я на нём полосатом,

Уткнувшись затылком в звезду,

Мечтая о чём-то напрасном,

Лежу, но как будто лечу.

Несусь на ковре самолёте

Как будто Хотабыч старик.

Мой сон о чём-то прекрасном

Пылает, ну словно горит.

Ну что же, распишу я вам дальше,

Всё то что увидел во сне.

Но дайте мне слово иль клятву,

Что вдруг, не дай Бог, то ни-ни!!!

Ходил я по улицам Йорка.

Что щупал, а где то балдел.

Ох гёрлы! Витрины! Машины!

Но в супермарке’т не успел…

Обед. Ну как будто бы дома!?

С шестнадцати и до пяти.

Но что это: люстра, квартира…

— «Сынок, уже больше восьми!»

И снова маман, как некстати

И вновь я сутра в бытии

Обязан в ТашГИК обедневший

Одеться и трезво идти.

 

***

Перемена. Курилка. Реакция сокурсника Славика Завланова:

 

Ильдар! Способностям твоим

Предела нет, мы знаем.

Как только я услышал,

 

Что ты стихи писать решил начать,

Я тут же ручку стал искать

И рифму для тебя слагать.

Ильдар, мой друг!

Слагать стихи дано не всем,

Тем паче для таких проблем,

Которых не содержат тем.

Ты пишешь про матрас с полосками, любовь…

Ну как так можно про любовь писать?

Так плоско и бездарно

Ты ставишь в уровень один

Ракеты и любовь.

Не суй свой нос в поэзию гуляка.

Вам дар такой стихи слагать Бог не’дал.

О том, как дискотекой заправлять ты смог,

Всевышний сам не ведал!

***

Лекция по Русской и Советской литературе, педагог Разумная Инна Соломоновна.

Переменка. Курилка. Моё ответное слово Завланову:

 

Вот так же излагая мысль свою

Пишу и я, слова те в рифме излагаю

Но про любовь пишу не про твою(!)

 

И с топора рубить тебе не предлагаю.

Не суй свой нос в чужой вопрос!

Не зная броду лезут в воду,

Лишь дураки, ты всё ж дорос.

Прошу не порти мне погоду.

Ведь критика твоя не по уму.

С чего ты взял мешать в одном кругу

Матрац тот синий и любовь?

Прости, понять я не могу.

Да, кстати! Мысль свою закончил

Ты дискотекою(?) Поверь,

Напомнил мне ты ли’са с сыром.

Красиво пишешь, прям Геге’ль!

***

Вторая пара по Русской литературе.

На переменке, покуривая в коридоре, сосед по парте зачитывает мои лекционные эпиграммы однокурсникам, посвященные Разумной:

 

Люблю, хожу я, слушаю и вижу,

Ну где ты встретишь женщину сею?

 

Я на неё всю лекцию гляжу. И что же?

Я лишь студент, я больше не могу!

 

1983 год. Самых активных комсомольцев нашего института направляют на десятидневные курсы, в Ташкентскую республиканскую комсомольскую школу повышения квалификации ТРКШа. Комсомольская школа, хоть и была в двух шагах от моего родного дома, сам я там ни разу не был. Здание охранялось, и посторонним вход был запрещен. Учились в ней молодые иностранные коммунисты из развивающихся стран: Афганистана, Вьетнама и ряда африканских стран. После окончания слушаний, для нас устроили дискотеку. «Интерклуб» находился в подвальном помещении школы, стены его были украшены зеркалами с узбекским резным «ганчем». Ганч — смесь гипса с глиной, служит материалом для декоративной резьбы и штукатурки. Длинное помещение было разделено на прихожую с игровыми автоматами, танцзалом и баром со столиками. У микрофона стоял Миша, взрослый дяденька с животиком и увешанный тремя волейбольными свистками. Его дискотечный пульт украшал профессиональный комплект аппаратуры польской фирмы UNITRA.

