Cвадьба по Skype, или когда же эта семья будет вместе? Разное

Рахимжан Султанов.

(Фото  с Анхора.уз, там краткая версия произошедшего)

Этот материал был готов ещё в начале сентября. Но я намеренно не отправлял его в редакцию, поскольку не знал, чем же завершится эта непростая ситуация в жизни наших героев. Но и не предполагал, что будет у неё такой благополучный конец. Потому что многое зависело от развития ситуации, не только не у нас, а непосредственно в США. Теперь обо всем по порядку.

Каждый год в августе недели две, иногда больше, мы с семьей проводим вместе в моем родном Самарканде. А это пора свадеб и других семейных торжеств. И другие родственники, которых жизнь разбросала по разным странам, как дальних, так и ближних, тоже планируют свой приезд именно на август, чтобы принять участие в этих праздниках жизни.

И в этом году было несколько свадеб у моих ближайших родственников. Но не о них я хочу вам рассказать сегодня, а о свадьбе, состоявшейся по Skype. Да, да не удивляйтесь. В наше высокотехнологическое время, оказывается и такое возможно. Тем более в Самарканде, где можно всё, было бы желание, и главное, деньги. Снова я вынужден написать: Давайте обо всем по порядку.

СОСЕДИ

Жили-были в пригороде Самарканда, в одной из махаллей, по соседству, две семьи. В обеих из них и главы, и хранительницы домашнего очага были педагогами. Мужчины были преподавателями двух разных самаркандских вузов, а женщины – учительницами местной школы. Почему были? Да потому что все они сейчас на пенсии, так сказать, на заслуженном отдыхе.

Жили они душа в душу, помогали друг другу, когда в этом возникала потребность. И дети, понятное дело, росли в каждой из них. В одной из них, где вторым ребенком был наш герой Бахтиёр, со временем стало пять детей, а в другой, где третьим ребенком была наша героиня Гузаль, четверо детей. Бахтиёр родился в 1986 году весной, а Гузаль – осенью 1991 года, стало быть, она ровесница нашей независимости.

В этих семьях, понятное дело, был культ учёбы. Дети росли любознательными, хорошо учились, были читателями и школьной, и городской, и областной библиотек, тянулись к знаниям, к изучению иностранных языков. К русскому языку они приобщались с детства, а вот английский язык более интенсивно, начиная с 8-9 классов. А когда начали заниматься в лицеях и колледжах, то стали ходить и к репетиторам. Это я говорю обо всех детях этих двух семей. Заканчивая этот отрезок своего повествования, скажу, что все девять детей этих семьей уже получили хорошее образование. В основном все закончили бакалавриат, а кое-кто, в основном девочки, и магистратуру. И всё это в самаркандских вузах.

 

БАХТИЁР

Бахтиёр, закончив 11 классов в 2004 году, без проблем поступил на факультет английской филологии Самаркандского института иностранных языков, притом на бюджет, чем сильно обрадовал своих родителей. У них дочь, та, которая старше Бахтиёра, уже училась на третьем курсе Самаркандского университета, но на контракте. Часто приходили сваты, но в этой семье, как и в соседней, было твердое правило: замуж, женитьба – только после диплома.

В 2008 году Бахтиёр закончил институт с красным дипломом и должен был работать по направлению в Самаркандском отделении НК «Узбектуризм» как бюджетник. Поскольку, начиная с 1-го курса, в период летних каникул Бахтиёр стал работать с англоязычными группами иностранных туристов, коих огромное количество в Самарканде как раз летом. Первые два года бесплатно, а потом стали платить. И две производственные практики здесь же прошел, получив отличные характеристики.

Когда Бахтиёр перешел на 3-й курс, осенью, сразу после хлопка, в институте среди сокурсников стала распространяться весть, что Отдел информации, культуры и образования посольства США в Узбекистане приглашает старшекурсников в летнее время на совершенствование английского языка в колледжи и университеты США. Подробности на сайте посольства.

Вечером дома Бахтиёр зашел на этот сайт, заполнил формуляр, на следующий день в институте взял выписку из своей зачетки, где красовались только высшие баллы, справку о наличии средств в банке, копию паспорта и отправил их по указанному электронному адресу. Через несколько дней ему пришел ответ, что ваши документы получены, будем рассматривать.

