Татур Сергей Петрович Tашкентцы

Сергей Петрович Татур родился 1 августа 1937г в Ташкенте в семье землеустроителей.

Узбекский писатель, член союза писателей Узбекистана.

По образованию инженер-гидротехник. По профессии работал шесть лет, потом в течение 13 лет  — журналистом в газете «Правда Востока». Пять лет руководил журналом «Звезда Востока» — и довел его тираж до 212 тысяч экземпляров. По тиражу «Звезда Востока» в 3 – 4 раза превосходила соответствующие литературно-художественные журналы Украины, Белоруссии, Казахстана.

Автор 150 рассказов, 40 романов и повестей (опубликована из них едва ли одна пятая часть). Тема его произведений – жизнь, его окружавшая.

Был дважды женат
Первая жена Романова Дина Сергеевна
Вторая жена Карпенко Валентина Павловна
От первого брака у Сергея Петровича было двое детей: Ирина и Анна.
От второго брака так же было двое детей: Елена и Петр.

Автобиография

Я всегда считал себя человеком обыкновенным. Удивлялся, если обо мне говорили в высоких тонах – разве я этого достоин? Делал свое дело, как мог, не хуже и не лучше. Хуже, чем я мог, я не хотел его делать, а лучше – да, хотел, но не получалось. А чего я всегда хотел? Хотел писать, пером запечатлять действительность. И я писал всю свою сознательную жизнь. Будут ли меня читать или нет, это было дело второстепенное. Я, конечно, хотел, чтобы меня читали, но если бы этого не было, я бы не прекратил писать. Ибо на это я был запрограммирован.

Я родился в 1937 году в семье землеустроителей Татура Петра Кузьмича и Рисслинг Елены Яковлевны. Отец, по национальности белорус, был в семье ребенком шестым и последним. Три его сестры и мать Олимпиада Ивановна умерли от дизентерии в гражданскую войну, и он пешком из Минска пришел в Москву к старшему брату Сергею, члену президиума партии социал-революционеров (эсеров). Брат помог ему; впоследствии Сергей Кузьмич стал видным экономистом, заведовал кафедрой в Московском университете, и там в его честь установлена мемориальная доска. В Отечественную войну отец воевал в саперных частях, дошел от Воронежа до немецкого города Бреслау (ныне это польский город Вроцлав), дослужился до майора, домой вернулся живым и невредимым. Это было великое счастье. У половины тех, с кем я учился в школе, отцы с войны домой не вернулись. В войну отца сопровождал томик Есенина, в те годы запрещенного. Всю дальнейшую жизнь отец преподавал на землеустроительном факультете ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, стал доктором наук, заведовал там кафедрой. Кстати, и средний брат отца, Геннадий Кузьмич, стал доктором наук – по строительной механике. Три брата – три профессора, гены свое слово сказали.

Мать была из немецкой многодетной семьи, и тоже последний ребенок, — девятый. Ее мать, моя бабушка Мария Мартыновна в первый год войны бежала от немцев-фашистов к нам в Ташкент и дальше уже жила с нами. Это была железная женщина, удивительно работящая. Она прожила до 98 лет. Последние восемь лет она лежала, недвижимая (сломала ногу, а кость уже не срасталась), и мать ухаживала за ней. Вторым ребенком в нашей семье была сестра Ольга, двумя годами младше меня; я ее очень люблю. Мать работала по профессии в министерстве сельского хозяйства Узбекистана и рано вышла на пенсию, чтобы ухаживать за внуками. Отец же очень любил свою работу и ни дня не был на пенсии (он умер в 75 лет). Отец и мать обожали друг друга, никогда не ссорились и не повышали друг на друга голоса, и их отношения стали примером однолюбия для меня и сестры. Еще мать удивительно тепло, сердечно относилась к своим сестрам и братьям, и это я запомнил. Отец и мать похоронены рядом.

