Моя служба в Туркестанском крае. Федоров Г.П. (1870-1910). Часть третья Tашкентцы История

vladislavvolkov

III.

 

Туркестанский край в 1870 году. — Первый генерал-губернатор К. П. фон-Кауфман. — Его первые шаги в Средней Азии.

Наш батальон прибыл в Ташкент четыре года спустя после присоединения Туркестанского края к империи. В то время Ташкента представлял собою скорее военный поселок, чем центральный город края, то есть столицу русской Центральной Азии. Большинство жителей были военные, либо отдыхавшие после какого-нибудь похода, либо собиравшиеся в новую экспедицию, Штатский человек и дама представляли собою редкое явление. Теперь, по прошествии 36 лет, с гордостью оглядываясь на пройденный путь, я вижу колоссальные результаты, достигнутые русским правительством, всегда гуманным к побежденным, но настойчиво преследующим свою цивилизаторскую миссию. Много, конечно, было ошибок, были и злоупотребления, но это не останавливало разумных и целесообразных намерений правительства. Мы вступили в край с чуждым нам населением. Жители присоединенных областей, все без исключения мусульмане, ненавидели всех иноверцев — кяфиров, в силу основных принципов своей веры. Привыкшие в течение многих веков покорно преклоняться пред варварски-жестоким деспотизмом своих правителей, они, тем не менее, мирились со  своим положением уже потому, что правители эти были их единоверцы. Но вот появляются белые рубашки, прогоняют и разбивают их войска и объявляют их подданными белого Царя. Фанатики муллы начинают нашептывать массам населения, что вместо правоверных ханов ими будут владеть кяфиры, которые обратят их всех в христианство, наденут на шеи крестики, станут отдавать в солдаты, введут свои законы, отменят шариат (мусульманский основной закон) и заставят их жен и дочерей открыть свои лица.

В первое время все это волновало диких и неразвитых туземцев. Возникали частые вспышки, волнения, беспорядки, повлекшие за собою репрессии. Но наряду с этим туземцы увидали, что первые, же шаги первого генерал-губернатора доказывали всю лживость мулл и улемов. Местному населенно всюду торжественно объявлялось, что, становясь подданным русского монарха, население сохраняет свою веру, свои народные обычаи, свой суд и своих судей (кадиев), что все налоги, взыскивавшиеся прежними сборщиками, в высшей степени незаконные и тяжелые, будут отменены, вместо них будут установлены справедливый подати, что личность женщины останется неприкосновенною. Все это, конечно, скоро [804] успокоило население, и мирная жизнь трудолюбивого народа вошла в свои рамки.

Тон и направление всему этому дал первый генерал-губернатор Константин Петрович фон-Кауфман.

Приступая к воспоминаниям об этом замечательном человеке, я испытываю большое сушение, боясь, что мое слабое перо не в состоянии будет нарисовать верный облик этого человека.

Всем хорошо памятен неудачный дебют Кауфмана в Западном крае, куда он был назначен генерал-губернатором после известного укротителя восстания графа М. Н. Муравьева. Роль Муравьева была — задушить революционный террор путем террора правительственного, Кауфману же пришлось умиротворять разоренный и ослабленный мятежом край. Задачу эту Константин Петрович начал выполнять  обычною своею твердостью и тактом, но… на его долю досталось обнаружить одного из главных вожаков восстания, и не в Вилене и даже не в пределах генерал-губернаторства, а в Петербурге, где руководителем восстания оказался важный чиновник Иосафат Огрызко. Кауфман не постеснялся привлечь его к суду. В то время самым сильным человеком в столице был граф П. А. Шувалов, женатый на польке. Поступок Кауфмана, который следовало бы достойным образом вознаградить, как образец гражданской доблести, навлек на него гнев графа Шувалова, и в результате Кауфман был внезапно отозван, впал в немилость и более двух лет проживал в полной безвестности где-то на Васильевском острове на 2—3 тысячи содержания.

В 1866 году Черняевым был взят штурмом Ташкент, но Черняев вслед за тем был отозван из Азии. Вместо него прибыл генерал Романовский, который занял новую область, разбил на голову кокандского хана под Ирджаром и взял Ходжент. Лавры наших генералов, очевидно, беспокоили в Оренбурге Крыжановского, под начальством которого находились все войска, оперировавшие в Средней Азии, и вот, кажется, в 1866 году он отправляется в Азию, становится во главе отрядов и идет в бой. В результате занятие двух городов Ура-Тюбе и Джизака и присоединение к империи новой крупной территории.

Получив Георгия на шею, Крыжановский немедленно возвращается в Оренбург.

Присоединение огромных территорий вызвало необходимость организовать управление новым краем, и вот в июле 1867 года утверждено было временное положение об управлении туркестанского генерал-губернаторства и, озабочиваясь отправлением на пост генерал-губернатора человека, вполне соответствующего этому важному назначению, государь Александр II вспомнил [805] обиженного Константина Петровича Кауфмана и назначил его на этот пост.