В баре Интерклуба было прохладно. На улице зной за сорок с последним. Взяли по стакану сухого, присели за столики, дождались представления – Михаил, пытался поднять нас на «танцпол» громкой музыкой Арабески. Кроме нас в баре было несколько афганцев. Они сюда пришли не за танцами, рюмка водки и доброе расположение в уютном кресле. Я подошел к ведущему, познакомился и попросил у него микрофон для приветствия моих друзей. Приветствие затянулось и на пару-тройку песен: Добрый вечер милые мои дорогие Друзья! Добрый вечер уважаемые гости! И пошла дискотека. Бар опустел, а танцевальная площадка быстро заполнилась моими сокурсниками и вновь прибывшими иностранцами. Я, как и обещал, вернул микрофон, стоявшему у барной стойки Михаилу. Из-за стойки к нам обратился бармен, маленький лысоватый, и косой на один глаз, армянин Рудик, как оказалось, хороший приятель бармену с «Лаззата» – «Кто говорил па микрофону?» Я — отвечаю ему. – «Прихады ка мне работат» – Хорошо, отвечаю я, а Миша? – «Слущай ара», обращаясь к моему соседу по стойке – «Мища, ти уволен».

Вот так моё хобби впервые дало довольствие. Зарплату я получал каждый вечер. Теперь к восьми я приходил в Интерклуб, у меня уже был пропуск, и я хозяйничал на «Унитре». Это были незабываемые два года бурной работы в Интерклубе. Иностранцы, слушатели курсов ТРКШ слёзно меня молили пригласить на дискотеку девушек. С помощью друзей, я распространил пригласительные билеты через комсомольские организации некоторых институтов Ташкента и медицинского училища имени Боровского. «Интерклуб» зазвучал с уст знакомых и не знакомых молодых людей. Два дня, затем три, четыре дискотеки в неделю стали самыми популярными у нас в районе. Мои друзья по двору, с которыми ранее, от «делать нечего», мы собирались «под ногами» памятника Максиму Горькому, теперь стали лицами приближенными. Через них всегда можно было достать билетик, контрамарку и «отвязаться по полной». Мои программы разбавлялись играми, типа — «Чья эта песня?», «Кто это играет?», «Чья это фотография?», особо отличившихся я премировал пригласительным билетом на две персоны. Круг моих друзей рос как на бобах. Вскоре меня пригласили на другую танцевальную дискотеку. Это был Дом культуры «Ровесник» Хамзинского райисполкома. С «Ровесника» мой путь лежал в городские дискотеки.

Поднявшись по мраморным лестницам на второй этаж Дома культуры, открывался холл длинною пятнадцать метров и шесть метров шириной. Справа шли двенадцать узких вертикальных окна. Слева четыре двери для работы кружков. Полы деревянные. В конце холла овальная в метр высотой сцена, по её контуру патроны с цветными лампами. В глубине сцены у стены «карман», в ней, у магнитофонов, стояли два парня. Так я познакомился с Владимиром Кошеленко, руководителем дискотеки. Он сразу предложил мне официальную работу в должности ведущего дискотеки. Мой ответ был из предложения, пригласить со мною вместе, имеющийся у меня коллектив дискотеки «Прогресс». Мне дали Добро! Я рассказал о «Ровеснике» моим друзьям: Сергей, сославшись на то, что он женится, отказался, Виталик, Рафаэль и я, согласились работать «По-совместительству». Тогда все дискотечники мечтали иметь в своем распоряжении стеклянный цветомузыкальный пол, толстое стекло, выдерживающее удары ног танцующих промышленность не выпускала. Разочаровавшись, решили использовать цветной свет в стенах. Большой ремонт начался с переделки холла в «Космический корабль Звездолёт». Вход с лестницы теперь встречала стена с дверью. Окна зала превратили в иллюминаторы с подсветкой, стены в «клёпках под металл», двери в студийные кружки в отсеки с задвижками. На двух больших проёмах стен, красовались два горизонтально овальных смотровых иллюминатора с видом на Марсианский пейзаж и приближающимся неопознанным «летучим Голландцем». Картины писал Рафаэль и Костя Макаров. В гуашь добавляли флуоресцентную акварель. Сцену снесли, и на её месте построили стену с большим цветомузыкальным окном, поверх которого под стеклом располагалось наше окно ведущего с оператором. По бокам в стене были спрятаны заподлицо акустические колонки. Внутри нашей каюты располагался гостевой диван со столом, вверх уходила лестница на наш этаж. Поднявшись на антресоль, можно было увидеть длинный, на всю ширину холла стол, на котором расположилось наше оборудование: два магнитофона «Маяк-205 стерео», два усилителя «Radiotechnika-020 stereo» — по одному на каждый канал, широкополосный 24-полосный эквалайзер «Электроника-001», самодельно изготовленный Виталиком микшерский пульт, цветомузыкальный пульт от президента дискоклуба Владимира Кошеленко. За стеклом внизу танцпол с линолеумом. Владимир работал в аэропорту, радиотехником. Это он принёс самолётные 27-вольтовые мигалки, с зеркальными на половину лампами, самолётные и театральные стробоскопы. Ультрафиолетовую лампу нам подарили с театра им. М.Горького. Когда в зале гасили свет, то у танцующих чётко высвечивалось расплывчатым голубым цветом всё, что было из белой синтетики: бюстгальтеры, трусики, майки, ногти и открытый от счастья полный рот зубов — незабываемое зрелище! В глаза было страшно смотреть, как зомби!

