Айдын Гударзи-Наджафов: биография Великого Князя – тема, которую я чувствую… Tашкентцы Искусство История

Напомню, что публикации автора, о которых идет речь в интервью, можно найти по тегу Великий князь. ЕС.

Айдын Гударзи-Наджафов: биография Великого Князя – тема, которую я чувствую…

Наш блиц гостю: 
Черное или белое: в сочетании, но больше цвета радуги
Старое или новое: в старине мне уютно, в новом интересно.
Россия царская или современная: царская
Я бы с интересом побеседовал с… Исламом Каримовым и Владимиром Путиным
Нынешняя молодежь… и радует и огорчает
Жизненное кредо:
…В стихах не выбирай слова, из нити золотой,
Не золотом цветет строка, а ясной простотой.
Пиши отточенным пером, о том, что понял сам,
Бумагу доверяй душе, но не пустым словам.
О том, что хочешь написать, обдумай много раз,
Строка как острая игла, поранить может нас…
(из авторского стихотворения)
«Я – исследователь, а не ученый!» – с порога заявляет автор множества публицистических статей, художественных и документальных произведений, независимый политолог и эксперт по вопросам современного терроризма Айдын Гударзи-Наджафов.
Невозможно угадать, о чем он напишет завтра, какая тема всецело «затянет» его сегодня, и он привычно начнет изучать ее вдоль и поперек.
Одинаково серьезно и детально подходя к вопросам социальной составляющей жизни общества, его проблемам и ошибкам, он в то же время с огромным интересом и неподдельным энтузиазмом погружается в изучение сенсационных фактов из жизни исторических личностей.
Сегодня он в Узбекистане в поисках конкретного и еще неизведанного. Один из результатов поиска – в начале марта презентация первой части единственного в своем роде Библиографического справочника по документам библиотечных и архивных фондов Респулики Узбекистан, посвященных туркестанскому периоду жизни Великого князя Николая Константиновича Романова.
Почему такой разброс в темах – Алишер Навои, терроризм, путешествия по Латинской Америке…?! Каждая из них интересна по-своему, и желание заниматься теми или иными пусть полярными вопросами возникает, как правило, спонтанно.
Айдын Гударзи-Наджафов отвечает на вопросы корреспондента АН Podrobno.uz об авторском исследовании биографии великого русского князя Николая Романова.
– Кого Вы можете назвать своим наставником? Кто внес определенный вклад в формирование ваших творческих взглядов?
– Своими наставниками считаю Азиза Пулатовича Каюмова, Раима Фархади, и Александра Файнберга. Рецензии на одну из моих работ писал шейх Абдулазиз Мансур. В настоящее время рецензентом и человеком, к мнению которого я прислушиваюсь, является академик Эдвард Васильевич Ртвеладзе.
– Что вам по-человечески дорого в обществе?
– Наверное, я старомоден и консервативен, но придаю большое значение словам «любовь к Родине», «патриотизм». Всегда стараюсь писать их с большой буквы… Мне кажется, что молодому поколению нужно чаще объяснять значение этих слов.
Многие спрашивают, почему живу в Америке. Объясняю – там у меня семья. Но я часто посещаю Узбекистан. Кстати, и подписываю свои работы, как автор из Узбекистана.
– Идея вашей новой работы пришла к Вам…
…В прошлом году в Лос-Анджелесе, когда мне повстречался один человек, бывший уроженец Ташкента, ему 84 года. Он подарил мне свой дневник, по содержанию которого мной была написана документальная повесть «Кому нужна чужая история». В ней рассказывается о русских людях, живших в дореволюционном Ташкенте.
После завершения этой работы я стал подробно изучать биографию Великого Князя. Кстати, с его именем неразрывно связаны воспоминания не только моего детства. Люди моего и более старшего поколения ташкентцев еще помнят, как ходили вместе с родителями на экскурсии или в кружки пионеров во дворец Николая Романова.
– До Вас этот вопрос изучали некоторые авторы, Вы открыли новые стороны жизни потомка императорской семьи?
– Да, биографией Великого Князя занимались многие историки и краеведы. Но чем больше я знакомился с их работами, тем больше возникало вопросов, связанных с различного рода несоответствиями.
Традиционно, десятилетиями Николая Романова выставляли аморальным и душевнобольным человеком. Но этот «ненормальный» совершал такие благие деяния в Туркестанском крае, что ему впору установить бюст, не ограничиваясь мраморной мемориальной доской, установленной на стене флигеля его ташкентского дворца.
Мне пришлось искать материалы о нем в частных архивах и государственных библиотеках США, Франции, Португалии и России. В результате этих поисков постепенно сложился портрет человека, совершенно не соответствующий известным диагнозам о его «душевной болезни» и прочих чудачествах, со смакованием повторенным за дореволюционными комментаторами современными историками.
На основе изученных документов из американо-европейско-российских источников я написал три части научно-публицистической работы «Рожден не для славы». Ее публикация в периодической печати и вэб-сайтах республики и за рубежом вызвала и интерес, и не однозначную реакцию читателей.
– И поэтому вы решили продолжить исследование?
– И по этой причине тоже. Но больше оттого, что стало понятно – большую часть документов о жизни Николая Константиновича надо искать в Ташкенте. Предвидя длительное исследование, в октябре 2013 года я прилетел в республику и сразу погрузился в работу. Получив доступ к Ташкентскому городскому архиву, Государственному архиву и отделу редких рукописей в Национальной библиотеке Узбекистана, нашел массу документальных свидетельств о Великом Князе Николае Константиновиче.