После этого прошло два года. К этому времени Бахтиёр забыл, что отправлял свои документы в посольство. Как раз весной 2008 года, когда выпускники стали сдавать госэкзамены, из посольства пришло письмо, что вы, уважаемый такой-то, зачислены по одногодичной программе стипендий Хьюберта Хамфри для молодых специалистов в таком-то университете сроком на год. Свое согласие сообщите до такого-то числа.

Радости Бахтиёра не было предела. Сразу же нашел сайт этого университета: прекрасное учебное заведение, то, что ему нужно.

Но воспротивился ректор института. Ты же бюджетник, сначала должен поработать три года по направлению, а потом куда хочешь. Бахтиёр пожалел, что сказал ректору о вызове из Америки. Но надо было стикер ОВИРа оформлять, получить разрешение Отдела по делам обороны на выезд как военнообязанный. Как тут обойдешься без ректора?

Навстречу пошел директор Самаркандского отделения НК «Узбектуризм», который без промедления написал письмо ректору, что нам очень нужны грамотные кадры, как раз с американским образованием, мы согласны, пожалуйста, и Вы, уважаемый ректор, отпустите молодого бакалавра, тем более он Ваш выпускник.

Ректору ничего не оставалось делать, как подписать нужные бумаги. В начале сентября 2008 года Бахтиёр рейсом улетел в США.

 

ГУЗАЛЬ

Тем временем Гузаль, та, которая была в другой семье, перешла на 2-й курс медицинского колледжа с твердым намерением в дальнейшем продолжить образование в Самаркандском мединституте. Но, как говорят, мы предполагаем, а Бог располагает.

В один прекрасный день сестренка Бахтиёра, увидев Гузаль на улице, попросила разрешения передать номер её телефона Бахтиёру. Он давно просит этот номер, но ей, видите ли, некрасиво дать номер без её согласия, да и неудобно зайти к ней по этому поводу. Но Бахтиёр и сейчас звонит, теребит каждый день.

Гузаль сама не поняла, как продиктовала номер своего телефона сестренке Бахтиёра.

Буквально через полчаса из Америки позвонил ей Бахтиёр. То да сё, как дела, как учёба, как дома, есть ли дома Интернет, давай общаться в facebook, а ещё проще в одноклассниках. Гузаль, конечно слышала эти выражения, но досконально не знала, что это такое, для чего они нужны, как ими пользоваться. Только совсем недавно папа разрешил ей пользоваться сотовым телефоном и тогда один из братьев передал ей свой старый аппарат.

Бахтиёр и Гузаль стали общаться по телефону. Звонил только Бахтиёр, он же посылал СМС-ки, поздравляя с праздниками, с днями рождения. С самого начала общения об этом сразу стало известно дома, её родителям, брату, сёстрам. Вопреки ожиданиям, и строгий папа не стал сопротивляться телефонному общению через океан. Хорошая семья, мы их знаем, они нас знают. При таких разговорах Гузаль краснела, убегала в девчачью комнату. Хотя, по её мнению, частые разговоры с Бахтиёром ровным счетом ещё ничего не значили.

Выше мы говорили о мечте Гузаль поступить в Самаркандский мединститут после окончания медколледжа. Но то ли под влиянием частых разговоров с Бахтиёром, то ли из-за того, что в нашей республике стали больше обращать внимание на изучение английского языка, видимо, то и другое одновременно, Гузаль, окончив медколледж, отнесла свои документы в Самаркандский институт иностранных языков, на тот самый факультет английского языка, который два года тому назад окончил Бахтиёр.

Любой читатель спросит, а где Бахтиёр? Он же на год уехал в Америку учиться, а прошло уже два года. Где же он?

 

БАХТИЁР В США

А Бахтиёр в той же Америке. Как и тысячи его соотечественников, Бахтиёр тоже стал невозвращенцем. Но никому не было дело до очередного нелегала. Ни в нашей стране, ни в Америке. А сейчас с этим строго. Ещё при сдаче документов в посольстве каждый соискатель пишет обязательство об обязательном возвращении в республику после учёбы.