 

1984 год. Сентябрь. ДК «Ровесник» дискоклуб «Лидер». Название лоббировал я, дабы взять планку повыше. Название клуба должно было подстёгивать наше стремление быть по настоящему идеальной, ведущей дискотекой города.

На первой дискотеке собралось толпа, так я любя называл свою аудиторию, порядка сорока человек. — «Ну что ж друзья вам добрый вечер, мы очень рады этой встрече, и чтобы вечер добрым стал, мы выходим в этот зал. Порой я не могу понять что вам мешает танцевать? И яркий свет, и громкий звук, и диск-жокей не слишком глуп, но малость только тараторит(!), но с этим уж никто не спорит, такчтоесли я, начнуговоритьслишкомбыстровыскажитемнеитогда, я начнуговоритьвсепобуквам например — Ч, А, С, П и Ка!». Программу открыла фонограмма группы ЧАС ПИК.

К тому времени я обновил себе магнитофон, кассетную приставку «Tonika-310 stereo» продал через комиссионный магазин, взамен купил новенький вертикальный катушечный магнитофон «Орбита-205 стерео» произведённого в Ленинграде. Очень неудачный магнитофон. Три поломки за один месяц, и я вынужден был сдать его обратно в магазин. На его место встала стереофоническая радиола «Мелодия-105-стерео».

 

В октябре 84-го я вступаю в ряды КПСС. Днём учусь в институте, а к вечеру бегу на трехчасовую дискотеку, которая не отпускает меня до 23:00. Добирался домой к двенадцати. И так через день я, то в Интерклубе, то в ДК Ровесник.

В метро – 24 часа, 47 минут, 07 секунд. Еду домой.

 

Легко пишу я ручкою своей

Да мысли лезут трудно, безнадёжно.

Ведь в голове засела тысяча чертей.

Чертям о рифме думать невозможно.

Вагон трясёт, рука моя ползёт,

И станция за станцией мелькают.

Зачем пишу, ведь в «Юность» не войдёт!

Но разум мой чертей не замечает.

Строчи, строчи, скажу себе — мой Друг!

О внутреннем гласе не упрекают.

И если чёрта вспомнишь вдруг,

При нём пусть голос твой не замолкает!