В школе я учился хорошо, любил литературу и географию. Моими литературными пристрастиями со школьных лет были Пушкин, Достоевский, Есенин и Хемингуэй. Наш куратор физик Михаил Константинович Прокофьев после восьмого класса повел нас в горы в десятидневный поход, и после этого я полюбил горы и потом часто ходил в походы с друзьями или один. Горная тропа, быстрая река, березовый лес, лиловые скалы, устремленные в поднебесье, живой вечерний костерок, у которого так приятно сидеть, присутствуют во многих моих рассказах и повестях. После школы была учеба в ирригационном институте, причем каждую осень мы ездили на два месяца собирать хлопок. Сначала нам сильно хотелось на хлопок, а потом еще сильнее хотелось домой (рассказ «Зеленоглазая» это передает весьма достоверно).

Затем началась работа. Полтора года я строил целинные совхозы в Голодной степи, но эта работа оказалась не для меня (первопроходцев рядом со мной в степи было раз-два и обчелся). Потом я исследовал взаимодействие гидротехнических сооружений с водой в гидравлической лаборатории института «Гидропроект», и это была работа для меня (лаборатория, как место действия, перенесена в повести «Пики Тянь-Шаня», «Пахарь», «Стена»). Рядом со мной в лаборатории работали приятные люди – искренние, глубокие, порядочные.

Я уже много писал, но меня еще не публиковали. И я решил, что научиться писать лучше мне поможет факультет журналистики нашего университета. Я легко сдал вступительные экзамены и стал учиться еще раз, уже заочно. И удивился, когда осознал, что университет не дает мне ничего, что заочное образование и образование очное – это лилипут и великан, по недоразумению поставленные рядом. Но интересные изменения в моей судьбе все-таки произошли. Университет потребовал практики, и я написал для газеты «Правда Востока» репортажи о перекрытии реки Нарын в створе Токтогульской ГЭС и реки Вахш в створе Нурекской ГЭС. Репортажи понравились и были опубликованы без какой-либо правки. Это было в начале 1966 года. А в апреле произошло знаменитое ташкентское землетрясение, кто-то уехал, в газете образовались вакансии, и я получил приглашение работать в «Правде Востока».

Началась совсем другая жизнь, разъездная, событийная, наполненная встречами с интересными людьми (мне, например, довелось встретить в нашем аэропорту участника антарктической экспедиции хирурга, который сам себе удалил аппендицит – больше это сделать было некому). Кончать университет уже не имело смысла, и я оставил учебу после четвертого курса. Я женился. Своей женой журналистской и детской писательницей Карпенко Валентиной Павловной премного доволен. У нас пятеро детей, четверо дочерей и сын (мальчика, надо отдать нам должное, мы дождались). У каждого из детей своя судьба, и каждым из них мы дорожим больше, чем собою. Что каждый из них лучше любой из написанных мною книг, я не сомневаюсь.

Работая в газете, я писал не только статьи и репортажи. Я писал рассказы, повести, а потом и романы. Писал я и до газеты, в Голодной степи, а особенно много в гидравлической лаборатории, где у меня был свой закуток со своей пишущей машинкой. Я приезжал туда рано утром на велосипеде (до работы было десять километров), писал или печатал – и останавливалось время. Наконец, журналы и издательства перестали отклонять написанное мною. Меня начали публиковать. Первый мой рассказ «Доктор, доктор!» (о докторе, допустившем роковую ошибку) журнал «Звезда Востока» напечатал в 1965 году. А ровно через двадцать лет я пришел в него главным редактором, и, ставя на одаренную молодежь и на таинственность и притягательность Востока, довел его тираж до 212 тысяч экземпляров. Это был рекорд, ни один провинциальный журнал в Советском Союзе и близко не выходил таким тиражом. 95 процентов тиража поступало в Россию; российского читателя очень интересовала жизнь, такая близкая, но разительно другая, на российскую совершенно не похожая. По моей инициативе журнал начал публикацию Корана, за что, естественно, меня не похвалили.