А у нас? Старшее поколение помнит, как обходились с невозвращенцами в прежние времена. Моментальное лишение советского гражданства, клеймо предателя, а оставшаяся родня до седьмого колена лишалась приличной работы, их не выпускали за границу, даже в соцстраны.

А сейчас как? Никому не было дела до нашего невозвращенца. За это время сменились и ректор иняза, ушел на пенсию, и директором «Интуриста» стал другой человек. Бахтиёр как-то позвонил в свой институт, стал интересоваться судьбой своего красного диплома. Сказали, лежит в сейфе ваш красненький диплом, приедете, возьмете. Но сначала не забудьте заглянуть в отдел маркетинга, и заплатить в кассе, можно и по терминалу, все деньги, которые потратило государство на ваше обучение. Вот и всё наказание.

Раз так, Бахтиёр по окончании годичной учебы в университете сначала устроился на одной работе, потом перешел на другую. За эти шесть лет он сменил несколько фирм и должностей в Восточном побережье США. А сейчас он работает директором по персоналу крупной строительной компании с центральной штаб-квартирой в Ньюарке, штат Нью-Джерси. Кстати, и владельцы этой фирмы, как и многие рабочие, специалисты, выходцы из России, других стран СНГ, в том числе и из Узбекистана.

А в Самарканде наша Гузаль по итогам тестовых испытаний была зачислена на желаемый факультет, правда, на контракт. В качестве подарка по этому поводу Бахтиёр прислал Гузаль через одного из земляков изящный, но многофункциональный ноутбук, для использования, как бы для учёбы, но в основном для общения друг с другом. К этому времени в их дом был проведен Интернет, а вслед за ним и Wi-Fi.

 

СВАХИ

Во время одного из таких разговоров Бахтиёр стал спрашивать Гузаль, правда ли, что к тебе постоянно совчи-свахи приходят, и что отвечают твои родители?

Гузаль сразу поняла, что это информация исходит от сестренки Бахтиёра, а сама гордо сказала собеседнику:

–Конечно приходят, почему бы им не приходить? Мне уже за двадцать. Пора, засиделась я тут у родителей. Хотя обоим хорошо были известны твердые порядки в этих семьях: Сначала диплом вуза, хорошая специальность, а потом женитьба, замужество.

Бахтиёр моментально позвонил маме, попросил вместе с тётей сходить к родителям Гузаль, договориться хотя бы о помолвке сначала.

–Вай сынок, мы же с отцом ждём, не дождемся, когда ты сюда приедешь в отпуск, и мы всё это вмиг организуем. А то душа в пятки уходит, когда я вижу, что от них очередные свахи выходят, радостные такие. Вдруг кому-нибудь согласие дадут, что будем делать? И богатых сейчас много, и образованных. Вот недавно Кахрамон приехал из Японии, знаешь его, он за три года до тебя школу закончил, потом в Ташкенте учился. Оттуда направили его в Японию, долго там учился, там же сейчас работает. А теперь хочет жениться, ищут ему невесту.

–Мама, Вы сходите сначала к родителям Гузаль. В данное время я не могу приехать. Если они согласны, лепешку разломайте хотя бы для начала.

Конечно, мать Бахтиёра сразу позвонила своей сестре. Договорились на следующий день вместе зайти в дом намечаемой невесты.

Когда на следующий день пришли в соседний дом, было видно, что и здесь мама Гузаль, и её сестрёнки были рады приходу своих соседей, а в данном случае желанных свах.

Сели за уже накрытый дастархан, для приличия сказали, от кого пришли, для кого пришли.

–А сам Бахтиёржон когда вернется из Америки?, робко спросила мать Гузаль.

–Даст Бог приедет, уверенно сказала тётя. Но не сейчас, чуть позже. Сейчас у него работы много, конец года, начальство не отпускает. Пока лепешку разломаем, объявим друзьям и родственникам о помолвке, обменяемся подарками, скоро Хаит, а потом, когда Бахтиёржон приедет, обязательно сыграем свадьбу.

Как принято в таких случаях, попив по пиалушке чая, свахи быстро ушли, сказав, что придем ещё раз.