***

Музыку теперь я собирал у двух ребят, это был по-прежнему Виталик и мой одноклассник по 71-й школе Мишка Черенков. Днём у него дома прослушивали новую запись, отбирали танцевальное, и лучшее записывали в сборник. Цена сборника на 525 метровой кассете, составляла 10 рублей. Уже через месяц в Ровеснике толпа достигла до 120 человек. Было очень тесно, танцевали — плечом к плечу. Зимой, в уходящем 1984 году, мы принимаем участие в городском конкурсе дискотек, организованной ЦК ЛКСМ Узбекистана в Клубе завода «Ташкентвино». Там мы представили программу «Космос», которую писали в дискотеке «Прогресс». Заняли третье место и звание «Лауреатов премии Центрального Комитета Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи Узбекистана». Первое место разделили «монстры» дискотечного движения «Дискотека Граммофон» Дворца культуры авиационного завода им. Чкалова и «Дискотека Оникс» ПО «Миконд» второе место присудили «Дискотеке Прометей» Ташкентского государственного университета им. В. И. Ленина. Прослушать всех участников конкурсной программы ни у кого не было возможностей. Коллективы дискотек подъезжали к указанному для выступления времени, за тридцать минут каждый должен был установить и подключить своё оборудование, показать программу во всей её красе, свернуться и освободить площадку следующему составу. Никто из участников не видел, то, что представляли другие коллективы. Единственный раз мы собрались вместе, это в день награждения. Призы были розданы, после чего была танцевальная дискотека, где каждому из ди-джеев предоставлялась возможность блеснуть языком жанра и увлечь на танцпол желающих. Единственный приз, который всё ещё ждал своего участника «За самое красивое исполнение современного танца диско» достался моей девушке. Чтобы поближе познакомится с творчеством «Дискотеки Граммофон», мы с Кошеленко пошли во Дворец культуры Авиастроителей. Граммофон представлял свою тематическую программу, посвященную альбому «The Wall» группы PINK FLOYD, за которую и получил первое место. Конечно, надо отдать должное Граммофону — в представленной программе было достаточно актуальных политических ракурсов. Величайшая английская группа PINK FLOYD уже говорила сама за себя. «Стена» затрагивающая проблемы педагогики и образования молодёжи волновала сердца многих пионеров дискотек. PINK FLOYD знали и любили все. Их концерты с экспериментами света и звука влюбили в себя каждого, кто впервые увидел PINK FLOYD или услышал гитару Дэвида Гилмора. Большой коллектив «Дискотеки Граммофон» имел, по сути, неограниченный доступ к мощным профессионально техническим возможностям головного предприятия и финансовым ресурсам Профсоюза Ташкентского Авиационного завода. Наша же программа, с призывом к противодействию распространения атомного оружия в Мире, «растворилась» в Космосе.

Диплом ЦК КПСС за отличный досуг и культурно-просветительскую работу среди молодёжи.

 

Летом 84-го директор ДК Ровесник Пётр Иосифович устраивает нам поездку на озеро Иссык-Куль в пансионат «Дилором» от завода ТАШСЕЛЬМАШ. Отдыхать и развлекать мы поехали вчетвером: директор, Кошеленко, я, и помощником к нам, мой друг, Эльдарчик, бас-гитарист с ансамбля ДК «Ровесник». Валера, водитель новенького автоклуба «Кубанец», загрузил автобус нашей аппаратурой под потолок. К обеду следующего дня мы прибыли в посёлок Чолпон-Ата. Поселили нас в одноэтажных домиках на двоих. Днём мы загорали, а вечерами, через день между кинофильмами, устраивали дискотеки. Аппаратура «жила» тут же с нами в комнатёнках. Через неделю нас пригласили провести две дискотеки в пансионате «Аврора» — так называл его народ. На самом деле это был пансионат «Голубой Иссык-Куль», который находился в десяти километрах от «Дилором». Комплекс зданий со стороны выглядел, как белый корабль, по контурам напоминающий знаменитый крейсер «Аврора» — здесь отдыхала партийная элита. После двух проведенных дискотек, перед отъездом, дирекция пансионата пригласила нас в Актовый зал, и по случаю, с восторгом и благодарностью торжественно вручила нам грамоту «Диплом Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза за отличный досуг и культурно-просветительскую работу среди молодёжи» (Хранится в семье В.Кошеленко).

