Самарканд: живая легенда Разное

Статья из «Правды Востока» от 25 июня 2014 года. Фото Аллы Гажевой.

DSC_3610qwd

«Самарканд …на протяжении своей почти трехтысячелетней истории был и остается перекрестком цивилизаций и культур народов. Древний и вечно молодой Самарканд широко известен в разных уголках нашей планеты как сказочный город с неповторимым восточным колоритом, богатейшей историей и сохранившимися здесь уникальными, удивительными памятниками прошлого. Недаром Самарканд наряду с Римом известен в мире как «вечный город», прекрасные голубые купола которого привлекают внимание миллионов туристов».

Ислам Каримов

Здесь столетиями кипела и кипит жизнь, совершались потрясающие научные открытия, рождались гениальные поэтические строки, вынашивались передовые общественные идеи. И все это на живописном архитектурном и природном фоне, создавать который помогали самые прославленные мастера и зодчие. Мало сыщется мест с такой плотностью светил и шедевров на каждый квадратный метр площади. Их можно перечислять долго, но один лишь вид упомянутых голубых куполов Самарканда является визитной карточкой не только современного Узбекистана, но и всего древнего Востока — того самого, из легенд и преданий. И нам выпало счастье быть наследниками этого великого богатства.

Наверно, каждого, кто приезжает сюда впервые, поражает соединение в одном месте стольких исторических слоев. Сложно представить себе, что этому городу — больше 2750 лет, что тут ступала нога Александра Македонского и Марко Поло, Кусама ибн Аббаса и Омара Хайяма, Имама аль-Бухари и Алишера Навои, Ибн Сины и Бабура, а также десятков других личностей с мировым именем. Многие из них для нынешнего поколения самаркандцев не просто имена из учебника истории, а земляки. Сотни, тысячи обладателей самых разных талантов привлек этот ключевой пункт Великого шелкового пути, который не случайно в разное время выбирали своей столицей и правители упомянутой еще в Авесте Согдианы.

Он не раз возрождался после самых тяжких невзгод, чтобы вновь обрести подлинное величие. Благодаря своим известным сыновьям и дочерям Самарканд стал крупнейшим центром экономической и общественной жизни, науки и искусства, а в годы независимости только укрепился в этой роли в результате целенаправленной политики главы государства. Это вполне соответствует самой распространенной трактовке происхождения его имени: «Семиз кент» — «богатый, тучный город». Слава о нем уже много веков назад была так велика, что само его имя стало для иностранцев нарицательным. Он фигурирует в романе «Клодиус Бомбарнак» Жюля Верна и многих других произведениях минувших столетий. Только за последние 20 лет этот список пополнили книги: «Самарканд и другие известные мне рынки» нобелевского лауреата Воле Шойинка, «Самарканд» обладателя престижнейшей Гонкуровской премии Амина Малуфа, «Амулет Самарканда» и «Галили» британцев Джонатана Страуда и Клайва Баркера, а также видеоигры «Последняя фантазия» и «Эпоха империй». А в восточной литературе и философии Самарканд уже давно наречен полулегендарным воплощением идеального общественного устройства, обителью справедливости и честности. Говоря сегодняшним языком, это город-бренд — заслуженный статус, который не купишь ни за какие деньги, не заработаешь никакой рекламой.

Возрожденные святыни

…Мы стоим у памятника Амиру Темуру, что в начале Университетского бульвара, и с трудом верим своим глазам. Здесь когда-то проходила давно ставшая условной граница старого и нового города, и теперь в какую сторону ни глянь — приветы из разных столетий. Вдоль самого широкого и тенистого бульвара — места удивительной притягательности, где дни напролет гуляют люди — выстроились корпуса Самаркандского госуниверситета, выполненные в туркестанском стиле. Это XIX век. Через дорогу — площадь Куксарой, где высятся областной хокимият и музыкально-драматический театр — оба XX века. Слева купается в солнечных лучах зеркальный фасад отеля «Регистан Плаза» — наши дни. А справа стоят один за другим …мавзолеи Рухабад, Амира Темура и Аксарай, возведенные в XIV-XV столетиях. Мимо проносятся во все стороны машины — тут пересекается несколько крупных улиц, вокруг кипит жизнь — и это в непосредственной близости от усыпальниц, где нашли последний приют известные всему миру «властелин семи созвездий» Темур, великий ученый Улугбек, другие члены династии Темуридов и их близкие. И в этом сочетании прошлого и настоящего — весь Самарканд.