Чуть позже с учёбы пришла Гузаль. Радостная такая, как говорят, рот до ушей. Как же сейчас информация быстро распространяется? Только что событие произошло, а уже вся махалля знает об этом. Да что там махалля, об этом уже в Америке знают, следят за развитием ситуации в самаркандской глубинке.

Короче, на этой же неделе свахи были в семье ещё два раза, согласие получено, разломали лепешку в честь помолвки, плов поели, зеленый чай попили, отведали сладкое, наперебой похвалили Гузаль, да какая же она кудесница, как вкусно она готовит, стали обращаться к друг-другу: Кудожон, кудожон. Дорогие сватья, дорогие сватья.

Интересный случай произошел за два часа до дня разламывания лепёшки, где обычно родители невесты официально объявляют о своем согласии выдать свою дочь замуж за конкретного молодого человека. Когда в переулке появились очередные свахи и стали спрашивать у играющих мальчишек, где ворота Гузаль, мальчишки наперебой друг с другом оповестили их:

–Всё уже, Гузаль-опа замуж вышла!

–Так сразу?! Мы же в четверг были, сказали, придем ещё раз. Пожалуйста, приходите сказали, а уже выдали. Чудеса и только. Ведь не зря же говорят, век информационных технологий, — сказала одна из продвинутых свах.

 

ПРОБЛЕМЫ БАХТИЁРА

А Бахтиёр стал легализовывать свое пребывание в США. Стал собирать документы. Но ничто, тем более такая проблема, быстро не решается. В миграционном центре очередного города, где он жил в связи со сменой работы, с широкой улыбкой принимали документы, обещали непременно решить вопрос, да, да, очень быстро. Но через 2-3 месяца приходили стандартные ответы: У вас нет достаточных оснований для получения грин-карты. Пришлось нанять адвоката. Заметьте, не отказывали, а говорили, то есть писали, что нет достаточных оснований.

Тем временем из Самарканда постоянно наседала его мама. Лето уже кончается, а тебя всё нет, когда же приедешь? Но не мог же Бахтиёр сказать маме, что если он выедет из страны пребывания, то где гарантия, что в Ташкенте строгий американский консул даст визу, даже рабочую. Так что сначала «грин-карта», а затем долгожданная поездка на Родину.

Как известно, время течёт очень быстро. Наступила ранее лето 2014 года, институт закончила Гузаль. К её сестре стали теперь приходит свахи, а в семье Бахтиёра к младшей сестре, к той, которая номер телефона передавала своему брату.

Адвокат Бахтиёра как-то ещё весной стал обнадеживать Бахтиёра, что даст Бог, к лету, максимум в июне-июле грин-карта будет готова, и он сможет съездить домой жениться.

Бахтиёр моментально передал эту добрую весть Гузаль и маме. И всё закрутилось. Моментально был выбран самый большой в Самарканде фешенебельный тойхона — ресторан «SHODIMUROD», находящийся за городом, у большой оживленной трассы, ведущей с одной стороны в Ташкент, с другой в Карши. Предложили 20 августа 2014 года, субботний вечер, хороший день. Был подписан договор на обслуживание, внесен залог, начались другие приготовления. В обоих домах проведен косметический ремонт, обновлены дорожки, обрезаны лишние ветки деревьев как внутри, так и в самом переулке.

Соседи, друзья, родственники обеих семей в предвкушении стали ждать свадьбу.

Наступил август, но никаких вестей из Америки не было. Что-то не так пошло в миграционной службе. Как говорят, не было ни ответа, ни привета. Причем не только Бахтиёру, но и всем нелегалам из всех стран, подавшим на грин-карту.

В душе Бахтиёра тоска, а в двух семьях в Самарканде воцарилось уныние. Тем более позвонили из ресторана и сказали прийти для составления меню, определиться с рассадкой гостей. Что делать, как быть, если ещё нет жениха, и неизвестно, когда он приедет. Это же позор в условиях Самарканда, не проводить свадьбу в назначенный день, или передвинуть на следующую дату, и неизвестно, на какую. Что люди скажут? -сокрушалась мама Бахтиёра.

