Эвакуация военно-учебных заведений и промышленных предприятий оборонного значения и семей начальствующего состава из прифронтовых районов в восточные районы страны История

район Одессы. 1941 год

Вероломное нападение на нашу страну немецко-фашистских захватчиков со значительно превосходящими силами над оборонявшимися войсками Красной Армии вызвало необходимость эвакуации военно-учебных заведений и промышленных предприятий оборонного значения, а также семей начальствующего состава из прифронтовых районов в восточные районы нашей страны.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант А. В. Хрулев 7 августа 1941 г. дал директиву окружным интендантам Ленинградского, Западного, Киевского, Одесского и Орловского военных округов, а также фронтовым интендантам Северного, Северо-Западного, Центрального, Юго-Западного и Южного фронтов о включении в перечень имущества, подлежащего обязательной эвакуации из районов военных действий, материалов, изделий и оборудования квартирного довольствия: цветные металлы, электроматериалы (шнур, кабельные изделия и др.), материалы телефонной связи и пожарарно-постовой сигнализации, лес поделочный; изделия из цветных металлов (арматура, спецустановки и др.), электроизделия, оборудование телефонной связи и пожарно-постовой сигнализации, слесарный, токарный и другой инструмент, приборы, газовые трубы до двух дюймов; станки, насосы, электромоторы, трансформаторы, двигатели, компрессоры, огнетушители с зарядами, пожарные автоцистерны, автонасосы, мотопомпы, кипятильники, чугунные пищеварные котлы, автоклавы.

Предлагалось отгрузку эвакуируемого имущества и оборудования производить с использованием попутного транспорта в следующие пункты: Ленинградскому военному округу, Северному и Северо-Западному фронтам — в Вологду, Киров и Молотов; Западному Особому военному округу, Западному и Цен тральному фронтам — в Балашов; Киевскому Особому военному округу и Юго-Западному фронту —- в Сталинград; Одесскому военному округу, Южному фронту — в Саратов, Орловскому военному округу — в Тамбов. Данные о номерах транспортов или вагонов с квартирным грузом сообщались телеграфом получателю груза, в копии-— КЭУ ГИУ КА.

По состоянию на 1 августа 1941 г. КЭО ОИУ Ленинградского военного округа эвакуировал в Вологду в распоряжение Вологодской КЭЧ мебели, противопожарного инвентаря, оборудования и стройматериалов на сумму 555 575 руб. За этот же период КЭО ОИУ КОВО эвакуировало в Воронеж: кроватей па 156 тыс. руб., оборудования на 10 млн руб., стройматериалов в Воронеж и Москву на 1 600 тыс. руб.

Приказом Главного интенданта Красной Армии от 22 июля 1941 г. был определен порядок эвакуации интендантского имущества из района военных действий. Ответственным за эвакуацию квартирного имущества был назначен начальник отдела КЭУ ГНУ КА военинженер 2 ранга С. В. Загудаев. Начальник КЭО округов 31 июля 1941 г. дал указания об организации баз для эвакуированного имущества по вышеуказанным пунктам, а также указания о том, что с эвакуированных семей начальствующего состава, не имевших заработка и аттестатов, квартплату не брать. Военным училищам, эвакуированным из Харьковского, Одесского и Киевского Особого военных округов, разрешалось вывозить с собой казарменную мебель и инвентарь.

По состоянию на 15 августа 1941 г. из Ленинградского. Западного и Северо-Западного фронтов было эвакуировано в тыл квартирного имущества, оборудования и стройматериалов на сумму 6 648 683 руб.; уничтожено на месте на сумму 3 351608 руб., оставлено противнику на сумму 85 378 680 руб. За период до 15 сентября 1941 г. дополнительно было эвакуировано в тыл имущества из Одесского, Харьковского и Киевского Особого военных округов па сумму 1 226 тыс. руб., уничтожено на месте на сумму 1636 тыс. руб., оставлено противнику на сумму 17 248 руб. Из Московского, Ленинградского и Одесского военных округов было эвакуировано в тыл квартирного имущества на сумму 1934 тыс. руб., уничтожено на месте на сумму 1577 тыс. руб., оставлено противнику на сумму 5207 тыс. руб. По состоянию на J5 октября 1941 г. из Ленинградского фронта дополнительно было эвакуировано в тыл квартирного имущества на сумму 457 тыс. руб., уничтожено на месте на сумму 1031 тыс. руб., оставлено противнику па сумму 5 646 тыс. руб.

Начиная с 1 сентября 1941 г. квартирное имущество направлялось в новые пункты эвакуации: с Северо-Западного фронта — в Киров, Северного — в Молотов, Западного и Центрального — в Пензу, Брянского — в Куйбышев, Юго-Западного — в Саратов, Южного — в Сталинград, из фронта резервной армии — в Тамбов. Начальникам КЭО округов были даны указания об оказании всемерного содействия эвакуированным семьям начальствующего состава.

Квартирно-эксплуатационные органы восточных областей страны проделали большую работу по размещению и обеспечению квартирным довольствием эвакуированных военно-учебных заведений. В период с июля — декабря 1941 г. по 1943 г. эвакуированные военно-учебные заведения дислоцировались следующим образом.