Однако еще не так давно переплетение веков было, пожалуй, слишком плотным. Скажем, три мавзолея окружали обычные махаллинские дома, да и сами постройки были не в лучшем состоянии. За последние двадцать лет их постепенно реконструировали, у мавзолея Темура вновь появились два разрушенных прежде временем минарета, внутренняя отделка опять сияет золотом, ушли в прошлое портившие вид постройки. Теперь тут отличная зеленая зона — повсюду высажены деревья, цветы, кустарники, и все величественные памятники видны как на ладони.

Пройдем чуть дальше — и выходим к другому примеру удивительного соседства эпох. Это о таких местах, как площадь Регистан, говорят: все гениальное просто. В Самарканде немало величественных зданий, но только здесь мы видим столь эффектную завершенную композицию — единый ансамбль трех медресе, который сложился в нынешнем виде почти четыре века тому назад! А начиналось все еще двумя столетиями раньше, когда открылось медресе Улугбека — важнейший центр просвещения, где вели занятия по точным, естественным и гуманитарным наукам сам Улугбек, Казизаде Руми, Али Кушчи, а слушателями были Навои и Джами.

Картинка, хорошо знакомая каждому узбекистанцу и даже иностранцам, — одна из главных достопримечательностей древнего города. Однако еще лет сто назад Регистан был в буквальном смысле в руинах — слишком серьезно пострадали все постройки в результате нескольких землетрясений XIX века. Кропотливый труд по восстановлению всех деталей внешнего и внутреннего убранства, включавший знаменитое выпрямление северо- и юго-восточного минаретов старейшего медресе, был завершен только в наши дни.

Все это хорошо видно из окон многоэтажек, стоящих напротив. Да, кажется невероятным, однако с другой стороны улицы Регистанской — обычные дома. Каково это, когда с вашего балкона открывается такой обзор?
Об этом разговорились с аксакалом Рахимом Сафаровым.

— Сами можете представить, — улыбается пенсионер. — Приятно своими глазами наблюдать перемены. К счастью, окрестности сильно преобразились — ведь чего здесь только не понастроили в прежние годы. Вместо старого кинотеатра теперь сквер, вместо хлебокомбината — гостиница, в другие места перенесли спиртзавод и музей. Вдумайтесь: за исключением последнего, кто посчитал уместным размещать все это рядом с достопримечательностью, которую весь мир знает? Надо иметь уважение к таким памятникам культуры.

Кстати, в этом году в облик Регистана внесли очередные поправки — вместо старых трибун решили построить стационарный амфитеатр и вынести сцену чуть вперед по отношению к медресе. Чтобы не бросались в глаза прожектора и кабеля, изменили их расположение, а также обновили дренажную систему. А позади ансамбля пробили тупиковую улицу Заргарон, что позволило создать вместительную автостоянку и разгрузить парадную сторону этого популярного места.

Где поселилась вечность

Вечером мы вернулись на площадь на светомузыкальное шоу, идущее уже с десяток лет. Под звуки эпического повествования порталы медресе подсвечивают то красным, то зеленым, то несколькими цветами сразу, что придает им еще больше таинственности. Действо это предназначено прежде всего для туристов, но оно собирает и местных жителей, с удовольствием проводящих здесь время. Выходя на подобные променады после заката, можно не беспокоиться о своей безопасности, уверили нас горожане. Потому почти до полуночи гуляли мы по округе, сидели у музыкального фонтана в новом сквере Тигров — конечно, он за «львиным» медресе Шердор — и все это в компании множества самаркандцев всех возрастов, которые явно полюбили появившуюся здесь прогулочную зону.

