Памяти композитора Сулеймана Юдакова (1916 — 1990) Tашкентцы История

В Фейсбуке открылась страница Дом-музей Сулеймана Юдакова. Предлагаем статью Тамары Синельниковой.

На очередном заседании Пленума Союза композиторов Узбекистана музыкальные корифеи произносили затяжные, безусловно, важные речи, которые, однако, никого не затрагивали. Но вдруг… к трибуне с противоположного конца, огибая зал, стремительно «покатился» полноватый, небольшого роста подвижный человек. Его голова «блистала» под стать его глазам, хотя он был не стар. Взойдя на трибуну, С. Юдаков начал говорить «без бумажки»: эмоционально, горячо, сопровождая свою речь энергичными жестами и возгласами «Да-аа!». Он на кого-то и на что-то сетовал, распаляясь все больше и больше. В кульминационный момент глаза выступавшего стали угрожающе огромными и в ужасе застыли, руки резко взметнулись к голове, и он произнес сакраментальную фразу: «У меня волосы встали дыбом!». Зал не выдержал и взорвался гомерическим хохотом. Сулейман Александрович замолк, ошарашенный реакцией зала. В этот момент в его глазах выразились и боль, и печаль, и обида одновременно. Человеческая драма этого большого ребенка вдруг высветилась так резко и явственно, как будто в один момент привиделся весь его жизненный путь… (из воспоминаний Африды Хакимовой, профессора Государственной консерватории Узбекистана).

Сулейман Александрович Юдаков — один из ярких представителей музыкального искусства Узбекистана. Он — лауреат Государственной премии имени Хамзы, заслуженный деятель искусств, народный артист Узбекистана, автор ставшей поистине бессмертной первой узбекской музыкальной комической оперы «Проделки Майсары», комического балета «Проделки Насретдина». Его мелодии стали позывными передач узбекского радио и телевидения: «Жон Узбекистон» («Родной Узбекистан»), «Карнавальный вальс», «Дугоналар» («Подружки») и другие… Народ знает и любит его музыку — искреннюю, открытую. Ведь недаром в пословице говорится: «Яблоко падает на ту землю, которая его взрастила». Он оставил нам свое богатейшее творческое наследие, прославив узбекское музыкальное искусство далеко за пределами республики. Почитатели таланта узбекского композитора живут в Москве, Ашхабаде, Буэнос-Айресе, Софии, Лионе, Лодзи, Гдыне, Бухаресте, Дели, Каире и других городах мира.

С. Юдаков Сулейман Юдаков родился в Коканде. Вся жизнь его — путь трудных испытаний, неустанных поисков и больших свершений в искусстве. В юности — воспитанник кокандского детского дома, впоследствии — ученик М. Гнесина и Р. Глиэра. Первые творческие шаги С. Юдакова получили одобрение Н. Мясковского, а далее — творческие контакты с Д. Шостаковичем и А. Хачатуряном. И, наконец, он — классик узбекской музыки XX в., получивший популярность на родине и международное признание.

Стихией его творчества были: Мажор и Солнце, Юмор и Праздник. Его оптимизм, доброжелательность, удивительно красивая музыка привлекали к нему многих людей. — Мне вспоминается целый ряд весёлых, подчас комических случаев, свидетелем которых мне пришлось быть… Один из них связан с пребыванием нашей делегации на футбольном матче «Тбилиси — Москва» в момент прямой телевизионной трансляции с поля тбилисского «Динамо». Юдаков со свойственным ему юмором предупредил оператора: «Меня, пожалуйста, не освещайте прожектором, а то моя лысая голова будет сверкать». Тем не менее он не раз попадал в объектив. А когда неожиданно перегорел прожектор, Соломон Александрович прокомментировал это следующим образом: «Я же предупреждал — не направляйте на меня прожектор!». Члены делегации, не удержавшись, разразились веселым смехом. Ахмед Хамидович Джаббаров, как глава делегации выступавший в прямом эфире, не растерявшись, объяснил, что этот смех вызван ликованием по поводу усиленной атаки «Динамо», — рассказывает Рустам Абдуллаев — председатель ссоюза композиторов Узбекистана, заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан, лауреат Государственной премии Узбекистана.

— Как-то в начале 1980 годов, будучи в аэропорту «Домодедово», -делится уникальностью случая заслуженный деятель искусств Узбекистана, профессор Государственной консерватории Узбекистана Тухтасин Гафурбеков, — мы — С. Юдаков, А. Джаббаров, У. Мусаев и я по воле случая оказались в так называемой депутатской комнате аэропорта, где столкнулись с одной из крупных руководительниц того времени. Из нашего спонтанного квартета она первым узнала именно Соломона Александровича и предложила всем нам лететь ее (вылетающим перед нашим) рейсом. Отказываться было неудобно, и мы за компанию с уважаемым маэстро согласились. Приглашенные на «посадку!», мы обнаружили, что в громаднейшем по тем временам самолете ТУ-124, с огромнейшими по размеру местами (как в поездах!), куда устроили руководительницу, нам предложили… самые шумные, надтурбовинтовые сиденья. И когда эта неописуемая махина каким-то образом все-таки поднялась в воздух и стала набирать скорость, вроде бы уснувший Юдаков вдруг поднялся с места и на полном серьезе… начал стучать в кабину пилотов. А прибежавшей стюардессе заявил: «Немедленно остановите самолет, я боюсь на нем лететь! У меня нет ни матери, ни жены, ни детей, пожалуйста, остановите, я сойду (!?)». Когда из салона стали раздаваться недовольные возгласы, типа: «Юдаков, килигмингиз жуда кўп!», он, наконец, присмирел и произнес: «Вот вы все шутите со мной, а мне не дали возможности хоть один раз в воздухе пошутить!». И тут же, усевшись в кресло, … мгновенно уснул.