К концу августа мы вернулись в Ташкент. «Мелодия-105-стерео» я продал одному важному товарищу Шавкату, сыну Чирчикского мясокомбината, взамен купил вертикальный катушечный магнитофон «Юпитер-203 стерео» Киевского производства. Нетронутую коллекцию португальского портвейна с Калининградской поездки, я отдал за деньги слёзно умоляющему соседу по лестничной площадке дяде Виталику, на вырученные деньги приобрёл две колонки 35АС-90 с усилителем «Radiotechnika-020 stereo». Теперь сосед но с другой стороны лестничной площадки позванивая ко мне и в щель приоткрывшейся двери вежливо ворчал: «Ильдар, нарушаешь конвенцию!». Так он напоминал мне о том, что я превысил уровень громкости, и мол надо сделать потише.

 

На перилах «под ногами у Горького».

Работы пока не было — все ждали сентября, связанного с возвращением с летних каникул городской молодежи. На второй день, собравшись на перилах «под ногами у Горького», я, Эльдарчик и Рафаэль направились в рядом находящееся кафе «Гунча», в беседах хорошо заходила «Рябина на коньяке». «Гунча» осталась в моей памяти не только наличием кафе. Бывало, мы подымались на крышу «девятиэтажки», где жил наш друг Александр Малахов, и с высоты птичьего полёта, размышляли о сущности бытия, смотрели на памятник М. Горькому, стоявшего у подножия противоположной девятиэтажки, на крыше, которой, бежала информационная строка «Панорамы новостей», всё запивали «Оқ мўссалас» — белым полусладким вином. И так, к столику, и к нашему огромному изумлению, подошла Галина, девушка из памяти, только что, покинутого пансионата «Дилором». Здесь её мы видеть ни как не ожидали. Она и её сестрёнка Виктория были нашими закадычными друзьями. Они перемещались с нами на всех дискотечных пляжах озера Иссык-Куль. Гала оказалась тут не случайно. Она в прямом смысле, разыскала нас по пляжным рассказам о местах нашего обитания на «Светлане». С уст Галины звучало предложение её мамы, работавшей художественным руководителем центрального городского парка культуры и отдыха имени Максима Горького – она предлагала «Лидеру» сменить работу и устроиться к ней, в парк Горького. Это был настоящий праздник признания! Гордый, я стремглав помчался с вестью к Кошеленко. Володя был на месте. Он не сразу согласился увольняться с только что отремонтированного космического чудо-зала ДК «Ровесник», или побоялся масштабов предложенного. Признаться, и мне было жаль покидать космический корабль. Но на встречу к маме Галины, мы все же, пошли вдвоём. В назначенный час в кабинете дирекции парка КИО им. М. Горького нас встретила Раиса Максимовна, строгая высокая симпатичная блондинка, лет сорока. Вместе с директором парка мы прошлись к пустующему летнему кинотеатру. За высоким кирпичным забором располагалась ровная площадка с крытой сценой. В список, составленный нами с необходимой аппаратурой, директором парка был щедро добавлен комплект профессиональной дискотечной аппаратуры чешской фирмы «TESLA». Буквально через неделю, неведомо откуда, для нас был приобретен новенький бежевый лакированный дискотечный пульт. В центре горизонтальный плоский кассетный магнитофон с выползающей кареткой, поверх лежал микшерский пульт, слева и справа два виниловых проигрывателя, две колонки и автоматические цветомузыкальные софиты. Звука для большой площадки оказалось мало, и мы добавили еще четыре колонки. В итоге, с шести точек прямоугольной площадки кинотеатра масштабно раздавался объёмный звук.

Лето 1985 года. Центральный детский парк культуры и отдыха имени М. Горького. В составе уже Лицензированной отделом культуры Ленинского райисполкома дискогруппы «Лидер»: Владимир Кошеленко оператор света и руководитель, Виталий Макаркин звукооператор и я ведущий. Асфальтированная терраса, длиною 25 метров на 12 метров, огороженная выкрашенной в розовый цвет глухой трехметровой стеной, заканчивается крытой сценой с белым экраном. На сцене установлен овальный бежевый мебельный пульт ведущего, высотою в метр двадцать. За ним в белой рубашке «марлёвка», красных английских джинсах «бананы» «Sunshine» и красных высоких кроссовках «Nike» встречает свою двухтысячную толпу ваш верный слуга. Так открывалась дискотека в парке Горького. Да, впервые наша касса продаёт билеты для двух тысяч поклонников за каждую дискотеку — это триумф дискогруппы «Лидер»! Мы стали знаменитыми.