Я уверен, что всякий служивший в крае в течение первых тридцати лет его существования не только никогда не забудет светлой фигуры Кауфмана, но и до конца жизни сохраните о нем самую благоговейную память.

Это был по истине замечательный государственный деятель. Военный инженер по образованно, он на высоком посту начальника края проявил выдающийся военный и административный таланты. Ряд блестящих побед, закончившихся занятием твердыни мусульманства города Самарканда и покорением Хивинского ханства, внесли несколько славных страниц в нашу историю, где имя Константина Петровича должно занять почетное место. Прибыв в край, он первые годы почти всецело должен был отдавать свое время и свои блестящие способности военным предприятиям. Но, занятый всецело военными операциями и ведя боевой образ жизни, он, тем не менее, свои немногие походные досуги посвящал проектам мирного развитая вновь покоренного края. Возвратясь с  войсками из похода, украшенный лаврами, он тотчас же всецело отдавался заботам об умиротворении вновь завоеванных местностей и введением в них русской гражданственности. Нося немецкую фамилию, это был настоящий и неподдельный русский человек, с русскою душой. Страшный для врагов России, непреодолимый противник всяких интриг, ни перед чем не останавливающей полководец, он соединял в себе блестящие военные и боевые способности с выдающимся административным талантом. Это был действительно блестящий представитель российского монарха во вновь завоеванной мусульманской стране: с широкими взглядами, прекрасно образованный, развитой, кристально-чистый и доступный всем. Лучшего выбора нельзя было сделать, и Александр II, назначив Кауфмана в Туркестан, выказал глубокое знание людей. Это был истинно царев наместник на дальнем Востоке, и туземцы не даром называли его: «Ярым-Падша» (половина царя). Снабженный огромными полномочиями, окруженный блестящим ореолом почти безграничной власти (которою он ни разу не злоупотреблял), Кауфман представлял собой более, чем царского наместника; он был действительно половиной царя. У всякого другого голова закружилась бы от такого высокого положения, но Кауфман, как приехал в 1868 году, так и скончался в 1881 году все одним и тем же добрым, благородным, мягким, простым и отзывчивым человеком. [806]

7 комментариев

  • ильдар:

    Спасибо, жду продолжения!

      [Цитировать]

  • VTA:

    Смотрите, что нашлось! Может, конечно, я одна не знала, что до образования губернаторства центральным городом Туркестанской области в 1865 году предлагали сделать Аулие-Ата, но денег не было его благоустраивать. А Ташкент Кауфман предлагал переименовать в Александрград. Он обожал императора Александра II.

    «О введении городового положения в городах Ташкенте и о переименовании первого в город «Александрград». РГИА, ф. 1263, о. 1, д. 4112, л. 71 — 75. «Выслушав представление Военного министра от 14 июля 1880 года №286 (по Главному штабу), заключающее в себе ходатайства Туркестанского генерал-губернатора: 1-ое — об утверждении сделанных последним распоряжений о введении городового положения 1870 года в городах Ташкент и Верный; 2-ое — о предоставлении генерал-губернатору права вводить в действие упомянутое положение и в других городах края; 3-ье — о переименовании города Ташкента в Александрград.
    Обсудив указанные ходатайства Комитет министров находит, что действующий в Семиреченской и Сырдарьинской областях проект положения об управлении областями не был удостоен Высочайшего утверждения, и что Высочайше одобренным 11-го июля 1867 года Положением Комитета министров Туркестанскому генерал-губернатору поручено рассмотреть означенный проект сообразно с местными условиями края и потребностями туземного населения и внести его на окончательное рассмотрение в законодательном порядке. До того же предоставлено генерал-губернатору, применяясь к указанным в проекте Положения основаниям, принимать все меры, которые он считает полезными и неотложно необходимыми для устройства края.
    Таким образом, уже последовавшие со стороны Генерал-адъютанта фон Кауфмана 1-го о введение в действие городового Положения в городах Ташкенте и Верном были сделаны на основании Высочайше предоставленной ему власти.
    Что же касается вопроса о переименовании г. Ташкента в Александрград, то следует иметь в виду, что по заключению Бывшего Особого комитета по устройству среднеазиатских областей, Высочайше утверждённому 11 апреля 1867 года, наименование это предполагалось присвоить городу Аулиеата, назначив его в то же время местопребыванием Начальника Туркестанского военного округа. Переименование в настоящее время города Ташкента, известного уже издавна под этим именем, представляло бы практические неудобства и могло бы осуществиться только в официальной переписке. Поэтому Комитет находит, что удовлетворение ходатайства Туркестанского генерал-губернатора по этому предмету может быть отложено до большего заселения самого Ташкента и устройства всех наших среднеазиатских дел.
    О всём вышеизложенном поставить в известность Военного министра генерал-адъютанта графа Милютина».

      [Цитировать]

  • VTA:

    Извините, почему-то вышел дубль, а исправить не могу!!!

      [Цитировать]

  • tanita:

    Да, много доброго сделал, за что его и отблагодарили по достоинству. Вот уж правда, не делай добра… Вот только Александрград выговаривается очень плохо, язык ломать приходится.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.