Ее продолжение — главная пешеходная и ремесленная улица Ташкентская, где также на смену старым постройкам пришли современные торговые точки, специализирующиеся на изделиях народного промысла. Причем многочисленные туристы могут не только приобрести их, но и понаблюдать за процессом изготовления.

— Чем интересуются? Всем. Сейчас на традиционную культуру обращают все больше внимания и гости, и наши с вами соотечественники, — разъясняет руководитель областного управления Ассоциации «Хунарманд» Акобир Хакимов. — Отсюда внутренний спрос на национальные сундуки, люльки, одежду, посуду, ювелирные украшения, а также внешний — на высокохудожественные сувениры. А в результате ремесленничество не просто возродилось, но и неплохо развивается. В исторической зоне Самарканда для умельцев созданы два крупных центра — в мавзолее Рухабад и здесь, у Регистана. В наших рядах уже свыше 1000 народных мастеров 25 направлений, среди которых резьба по дереву и ганчу, гончарное производство, ткачество, вышивка, художественная обработка металла, камня и кожи, искусство каллиграфии и миниатюры, пошив классических нарядов и другие.

Яркие художественные работы можно увидеть и в торговом куполе Чорсу XV века, с которого уже в XXI столетии «счистили» трехметровый слой земельных наслоений и превратили его в арт-галерею. Она венчает один конец улицы Ташкентской, а на другом возвышается над местностью мечеть Хазрат Хызр, что на южной оконечности легендарного Афрасиаба, откуда и начиналась история города. Если будете в Самарканде, непременно поднимитесь сюда. Первая мусульманская мечеть города была возведена в честь «животворного» пророка-покровителя путешественников еще Кутейбой ибн Муслимом в VIII веке. Стоящая на том же фундаменте мечеть позапрошлого столетия впечатляет прежде всего лучшим видом на Самарканд — как с открытки. Смотреть можно бесконечно.

А ведь еще не так давно вам открылось бы неприглядное зрелище — хаотичная застройка, над которой поднимались полуразрушенные остовы порталов Биби-ханум. Раньше перед мечетью был караван-сарай, на месте которого устроили троллейбусный парк, а позже — торговый комплекс. Разглядеть в такой компании стоящие тут памятники архитектуры было непросто — они терялись.

В наши дни не представляющие особой ценности объекты стали выводить за пределы исторической части, на их месте разбили газоны и цветники, а исполинское здание соборной мечети любимой жены Темура бережно восстановили по мере возможности, включая бирюзовый купол, повторением которого именовали само небо. Мы оказались в Биби-ханум под вечер, и в закатных лучах она казалась еще более поразительной. Впечатляют прежде всего размах — 167 на 109 метров — и охватывающее здесь состояние умиротворения. В огромном дворе будто поселились сама вечность и ничем не нарушаемый покой, хотя буквально через стенку — одна из центральных магистралей, главный туристический маршрут и крупнейший Сиабский базар.

Рынок этот уже пару лет как преобразился и расстался с древними пахсовыми сооружениями в пользу удобных современных павильонов, среди которых есть специальные прилавки для мастеров-пекарей. С раннего утра продают они аппетитную продукцию, включая своеобразную визитную карточку Самарканда — лепешки галаосиё. Гуляя между рядов, познакомились с потомственным новвоем Амрилло Хабибовым.

— Пеку лепешки уже 30 лет, смог наладить настоящий семейный бизнес. Помогают все домочадцы — жена, оба сына и дочка. Никто не остается в стороне, ведь работа трудная, — рассказывает Амрилло-ака. — Зато какой результат. Вот, возьмите лепешку — она пахнет родной землей!