Именно в такие напряженные дни, в десятых числах августа домой к родителям Бахтиёра зашёл его одноклассник Уктам, несколько лет тому назад окончивший самаркандский филиал Ташкентского университета информационных технологий и работающий сейчас в одном из подразделений «Самаркандтелекома». Если Вы обратили внимание, уважаемые читатели, в нашем повествовании, хотя действующих лиц много, только теперь появилось третье имя собственное. Тем самым мы отдаем должное этому молодому специалисту в сфере айти, от таланта, сообразительности которого зависело спасение этого предпринятого благого дела, а в конечном счете, была спасена честь и репутация двух семей, да и счастье наших молодоженов.

Выслушав обо всем, Уктам спокойно и твердо сказал:

–Ничего, не переживайте. Проведем мы свадьбу двадцатого. Всё будет хорошо!

 

СВАДЬБА

–Как? Каким образом, если нет Бахтиёра. Как же без жениха проводить свадьбу, — воскликнул обычно всегда спокойный глава семьи.

–Ничего не понимаю, объясните толком, — с надеждой смотря на гостя, сказала мама Бахтиёра.

Моментально была установлена связь по Skype с Бахтиёром и Уткур стал его спрашивать, можно ли в твоем городе где-то в ресторане или кафе собрать утром в субботу 20-го августа человек 20-30 на твою свадьбу?

–Что, свадьба будет в Америке? Гузаль успеет приехать? И кто ещё, родители наши будут?

–Никто никуда не поедет. Свадьба будет по Skype.

–Что, что? — сказал Бахтиёр и надолго замолк. Видимо, от неожиданности человек дар речи потерял.

–Ты главное, не переживай! Всё будет хорошо! Когда будешь заказывать ресторан, попроси их установить большой экран, чтобы всем было видно. И чтобы пять-шесть видеокамер работали в зале. И дай мой адрес режиссеру, чем быстрее, тем лучше.

Отец и мать Бахтиёра зашли к своим соседям-сватьям, чтобы поделится благой вестью, а Уктам поехал в ресторан посмотреть, есть ли в нем большой экран и какие есть возможности для видеотрасляции. Как раз оставался час до намеченной свадьбы очередной пары молодоженов. Уктам успел поговорить с режиссером, менеджером ресторана, заинтересовался наличием Интернета. Сам то и дело смотрел на дисплей своего смартфона, чтобы определить, есть ли у хотя бы одного из двух операторов сотовой связи в округе антенна 3G.

Сигнала 3G не было и это его немного расстроило. Пришлось поговорить с руководителями обоих самаркандских подразделений сотовых компаний на предмет установки в районе ресторана «SHODIMUROD» антенны 3G. Всё-таки международная автотрасса, много машин проезжают, шофера отдыхают, интуристы останавливаются.

Один из директоров сказал, что все планы на этот год выполнены, а другой, о чудо, воскликнул!

–Уктамжон, спасибо, что напомнили. Как раз там мы должны установить такую антенну. Все согласования получены, завтра монтажники должны приехать.

–Успеете запустить до 20-го.

–Совсем мало времени осталось, но постараемся.

На следующей день Уктам обсудил все свои идеи со своими коллегами по работе. Было предложено, помимо установления видеосвязи по Skype, для надежности, транслировать свадьбу в он-лайн режиме на сайт. Нашелся и хороший программист с дизайнером, которые за один день сделали сайт первого уровня www.bahtiguzal.uz, зарегистрировав его на имя Уктама. Как хорошо, что для этого сейчас не нужно ехать в Ташкент, а с минимумом формальностей всё это можно оформить в самом Самарканде. И отправил письмо Бахтиёру о создании и регистрации сайта www.guzalbahti.org в Нью-Джерси для одноразового пользования.

Утром в субботу непосредственно в ресторане была проведена репетиция работы видеокамер, режиссура, проверена работа больших мониторов, отладка сайта, передача им сигналов. Из-за разницы во времени в 9 часов эти же работы в ресторане Ньюарка начались, когда в Самарканде было 6 часов вечера. Но уже через несколько минут отладка всех систем происходила с участием обеих сторон. На большие мониторы демонстрировались залы обоих ресторанов. Пока не было гостей, камеры акцентировали внимание на убранстве ресторанов, показывали, где будет сидеть невеста в Самарканде и жених в Ньюарке.

