Лили Голден: «Узбекистан — моя родная земля» Tашкентцы

Газета «новости Узбекистана»,  02.07.2004

Наш корреспондент Жанна ЗАХАРОВА передаёт из Нью-Йорка

«Узбекча гапирасизми?», — слышу знакомые слова и понимаю, что вопрос адресован именно мне. Я ведь только что сказала, что приехала в Нью-Йорк из Ташкента. Но почему-то растерялась, услышав в Америке узбекскую речь, и ответила совсем невпопад: «Yes». И только потом поняла, что именно застало меня врасплох. Впрочем, Лили ГОЛДЕН удивит меня своей жизненной повестью еще не раз.

Нью-Йоркский женский клуб — место элитное. Здесь принято рассуждать о высоких материях, рисовать, музицировать. Утонченные дамы приветливо встречают всех гостей. Появившаяся немного позже других рослая темнокожая женщина сразу попала в эпицентр внимания. Лили Голден говорила с подругами по-русски также непринужденно, как на родном английском. Столь грамотная русская речь в устах афроамериканки — факт сам по себе заметный. Не ожидав, что при этом моя новая знакомая говорит еще и по-узбекски совсем без акцента, я действительно на минуточку растерялась. А потом посыпались вопросы.

Лили Голден решила ответить на все сразу, достав из сумочки свою книгу. Читаю ее название — «Мой долгий путь домой» и понимаю — эта женщина не всегда жила в Америке. Перелистываю одну за другой страницу и останавливаюсь на главе «Узбекистан — моя родина». Внезапно раздавшиеся аплодисменты виртуозной исполнительнице музыки Бетховена напомнили мне о приличии. Но оторваться от чтения удивительной истории, описанной в книге, которую я держала в руках, очень трудно. На помощь приходит Лили: «К сожалению, не могу подарить вам ее. Я привезла в Нью-Йорк только один экземпляр для моей подруги, но почитать дам. Потом можем встретиться, я вам все расскажу. Думаю, вы можете мне помочь».

«Удивительно, чем я могу быть полезна столь именитой особе, которую встретила совсем случайно?», — подумала про себя, но на сей раз воздержалась от вопросов. Записав адрес, где остановилась моя новая знакомая, я покидаю женский клуб, что называется, по-английски. Хочется быстрее начать читать книгу Лили Голден.

До сих пор верится с трудом, что это реальная жизнь знакомого мне человека, а не сценарий, написанный голливудскими сочинителями. Но Лили Голден сидит передо мною в Манхеттене, в квартире своей приятельницы, где остановилась, приехав из Чикаго. Воспоминаниям теперь уже ничто не мешает.

— Мой дед был рабом на хлопковых плантациях Миссисипи. А потом после отмены рабства стал богатейшим плантатором этого штата. Мой папа Оливер Голден работал вместе со своим отцом. Он получил блестящее образование в области селекции хлопчатника. Судьба моей матери была сложной. Польская еврейка Берта Бялик шокировала всех, связав свою судьбу с темнокожим парнем. А, когда он решил поехать в Узбекистан, семья навсегда отреклась от мамы. Они так и не поняли поступка своей дочери, поехавшей за черным мужем в неизвестную им страну. Расистами в те времена были не только родители моей мамы. Знаете как папа добивался этой поездки? Америка направляла своих специалистов в разные страны, но это были только белые люди.

Оливер Голден собрал команду самых талантливых ученых афроамериканцев. В 1931 году 16 человек приехали в Узбекистан, в Ферганскую долину.

— О том, почему мой отец выбрал именно Узбекистан, написано много книг и статей. Мне довелось видеть об этом даже спектакль, поставленный одним из Калифорнийских драматических театров. Он хотел вместе с узбекскими специалистами вывести сорта хлопка, приемлемые именно для этого региона. Это было мечтой ученого.

В мрачном 37-м году команда Голдена распалась. Не по своей воле, конечно. В период репрессий многих иностранцев вынудили уехать. В то время Оливер Голден и Берта Бялик уже жили в столице Узбекистана, у них родилась дочка.

— Папа преподавал в Ташкентском ирригационном институте, а мама стала учительницей английского в Институте иностранных языков. Отец умер в 39-м году и был похоронен на Боткинском кладбище. Вы знаете, где оно ?, — спрашивает меня Лили Голден.

— Мой отец похоронен там же, — отвечаю я.

И дальше наша беседа похожа больше на встречу двух соотечественниц.

— В 42-м году я пошла в первый класс 32-й ташкентской школы. И еще я ходила в музыкальную школу при консерватории. Как теперь называется улица, где расположена Ташкентская консерватория? — спрашивает Лили.

Я рассказываю о том, что уже построена новая, вблизи стадиона «Пахтакор».

— Я хорошо знаю, где это. Я очень горжусь одним фактом из своей биографии. В 1948 году я стала чемпионкой Узбекистана по теннису в одиночном и парном разрядах, — вспомнила моя собеседница.

