Узбекский танец: путь к возрождению Разное

Ирина Рибар. «Правда Востока».

 

Завораживающий своей красотой и нежностью узбекский танец — неотъемлемая часть самобытной культуры страны, ее гордость и достояние. Ведь танец — отражение жизни, способ выражения чувств, душа народа и его мироощущение

alt

С первых дней независимости в стране уделяется огромное внимание возрождению духовной культуры народа, в том числе сохранению и развитию уникального танцевального искусства. В целях воспитания у подрастающего поколения чувства глубокого уважения и восхищения этим бесценным сокровищем созданы долгосрочные программы и благоприятные условия для развития его различных направлений. А о том, как они реализуются и что предстоит еще сделать, обсуждали за «круглым столом» специалисты в Высшей школе национального танца и хореографии.

Поддержать, дать стимул

— Важным шагом в сохранении и дальнейшем развитии национального танцевального искусства в стране стали изданный в январе 1997 года Указ Президента Республики Узбекистан И. Каримова «О развитии национального танца и хореографии в Узбекистане», постановление Кабинета Министров по его практической реализации. На их основе на базе ансамблей «Бахор», «Лазги», «Зарафшон» и «Тановар» создано творческое объединение «Узбекракс», а на базе Ташкентского хореографического училища и отделения «Хореография» Ташкентского государственного института культуры для совершенствования системы специального образования, полного удовлетворения потребностей в квалифицированных кадрах — Высшая школа национального танца и хореографии, — говорит генеральный директор и художественный руководитель объединения национального танца «Узбекракс», заслуженная артистка Узбекистана Муяссар Сатвалдиева. — Указ главы государства был очень своевременным и направлен на то, чтобы поднять уровень национального узбекского танца и профессионализм коллективов. — Поддержать, дать стимул развитию прежде всего действующих государственных танцевальных ансамблей — «Бахор», «Лазги», «Зарафшон», «Тановар», организованного на базе «Шодлика», уйгурского и «Чен-Чун» ансамбля песни и танца «Узбекистон» и других. Объединить вокруг идеи высокого искусства танцевальные коллективы независимо от форм собственности. Обидно то, что сегодня практически каждый, кто хочет, может организовать частный танцевальный ансамбль, невзирая на качество и профессионализм. Лицензии им выдает «Узбекнаво» без заключения специалистов «Узбекракса». При этом никто не задастся вопросом: а могут ли те, кто выдает лицензию, профессионально оценить искусство танца, программу?

— Отток кадров в шоу-бизнес зачастую происходит в ущерб профессионализму. А не имеющая аналога в мире уникальная школа узбекского танца, к сожалению, теряет статус национального искусства, постепенно скатывается в жанр эстрады и становится своего рода обрамлением песни. А кто же завтра будет представлять созданный веками нашими предками образ классического узбекского танца? — вступает в разговор заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан Коркмас Сагатов.

— Здесь собрались те, кому небезразлична дальнейшая судьба национального танцевального искусства, поэтому пришло время назвать причины, мешающие его развитию.

М.С.: — На мой взгляд, их несколько. Творческое объединение «Узбекракс», предприятия и организации, находящиеся в его ведении, на пять лет были освобождены от всех видов налогов. Собранные средства должны были направить на дальнейшее развитие искусства танца в стране, укрепление материально-технической базы объединения. Но творческие коллективы, находящиеся под многолетней опекой государства, не смогли перестроиться и приспособиться к новым условиям рыночной экономики. На это были как объективные, так и субъективные причины — отсутствие навыков арт-менеджмента, отработанной системы спонсорства и меценатства, лицензирования танцевальных коллективов. Ведь теперь нужно было думать не только о творчестве, но и о том, как содержать коллектив — оплачивать аренду репетиционных помещений, концертных залов, пошив костюмов, заработную плату артистам и многое другое.