Ровно в 19 часов карнаи и сурнаи возвестили о приходе невесты и её родственников. Чтобы не возникли лишние разговоры для тех, кто не в курсе нововведения – свадьбы по Skype, а также, чтобы Гузаль не было тоскливо на собственной свадьбе, она шла под руку с братишкой Бахтиёра, тоже студентом иняза, 1-го курса.

–Что-то больно жених юный, говорили несведущие. И ростом не вышел.

То, что происходило на улице, подход гостей к ресторану, то, как их встречают, самых зрителей, помимо трех ручных камер также снимали и два дрона – беспилотные летающие видеокамеры. Когда они пикировали на гостей со своими глазницами, где ярко горели маленькие прожектора, удручающее впечатление они оставляли у людей. Дети боялись их визга, несколько воинов-афганцев сравнивали их с бомбардировщиками, правда, миниатюрными. Как хорошо, что они теперь запрещены у нас для использования, не будут омрачать радость и веселье на свадьбах и других праздничных мероприятиях.

Самаркандская часть свадьбы началось с поздравления одного из уважаемых аксакалов. Потом один из гостей в шикарном костюме, но с тюбетейкой на голове, с приятным баритоном прочитал никох (сура 30, аят 21 священного Корана). Его голос усиливал микрофон, сама процедура проецировалась на большом экране, и не только здесь, но и в Ньюарке.

Многие завсегдатаи всех без исключения свадеб, стали спрашивать друг-друга:

– Откуда же этот незнакомый мулла? Мы его не знаем, из какой мечети он?

Собеседники отвечали: Мулла из Ташкента. Третьи утверждали, нет, он американец, жених прислал.

Тем временем чтец никоха спросил сначала невесту, желает ли она, по своей ли доброй воле выйти замуж за Бахтиёра? Потом спросил сидящего за тридевять земель в Ньюарке Бахтиёра, согласен ли он взять в жены Гузаль и добровольно ли его желание?

Оба ответили утвердительно и торжество далее пошло по заранее составленному сценарию.

Обычно никох читается за день-два до свадьбы, или непосредственно после свадьбы, спокойно, в тишине. Это когда обычная свадьба. Тут было всё необычно – жених и невеста сидят в разных местах, да что там, в разных государствах! Видеотрансляция в обеих странах идет в он-лайн режиме, как будто происходит важное международное политическое мероприятие или очередная Олимпиада.

При отсутствии государственной регистрации в ЗАГСе, где, как известно, совместное присутствие молодоженов обязательно в соответствии с законом, для родителей, как невесты, так и жениха было крайне важно публичное чтение никоха при как можно большем количестве гостей.

Когда искали муллу, возникла огромная проблема, чуть не испортившее настроение всем родным, прежде всего родителям жениха и невесты. Имам ближайшей мечети «Ходжа Ахрар Вали» был крайне удивлен чтению никоха в ресторане, а когда узнал, что нет и регистрации в ЗАГСе, попросил просителей со стороны жениха как можно быстрее удалиться из мечети.

В центральной жума-мечети «Чорраха», где настоятелем является имам-хатиб всей Самаркандской области, тоже посоветовали не нарушать законы нашего государства. Если жених за границей и не может приехать, пускай невеста туда едет и в узбекском консульстве можно зарегистрировать брак. А мулла везде найдется.

Но всё организующий Уктам и здесь помог. Он нашел недавнего выпускника Исламского Университета, работающего сейчас в одном из административных учреждений Самарканда. Он сразу же согласился принять участие в таком необычном благом деле и для пущей убедительности дал телефон приемной Духовного управления мусульман Узбекистана.

В присутствии ученого-исламоведа и всех родителей туда позвонил Уктам, спросил, может ли выпускник Ташкентского исламского университета, работающий сейчас в светском учреждении, прочитать никох.

На том конце провода сказали, что может любой, но только мужчина и обязательно в присутствии двух свидетелей.

Поэтому и решили никох провести в ресторане, где свидетелей было не менее 700, а с учетом американских участников, ещё больше.