С. Юдаков и А.Хачатурян Несмотря на то, что судьба Юдакова в жизни уготовила ему множество «ухабов», он с честью и достоинством преодолевал все жизненные испытания. Нравственная стойкость, профессиональная щепетильность, несломленный характер — все эти качества присущи именно ему.

— В воспоминаниях многих людей, знавших С. Юдакова, творчески с ним общавшихся, его образ запечатлен как образ шутника, балагура, любителя публики, типичного восточного аскиячи, — рассказывал заслуженный деятель искусств, народный артист Узбекистана Муталь Бурханов. — Я, как его близкий друг, воссоздаю в своей памяти портрет соратника — портрет неожиданный, но тем и интересный… Мы оба достигли гребня славы, были окружены почестями, но, по существу, всю свою жизнь оставались одинокими людьми. Ни у меня, ни у него не было собственной семьи. Нашими ближайшими «родственниками» были друзья. В последние годы своей жизни он не любил оставаться дома один. Когда ушел из жизни наш близкий друг Левиев, через три месяца я навестил Сулеймана, попавшего в больницу. Теперь вспоминаю с горечью его слова печального предчувствия: «Вот ушел наш друг, а за ним уйду и я». Он сокрушался, что его забыли. Я его стал успокаивать: «Перестань, хватит себя накручивать». Сулейман помолчал, а потом тихо проговорил: «Надо было нам с тобой, Муталь, детей иметь»…

То ли действительно окружающие находились под обаянием его художественного амплуа и артистически яркой личности, воспринимая его в шутовски-веселом, балагурном ключе. То ли его редкий добрый дар веселить, радовать очищающим смехом являлся одновременно его собственным крестом. Но, так или иначе, изучая его судьбу, копаясь в его жизненной «карте», я невольно обнаружила, что в жизни этой личности присутствовало что-то такое, что обрекало его на непонятность и одиночество по жизни. Он был прост в общении, никогда не демонстрировал себя маститым композитором. Он был первым человеком, «крестным отцом» для многих молодых композиторов, музыкантов-исполнителей, оказывая им поддержку и открыв дорогу в мир искусства.

— Сулейман Юдаков — замечательный человек, от природы веселый, жизнерадостный, полный оптимизма. Впервые я встретила его в Москве, когда заканчивала там консерваторию. Будучи земляками, мы много общались. Он был старше меня, и однажды я из любопытства спросила его, почему он до сих пор не женат? А он, обладатель прекрасного чувства юмора, ответил: «Моя жена — музыка, а детки — мои произведения». Тогда это показалось мне смешным, а сегодня в словах маэстро нахожу особый смысл. А своей известностью, званием народной артистки я обязана его творчеству. Именно благодаря музыке Юдакова я смогла проявить себя и свои возможности, — свидетельствовала народная артистка Узбекистана, профессор Государственной консерватории Республики Саодат Кабулова.

Безусловно, Юдаков убежденный оптимист, Человек, который посвятил свою жизнь только ей одной — музыке. Он относился к разряду людей, к которым нельзя быть равнодушным. Он непременно заставляет много и жарко толковать о себе pro или contra; тотчас же порождает вопросы, ведущие к исследованию самых глубоких истин. Достаточно сказать, что известность, которая теперь сопутствует его имени далась, ему ценою огромного труда — категории творцов, полностью отданных своему делу. …Время — неуловимо, скоротечно, все необыкновенно и незабываемо, если есть еще память. Человек живет столько, сколько его помнят, сколько в памяти людей живы его дела, и чем больше он успел сделать в этом мире, тем весомее становится для нас его пример и сегодня. Музыка Соломона Александровича Юдакова до сих пор звучит в наших сердцах, живет на сценах театров, в концертных залах, в эфирах радио и телевидения… Он посвятил всего себя одной большой жизненной цели — возвышать и радовать людей своим искусством. Юдаков отдал свою жизнь высокой и культурной миссии просвещения своих современников. Он говорил, что семья не дала бы ему осуществить все, что было задумано. А задумано было многое…

Тамара Синельникова

1 комментарий

  • Елена:

    Замечательная статья. Так много фактов, деталей. Здорово! Только подпись удивляет.
    Дело в том, что я принимала участие в создании книги «Сулейман Юдаков в воспоминаниях современников», откуда ДОСЛОВНО и украден весь текст. Именно украден, поскольку не указан ни автор книги — профессор консерватории Вера Зиновьевна Плунгян, ни прочие участники, чьими словами, кстати, г-жа Синельникова и заканчивает «свой» опус.

    Но приятно, что книгу читают!

    Кстати, к юбилею Юдакова наш уже сложившийся коллектив собирается выпустить еще одну книгу о великом композиторе. Так что Т. Синельникова сможет публиковаться и публиковаться!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.