На выходе с базара — сложная дорожная развязка, схождение пяти улиц. С одной стороны некрополь Шахи-зинда, ансамбль с самой длинной историей формирования — с IX по XIX век, где по преданию скрылся от врагов в колодце двоюродный брат пророка Мухаммеда Кусам ибн Аббас. И это не единственная тайна — во время реставрации всего комплекса в 2005 году обнаружили ранее не известные объекты тысячелетней давности.

А если выбрать другую трассу, то она выведет к «растущей» гробнице ветхозаветного пророка Даниила (Ходжи Данияра) — потомка царей Давида и Соломона. Еще пару лет назад напротив святого места был типичный махаллинский пейзаж, а теперь — гладкая туристическая картинка. Часть домов и мельница исчезли, жилая зона отступила назад, а благоустроенный берег канала Обимашад с обеих сторон стал похож на ухоженный городской скверик.

Отсюда рукой подать до обсерватории Улугбека на холме Кухак (Чупан-ата). Четыре года назад открыто новое здание музея великого астронома с памятником, хотя, разумеется, самое потрясающее здесь — чудом сохранившийся до наших дней под землей секстант. Как с его помощью удалось почти точно определить продолжительность звездного года и координаты тысячи небесных тел — таким вопросом невольно задаешься, когда стоишь у этого гигантского угломера, который построил гениальный внук Темура.

Ключи для молодых

В годы учебы в университете одна из однокурсниц, приехавшая в столицу из Самарканда, навещала семью лишь на каникулах — раз в полгода. И в каждый свой приезд жительница обычного спального массива не узнавала родной район — то ли это место, или знакомый ей город куда-то перенесли. Хочется сказать об этом, потому что подчас больше внимания уделяют центру. Но не меньше сдвигов происходит и там, где нет никаких памятников, а живут простые люди. С учетом насыщенной истории Самарканда ему не привыкать к переменам, и нынешние — очередной крупный этап.

— Масштабную реконструкцию города начали в 2005 году, когда завершился срок реализации последнего 25-летнего генплана. Приоритет решили отдать исторической части с ее ветхим жильем, чтобы создать достойные условия жизни для людей. Стали действовать смелее, чем прежде, выпрямляя кривые улочки, активно снося старые здания и строя на их месте по современным проектам одно-двухэтажные, которые вписываются в окружение и не закрывают обзор, — рассказывает ведущий специалист управления архитектуры и строительства Самарканда Малохат Эшмуратова. — За это время реконструкция затронула прежде всего улицы Улугбека, Беруни, Темура, Пенджикентскую, Дагбитскую, Бустансарай. Для них разработали красивые проекты, где в едином стиле и цветовой гамме выдержаны как сами объекты, так и ворота, крыши, заборы. Только с 2009 по 2013-й построены с три десятка многоэтажных жилых домов, в каждом минимум 32 квартиры, ключи от которых вручены в том числе тем, чьи дома снесли. А сколько появилось новых государственных, социальных, коммерческих объектов и предприятий. Сдан возведенный по постановлению Кабинета Министров Дом приемов официальных делегаций, модернизированы аэропорт и вокзал, кардиодиспансер и центр детской хирургии, построен филиал Ташкентского университета информационных технологий, в самом разгаре реконструкция зданий СамГУ, парков «Согдиана» и «Ёшлик». Будет парк на месте пустыря и в поселке Химиков. И везде, где строят, также меняют изношенные коммуникации, чтобы решить проблемы с электричеством, водо- и газоснабжением — важнейший для города вопрос.

Вместе с квадратными метрами растет дорожная сеть. Сейчас продолжается строительство малого транспортного кольца, которое позволит проезжать Самарканд в обход загруженного центра. Пройден первый этап — 0,7 км, а на втором — в 2014-2015-м — сдадут оставшиеся 1,7 км. Скорость небольшая, так как на пути прокладчиков немало объектов под снос, что, конечно, влияет на общие темпы. Другая важнейшая стройка на ближайшие два года — реконструкция улицы Рудаки от вокзала до Сиабского рынка, — целых шесть километров. Предстоит вынести из исторической части за пределы города много производственных баз, расширить проезжую часть, возвести жилые дома и внушительный комплекс выставки достижений народного хозяйства.