На территории Уральского военного округа: в Свердловске — Военно-воздушная академия имени Н.Е.Жуковского, Черкасское пехотное училище, Киевское военно-медицинское училище, Научно-исследовательский институт ВВС Красной Армии (Л ВО), Институт авиационной медицины ВВС КА имени Павлова (МВО), Государственный гидрологический институт (МВО), Центральный институт погоды (МВО); в Тюмени — Таллиннское пехотное училище; в Магнитогорске — Автобронетанковые курсы усовершенствования начсостава (ЛВО), Ленинградские авиатехнические курсы, Ленинградская Краснознаменная высшая офицерская бронетанковая школа имени Молото-ва; в Шадринске — 9-я авиашкола пилотов первоначального обучения, Военно-политическое училище имени В. И. Ленина (МВО), Тамбовское кавалерийское училище; в Миассе — Васильковская военная школа авиамехаников, Краснознаменное минометное артиллерийское училище имени Красина (МВО); в Кургане — Лугинская военная школа авиамехаников, Сталинградское танковое училище; о Сухом Логе — Одесское артиллерийское училище имени М. В. Фрунзе; в Ирбите — Смоленское артиллерийское училище; в Березниках — 1-е Ленинградское пехотное училище; в Кунгуре — Военно-танковое техническое училище имени С. К. Тимошенко; в Кизеле — Калининское училище химзащиты; в Верещагине — Ярославское интендантское училище; в Долматове — Харьковские повышенные автобронетанковые курсы усовершенствования комсостава; в Ныштыме — курсы «Выстрел» (МВО); в Красноуфим-ске — Курсы политсостава запаса (ХВО); в Алапаевске — Научно-исследовательский военно-инженерный институт Красной Армии (МВО); в Троицке — Ветеринарный научно-исследовательский институт Красной Армии (МВО), Борисоглебская авиашкола; в Чебаркуле — НИПСВО (МВО) ; в Кустанае — Сталинградская авиашкола; в Молотове — 2-е Ростовское артиллерийское училище; в Нижних Сергах — Куйбышевское Дальневосточное пехотное училище 2; в Глазове — 2-е Ленинградское стрелково-пулеметное училище; в Сарапуле — Смоленское военно-пехотное училище; в Воткинске — 3-е Ленинградское военно-пехотное училище; в Можге — курсы усовершенствования политсостава запаса; в Стерлитамаке — Рижское военно-пехотное училище; в Давлеканове — Гомельское аэрофотограмметрическое училище; в Дегтярске — Орловское танковое училище; в Нязспетровске — 1-е Ростовское артиллерийское училище; в Теплой Горе — Астраханское пехотное училище; в Верещагине — военно-морское училище.

На территории Сибирского военного округа: в Томске — Военно-электротехническая академия связи имени С. М. Буденного, Таллиннское пехотное училище, Ленинградское артиллерийское училище зенитной артиллерии, Днепропетровское артиллерийское училище, Белоцерковское военно-пехотное училище, Сумское артиллерийское училище имени М. В. Фрунзе; в Омске — Ленинградское артиллерийское училище зенитной артиллерии, Ленинградское военно-медицинское училище имени Щорса, Ярославское интендантское улищие; в Красноярске — 1-е Киевское артиллерийское училище имени С. М. Кирова, Киевское военное училище связи имени М. И. Калинина, Воронежская школа по подготовке радиоспециалистов, Курсы усовершенствования политсостава запаса (ОрБО); в Новосибирске — Московское пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР, Курсы радиотелеграфистов № 6 (ХВО); в Ста-линске — Вилепское пехотное училище, Тульское артиллерийское оружейное техническое училище; в Рубцовске — Вроварские пехотные курсы (ПрнбВО); в Барнауле — Лс-пельское минометное училище; в Ачинске — Киевское пехотное училище; в Ленинске-Кузнецком — Бирмская военная авиационная школа пилотов (КВО); в Славгороде — Олсуфьевская военно-авиационная школа пилотов (КВО); в Ишиме — 2-я Ленинградская военно-авиационная школа механиков по вооружению; в Минусинске —Орджоникид-зевское военное автомотоциклетное училище (ХВО); в с. Кузедеево — Тульское оружеино-техническое училище; в Петропавловске — Селищенская военная школа авиамехаников; в г. Топки — 4-я авиашкола первоначального обучения; в с. Барышево Новосибирской обл. — Курсы артиллерийских пиротехников (ХВО).

На территории Среднеазиатского военного округа: в Ташкенте — Военная академия имени М. В. Фрунзе, Военная академия имени И. В. Сталина, Военно-интендантская академия имени В. М. Молотова, Высший военно-педагогический институт Красной Армии (МВО), Научно-исследовательский химический институт Красной Армии, Военный факультет связи при Московском институте инженеров связи, Харьковское военно-политическое училище, Харьковское училище химзащиты, Воронежская и Одесская военно-музыкальные школы воспитанников, Политотдел научно-исследовательских учреждений (МВО), Научно-исследовательский испытательный полигон военно-топографической службы (МВО); в Ленинабаде — Гидрометеорологический институт Красной Армии (МВО), Харьковские окружные курсы политсостава; в Сталинабаде — Харьковское авиационное техническое училище, Волчанская школа авиамехаников (ХВО); в Ашхабаде — Военно-юридическая академия Красной Армии, Харьковское военно-медицинское училище; в Алма-Ате — Харьковское авиаучилище штабных командиров ВВС, Рязанское артиллерийское училище; в Самарканде — Военно-химическая академия имени К. Е. Ворошилова, Артиллерийская академия имени Ф. Э. Дзержинского, Ленинградская военно-медицинская академия имени С. М. Кирова, 2-е Харьковское танковое училище, Воронежское училище связи, 3-й курс Военно-ветеринарной академии Красной Армии; в Чирчике — 1-е Харьковское танковое училище, Харьковское артиллерийское училище ПТД; в Коканде — 1-я Московская военно-музыкальная школа воспитанников; в Фергане — военный факультет при Московском институте востоковедения; в Намангане — Харьковское пехотное училище, 2-я Московская военно-музыкальная школа воспитанников; в Хаваете — Кременчугская школа стрелков-бомбардиров; в Джизаке — Тамбовская школа пилотов; в Каттакургане — Гомельское пехотное училище, П-я Славянская школа пилотов; в Бухаре — Подольское артиллерийское училище, Научно-испытательный институт связи особой техники Красной Армии (МВО); на ст. Карши — Рязанская высшая авиационная школа штурманов; в Чарджоу — Орловское пехотное училище; в Мары — 2-я Ивановская высшая авиашкола штурманов; в Чимкенте — Чугуевская школа пилотов; во Фрунзе — Военно-инженерная академия имени В. В. Куйбышева, Одесская авиашкола пилотов; в пос. Сталино Фрунзенской обл. — Харьковское авиаучилище штабных командиров; в Семипалатинске — 1-е Тамбовское пехотное училище; в Кизыл-Арвате — Черниговская авиашкола пилотов; в Кзыл-Орде — Серпуховская авиашкола механиков; в Аральске — Военно-ветеринарная академия Красной Армии. (Выделил курсивом ЕС)

На территории Московского военного округа: в Костроме — Военно-транспортная академия, Ленинградские курсы усовершенствования начсостава; в Йошкар-Оле — Ленинградская военно-воздушная академия; в Рыбинске — Калинковичское пехотное училище, Пушкинское танковое училище; в Ярославле — Ленинградское училище ВОСО2; в Горьком — Военно-политическое училище имени М. В. Фрунзе; в Казани — Высшая спецшкола Красной Армии, Московское военно-инженерное училище.