 

До начала дискотеки, мои коллеги по дискотеке, и ожидающая танцев молодежь, собиралась на Сквере под Курантами в кафе «Буратино». Мы «разогревались» беседами с поклонниками «Лидера». Слева на сцене дверь вела в небольшой, глухой со всех сторон и открытую с неба летний садик. Тут мы перекуривали, общались с фанатами, и принимали в дар трехлитровый баллон с пивом, который заботливо припасался приближённым мальчишеским окружением дискотеки. Мой пульт не раз спасал меня от моих бессовестных допингов с пивом – присяду, глотну и вновь Ура! Здесь, на экране сцены мы впервые начали использовать 8-ми миллиметровый кинопроектор. Вовка заряжал под ритм дискотеки беззвучные кратко-метражные комедийные фильмы: «Пёс Барбос и необычайный кросс», мультфильм «Шпионские страсти» и др., которые не только поддерживали хорошее настроение наших подопечных, но таким образом, мы занимались политическим воспитанием подрастающей молодёжи. С тех пор, как мы устроились в парке, Дискогруппа «Лидер» была под патронажем. За мною был закреплён «patron». В институте, на лекции в кабинет вошла женщина, работница отдела кадров. Спросила Талачёва. Я отозвался. Она сообщила педагогу, что мне необходимо сейчас пройти в отдел кадров. Я не догадывался, что в мою судьбу входит человек, который подправит всё в моей будущей жизни. В кабинете отдела кадров за ширмой из стеллажей архивных документов за столом меня ожидал высокий мужчина в чёрном кожаном плаще. Он представился, майор…

 

Пожалуй эту Историю, которая полностью изменила мою судьбу, переставив всё с ног на голову, а потом обратно но по-другому, я опишу, как-нибудь, в следующий раз.

Продолжение читайте в «Хронике прожитых дискотек-III»

 

 

19 комментариев

  • OL:

    1980 год …Светлогорская деревенька (кКалининградской истории )-фото нижнего вокзала…

      [Цитировать]

    • OL:

      OL:
      Что же можно было проехать ,если пригородный поезд идет на верхний вокзал Светлогорска досанатория Янтарный Берег.? И какие пушки и зениткипо пути от Калининграда до Светлогорска?1980 год.! На калининградском вокзале писуары в человеческий рост со свастикой.?! Бронетехника под брезентом ,танк во дворе дома и одинокий спорсмен!… Так и напрашивается вопрос …нет ,нет -не про курительную смесь….из какого послевоенного «романа» .?..

      OL:

      1980 год …Светлогорскаядеревенька(кКалининградской истории )-фото нижнеговокзала…
      Это был 80-й. В Калининграде на вокзале свастика была не только в туалете, но и на люках водоканала.
      — «Что же можно было проехать ,если пригородный поезд идет на верхний вокзал Светлогорска до санатория Янтарный Берег.?»
      Не зная мест, мы в дизеле проехали свой полустанок. Обратно шли пешком по шпалам, не заблудиться бы…
      Ночь с холодным ветром от воды, идём трясёмся от холода и от шагов по шпалам. В глазах двоится от трясогузки:) Всё, как описал. Ранним утром у 5 утра пришли по счёту… к вашей чёрно-белой фотографии, прошли правой стороной вокзал, который мы увидали позже, дня через три. Нам тут казалось, будто бы деревня, ну мы её так назвали. Сегодня на цветных фотографиях всё не узнать. А про танки и самолёты, так и было. Прибавлю, что фантазию укр(устр)ашали воспоминания с тех фильмов о войне :).
      Спасибо за комментарии и фото!
      Как давно всё было…

        [Цитировать]

  • OL:

    Не поняла про Янтарный берег и светлогорскую деревню…Что же можно было проехать ,если пригородный поезд идет на верхний вокзал Светлогорска до санатория Янтарный Берег.? И какие пушки и зенитки по пути от Калининграда до Светлогорска? 1980 год.! На калининградском вокзале писуары в человеческий рост со свастикой.?! Бронетехника под брезентом ,танк во дворе дома и одинокий спорсмен!… Так и напрашивается вопрос …нет ,нет -не про курительную смесь….из какого послевоенного «романа» .?..