Всего я написал более ста рассказов, двадцать три романа и повести. Опубликовал, наверное, менее половины – в ташкентских издательствах и московском издательстве «Советский писатель». Тема подавляющего большинства моих произведений – жизнь, моя и близких мне людей. Все это мне очень близко, так близко, что и придумывать ничего не надо. Слепки с действительности (одна из повестей так и называется – «Слепок»). Лишь в двоих своих вещах я дал волю фантазии, в романе «Мания величия» и повести «Садисты». В «Мании величия» гениальный химик Гальпер создает препарат, который позволяет управлять снами, делать сны такими же реальными, как сама жизнь, а себя сделать главным действующим лицом этой жизни. А сосед Гальпера и его друг и почитатель столяр Вася действие препарата роман "Периферия"проверяет на себе. Он попеременно становится то лучшим боксером планеты, то лучшим ее футболистом, то новоявленным Дон Жуаном, а, пройдя через суету сует и погасив в себе тщеславие, поднимается на следующие высоты, стремится облагодетельствовать человечество многими вещами, в том числе и единой мировой религией. Чем это заканчивается для великого химика и его подопытного кролика, вы прочитаете. А в «Садистах» показаны выродки и то, как к ним приходит возмездие. От обыкновенных людей приходит возмездие, от их человеческой сути. И вывод напрашивается сам собой: выродков, нечеловеков рядом с нами быть не должно.

Первые мои вещи молодежные, последующие – вполне взрослые. Советские времена теперь история, но время мало меняет характеры людей (вспомним, что законам нравственности, десяти библейским заповедям две тысячи лет, но разве кто-нибудь скажет, что они устарели?). «Пики Тянь-Шаня» – это о первой любви, трогательной, но и выковывающей характер цельный и сильный. «Наедине с собой» – это размышления на горной тропе и под звездным пологом о непростых перипетиях нашего бытия, которое подчас совсем не такое, каким мы бы хотели, чтобы оно было. «В одном купе» – это скольжение вниз хорошего парня, но алкоголика, а потом его преломление себя и восхождение (явление, скажу прямо, не такое уж частое). «Стена» – это женское одиночество и попытки его преодолеть, превозмочь, и фиаско, эти попытки венчающее. «Первая работа» – это вхождение в большой мир после институтской скамьи, такое долгожданное, но совсем не простое. «Три очень разных лета» – это возвращение в юность в годы, когда расстояние, от нее отделяющее, становится очень большим, а притяжение юности от этого только возрастает. «Периферия» – вещь зрелая и глубокая, наполненная постижением жизни, ее осмыслением. «Оранжевое лето» – первый и единственный детектив, точнее, полудетектив, ибо детективное начало в этой повести не первоплановое, но выделенное из потока жизни. «Поток жизни» – это развернутая биография, «Жизнь во Фрунзе» – кусочек биографии, с включением в него очень крутого поворота. «Слава Создателю», «Тишина», «Крутые повороты», «Лачуга» — вещи в чем-то итоговые, аналитические, философские, и этим мне дорогие.

Мнением читателя всегда дорожил, и мнением профессиональных критиков – тоже. Но какого-либо влияния на то, что я пишу и как пишу, читатели и критики почему-то не оказывали, процесс происходил как бы само собой, по наитию, что ли. Хорошо это или плохо, не могу сказать.


ПРОИЗВЕДЕНИЯ

1. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

Если бы несколько лет назад меня попросили назвать крупнейшее промышленное предприятие Республики Узбекистан, я бы испытал затруднение. Я ведь никогда об этом не задумывался. Я бы, наверное, сказал: «Ташкентское авиационное производственное объединение имени Чкалова». Но осталось бы сомнение: а, может быть, это Сырдарьинская ГРЭС?

читать в формат pdf (500 Kb) или в  формате html

2. ПОТОК ЖИЗНИ

У Серафима Павловича было ощущение, что он задумал и пишет свою последнюю книгу. Не болел он, и ему не был объявлен роковой диагноз. Жизнь, однако, иссякала, словно высачивалась, как горная усталость, из кончиков пальцев в траву, в землю. И книга эта, итоговая по своему стержню, должна была вобрать в себя его мировосприятие, неодинаковое в разные годы, а заодно и всю его жизнь, самое существенное из того, что отложилось в памяти.