На территории Приволжского военного округа: местная Куйбышевская военно-медицинская академия и эвакуированные из Москвы центральные управления НКО СССР — в Куйбышеве.

На территории Южно-Уральского военного округа: в Уфе — Военная академия Генерального штаба; в Белебее — Военно-политическая академия имени В. И. Ленина; в Чкалове — Военная академия штурманов и др.

На территории Закавказского военного округа: в Степанакерте (АзССР) — Буйнакское пехотное училище (СКВО); в Манглиси (ГССР) — Махачкалинское училище (СКВО); в Тбилиси — Махачкалинские КУПЗ; в Евлахе (АзССР) — Батайская авиашкола имени Серова; в Сальянах (ГССР) — авиашкола пилотов первоначального обучения (СКВО), в Телави (ГССР) — 21-я авиашкола пилотов первоначального обучения.

На территории Северо-Кавказского военного округа: в Майкопе — Орловское бронетанковое училище; в Пятигорске — Полтавское тракторное училище; в Ворошиловске— Житомирское пехотное училище, Полтавские авиакурсы; в Краснодаре—Винницкое пехотное училище; в Грозном — Конотопское авиаучилище; в Ессентуках — Харьковская школа младших специалистов топографической службы6. Начальник КЗУ ГИУ КА 5 марта 1942 г, Направил указание начальникам КЭО округов и фронтов об установлении порядка обязательной передачи воинским частям,учреждениям и заведениям отводимых для их размещения зданий, спецсооружений, казарменного оборудования, мебели и инвентаря, а также земельных участков под лагеря, стрельбища, полигоны и всего прочего имущества квартирного довольствия в соответствии с приказом НКО СССР от 1942 г. № 6. Эта передача производилась по актам на основании составленных инвентаризационных ведомостей. Начальники КЭЧ своевременно высылали своих представителей для приема и сдачи от убывающих воинских частей (соединений), учреждений и заведений освобождаемого фонда, имущества и оборудования. Если освобожденный фоЕ1Д оставался пустующим, устанавливалась охрана его. Самовольного занятия фонда не допускалось. Воинским частям выдавались справки о результатах сдачи ими квартирного фонда и имущества. Воинским частям, убывающим на фронт или к месту нового расквартирования, выдавалось квартирное имущество для нужд штабной службы (при ‘наличии его в части). Сейфы и шкафы брать с собой воинским частям запрещалось.

Начальники гарнизонных КЭЧ требовали от командиров расквартировываемых воинских частей ведомости обеспечения их квартирным имуществом по форме № 5 и справки о сдаче казарменного фонда и квартирного имущества по месту прежнего расквартирования.

С места отправки воинская часть имела право взять топливо из наличного запаса или получить от гарнизонной квартчасти на время следования в пути в размере двухдневного расхода. Дальнейшее снабжение топливом при передвижении части по железной дороге производилось распоряжением администрации железной дороги: на отопление вагонов — бесплатно, «а варку пищи и приготовление кипятка — за плату с расчетом на месте при получении топлива.

При передвижении воинской части по грунтовым и шоссейным дорогам снабжение топливом производилось: а) через местные лесозаготовительные, топливоснабжающие и другие организации за плату с расчетом на месте при получении топлива; б) из запасов гарнизонных топливных складов и дислоцированных в гарнизоне частей, а там, где квартчасти не было, по распоряжению начальников местных гарнизонов бесплатно. Оплата за топливо производилась воинскими частями из кредита по § 5 (ст. 13) сметы НКО СССР.

Аттестаты на топливо выдавались воинским частям начальниками гарнизонных квартчастей. В гарнизонах, где квартчастей не было, аттестат выдавался начальником местного гарнизона, при этом второй экземпляр аттестата начальник гарнизона передавал начальнику гарнизонной квартчасти.

Оформление приемки остатков топлива перед убытием воинских частей производилось следующим порядком: а) представителем квартчасти, а при его отсутствии представителем начальника местного гарнизона проверялось фактическое наличие топлива; б) проверялось, не было ли случаев незаконной раздачи топлива воинской частью перед убытием, а также пережогов топлива; в) установленное наличие топлива фиксировалось актом и передавалось воинской частью представителю квартчасти, а при его отсутствии — представителю местного гарнизона. В последнем случае начальник гарнизона сообщал начальнику гарнизонной квартчасти о количестве принятого от воинской части топлива. Дальнейшее использование этого топлива производилось исключительно распоряжением начальника гарнизонной квартчасти.

О случаях разрушений зданий, порчи оборудования и самовольном увозе квартимущества докладывалось военному совету.округа через окружного интенданта и доносилось начальнику КЭУ ГИУ КА с указанием принятых мер.

КЭЧ гарнизона выдавала воинской части аттестат на квартирное имущество, разрешенное к вывозу, по форме № 7 приказа НКО СССР № 6. Зачисление вновь на квартирное довольствие воинских частей по прибытии к месту нового назначения производилось по указанным аттестатам. Без предъявления аттестата требования воинских частей на отпуск квартирного имущества не рассматривались.