Я говорю Лили о том, что за последние годы построено много теннисных кортов, рассказываю обо всем, что знала и видела своими глазами, работая журналистом в Узбекистане. Мы, кажется, незаметно поменялись ролями. Лили слушала очень внимательно, иногда удивляясь, будто я рассказываю не о той стране, откуда она родом. И вскоре я поняла, почему преподаватель Чикагского Университета, член многих международных благотворительных структур, считает удачной нашу случайную встречу в Нью-Йоркском женском клубе. Лили Голден работает в одной из организаций Вашингтона, которая помогает женщинам разных стран в развитии малого бизнеса.

— Когда мои коллеги узнали, что я родилась и жила довольно долго в Узбекистане, они пришли в восторг. Американцы хотят контактов с Узбекистаном, но порой не знают, как найти заинтересованных в этом людей. Мы могли бы оказать содействие узбекским деловым женщинам в развитии любого бизнеса. Но нам нужны реальные проекты. У нашей организации большой опыт подобной деятельности. Мы помогаем и финансово, и повышаем знания в области ведения бизнеса и, если нужно содействуем в поисках рынков сбыта товаров. Но хотелось бы знать, кто конкретно в Узбекистане заинтересован в сотрудничестве с нами, получить их деловые предложения. Мы бы откликнулись немедленно, приехали и на месте решали бы все вопросы. Я, как видите, и узбекский еще не забыла, так что никаких преград не будет. Знаете, еще в школе я лучше всех говорила по-узбекски.

И вновь воспоминания уносят в прошлое.

— Во время войны нас, младших школьников, вывозили собирать хлопок. Мы работали на полях, а учителя не знали, чем нас потом накормить. Очень часто меня посылали с пустой тележкой, запряженной ослом, ездить по кишлакам именно потому, что я свободно говорила по-узбекски. Удивительно добрые люди живут на этой земле. Им самим нелегко приходилось, но никто и никогда не отпускал меня с пустыми руками. Обратно я привозила полную лепешками араву. А сама уже была сытая, меня кормили почти в каждом доме, даже чай с сахаром давали. Это в военное время было большой редкостью. Кстати, плов до сих пор мое любимое блюдо.

— А как получилось, что вы уехали из Узбекистана, наверное, с этим связана тоже какая-нибудь удивительная история? — предполагаю я.

— В 1952 году я поступила на исторический факультет МГУ. Это было очень престижно. Я уехала просто учиться, но однажды в дверь моей комнаты постучали. Когда я открыла, то услышала безаппеляционные слова: «Я пришел на тебе жениться по решению революционного совета». Так я стала женой премьер-министра Танзании Абдуллы Касыма Ханга. Может быть, вы знаете нашу дочь — Елену Ханга?

— Кто же не знает великолепную ведущую «Принципа домино», — перебиваю я нетерпеливо. Лицо Лили Голден озаряется светом любви и гордости.

— Значит в Узбекистане тоже знают Леночку? А я свою внучку Элизабет учу узбекским танцам. Она умеет делать это красивое движение.

Голова Лили плавно и артистично перемещается слева направо, как в традиционном женском узбекском танце. Фамилию Лили Голден можно найти в титрах 10 известных фильмов, в которых она снималась. А знаменитая комедия «Насреддин в Бухаре» — ее актерский дебют.

— Я была во многих странах, но всегда говорю, что самый счастливый мой период — это жизнь в Узбекистане. Столько знаменитых людей побывало в нашем доме в Ташкенте! Я дружила с дочерьми Мухтара Ашрафи, к нам в гости приходила Тамара-ханум, приезжал из Америки Пол Робсон. Отца уважали, приглашали на все значимые мероприятия. Я очень рада, что Соединенные Штаты сейчас проявляют интерес к Узбекистану. Я бы хотела сохранить связь со своей родиной.

— Вы удивительная узбекская американка или американская узбечка, не знаю даже, как лучше сказать, — пошутила я напоследок.

— Я и сама уже не знаю, — призналась Лили. А как называется газета, где будет опубликована ваша статья? «Новости Узбекистана»? Мне нравится. Я сейчас как раз очень интересуюсь новостями из Узбекистана. А теперь еще и буду ждать приглашения от деловых женщин Узбекистана.

И, если сотрудничество состоится, может быть, когда-то появится другая новая книга — о еще одном узбекском периоде афроамериканки Лили Голден. Наверное, ей подошло бы название «Мое возвращение домой».

Исходная публикация: http://novostiuzbekistana.st.uz/26_204/sens.htm

Источник.

1 комментарий

  • Гуля:

    Здравствуйте, Лили!
    Прочитав статью «Узбекистан-моя родная земля» я была поражена с какой любовью вы отозвались о нашей Родине, сейчас многие уезжают на заработки в другие страны. Мне хотелось бы организовать бизнес в Ташкенте. Я по профессии биохимик, кандидат наук, сейчас работаю начальником лаборатории. До пенсии осталось 2 года, но я в хорошей спортивной форме. Интересно какие проекты вы уже финансировали и успешно ли идут у них дела, может я смогу сделать что-то подобное.
    Буду очень рада, если вы мне ответите.
    С уважением. Гуля

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.