В кабинете главного архитектора Самарканда мы увидели множество макетов тех изменений, что уже произошли или готовятся. На листах оживает время — как было, стало и будет. По всем районам разбросаны действующие и будущие адреса строек, дома и трассы, которые надо омолодить. Конечно, жить в атмосфере общегородского ремонта непросто. Но что-то теряя, мы находим нечто новое. Так и здесь.

Разглядывать трансформации целых улиц на бумаге одно, а в реальности — совсем другое. «Здесь был настоящий «шанхай», — вспоминаем слова одного из собеседников на мосту по улице Бустансарай. И безуспешно пытаемся нарисовать себе скопище хибар на дне оврага — там, где теперь зеленеет рощица из уже подросших деревцев, меж которых петляет тонкий ручей.

Не узнать и Дагбитскую. На старом фото — сплошные заборы, опора ЛЭП, заправка. А теперь на нашем пути — новые жилые дома и торговые точки, на каждом шагу надписи «Кафе», «Хозяйственные товары» или «Агентство недвижимости», и многие еще готовятся к открытию. А у иных порогов на лавочках сидят мамы и бабушки, наблюдающие за играющей детворой. Вся протяженность улицы с не менее длинной историей выглядит теперь словно с иголочки. И только в проемах между домами видно, как застройка «ныряет» в почти нетронутую временем низину. Очередной образец гармонии разных эпох.

Отсюда сворачиваем на улицу Темура. Здесь на месте прежнего рынка запчастей с 2012-го строится молодежный городок — восемь домов для молодых семей, где также будут детский сад, школа музыки и искусства, сход граждан и торгово-бытовой комплекс. Завершить работы должны в этом году. А с бегущей по соседству улицы Улугбека перенесли тянувшуюся с обеих сторон воинскую часть. Там, где прохожие видели лишь массивную ограду, за последние пару лет появились новые очаги знаний и культуры — колледж искусств и концертный зал, дворец счастья и торговый центр, гражданский и хозяйственный суды. У каждого — свой оригинальный проект.

После нового здания Государственного музея истории и культуры Узбекистана улица раскрывается трилистником дорог. И сразу видно, где пронесся ветер перемен — там не только новые фасады, но и молодые саженцы, сменившие старые и еще не успевшие дать тень. Кстати, как поделился один из собеседников, после старта реконструкции число цветочных и хозяйственных магазинов в Самарканде выросло в сотни раз. Оно чувствуется — подобранных с любовью и радующих глаз клумб, вазонов и пестрых композиций на газонах в городе очень много.

Наш путь лежит к вокзалу, а значит, идем направо, на улицу Беруни, вдоль которой выстроилась целая галерея не столь типичных для Самарканда девятиэтажек. Еще недавно вплотную к железнодорожным воротам города прилегала «Яма» — многоговорящее название кучки магазинчиков, о которых уже мало что напоминает. Теперь на просторной площади — зеленый ковер с фонтаном и современные офисы. Изменился и походивший прежде на барахолку привокзальный рынок, вполне способный посоревноваться с Сиабским в борьбе за покупателей, включая туристов. Ароматные лепешки, вкуснейшая халва, свежие фрукты — найдется все.

Об условиях для гостей Самарканда стоит сказать отдельно. Здесь десятки отелей на любой вкус, и каждый год открываются новые, расширяется инфраструктура сервиса, растет качество услуг. Повсюду мы видели указатели на английском, прямо на выходе с вокзала установлена карта достопримечательностей, а в гостиницах транслируют сотни каналов всего мира, о которых прежде и слышать не доводилось. Вкусно поесть можно буквально на каждом шагу. И туристы ценят все это, как и генетическое хлебосольство нашего народа.