В случае увоза квартирного имущества без разрешения квартирно-эксплуатационнои частью составлялся акт, в котором отмечалось, какие предметы квартирного имущества и в каком количестве числились за частью и что увезено без разрешения. Ведомость вывезенного имущества, представляемая в КЭУ ГИУ КА, направлялась вместе с актом окружному (фронтовому) военному прокурору по месту убытия воинской части. В тех случаях, когда адрес воинской части не был известен, весь материал направлялся в КЭУ ГИУ КА.

Начальник КЭУ ГИУ КА 31 марта 1942 г. направил директиву начальникам КЭО Московского, Приволжского, Уральского, Южно-Уральского, Среднеазиатского и Сибирского военных округов об усилении внимания военным академиям по их обеспечению квартдовольствием и предложил взять эти обязанности на себя, не доверяя начальникам КЭЧ гарнизонов. Эту работу выполняли начальники КЭО округов офицеры; М. В. Осадчук, А. А. Кругликов, Н. Р. Тараненко, Л. X. Лейкин, А. А. Вайнштейн, В. И. Трошков, А. С. Беляев, Г. М. Борискин.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-полковник А. В. Хрулев 4 мая 1943 г. подписал приказ НКО № 204 «О запрещении увоза квартирного имущества». В приказе отмечалось, что, несмотря на ряд приказов НКО (1939 г. № 159, 1941 г. № 79, 1942 г. № 330), продолжался массовый увоз указанного имущества .при передислоцировании воинских частей, учреждений и заведений Красной Армии. Предлагалось запретить вывоз казарменного инвентаря, оборудования и мебели за пределы округов, тыловых границ фронтов без разрешения в каждом отдельном случае начальника Главного управления Тыла Красной Армии, а внутри округа, в пределах тыловой границы фронта, — без разрешения соответственно военного совета округа, фронта. Начальники гарнизонов при передислоцировании воинских частей, учреждений, заведений должны были высылать в военные городки своих представителей для контроля вывоза квартирного имущества. Транспорт с указанным имуществом без предъявления разрешения на его вывоз из военного городка не выпускался.

Начальнику управления военных сообщений Красной Армии предлагалось не предоставлять подвижного состава для перевозок казарменного инвентаря, оборудования и мебели без предъявления командирами воинских частей и начальниками учреждений специальных разрешений на эти перевозки. Коменданты железнодорожных станций не допускали погрузки в вагоны указанного имущества без надлежащего разрешения. При обнаружении такового в вагонах, эшелоны задерживались, имущество выгружалось, о чем доносилось Главному интенданту Красной Армии. Предлагалось начальнику Главного управления автотранспортной и дорожной службы Красной Армии организовать проверку автомашин, перевозивших казарменный инвентарь, оборудование и мебель. При обнаружении имущества, перевозимого без разрешения, машины задерживались и посылались донесения Главному интенданту Красной Армии.

После разгрома немецких войск под Сталинградом в 1943 г. началась постепенная реэвакуация военных академий и училищ в пункты прежней своей дислокации. 22 февраля 1943 г. возвратилась в Москву Военная академия имени М. В. Фрунзе. 28 февраля 1942 г. Военная академия Генерального штаба имени К. Е. Ворошилова была зачислена на все виды довольствия при центральных управлениях НКО СССР в Москве2. Также были реэвакуированы в марте — апреле 1943 г.: Научно-испытательный институт ВВС на Чкаловскую, Научно-испытательный полигон авиавооружения ВВС в Ногинск, 1-я Московская Краснознаменная школа связи и 2-я Московская военно-авиационная школа механиков спецслужб в Москву, Сталинградская военно-авиационная школа пилотов в Сталинград, Астраханская военно-авиационная школа механиков в Астрахань, Борисоглебская военная авиационная школа в Борисоглебск, Балашовская ваш в Балашов, Тамбовская ВАШ в Тамбов. К 1 июля 1943 г. возвратилась в Москву Военная академия имени Н. Е. Жуковского. Постепенно возвращались к прежнему месту дислокации и другие военно-учебные заведения. Реэвакуация военно-учебных заведений продолжалась до конца 1945 г. из-за того, что жилой фонд НКО в районах, подвергшихся немецкой оккупации, был совершенно разрушен или требовал капитальных восстановительных работ.

Большая работа была проделана квартирно-эксплуата-ционными органами Московского, Архангельского, Приволжского, Сибирского, Уральского, Южно-Уральского военных округов и Забайкальского фронта по оказанию помощи эвакуированным семьям начсостава, которая велась под личным контролем начальника КЭУ ГИУ КА: ему ежемесячно докладывалось о проделанной работе. По состоянию на 1 марта 3943 г. квартирно-эксплуатационными органами была проделана следующая работа.

По Уральскому военному округу учтено 18 449 эвакуированных семей. Предоставлено эвакуированным семьям в домах начсостава 1251 комната. Отпущено дров со складов КЭЧ с доставкой на дом 9672 куб. м. Заготовлено дров семьями начсостава с помощью квартчастей 10 020 куб. м. Отпущено керосина 6172 кг. Отремонтировано 737 квартирэвакуированных семей. Обеспечено мебелью 2500 семей. Отпущено эвакуированным семьям разных овощей в количестве 20 т. Отведены земельные участки для огородов и оказана помощь в обработке земли 2323 семьям. Оборудовано и открыто детсадов на 300 мест.

По Среднеазиатскому военному округу учтено 86208 эвакуированных семей начсостава. Все семьи обеспечены жилой площадью, хотя и требующей ремонта. В Ташкенте построен жилой дом на 24 квартиры для эвакуированных. В существующих домах начсостава эвакуированным выделена жилая площадь для 293 семей. Возбуждено ходатайство о строительстве 18 домов для эвакуированных семей начсостава за счет средств местных Советов. По линии КЭО САВО обеспечено топливом 15 тыс. семей. Организованы самозаготовки топлива совместно с райвоенкоматами: по Семипалатинской области — 3295 куб. м, по Павлодарской области — 1523 куб. м, по Северо-Казахской .области — 5300 куб. м. Обеспечены питанием через столовые военторга 167 850 человек. Детсадами охвачено 5000 детей. Дополнительно открыты детсады в Ташкенте, Фрунзе, Семипалатинске, Джамбуле.