Всеобщее веселье продолжалось почти до полуночи, а в Ньюарке тоже долго не расходились гости. Было произнесено много поздравлений и там и здесь, пожелания счастья молодым, здоровья и долгих лет жизни родителям. На совесть играла музыка, молодежь, да не только она, танцевала, плясала. Потом стало известно, что кроме Самарканда и Ньюарка, за свадьбой посредством двух сайтов в режиме он-лайн наблюдали также в Нью-Йорке и Москве, в Чикаго и Санк-Петербурге, в Лос-Анжелесе и Сеуле, в Новосибирске и Новом-Уренгое и во многих других городах, куда забросила судьба друзей-родственников Бахтиёра и Гузаль в последние годы.

Были проведены все положенные в таких случаях обряды. Прежде всего «келин салом», когда приехали в дом жениха. Небольшой костер зажгли, вокруг которого трижды прошлась невеста, сопровождаемая ближайшими родственниками, которые пели «Ёр-ёр-ёрона». Почти в полночь Гузаль вошла в богато обставленный большой зал со спальней, предназначенный для неё и жениха.

 

АМЕРИКАНСКАЯ ВИЗА

Праздники кончились, наступили будни. Бахтиёр стал снова видеться со своим адвокатом, который, кстати, присутствовал на этой необычной свадьбе. Гузаль теперь стала жить в доме то ли всё ещё жениха, то ли супруга. В разговорах по Skype, Бахтиёр всегда долго извинялся, говорил «сам изнемогаю от нетерпенья, сил уже больше нет».

Гузаль не стала устраиваться на работу, хотя очень приглашали в родную школу. Была занята домашними делами, а когда свекровь как-то поинтересовалась, какие планы, сказала:

–Ойижон, пока прислужу Вам с Адажоном, а потом посмотрим.

Ни слова о Бахтиёре не сказала, никакого укора не было. Не сказала, что вот я согласилась, пришла в ваш дом, а с кем же мне теперь жить? Не сказала, когда же Ваш сын теперь приедет? Может быть, у него там давно американка есть? А заморочил мою голову!

Исключительное воспитание у самаркандских девушек! Другие бы, например, ташкентские, на третий день устроили бы грандиозный скандал, побежали бы к маменьке и папеньке.

Домой приходили несколько старшеклассниц из родной школы, да и Бахтиёр там учился. Занималась с ними не ради заработка, а чтобы язык не терять. Вечерами сидела за своим ноутбуком и стала искать в Интернете американские сайты, предлагающие свободные вакансии. Разослала сотни резюме с поиском любой работы, но только в Ньюарке, или в ближайших местах.

И о чудо, в одном из хосписов вблизи Нью-Арка понадобилась сиделка за тяжелобольными, выходцами из России и других стран СНГ. Предлагался и список, какие документы отправить, и что в дальнейшем делать. Буквально через три дня после отправки документов пришло письмо о предстоящем в ближайшую среду он-лайн интервью, опять же по Skype.

Почти три часа продолжалось собеседование. Пять представителей хосписа разговаривали с ней. Сначала было немного боязно, ну а потом она втянулась. Им даже понравился её английский язык, да и некоторые вопросы звучали на русском языке. Обо всем расспрашивали, например, есть ли дома пожилые люди, ухаживала ли она за ними, может ли делать укол, ставить капельницу, накормить стариков. Тысячу вопросов. На все вопросы были получены исчерпывающие ответы.

Больше всего Гузаль боялась не вопросов, а то, что неожиданно свет отключится, перестанет работать Wi-Fi, а в хосписе подумают, что соискательница сама отключила связь.

В тот же вечер после полуночи на сотовый телефон Гузаль поступило оповещение о поступлении на её электронный адрес письма из хосписа. Гузаль не стала ждать утра. Спросонья встала, включила свой ноутбук и обнаружила, что к письму прилагался контракт на работу на два года с отпуском через год, соцпакет, медикайл. Даже комнатка предлагалась в служебном жилом комплексе. И самое главное, сообщалось, что в консульский отдел посольства США в Узбекистане направлено письмо с просьбой об оформлении ей рабочей визы на 2 года. И самое, самое главное то, что в контракте не содержался пункт об обязательстве работника не выходить замуж за этот контрактный период. А ведь многие знатоки пугали этим обстоятельством при в работе в США.