— Я не знаю, как описать свои эмоции от увиденного, — смущается встреченная нами гостья из Бельгии Беатрис Лаваль. — Виды памятников на самых лучших фото не способны передать их подлинного великолепия и дух времени. Много слышала о том, как гостеприимны здесь люди, но все равно оказалась не готова к тому искреннему радушию и общительности, с которыми столкнулась. Абсолютно незнакомые мужчины и женщины бросали все дела, чтобы показать дорогу, бесплатно подвезти до нужного места, приглашали в дом, даже не понимая ни слова по-английски или по-французски.

Влияние туристов — а их за год бывает около 150 тысяч — на экономику и культурное пространство города вполне ощутимое, ведь они обеспечивают приток средств, стабильную занятость и стирают границы. Не случайно в числе побратимов Самарканда — Бремен, Флоренция, Лион, Рио-де-Жанейро, Мехико и многие другие города всех континентов. Как на заре нашей эры, так и сегодня здесь можно встретить представителей десятков народов и конфессий, на улицах звучит смесь самых неожиданных языков — и это воспринимается всеми как норма. Подобная открытость миру создает цепную реакцию, неся положительные перемены во все сферы.

Негасимый светоч знания

Беседуя с самаркандцами, ясно понимаешь: как и столетия назад, здесь во главе угла — осознание ценности своих традиций и истории, без которых немыслимо движение вперед. А потому в наши дни для города на первый план вышло не только строительство с нуля, но и сохранение накопленного и восстановление едва не утраченного. Это относится как к шедеврам средневековья, так и более поздним объектам. Новые же постройки часто соединяют современные мировые приемы зодчества с привычными восточными айванами, колоннами, резными украшениями. Это относится и к интересному рельефу, ведь в черте города есть и холмы, и низины, и водные артерии, и даже археологические раскопки. Мы увидели немало зданий и сооружений, удачно вписавшихся в ландшафт. Такая гармония созданного руками человека, природы и времени очень к лицу Самарканду, части которого не похожи одна на другую, но сообща они складываются в затейливый портрет.

Это разноплановое развитие поддерживает и руководство Узбекистана, уделяющее городу огромное внимание все годы независимости. Помимо целевых социально-экономических, строительно-ремонтных и благоустроительных программ многое сделано для поддержания статуса Самарканда как крупного центра науки, образования и культуры. С 1997-го тут проводится Международный музыкальный фестиваль «Шарк тароналари», в 2007-м при поддержке ЮНЕСКО торжественно справили 2750-летний юбилей, в прошлом году устроили два спортивных чемпионата Азии и республиканский театральный фестиваль, а в мае этого года город принял представительную международную конференцию «Историческое наследие ученых и мыслителей средневекового Востока, его роль и значение для современной цивилизации», на открытии которой выступил Президент Ислам Каримов. Сюда пустили первые скоростные поезда «Afrosiyob», здесь открыли автозаводы «SamAuto» и «MAN», через пару лет под городом заработает единственная в Центральной Азии солнечная фотоэлектростанция.

Осуществление таких инициатив — лучшее свидетельство огромного интеллектуального и творческого потенциала этого негасимого светоча знания, научные школы которого ведут передовые исследования во многих областях, а учебные заведения готовят достойную смену, продолжая традиции великих предков. Потому весьма символичен тот факт, что первая планета, открытая нашими астрономами в годы независимости, по предложению Президента названа именно в честь древнего города. Все-таки это особенное место. Один из древнейших городов планеты — слова, которые звучат так часто, что смысл их подчас теряется. Но не случайно весь Самарканд включен в Список Всемирного наследия как «Город-перекресток культур». И в то время, как чье-то детство проходило в дворовой песочнице, у самаркандцев ее заменял Регистан (в переводе «песчаное место»). А уж сколько псевдонимов придумали для второго города Узбекистана: Сияющий лик земли, Жемчужина исламского мира, Эдем или Рим Востока. И увиденный нами идущий своим путем в мировой летописи кавалер ордена Амира Темура вполне достоин каждого доброго слова, сказанного в его адрес.

Рамиль Исламов.

Ёрмамат Рустамов.

3 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.