По Приволжскому военному округу учтена 5701 эвакуированная семья. Не обеспечены жилой площадью 105 семей, нуждались в улучшении жилплощади 213 семей. Вследствие недостатка жилплощади приспособили под квартиры нежилые помещения по Сызранской и Пугачевской квартчастям. Силами и средствами кварторганов доставлены дрова для 1170 семей — от 1 до 2 куб. м на семью. Отведены лесосеки для заготовки дров силами семей начсостава. Открыты детские столовые для эвакуированных семей в Аткарске, Энгельсе, Саратове, Куйбышеве, Пензе.

По Южно-Уральскому военному округу удовлетворено за счет жилфондов НКО по Чкаловской, Бузулукской, Ак-тюбинской, Уфимской, Уральской, Бугурусланской квартчастям 1253 семьи. Выдано дров со складов КЭЧ 4384 куб. м. Произведена самозаготовка дров с помощью эвакуированных семей — 10 900 куб. м. Отремонтировано жилфонда для эвакуированных семей 1700 кв. м. Отпущено строительных материалов для ремонта 54 квартир. Отремонтированы и открыты столовые в Бузулуке, Сорочинске, Бугуруслале, Белебее, Абдулине «а 3700 человек.

По Московскому военному округу обеспечено жилплощадью за счет фондов НКО 3 600 семей. Обеспечено топливом со складов КЭЧ с доставкой на квартиры 2000 семьям — 3840 куб. м. Устроены на работу с Помощью органов 670 семей. Особо нуждавшимся выдана мебель: столы, диваны, кровати, стулья, тумбочки, производилось изготовление топчанов за плату. Особо нуждавшимся выдавались печи-времянки со складов Казанской КЭЧ.

В связи с эвакуацией в города Сибири большого количества промышленных заводов, гражданских учреждений, а также дополнительным развертыванием эвакогоспиталей Наркомздрава СССР производилось изъятие у воинских частей более емких зданий и замена их мелкими и разбросанными в разных местах населенных пунктов, уплотнение воинских частей на ранее отведенных площадях. Освобожденный гражданский фонд выбывшими воинскими частями в основном был занят под размещение эвакогоспиталей Наркомздрава СССР и эвакуированных промышленных предприятий.

Требование Наркомпроса СССР об освобождении помещений школ, высших и средних учебных заведений, занятых военными училищами, оказало влияние на пересмотр сети военно-учебных заведений, находившихся в эвакуации. Часть из них была расформирована, а также произведены некоторые перемещения. До 30 июня 1943 г. были расформированы; Ленинградские курсы усовершенствования начсостава в Костроме численностью 900 человек, Центральные курсы заграждения на ст. Болшево численностью 375 человек, Черниговское инженерное училище в Иркутске численностью 1600 человек, Мичуринское инженерное училище в Новосибирске численностью 1200 человек, воздушно-планерная школа в Сарапуле численностью 400 человек, 3-е Куйбышевское пехотное училище в г. Кинель численностью 2500 человек, Краснохолмское пехотное училище на ст. Платовка (ЮжУрВО) численностью 2500 человек, Южно-Уральское пулеметное училище в Благовещенске численностью 2500 человек, Саранское пехотное училище в Саранске численностью 2500 человек. Из Рыбинска в Саранск передислоцировано Калинковичское пехотное училище. Сарапульское и Боткинское пехотные училища переформированы в снайперские училища численностью 1000 человек (вместо 250 человек). В последующие годы производилась реэвакуация военных училищ на прежние места дислокации или же в другие города.

Таким образом, квартйрно-экспЛуатацйонньши органа-Ми Красной Армии в годы Великой Отечественной войны была проделана большая работа по эвакуации и реэвакуации военно-учебных заведений, по размещению эвакуированных промышленных предприятий и учреждений, по оказанию помощи эвакуированным семьям начальствующего состава. Большая нагрузка в этот период была у начальников КЭЧ крупных гарнизонов, обеспечивших размещение военно-учебных заведений: Ташкентского, Свердловского, Тюменского, Шадринского, Троицкого, Томского, Омского, Красноярского, Новосибирского, Ашхабадского, Самаркандского, Ферганского, Фрунзенского, Костромского, Казанского, Рыбинского, Горьковского, Куйбышевского, Уфимского и др. Квартчасти этих гарнизонов возглавляли офицеры П. А. Калашников, Г. И. Филатов, В. И. Морев, М. А. Камынин, И, П. Коваленко, К. И. Бирилюк, М. М. Гинзбург, В. В. Лесин, Л. Ф. Глинский, С. В. Успенский, И. Ф. Казарин, И. К- Белоусов, А. Н. Кудинич, В. И. Богомолов, И. Ф, Степанов, Л. А. Карлицкий, В. Е. Низяев, A. К. Горячев, Б. С. Манелиес, Д. Ф. Сохин, А. А. Абрамов и др.

В первоначальный период войны, когда от западных границ нашей страны в тыл эвакуировалось квартирное имущество, большая нагрузка была у личного состава квартчастей Вологодского, Кировского, Молотовского, Ба-лашовского, Саратовского, Пензенского, Тамбовского, Воронежского гарнизонов. Этими гарнизонными КЭЧ руководили офицеры Н. И. Сеничев, В. А. Меркурьев, А. М. Шар-мимов, И. У. Кузьмин, С. Ц. Вайнштейн, М. И. Нехорошев, B. А. Владимиров, Б, Г. Казановский, Н. А. Куликов, О. С. Герасимов, А. И. Антонов.

Источник.