читать в формат pdf (643 Kb)

3. ЧАТКАЛ — ТЯЖЕЛАЯ РЕКА, повесть

И пришло утро. Звезды потонули в холодном молоке рассвета, потускнел месяц, побелели края облаков, а легкое облачко далеко на западе начало розоветь на глазах. Четкими стали очертания горных склонов, утесов и ледников. Первыми пробудились птицы.

читать в формат pdf (1078 Kb)

4. ДИСТАНЦИЯ, маленькая повесть

Я не сразу принялся за эту вполне обыденную и совсем непритязательную вещь. За этот еще один слепок с окружающей меня действительности. Я как бы испугался: вот, внуки, они совсем не такие, как мое поколение, они такие-сякие! Я испугался того, как много включало в себя это растяжимое определение «такие-сякие».

читать  в формат pdf (1195 Kb)

5. ГЕОПОЛИТИКА НА ВЕЛИКОМ ШЕЛКОВОМ ПУТИ

Геополитика – сравнительно новое слово, ему около ста лет, но прочно входить в обиход оно стало в последние десятилетия, когда глобализация экономических отношений и создание единого мирового информационного пространства приняли необратимый характер.

читать  в формат pdf (1029 Kb)

6. БЕЗ ДРУЗЕЙ, рассказ

Жизнь закатная неприглядна еще и тем, что проходит без друзей. Зато родные тебе люди становятся еще дороже и ближе, и к ним ты тянешься, как никогда прежде. У них, очень занятых, не всегда есть возможность и время отплатить тебе такой же приязнью и тем же вниманием, но ты на это не обижаешься. Разница в возрасте – это величина, во многом напоминающая гору. Надежды и чаяния у пожилого человека всегда другие. Такие вот дела. Ты уже ни на что практически не обижаешься.

читать  в формат pdf (1875 Kb)

7. ТВОЯ ЧАША ВЕСОВ, повесть

Старший производитель работ Геннадий Емельянович Прохоров вошел в кабинет начальника строительного управления Олега Федоровича Конкина, настроенный сумрачно, заряженный горячими непечатными словами. Но этот заряд большой эмоциональной силы обрушить на строптивого начальника было никак нельзя.

читать  в формат pdf(958 Kb)

8. В ОДНОМ КУПЕ, повесть

Слава взял кружечку один из первых. Шапка пены была не как у пива шестого пивоваренного завода в Ташкенте, то есть не выдерживала веса пятикопеечной монеты, положенной сверху (в этом случае пиво могло претендовать на Знак качества). Но здесь были другие критерии. Пиво, однако, оказалось не плохим – в меру горчило и имело прозрачный желтый цвет, как настоявшийся зеленый чай.

читать  в формат pdf (1449 Kb)

 9.САДИСТЫ, повесть

История, которая излагается ниже, может показаться вам неправдоподобной, настолько неправдоподобной, что вы найдете мое воображение не в порядке. Я могу ответить на это лишь встречным вопросом: а что запомнили бы вы, если бы все это произошло с вами? Да, с вами, уважаемый, с вами, любезный! Вас, как и меня, до сих пор преследовал бы страх. Он бы стал главным вашим чувством, вашей навязчивой манией, вашей тенью, вашим двойником… И еще вы бы постоянно спрашивали себя, а не дурной ли это был сон? И снова и снова погружались бы в то, что отнюдь не было дурным сном. И снова хвалили бы себя за то, что получилось по-вашему.

читать  в формат pdf (950 Kb)

10. СВЕТ ДАЛЕКИХ ОГНЕЙ, документальный рассказ

Давно это было.

Но то, что сделали вчера наши отцы, и то, что делаем сегодня мы, жизнь счастливо соединяет в нерасторжимое целое – нашу действительность. Были разруха и голод, вызванные гражданской войной, была новая экономическая политика, когда многим казалось, что социализм отступает, но в большинство семей вернулся достаток. И были первые пятилетки, когда властное «Даешь!», родившееся на фронтах гражданской войны, взяли на вооружение строители Днепрогэса и Турксиба.