      [Цитировать]

  • OL:

    А вот и сам пляж ,который просмотреть со стороны железной дороги невозможно …так как кромка берега плотно застроена дачами ,закрыта соснами и рододенронами.

      [Цитировать]

  • lvt:

    Уж эти мне артистические натуры! Уже в 70годы Калининград, несмотря на кинематографические развалины, был самым благонамеренным регионом России. Отличные дороги, аккуратные улицы, очень много образцово — показательных воинских частей. Из идеально правильного конуса-холма, засеянного травой, иногда торчал нос самолёта — гуся. Видимо, остатки немецкого благоустройства влияли и на жителей. А уж станции в каком образцовом состоянии находились! Электричек в 70-х ещё не было, а чистенький дизель-поезд один в один походил на ташкентский, в 60-е годы курсировавший до Ташкентского моря. Представляю, как испугались жители «полустанка», когда из мрака ночи вынырнула стая вандалов и разожгла костёр из имущества станции!!! Да и парочки из поезда тоже наверное по кустам попрятались от таких «горячих парней»! Игра воображения до добра не доводит.

      [Цитировать]

    • OL:

      Для уточнения -станцию Светлогорск -2 открыли в 1969 году….ходил до этой станции дизель -поезд…Санаторий Янтарный берег построили в 1987 году…,располагается он в 400 м от конечной станции Светлогорск -2..От Калиинграда до Светлогорска -2 ,поезд проходит несколько станций…Калининград -Чкаловск-….Переславское -…Пионерский курорт -Светлогорск-1,Светлогорск-2. Подъезжая к Пионерскому курорту сквозь зелень деревьев можно увидеть до сих пор часть военного аэродрома с самолетами»вертикального взлета»…но они и не прятались под брезентом,в 1980 году,и не охраняли от нападения Запада Калиниградскую область…Кто мог напасть на Советский Союз с Запада …перед нами располагались страны Варшавского договора Польша…,например…Далее …с вокзала путешественники отправились в Светлогорск ,до которого 40 минут езды от Калининграда …поезда ходили через 20 минут..Но каким то чудом в тот день поезд пришел в Светлогорск поздно ночью…и почему то не отправился назад..(так бывает ,когда в Светлогорск уходит последний дизель в 23.30…»Ночь нас застала…на Балтийской косе»…До которой от Светлогорска 50 км.вдоль побережья..и еще паромная переправа…так Балтийская Коса .находится в противоположном от Светлогорска направлении и въезд на нее только для проживающих на ней и пограничников (тайны тут никакой нет)..так как рядом Польша(половинв косы -польская).Акулине понравилась женщина депутат московского горкома…мне матрос ,обслуживющий отдыхающих еще непостроенного санатория.Это уже из серии рассказов.Мюнхгаузена…Кстати ,в 1980 году я с мужем была в Москве…Москва в то год порадовала необыкновенной чистотой и пустотой…Нигде не было видно мешочников….В метро чисто ,почти пусто..Аварий в тот год в московском метро не было .Была авария в 1979 …и авария в 1981 …В одном случае сошли вагоны (без жертв),в другом -пожар …от продуктов горения пострадали пожарные-7 человек

        [Цитировать]

      • OL:

        Д
        Но каким то чудом в тот день поезд пришел в Светлогорск поздно ночью…и почему то не отправился назад..(так бывает ,когда в Светлогорск уходит последний дизель в 23.30…»

        — В вагоне было много молодых людей, которые коротали время, катясь по маршруту. О том, что поезд обратно не поедет, сообщили по привокзальному радио, когда приехали в тупик.