Хочу отметить, официальные структуры республики, руководители архивных учреждений и Национальной библиотеки имени Алишера Навои создали все необходимые условия для моего полноценного исследования документов, связанных с биографией Великого Князя Николая Константиновича.
Один из важных выводов – биографические данные из американских, европейских и российских источников из рассыпанной мозаики складываются в целостную картину благодаря документам из ташкентских архивов. Иными словами, если в одной части света, например, в Европе я нашел след какого-либо события, то его документальное подтверждение находится в государственных архивных фондах Узбекистана. И таких эпизодов масса.
Второй вывод: после знакомства со многими внешними источниками смею предположить, что республиканские фонды – это примерно 60% от всего, что известно о Великом Князе вне страны. И это не удивительно, ведь большую часть своей жизни он прожил в Туркестанском крае.
До революции Российский императорский дом не был заинтересован в популяризации образа Великого Князя. По ряду понятных причин не были заинтересованы в этом и советские идеологи. Дальше больше – исследования ученых уже постсоветского периода пошли хаотичным путем, ограничиваясь упоминанием уже известных фактов из личной жизни князя, его успехов в Голодной степи, и разумеется, коллекции ценных живописных холстов, ныне хранящихся в Государственном музее искусств в Ташкенте.
– А что вы нашли в Ташкенте?
– Мной обнаружен след никем не комментируемой коллекции открыток и фотографий Великого Князя. К нему я пришел через Каталог первой фотографической выставки в Ташкенте, проведенной осенью 1899 года.
Еще один любопытнейший момент – в Национальной библиотеке имени Алишера Навои, в журнале от 1926 года, я обнаружил упоминание о старинных рукописях из его же коллекции. Ее поиск привел в Государственный архив Узбекистана. Самый старый коллекционный текст датируется началом XV века. В перечне рукописей хранятся три документа масонской ложи в виде пергаментных листов с сургучными печатями 1809,1817, 1829 гг.
К слову, полная опись этой коллекции Великого Князя включает в себя более 400 единиц рукописей.
– И это не единственное, что обнаружено Вами здесь?
– Да. Есть еще новые имена и фамилии туркестанцев и ташкентцев, современников и друзей Великого Князя. Один из них Александр Сунгуров, писатель, и близкий друг семьи Николая Константиновича. Он же автор изданной в 1910 году поэмы «Сладкая царевна», сюжет которой заимствован из народного эпоса о Ширин, Фархаде и Хосрове. Но поэма интересна не только тем, что она единственное известное сегодня посвящение Надежде Александровне – супруге Великого Князя. Произведение Сунгурова повторяет сюжет стихотворной поэмы «Ширин кыз», изданной в 1900 году.
Ее автор сам Великий Князь, опубликовавший свой текст в 1900 году в «Туркестанском литературном сборнике в пользу прокаженных». Во избежание проблем с цензурой автор использовал псевдоним Н. Волынский. Отличие от поэмы Сунгурова в том, что произведение Великого Князя посвящено императору Николаю I.
Что еще нового выявили исследования документов из узбекистанских фондов? Несостоятельность утверждений некоторых современных историков и краеведов о том, что начиная с 1874 года имя Великого Князя запрещалось упоминать в списках членов «Российского императорского дома».
– Как Великий Князь отнесся к революции 1917 года?
– Многие историки и краеведы муссируют эпизод, в котором Великий Князь в красных штанах в 1917 году встречал революцию Керенского, и послал Временному правительству восторженные телеграммы.
Документального подтверждения этому не обнаружено. Зато, работая в узбекистанских архивах, я имел возможность убедиться в том, что в отличие от своей великокняжеской ближней и дальней родни, он не присягал ни Временному правительству, ни через несколько месяцев большевикам-ленинцам.
И это при его известных либеральных взглядах, кстати, не мешавших ему быть верным и преданным России. Если конкретно о его чувствах к революции – примерно в середине марта 1917 года Николай Константинович отправляется поездом в Петербург, наблюдая по дороге медленное погружение страны в хаос и разруху.
– И Николай Константинович возвращается в Ташкент?
– Да, он возвращается в Ташкент с женой, невесткой и двумя внуками. Через некоторое время, когда к власти приходят большевики, ему сообщают, что его имущество и ценности национализированы. Напомню, что в Туркестанском крае он всегда был известен не только как щедрый благодетель, но и завещатель своего дворца и всех своих коллекций художественных произведений и библиотеки, после своей и супруги смерти Ташкентскому университету.
– Вы ищете положительные начала в потомке царской семьи? Оправдываете его?
– Я не ищу положительные начала и даже не помышляю оправдывать Великого Князя. Только констатирую содержание документов, связанных с биографией человека, деяния которого не только были и остаются неотъемлемой частью российской истории в Туркестанском крае, но и давно уже должны быть признаны ее гордостью.
– Почему в издаваемом Национальной библиотекой Библиографическом справочнике указанно «Первая часть»?
– По возвращению в США продолжу работу по поиску тематических документальных свидетельств, связанных с биографией Великого Князя. Думаю, через год в завершении этой работы по договоренности с Национальной библиотекой будет издана «Вторая часть» Библиографического справочника.
– Вы говорили, что у вашей работы «Рожден не для славы» будет продолжение?
– Да, продолжение будет. Но к нему преступлю только после завершения Библиографического справочника. Где буду издавать книгу? В Узбекистане.

Материал подготовил: Амина Эмирсалиева.   Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.