Подписав контракт и отправив его на адрес хосписа, Гузаль нашла сайт посольства США в Узбекистане и заполнила соответствующую анкету на получение неиммиграционной рабочей визы типа Н1.

На следующий день к концу рабочего дня пришел ответ с приглашением такого-та числа в такое-то время приехать в посольство для интервью.

Входила Гузаль в консульский отдел с замиранием сердца. Ведь сколько страшилок она слышала об этих американских консулах! И бессердечные они, и всех подозревают в нарушении американских законов, и к самаркандским претендентам на визу они в последнее время очень жестко относятся.

Прозвучала её фамилия, подошла к окошку, подала паспорт и распечатанную анкету, свои дипломы держала в руках. С той стороны окошка оказался дяденька с добрыми глазами, задал несколько вопросов из анкеты. На вопросы, прозвучавшие на английском языке, отвечала по-английски, на русском, по-русски. Сказал, оставьте паспорт, спросил, есть ли где останавливаться в Ташкенте. Когда Гузал не очень уверенно сказала, что есть, предложил прийти сегодня же в пять часов вечера.

Возвращалась в Самарканд, крепко держа в руках свою сумку, где покоился его новенький биометрический паспорт с американской визой на два года. Да так задумалась, что не слышала звонки своего телефона. Звонил Бахтиёр, причем в 3-й раз.

–Гузаль, Гузаль, как там с визой? Получила?

–Да!

–Правда?

–Да, на два года!

–У меня тоже новости есть!

–Какие, в Самарканд приедете?

–Почти. Сегодня выступал президент Барак Обама, заявил о предоставлении грин-карты всем тем, кто живет здесь более пяти лет, работает и платит налоги, не имеет криминальное прошлое. Я всегда имел работу, платил налоги, и я чист перед законом. Меня уже поздравил адвокат!

–Какой сегодня хороший день, воскликнула Гузаль!

–Это вы правы, — поддержал её таксист, тоже задумавший о чем-то своем.

 

В ДОРОГУ ДАЛЬНЮЮ

Вот так завершается наше повествование. В прошлое воскресенье, рано утром Гузаль рейсом HY-101 «Узбекистон хаво йуллари» вылетела из Ташкента и в тот же день в час дня по местному времени приземлилась в аэропорту имени Джона Кеннеди. Встречали её Бахтиёр и несколько его друзей. Пожелаем же им безмерного счастья, исполнения всех их желаний!

Прочитав ещё раз этот материал, я заметил, что заголовок устарел. Ведь семья воссоединилась же! Долго думал над новым заголовком. Ничего не придумав, решил оставить так. А каково ваше мнение, дорогой читатель?

P.S. Всегда, когда отправляю материал в редакцию, прошу супругу прочитать.

–Красивая сказка, вынесла она вердикт.

–Предновогодняя, добавил я.

На этом мы и ставим точку.

6 комментариев

  • Bekhzod:

    Сейчас таких случаев много.

      [Цитировать]

  • Эней Давшан:

    Есть идея, мудрейший: собрать все опусы в Книгу!

      [Цитировать]

  • Сергей Иванов:

    Скорее фантасмагория… Бахтиша правильно сделал, что не вернулся — повязали бы и уж не выпустили как пить дать. Самаркандцы, бухарцы вообще славились широтой взглядов, не то, что зацикленные на «вай-дот, ижарачилар нима уйлайдилар?» ташкентцах.

      [Цитировать]

  • Efim Solomonovich:

    Khoroshaya novostj pod Novyi God. Schastiya molodym!!!

      [Цитировать]

  • Ulitka:

    вахаха, Шодимурод тойхона самая знаменитая в Самарканд сельском)) А это не первая сваьба по скайпу, в Самарканде это популярно.

      [Цитировать]

  • Ирина:

    Чудесная история ! Светло на душе когда читала. Прекрасно показаны традиции нашего народа. Сегодня первый день Весны и этот рассказ подарок. Любите! Берегите друг друга! Верьте! Сохраняйте традиции своей семьи! Всем мира и счастья!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.