22 комментария

  • AK:

    Эвакуация и возобновление производства было одним из «чудес» которые никак не могли учесть западные стратеги. Как и способность подростков работать за станками, женщин выполнять мужскую работу, конструкторов делать лучшую технику в тюремных условиях, закрепощенных крестьян бросаться на врага без патронов, новых командиров воевать не хуже чем расстрелянные перед войной. Наверняка Сталин думал «Ну что этим идиотам еще надо? Скатерть под их танки стелить?» Все что сделал Сталин (включая пресловутую индустриализацию) обеспечивало 1000% победы над Советским Союзом (согласно общепринятым нормам :)

      [Цитировать]

  • Ирина:

    Возможно, не совсем по теме, но я не знала, что ТАПОиЧ образовался не совсем на пустом месте.
    ========================================
    Борис Тихомолов. Небо в огне.

    Ташкент — моя вторая родина. Детство, юношество — все связано с этим любимым городом. Бывшие мастерские «Добролета», в которых я учился и работал, были тоже мне родными. Там мы собирали самолеты — старую немецкую рухлядь: почтовые и пассажирские «юнкерсы». Там старейший летчик Михаил Хохлачев впервые поднял меня в воздух и тем решил мою дальнейшую судьбу. Оттуда я пошел учиться на летчика. Туда же вернулся, окончив школу. Там же началась моя летная романтика: древние пустыни, древние-древние горы. Жаркое солнце. Кишлаки. Хлопковые поля. Арыки. Реки с романтическими названиями: Сырдарья, Амударья. Полеты, полеты. Грузы. Почта. Пассажиры. Геологи, нефтяники, животноводы. Все! Все мне было там родное! Все… Задание было прозаическое: там, в бывших Ташкентских мастерских, куда эвакуировался из Москвы авиазавод, выпускавший пассажирские самолеты типа «дуглас» — «ПС-84», клепали теперь транспортные «ЛИ-2» — тот же «ПС-84», только без пассажирского комфорта. Сейчас по особому заданию завод выпускал несколько машин пассажирского варианта. Самолеты надо было придирчиво осмотреть, испытать в полете и перегнать в Москву. Вот и все! Проще простого! Мы подлетали к Ташкенту. Я волновался, я трепетал, глядя сверху на знакомые мне пригородные кишлаки и колхозные поля. Я не был здесь сто лет! Ну, может, не сто, а целых… восемнадцать месяцев! Мало? Нет, много! Нам на войне день шел за три дня, и это справедливо: жизнь там крутится бешено. И я думал, что увижу Ташкент таким же, каким покинул его, когда ушел на фронт. Но я ошибся. Ташкент был не тот. Совсем не тот. Здесь тоже, видимо, день шел за три дня, если не больше. Ритм теперешнего города не уживался с тем, что закрепилось в моей памяти. Нет больше тихих улиц, нет поливальщиков на них, которые из ведра по вечерам, ловко обрызгивают придорожную пыль. И уже за грохотом машин не слышно больше мелодичного журчания арыков. Город был в напряжении: Все для франта! Все для победы над врагом! На заводе нас встретили сдержанно. Небывалая практика, чтобы продукцию принимали «чужие» летчики. Все-таки «свой» испытатель вернее. Он уже сжился и зря придираться не будет. А тут еще поставлены условия — если машина будет плохо брать высоту — браковать беспощадно! Чужим-то летчикам что закапризничал и все тут, а как же план?! Мы пришли на завод рано утром, чтобы облетать машины до жары. Наши самолеты стояли отдельно: зеленые, со звездами, в новых чехлах. Экипажи разошлись по машинам. Мой борттежник Иван Романов, худощавый, смуглый, с густой шевелюрой вьющихся черных волос, озорно сверкнув цыганскими глазами, подбежал к самолету, хлопнул ладонью по фюзеляжу, крикнул на цыганский манер: — Ай, маладой, карасивый, неженатый-холостой! А ну, стоять! Не лягаться! и дернул завязки чехлов. Романов был русский по отцу и цыган по матери. Нас с ним связывает старая дружба. Мы еще мальчишками учились в одном классе в Ташкенте. Потом расстались и снова встретились, уже вот здесь. Веселый, жизнерадостный, он всегда и всем был по душе, и дело свое знал отменно. Сняли чехлы, отперли дверь, и когда распахнули ее — ахнули. Ряды мягких пассажирских кресел, салон с просторными диванами, красная ковровая дорожка, шелковые занавески на окнах, — Сила! — одобрительно сказал Романов. — Шелковая машина! Кто же, интересно, на ней полетит и куда? Копались долго. Романов придирчиво осматривал машину: узлы, ролики, тросы управления. Чуть ли не обнюхивал каждую деталь. Но все было сделано на совесть. Лишь радист, высокий молчаливый парень, по фамилии Бурун, хмуро копался в рации. Где-то завалилась какая-то колодка, и он не мог ее достать. Наконец, все готово: моторы опробованы, рация в порядке, барограф включен. Выруливаем к старту. Взлетаем. В мою задачу, кроме всего прочего, входило: за единицу времени набрать побольше высоты. Стрелка самописца прочертит на барограмме наш путь по вертикали и по времени. Это и будет документ качеств самолета. Идем по кругу. Высота берется легко. Тысяча метров. Две. Три. С волнением смотрю на горы, сверкающие снежными вершинами. Вон там за ними — Ферганская долина, а там вон, за грядой высоких отрогов — Фрунзе, Алма-Ата. Все летано и перелетано. Романов, сидящий на правом сиденье, как-то обеспокоенно взглянул на меня, потом «а вариометр, стрелка которого показывала скорость набора высоты — два метра в секунду. — Может, хватит, командир? — Чего хватит? — не понял я. — Высоту набирать. — Как это «хватит»? Ты что?! Борттехник смущенно отвернулся и промолчал. Набрав еще метров триста, я посмотрел на Романова. Странно, он явно задыхался. Сказалась привычка к полетам на малой высоте. — Иван, ты что? Борттехник повел глазами: — Кислорода не хватает. А мне смешно. Вот уж, поистине «сытый голодного не разумеет!» Три тысячи четыреста. Да разве это высота? Мы сидим тут в самолете, не двигаясь и не тратя энергии, а как же наши бойцы там, на Эльбрусе, на Кавказском фронте, ползают по снегу на высоте четырех километров?! Да еще с винтовками, да с минометами и пулеметами?! — Ничего, — сказал я. — Потерпи. Вот доберем до четырех и будем снижаться. Романов испуганно вытаращил глаза: — Не выдержу! — простонал он. — Снижайтесь. Я разозлился. Сколько лет летал здесь на почтовых самолетах, и всегда запросто, набрав пять тысяч, перемахивал через горы. Мне и в голову тогда не приходило, что на этой высоте кислорода меньше, чем на земле. Наоборот, я наслаждался свежестью воздуха и крепким морозцем. А там, на фронте… Да что и говорить! Нежности какие. Распустят слюни… — Сиди! — жестко сказал я. — Ничего с тобой не случится. Будем набирать до четырех. В проходе неожиданно появился радист. Рот открыт, глаза выпучены, грудь вздымается и опускается, как после марафона. — Здрассте! — приветствую его. — Явление второе. I Что случилось? Бурун судорожно вцепился руками в подлокотник моего кресла: — Командир… не могу… Задыхаюсь… Я вскипел: — Час от часу не легче! Да вы что обалдели?! Да как вам не стыдно! Еще нет и четырех, а вы уже нюни рас пустили! Идите оба в пассажирский салон да посмотрите, что показывает барограф. Радист, одарив меня укоряющим взглядом, вышел в салон, вслед за ним, еле волоча ноги, поплелся борттехник. И почти тут же, чуть не сбив Романова с ног, поя вился Бурун. Глаза его горели победным огнем. — Товарищ командир!.. На барографе четыре тысячи шестьсот! Вот! — и сел на пол. Я посмотрел на высотомер: три тысячи семьсот. Странно. А может быть кто-то врет? Либо мой высотомер, либо барограф, либо Бурун?.. Однако ладно. Жалко ребят. Что ж, будем снижаться. На земле разобрались: был неправильно установлен высотомер в пилотской кабине, и мы набрали тогда высоту с разными там инструментальными и прочими поправками — пять тысяч пятьдесят метров, что и было торжественно запротоколировано дирекцией завода. Совершенно секретно Мы пригнали в Москву таинственные «шелковые» самолеты и поставили их на прикол. Зачехлили, запломбировали. До какой-то поры, до какого-то времени.