читать  в формат pdf(945 Kb)

11.ВЕЛИКИЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ КАК ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ

Великий шелковый путь – одно из самых древних и самых замечательных творений рук человеческих. Более чем две тысячи лет назад рука Азии (рука Китая конкретно) была протянута далеко на запад, где встретила руку Европы. Рукопожатие затянулось во времени, и тому была очень веская причина. Встретились не только разноязыкие и даже внешне очень разные народы.

читать  в формат pdf (168 Kb)

12.ТРИ ОЧЕНЬ РАЗНЫХ ЛЕТА, повесть

Прошлое  не подлежит возврату, но его можно  вспоминать,  пока  есть  кому  это  делать.  Очень часто это лучшее из всех занятий, доступных людям пожилого возраста. Во всяком случае, оно очень ими любимо. И я сейчас с удовольствием этим занимаюсь. В тихие ли ночные часы или вечером перед живым огоньком на даче – я вспоминаю. Погружаюсь в свое прошлое, как в спасительный мир, из которого черпаю свежие силы.

читать  в формат pdf (1011 Kb)

13.СТЕНА, повесть

Искренна ли я сама с собой? Искренна ли я вот сейчас, перед белым листом бумаги, которому с радостью поверяю свою жизнь, у которого спрашиваю, кто я и что собой являю, и как быть мне дальше? Ну, положим, спрашиваю-то я у себя, но искренно ли спрашиваю, все-все ли стремлюсь узнать о себе, все-все ли хочу понять, всем ли, что только мое, сугубо мое, готова поделиться? Не самолюбование ли это, не очередной подслащивающий жизнь самообман? Наедине с белым листом бумаги я не одинока, я под прицелом собственного внимания. Но почему только эта толстая тетрадь мой единственный друг и советчик, почему мне больше некому открыть душу? Почему не люди – мои собеседники, почему никому из них этого не надо? И как, по чьему злому наитию я оказалась в таком заколдованном кругу? Почему, как всегда, во всем этом виноват только один человек – я сама?

читать  в формат pdf (893 Kb)

14. ПЕРВАЯ РАБОТА, повесть

Был август 1960 года.

Эти дни казались мне переломными. Учеба кончилась, десять лет школы и пять лет института остались за плечами, и пришло время возвращать полученные знания. Инженер-гидротехник! Это звучало солидно, особенно в нашем крае, где цивилизация с древнейших времен базировалась на искусственном орошении. А что еще у мальчика за душой, кроме диплома о высшем образовании? Слава Богу, об этом можно было не думать. Наступит день, который покажет это тому, кому интересно. Мне самому это было не так интересно.

читать  в формат pdf (1787 Kb)

15. ЛАБОРАТОРИЯ, маленькая повесть

 Давно это было, совсем давно, сорок лет назад и даже еще дальше. В даль несусветную уже ушло это время, как война Отечественная, как жизнь родителей и многое дрегое. Тогда работу в Голодной степи, тягостную по многим обстоятельствам, я с великой радостью поменял на другую, — в гидравлической лаборатории. Она принадлежала Среднеазиатскому отделению Всесоюзного проектно-изыскательского и научно-исследовательского института «Гидропроект» имени Жука, организации большой и авторитетной.

читать  в формат pdf (809 Kb)

16. ЛАЧУГА, повесть

«С Богом, с Богом!» – сказал себе Антон Данилович Панов, вдовец 65 лет, принявший свое одиночество, как данность, заготовленную ему самой судьбой. Вскинул голову, седую, но не облысевшую,  направил взгляд вверх, в лиловые Горние высоты, и удивился и порадовался яркости, бездонности августовского неба. Как бы ощутил свое с ним неразлучное единение. Кстати, неразлучным оно стало совсем недавно, когда он уразумел, что Мироздание без Создателя невозможно. Этот вывод не столько удивил его, сколько обрадовал.

