Оттенки победы: о тех, кто не дождался Разное

Победа, победа… Два людоеда подрались тысячу лет назад. И два твоих прадеда, два моих деда, теряя руки, из ада в ад, теряя ноги, по Смоленской дороге по старой топали на восход, потом обратно. «… и славы ратной достигли, как грится, не посрамили! Да здравствует этот… … … во всем мире… солоночку передайте! А вы, в платочках, тишей рыдайте. В стороночке и не группой. А вы, грудастые, идите рожайте. И постарайтесь крупных. Чтоб сразу в гвардию. Чтоб леопардию, в смысле, тигру вражьему руками башню бы отрывали… ик! что вы передали? это перечница…»

А копеечница — это бабка, ждущая, когда выпьют. Давно откричала болотной выпью, отплакала, невернувшихся схоронила, на стенке фото братской могилой четыре штуки, были бы внуки, они б спросили, бабушка, кто вот эти четыле…

«Это Иван. Почасту был пьян, ходил враскоряку, сидел за драку, с Галей жил по второму браку, их в атаку горстку оставшуюся подняли, я письмо читала у Гали, сам писал, да послал не сам, дырка красная, девять грамм.

А это Федор. Федя мой. Помню, пару ведер несу домой, а он маленький, дайте, маменька, помогу, а сам ростом с мою ногу, тяжело, а все-ж таки ни гу-гу, несет, в сорок третьем, под новый год, шальным снарядом, с окопом рядом, говорят, ходил за водой с канистрой, тишина была, и вдруг выстрел.

А это Андрей. Все морей хотел повидать да чаек, да в танкисты послал начальник, да в танкистах не ездят долго, не „волга“, до госпиталя дожил, на столе прям руки ему сложил хирург, Бранденбург, в самом уже конце, а я только что об отце такую же получила, выла.

А это Степан. Первый мой и последний. Буду, говорит, дед столетний, я те, бабке, покажу ишо на старческий посошок, сыновей народим мешок и дочек полный кулечек, ты давай-ка спрячь свой платочек, живы мы и целы пока, четыре жилистых мужика, батя с сынами, не беги с нами, не смеши знамя, не плачь, любаня моя, не плачь, мы вернемся все, будет черный грач ходить по вспаханной полосе, и четыре шапки будут висеть, мы вернемся все, по ночной росе, поплачь, любаня моя, поплачь, и гляди на нас, здесь мы все в анфас, Иван, Федор, Андрей, Степан, налей за нас которому, кто не пьян…»

Текст Евгения Шестакова. С ПР.уз-а.

3 комментария

  • VTA VTA:

    Нагая правда. Ошеломляет. Осадок горчайший. Сколько раз повторялось заклинание: «Лишь бы не было войны!» И всё равно есть.

      [Цитировать]

  • tanita:

    Ошеломляет и потрясает. И опять войны, войны… Несправедливая, подлая, унесшая столько жизней чужая война на чужой земле. Сколько ветеранов афганской уже умерли, от ран, от водки — какая психика выдержит то, что вынесли они? Сколько мальчиков, необстрелянных, молодых, ни в чем не повинных пали на чеченской? Каких только ужасов и зверств не навидались? И когда, когда же это кончится? Почему сейчас война, в сущности. не прекращается ни на минуту? Будь прокляты все людоеды мира. Все террористы мира. Как жаль молодых, красивых, чьих-то сыновей…

      [Цитировать]

  • tanita:

    И еще одно: Аида Каипова в группе «Тезиковка» поместила ссылку на «В бой идут одни старики». Тот самый разговор влюбленных. Один из лучших фильмов о войне. У меня всегда сжимается сердце, когда я слышу этот разговор и «Смуглянку». которая приобрела в фильме воистину трагическое звучание. Над могилами влюбленных она звучит похоронным маршем. Вечная память Леониду Быкову, снявшему этот фильм.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.