На протяжении 15 лет перестали существовать многие известные коллективы, в том числе и достояние страны — ансамбль «Бахор», на мировом уровне создавший эталон национального танца Узбекистана. И сегодня концертные выступления танцевальных коллективов в столице большая редкость как для отечественных поклонников этого прекрасного искусства, так и зарубежных гостей.

Пластику заменил костюм?

— Дальнейшему развитию национального танца мешают не только организационные, но и проблемы творческого характера?

— В основе нашего танцевального искусства лежат три региональные школы — ферганская, бухарская и хорезмская. Сегодня активно развиваются как самостоятельные направления — каракалпакское, кашкадарьинское и сурхандарьинское. Очень важно сохранить аутентичность — чистоту каждой школы. В последнее время, к сожалению, идет смешение стилей, элементов движений, костюмов, музыки, уходят сольные танцы. Упор делается не на технику, пластику и красоту движений, а на яркий костюм танцовщицы, — вступает в разговор заслуженная артистка Узбекистана, доцент Угилой Мухамедова.

М.С.: — А ведь в указе подчеркнуто, что одна из важнейших задач — «сохранение танцевального искусства от поверхностности, подражательности, которые проявляются в неуместных движениях и костюмах, противоречащих высокой духовности и тонкости вкуса нашего народа». Если это ферганский танец, то он должен оставаться им. В основу этой школы Усто Алимом Камиловым заложены нежность, плавность движений. Но в последнее время танцовщицы и балетмейстеры включают в него мужские, как в «Андижанской польке», или элементы бухарского танца. Абсолютно не соблюдаются стилистические особенности ни в цветах, ни в кроях костюмов, ни в аксессуарах. Да, время идет вперед, а вместе с ним меняется и танцевальное искусство, но оно должно меняться в лучшую сторону, а не уводить узбекский танец в сторону китча.

К.С.: — Требует внимания и мужской танец. Ежегодно отделение национального исполнительства оканчивают около двадцати юношей и девушек. Если танцовщицы востребованы, то молодым людям иногда найти работу труднее. Положительным примером может служить развитие искусства танца в Республике Каракалпакстан. Сегодня здесь действует большое количество коллективов, в которых гармонично развиваются мужской и женский танец, широко и достоверно представлены национальные традиции, музыкальные инструменты, костюмы.

От «Тановара» до «Бахора»

— Уникальная танцевальная школа Узбекистана складывалась на протяжении веков. Огромный вклад в развитие профессионального танца внесли Мукаррам Тургунбаева, Исахар Акилов… Как сегодня сохраняется это бесценное наследие?

— Танцевальное искусство Узбекистана — одно из самых красивых и в то же время сложных на Востоке. Наши студенты прекрасно могут исполнить танцы разных народов мира, но узбекский требует особой подготовки. К примеру, чтобы ему научиться, Лорен Грей, американский хореограф и исполнительница, несколько лет приезжала в Узбекистан, работала с известными балетмейстерами, коллективами, бывала на народных праздниках. Только потом на своей родине организовала ансамбль «Тановар».

В нашей школе проходили стажировку поклонники узбекского танца из Японии и Германии, — рассказывает заслуженная артистка, преподаватель Высшей школы национального танца и хореографии Насибахон Мадрахимова. — Вместе с ансамблем «Бахор» мы объездили полмира, восхищая зрителей своим искусством. Где бы мы ни были, Мукаррам-апа отовсюду старалась «привезти» танцы народов других стран. Так рождались великолепные пенджабский, лахорский и другие композиции.

К.С.: — В год столетия Мукаррам Тургунбаевой стоит задуматься о сохранении ее уникального наследия. И в первую очередь возродить сольные танцы, которые являются золотым фондом отечественного танцевального искусства Узбекистана. Высшая школа национального танца и хореографии просто обязана включить их в свой учебный репертуар и использовать как учебное пособие.

У.М.: — Мукаррам-апа обладала огромным авторитетом, учила нас всех высоко нести честь своей страны. «Мукаррам Тургунбаевой не будет, а ансамбль «Бахор» будет!», — говорила она. А если не приложить усилий, не сохранятся поставленные ею танцы. Сегодня осталось не так уж много тех, кто знает и помнит их. Но даже среди ее последователей часто возникают споры.