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Статье уже год с небольшим, только сейчас у меня возник вопрос, «Какое военное училище было в 15-й горбольнице, во время войны?». Я всегда думал, что здесь размещалось киевское военное училище связи. Но оно было эвакуировано в Сибирь. Кто сможет прояснить вопрос что было здесь во время войны?

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Как же всё запутано с училищем предшественником 15-й горбольницы.
    Мне сказал очевидец, что здесь было пограничное училище до конца 1950-х годов.
    Из пограничных училищ в Ташкент было эвакуировано только харьковское училище.
    Вот две цитаты про это училище.

    Начало первой цитаты ========================================================
    Академия внутренних войск МВД Украины (г. Харьков)

    Краткая история

    26.12.31 в местечке Померки под Харьковом создана 2 Школа погранохраны и войск ОГПУ.
    20.4.37 школа переименована в Харьковское военное пограничное училище НКВД.
    3.2.41 училище переименовано в харьковское кавалерийское погранучилище пограничных и внутренних войск НКВД им. Ф.Э. Дзержинского.
    К концу 1941 года училище эвакуировано в г.Ташкент.
    С августа 1944 года училище переведено в Алма-Ату.
    Там и началась его новая история – в 1945 году училище переименовано в Алма-атинское ВУ НКВД, в дальнейшем – Алма-атинское высшее пограничное Краснознаменное командное училище КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского. Передано в 1992 году Республике Казахстан.
    Конец первой цитаты ========================================================

    Начало второй цитаты ========================================================
    Историческая справка Академии Пограничной службы КНБ Республики Казахстан
    Академия Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан основана в городе Харьков, 26 декабря 1931 года, как Вторая школа пограничной охраны и войск ОГПУ.
    После начала Великой отечественной войны, в октябре 1941 года учебное заведение эвакуировано в город Ташкент, а в августе 1944 года передислоцировано в город Алма-Ату. В июле 1945 года Харьковское кавалерийское пограничное училище НКВД СССР имени Ф.Э.Дзержинского переименовано в Алма-Атинское училище войск НКВД.
    Конец второй цитаты ========================================================

    Ещё известно, что с 1941 по 1944 год в Ташкенте была построена социальная инфраструктура училища. Далее училище вроде бы как переехало в Алма-Ату, но продолжало существовать и в Ташкенте. Оно расширило свою инфраструктуру. Были построены два типовых дома японскими военнопленными. Был построен четырех этажный кирпичный дом. Построена база по ремонту автомобильной техники. В конце 1950, после закрытия училища, автобаза так и осталась за пограничными войсками. А что это было за училище с 1944 года ещё в течении 15-ти лет нет совершенно никакой информации.
    Может быть кто и знает?

    Ещё узнал, что раньше начало улицы Новомосковской проходило параллельно метров 50 севернее, того места, где она проходит сейчас. С прокладкой троллейбусной линии и шоссе улица Новомосковска стала на то место, где она находится и сейчас. Это примерно 1955 год. Возможно, что старая улица Новомосковска начиналась от Обсерваторской улицы и тянулась до самого арыка Салар. Сейчас часть этой улицы находится во дворе старого длинного пятиэтажного дома, что стоит напротив 15-й горбольницы. Далее прямо на этой улице построена школа № 142, которая было построена в 1952 году и начала работать в 1953. Далее её можно найти во дворе углового дома № 21, где парикмахерская. Этот дом был сдан в 1956 году. Затем идет дорога, стадион и, возможно, продолжение улицы Новомосковская есть улица Вахская.
    У кого нибудь есть информация на эту тему?