        Аварий в тот год в московском метро не было .Была авария в 1979 …и авария в 1981 …В одном случае сошли вагоны (без жертв),в другом -пожар …от продуктов горения пострадали пожарные-7 человек

        — Видимо и вы и я вспоминаем про 79-й, поскольку разговор был в 80-м.
        Спасибо вам за комментарий, уточнения!

          [Цитировать]

    • lvt:

      Уж эти мне артистические натуры! Уже в 70годы Калининград, несмотря на кинематографические развалины, был самым благонамеренным регионом России.

      -Видимо так и есть, красивый в зелени ваш город. Хоть вспомнить тот детский сад в лесу.

      Представляю, как испугались жители «полустанка», когда из мрака ночи вынырнула стая вандалов и разожгла костёр из имущества станции!!! Да и парочки из поезда тоже наверное по кустам попрятались от таких «горячих парней»! Игра воображения до добра не доводит.

      — Посёлок спал, ведь не было пяти. А до добра, так довела! Что вспомнил, здесь и поделился :)
      Спасибо вам за комментарии!

        [Цитировать]

  • Gangut:

    «Музыка и конечно джинсы в Ташкенте черпались от греческих политэмигрантов». — не сказал бы. Джинсы с торговых баз (греки на всех просто не в состоянии привезти. Кстати, ещё и иностранные студенты этим занимались), а музыка от Панова.

      [Цитировать]

    • Gangut:

      И ещё. В это же время хорошая дискотека была в ТИТЛП. Студенты этого института, при участии девушек из хореографического училища (благо оно рядом), осуществили постановку «Собора Парижской Богоматери».

        [Цитировать]

    • да… Панова помню, безвременно ушедшего в своём гараже. Об этом мне рассказывал наш звукооператор Виталий, тоже не выдержавший приближавшейся перестройки.

        [Цитировать]

    • Gangut:

      «Музыка и конечно джинсы в Ташкенте черпались от греческих политэмигрантов». — не сказал бы. Джинсы с торговых баз (греки на всех просто не в состоянии привезти. Кстати, ещё и иностранные студенты этим занимались), а музыка от Панова.

      На Высоковольтном массиве Ташкента, до сих пор живой и сильный мой друг грек Вовка, позову-ка я его сюда да опровергнет он вас.

        [Цитировать]

  • акулина:

    А мне понравился депутат московского обкома партии

      [Цитировать]

  • ANV:

    «М-мм да уж». (с) «Писать мемуарные воспоминания — дело тонкое баронесса» — говаривал барон М. грея ноги у камина. )))
    Не все могут писать о прошлом как Ефим Соломонович, окрашивая воспоминания в теплый цвет розовых облаков.
    Кстати до подъезда к Хайратону «речки»-то и не видно, и как там склад оказался посреди пустыни… . ;)
    Можно сказать автор добросовестно описал «эволюцию» от члена КПСС до ресторатора. Всегда были люди творящие и люди паразитирующие на чужом творчестве. Благодаря таким деятелям «культуры» выросло пустоголовое поколение со с 120 ударами в минуту в мозгах не способное прочитать дюжину строк печатного текста.
    Я понимаю что Инет это демократия, но зачем ЕС это сюда притащил?! Надо было озаглавить — «Мемуары нищего духом».

      [Цитировать]

    • ANV:

      ANV:

      «М-мм да уж». (с) «Писать мемуарные воспоминания — дело тонкое баронесса» — говаривал барон М. грея ноги у камина. )))

      Ну совсем зря на меня так ополчились и этак переставили слова.

        [Цитировать]

  • 1984 год. 9 октября. ДК «Ровесник», дискоклуб «Лидер». Первая дискотека посвященная Всемирному дню диск-жокея в ещё не отстроенном под дискотеку фойе клуба.

      [Цитировать]

  • 1984 год. 9 октября. ДК «Ровесник», дискоклуб «Лидер». Первая дискотека посвященная Всемирному дню диск-жокея в ещё не отстроенном под дискотеку фойе клуба. (фото 2)

      [Цитировать]

  • Фото с фойе ДК Ровесник, с уже отремонтированным залом под дискотеку. Дискоклуб Лидер, 1985 год 9 октября, Ташкент.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.