Солженицын в греческом городке Tашкентцы

Rustam Khusanov пишет в группу X-places (Tashkent)

 

Под самый конец 1953 года, учитель математики захолустной казахской школы, закопав в огороде бутылку со своими стихами, отправился умирать в Ташкент. Потому что лучевую терапию против рака применяли только здесь.

«Стали звонить — Евгению Семёновичу, и Шендяпину, и Ульмасбаеву, а те в свою очередь звонили, выясняли возможности, и нет ли в этой клинике спецпалаты или нельзя хоть временно организовать маленькую комнату как спецпалату. Но по здешней тесноте не вышло ничего».

Пока всё это решалось, несколько дней Александр Исаевич Солженицын прожил в этом доме, в районе Греческого городка, где и сейчас живёт семья, в которой прожил несколько дней будущий лауреат Нобелевской премии, спасённый в Ташкенте ровно 60 лет назад.

7 комментариев

  • Just:

    Отрывки из анализа биографии А.И.Солженицына:

    «…Казалось бы, обнаружив у больного подобную опухоль, джамбульские врачи должны были поставить вопрос об операции, но, как писала Н. А. Решетовская о муже, «в Джамбуле ему дали направление в Ташкентский онкологический диспансер» (38). Неужели в джамбульской областной больнице не было хирурга? И почему направление было дано не в столицу Казахской ССР Алма-Ату, а в столицу другой союзной республики — Ташкент…

    . …В «Теленке» Александр Исаевич пишет, что «поехал умирать в Ташкент» «под новый 1954 год » (51), т. е. в последних числах декабря 1953 г. А вот его свидетельство из «Архипелага»: «Эту ночь перед отъездом в Ташкент, последнюю ночь 1953 г. , хорошо помню» (52), из чего явствует, что он уехал не ранее 1 января 1954 г.
    От Кок-Терека до Ташкента несколько сот километров. Это расстояние можно было преодолеть за один день. Между тем, выехав около 1 января, А. И. Солженицын добрался до столицы Узбекистана только 4-го числа, когда его положили в 13-й (онкологический) корпус клиники Ташкентского государственного медицинского института и передали врачам Лидии Александровне Дунаевой и Ирине Емельяновне Мейке (53).
    «Врачи, — вспоминала Н. А. Решетовская, — сочли операцию ненужной, предложив рентгенотерапию . Так Саня попал в лучевое отделение», здесь он провел «полтора месяца» и получил «12 тыс. рентгенов» (54). Свое пребывание в Ташкенте А. И. Солженицын позднее описал в повести «Раковый корпус» (55).
    Когда ее автора положили в больницу, был сделан запрос относительно результатов его операции 12 февраля 1952 г. Однако обнаружить их не удалось (56). Подобный эпизод нашел отражение и в истории болезни главного героя «Ракового корпуса» Костоглотова (57).
    «Я — отмечал А. И. Солженицын, выступая 22 сентября 1967 г. на заседании Секретариата Правления Союза писателей СССР, — давал повесть на отзыв крупным онкологам — они признавали ее с медицинской точки зрения безупречной и на современном уровне. Это именно рак, рак как таковой» (58).
    Я тоже обратился к одному из онкологов, который заявил, что познакомился с «Раковым корпусом» еще тогда, когда он ходил в Самиздате, но не смог дочитать его до конца именно потому, что с медицинской точки зрения течение болезни и процесс лечения описаны совершенно некомпетентно (59)…

    ….По выходе из диспансера больные раком остаются в нем на учете и обязаны появляться для профилактического осмотра сначала один раз в месяц, потом один раз в полгода, наконец, один раз в год (18). Казалось бы, и опасение за свою жизнь, и возможность лишний раз побывать за пределами Кок-Терека делали Александра Исаевича заинтересованным в точном соблюдении этого требования. Между тем, в Ташкенте он появился снова только 21 июня 1954 г. (19).
    По свидетельству Н. А. Решетовской, летом этого года А. И. Солженицына опять госпитализировали, и он «долечивался в диспансере почти два месяца» (20), т. е. до конца августа, после чего в Ташкенте больше не появился ни через полгода, ни через год. Более того, летом 1954 г. Александр Исаевич сообщил Наталье Алексеевне о полном выздоровлении (21)…»

      [Цитировать]

  • Владимир:

    Да, это чудо. Видимо это было необходимо, чтобы Александр Исаевич успел совершить свой подвиг, написав «Архипелаг».
    И чудо это произошло во многом благодаря нашим замечательным ташкентским врачам — Ирине Емельяновне Мейке и Валерию Матусовичу Стадникову.

      [Цитировать]

  • ruslan:

    «Отделением двенадцати республик, этой кажущейся жертвой – Россия, напротив,
    освободит сама себя для драгоценного ВНУТРЕННЕГО развития, наконец
    обратит внимание и прилежание на саму себя…

    И так – еще больше распрямимся от давящего груза «среднеазиатского подбрюшья»…

    Итак, о_б_ъ_я_в_и_т_ь о несомненном праве на полное отделение тех двенадцати республик – надо безотлагательно и твердо. А если какие-то из них заколеблются, отделяться ли им? С той же несомненностью вынуждены объявить о НАШЕМ отделении от них – мы, оставшиеся… Это – уже слишком назрело, это необратимо, будет взрываться то там, то сям; все уже видят, что вместе нам не жить».

    А. И. Солженицын, Как нам обустроить Россию. 1980.

      [Цитировать]

  • ruslan:

    А. И. Солженицын. Как нам обустроить Россию. 1990.

      [Цитировать]

    • AK:

      К 90-му он давно забыл о Ташкенте. Методика НЛП особенно эффективна на таких натурах как Солженицын. Не случайно вся богема (не только эстрадники) считали СССР «империей зла»

        [Цитировать]

  • Владимир:

    А что такое НЛП?
    Уж простите за серость.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.