      [Цитировать]

    • Усман:

      Харьковское училище химзащиты там было.

        [Цитировать]

      • Константин ташкентский:

        Спасибо, что откликнулись. Мало кто знает или помнит подробности тех времен.
        На этом сайте была статья про харьковское училище химзащиты вот по этому адресу:

        Курсанты химического училища


        Возможно, что два училища и объединились в Ташкенте для строительства учебной базы.
        Если Вам известны, какие либо другие подробности про училище химзащиты, например годы эвакуации, то напишите, пожалуйста.

          [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Как же лихо вместо ссылки у меня вся татья прилепилась. ;-)

      [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Повторяю свой комментарий без ссылки.
    Спасибо, что откликнулись. Мало кто знает или помнит подробности тех времен.
    На этом сайте была статья про харьковское училище химзащиты вот по этому адресу:
    // здесь была ссылка //
    Возможно, что два училища и объединились в Ташкенте для строительства учебной базы.
    Если Вам известны, какие либо другие подробности про училище химзащиты, например годы эвакуации, то напишите, пожалуйста.

      [Цитировать]

    • Усман:

      Нет. Харьковское училище назад уехало. А второе училище до сих пор существует.

        [Цитировать]

      • Константин ташкентский:

        Спасибо.

        Усман:
        Нет. Харьковское училище назад уехало. А второе училище до сих пор существует.

        У нас речь шла про два харьковских училища. Первое это харьковское военное пограничное училище НКВД. Второе это харьковское училище химзащиты. По моим данным первое переехало в Алма-Ату, а второе вернулось в Харьков.
        Если можно, то немного поподробнее – какое училище до сих пор существует и где?
        Из Харькова были эвакуировано двенадцать военных училищ.

          [Цитировать]

        • Усман:

          Вы сами себе ответили. Харьковское училище химзащиты относилось к наркомату обороны. Его не могли слить с погранучилищем НКВД. Разные ведомства. Причем довольно не сладко друг к другу относились. Училище НКВД до сих пор существует, его передислоцировали с места на место по городу, переименовывали. В итоге школа КГБ, теперь СНБ, находится на ул Тараса Шевченко, сейчас не знаю, как эта улица называеся,буюк пахта йули, может. Напротив 110-ой школы, где раньше было суворовское училище, потом школа-интернат и УзНИИ педнаук имени Кары-Ниязова. Это здание этого ведомства было. Ташкентское суворовское училище принадлежало НКВД, а не наркомату обороны. После землетрясения они вспомнили про него, выкинули этих минпросовских, забор, колючка, все как полагается.

            [Цитировать]

          • Константин ташкентский:

            Подведем итог.
            До открытия 15-й горбольныцы в этом месте находилось харьковское училище химзащиты с 1941 по 1944 годы. После их реэвакуации на этом месте разместилось училище НКВД и просуществовало до конца 1950-х годов. Харьковское пограничное училище к этому месту не имело никакого отношения.
            Правильно?

              [Цитировать]

            • Усман:

              Предпоследнее предложение абсолютно правильное. https://ru.wikipedia.org/wiki/Национальная_академия_Национальной_гвардии_Украины Харьковское кавалерийское погранучилище эвакуировали в 1941 г. в Ташкент, а затем быстро перекинули в Алма-Ату.

                [Цитировать]

              • Константин ташкентский:

                В Алма-Ату харьковское пограничное училище было отправлено в августе 1944 года. При этом есть информация, что они, ко времени отправки, построили городок училища со всей инфраструктурой. Я не знаю, где в Ташкенте, был построен ещё один городок, при училище, кроме как на месте, где позже будет размещена 15-я горбольница. Вот именно это меня и смущает. Ведь многие дома этого училища, например дома № 10,12,14 и другие, до сих пор стоит на месте.

                  [Цитировать]

                • Усман:

                  https://mytashkent.uz/2009/01/18/novomoskovskaya-chast-1/ Там коменты смотрите, старожилы утверждают, что в 15-ой была только радиошкола. Скорее всего, Харьковская погранучилище было на ул.Шевченко, 20, правда, центральный вход у них был с ул.Стрелковой. Вот когда они уехали, то туда въехало суворовское училище. Был еще адрес ул. Сталина, 33. Это бывшая Воронцовская. И там тоже училище было, там старое здание было с памятником пограничнику с собакой. Это все энкаведешники, они шифровались

                    [Цитировать]

  • Вася:

    Последним ,перед открытием 15 горбольницы , в данном здании размещалось радиотехническое училище мл.командного состава

      [Цитировать]

    • Усман:

      Тоже НКВД подчинялось.

        [Цитировать]

    • Константин ташкентский:

      Вася:
      Последним ,перед открытием 15 горбольницы , в данном здании размещалось радиотехническое училище мл.командного состава

      По моим данным школа младших командиров — стрелков радистов, которую закончил композитор Шаинский, находилась метрах в 300 от этого места, ближе к Салару, в здании какого то гидротехнического сооружения, башенного типа. Потом на этой башне несколько лет паслась коза.

        [Цитировать]

  • Константин ташкентский:

    Что я, собственно говоря, поднял тему с училищем? Раньше улица Новомосковска проходила от обсерватории и до Салара. На ней, сразу после войны, были построены два дома японскими военнопленными – в начале и в середине улицы. И вся эта улица должна была быть застроена этими домами. Но училище не отдало территорию, на которой фактически не было никаких строений, а только полоса препятствий, под дома авиазавода. Поэтому все остальные дома, которые планировалось построить на этой улице, были построены, по какому-то другому разрешению, на Измайлова. Но в 1980-е годы все эти дома на Измайлова были снесены, эти два дома стоят до сих пор. Вот как могло быть и вот так стало. Возможно, что это одна из причин, почему явно задуманный центр района – площадь Куйбышева, так и не стал его центром Куйбышевского района.

      [Цитировать]

    • Константин ташкентский:

      То, что было написано мной в этом комментарии неправильно. Это я понял разобравшись с планом Ташкента от 1932 года.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.