читать  в формат pdf (1167 Kb)

17.НАЕДИНЕ С СОБОЙ, роман

Все время, пока автобус огибал сверкающую чашу Чаткальского водохранилища, Вадим Петрович Аристов впивался взглядом в правый борт каньона, по которому ему предстояло идти. По нему, еще невидимая, вилась его тропа. Левый борт был скрыт, и Коксу, приток Чаткала, белопенная речка, была скрыта большой оранжевой горой, которая медленно поворачивалась. Увидеть тропу пока было нельзя.

читать  в формат pdf (2237 Kb)

18. СНОВИДЕНИЯ, повесть

Жора обнял отца трепетно и нежно, а Ирочка приникла к нему с другой стороны и застыла. Напряглась, предвидя разлуку долгую-долгую. Дети боялись и не хотели этой разлуки, и на них тяжело давила ее неизбежность. Анна же стояла рядом, при сем присутствуя, и только. Лицо отрешенное, взгляд потуплен, точнее, упрятан в землю. Все ясно, и ничего не надо объяснять. Что ж, она уже давно не с ним.

читать  в формат pdf (1034 Kb)

19.ОЧЕРКИ

ЗДРАВСТВУЙ,  КАНАЛ;  СКАЛЬПЕЛЬ, ДРУГ  ЧЕЛОВЕКА;  О ТОМ, ЧТО СЕРДЦУ ДОРОГО;  РАБОЧИЕ;  ВЯЗАЛЬЩИЦА;  КРЫЛЬЯ  СОРЕВНОВАНИЯ; ДАГЕСТАНСКИЕ  НОВОСЕЛЬЯ;  СЕЛЬСКАЯ  НОВЬ;  ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ;  ОСТАВАТЬСЯ  ИЛИ  УЕЗЖАТЬ?;  НАШЕ  ВРЕМЯ;  ТРУДОВЫЕ  РЕСУРСЫ:  ПОИСКИ МОБИЛЬНОСТИ;  СИБАРАЛ:  СУТЬ  ПРОБЛЕМЫ;  С ВОДОЙ И БЕЗ ВОДЫ;  ПУТИ-ДОРОГИ  МАЛЫХ  ГОРОДОВ;  ТЕПЛЫЙ  ВЕТЕР  В  ЛИЦО; СЧАСТЬЕ  ДИЛЬБАР  КУЛЬМАТОВОЙ;  СТЕПЬ  ДЖИЗАКСКАЯ;  АРШИНСКАЯ  СТЕПЬ;  БУДНИ  И  ПЕРСПЕКТИВЫ;  БЕКАБАД: СТАЛЬ  И  ЭЛЕКТРИЧЕСТВО;  ШАГАЙ, ЛЭП-500!;  У  СКАЛ  ФАРХАДА;  СИЛУЭТЫ  ГРЯДУЩИХ  ПЛОТИН;  ТРАКТОР  ДЕСЯТОЙ  ПЯТИЛЕТКИ;  НАШ  ГЛАВНЫЙ  ПРИНЦИП;  ТАШКЕНТ:  ВЧЕРА,  СЕГОДНЯ,  ЗАВТРА;  ОТКРЫТАЯ  ДУША  ТАШКЕНТА;  ШАГ  В  ВЕК  ГРЯДУЩИЙ;  РОЖДЕНИЕ  МОРЯ; ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ: ВТОРОЙ  ВИТОК

читать  в формат pdf (3300 Kb)

20. КОРОТКАЯ РАБОТА, рассказ

До обеда материалы узбекского информационного агентства «Новости» на экран монитора обычно не поступали, и Серафим Павлович открыл страницу телеграфного агентства России и стал выборочно ее читать. Кубань, Ставрополье и Чечню заливало, дома плыли или были подтоплены по чердаки талой коричневой водой. Вблизи Земли пролетел астероид массой более миллиона тонн, и его заметили только после того, как он стал удаляться. Красноярск тоже заливало.

читать  в формат pdf (1396 Kb)

Источник.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.