М.С.: — Если мы хотим сохранить уникальное искусство национального узбекского танца, нужно как можно чаще проводить совместные семинары, пропагандировать его, устраивать концерты лучших коллективов, приглашать носителей его традиций на постановки.

— На это и направлен конкурс имени Мукаррам Тургунбаевой. С каждым годом растет его авторитет, все больше желающих в нем участвовать, но…

У.М.: — Много лет ведутся разговоры о том, чтобы разделить программу, в которой одновременно участвуют профессионалы и самодеятельные артисты. Было время, когда для столичных профессиональных ансамблей проводился предварительный просмотр и на участие в конкурсе отбиралась только победительница. Остальные танцовщицы представляли области.

М.С.: — Будет справедливым проводить конкурс в двух номинациях. Есть и еще одна проблема — большинство девушек представляют области чисто номинально, фактически же учатся и работают в профессиональных ансамблях столицы. Поэтому нет стимула для балетмейстеров, которые работают в областях или готовят девушек здесь, в Ташкенте. Получается, что профессионально подготовленные исполнительницы и любители находятся в одинаковых условиях, что не совсем правильно. Ведь талантливые танцовщицы из регионов им явно проигрывают в подготовке.

Хотелось бы напомнить, что в нашем танцевальном наследии есть удивительные по красоте массовые танцы. Потрясающее зрелище, когда в дни национальных праздников на всех площадях страны одновременно танцуют несколько сотен танцовщиц. Это выражает настроение, дух нации. А почему бы вместе с конкурсами солистов не проводить и конкурс массовых танцев? Это был бы прекрасный стимул для развития танцевального искусства Узбекистана, повышения престижа коллективов.

Кадры решают все

— Еще один аспект, на который сделан упор в указе, — подготовка высокопрофессиональных кадров, укрепление материально-технической базы сферы, в том числе обеспечение необходимым оборудованием Высшей школы национального танца и хореографии…

Н.М.: — Единственный государственный ансамбль «Узбекистон» сегодня не может принять всех выпускников. И наши талантливые исполнители уходят в шоу-бизнес. А ведь на подготовку молодых специалистов страной затрачены немалые средства. Возможно, стоит задуматься о том, чтобы самых перспективных молодых специалистов трудоустраивать в государственные ансамбли, которые в свою очередь необходимо поддержать материально, чтобы поднять их престиж.

М.С.: — Это происходит из-за того, что потерян статус профессионального ансамбля. Всех привлекают частные коллективы, где платят деньги за корпоративы.

Сегодня, как никогда, нам очень нужно приложить все усилия, чтобы наверстать упущенное. Должна быть единая база, чтобы готовить специалистов для профессиональных ансамблей. К сожалению, в последние годы связь между объединением «Узбекракс» и Высшей школой национального танца и хореографии несколько утеряна.

Большие надежды возлагаем на филиалы «Узбекракса», которые снова открываются в Джизакской, Кашкадарьинской областях, Самарканде, Сырдарье и Намангане. Будем надеяться, что в каждой области появится свой высокопрофессиональный государственный ансамбль танца.

— У нас очень много талантливой молодежи, и сегодня стоит серьезно задуматься о том, чтобы передать им накопленный опыт и знания. Одним из пунктов указа Президента страны предусматривалось строительство учебного театра, прошло пятнадцать лет, а он до сих пор не выполнен, — говорит профессор Инна Горлина. — Каждый год мы с будущими балетмейстерами ставим спектакли, а показывать их негде. Приходится буквально на пальцах объяснять студентам — здесь должен быть свет, здесь — декорации. Несмотря на проблемы, не могу не сказать и о достижениях. За последние годы со студентами мы сделали несколько постановок, в основе которых лежит национальный танец — «Анор байрами», «Путешествие по Великому шелковому пути», «Зал танцующих масок», «Ташкент — врата Востока», «Древо желаний» и «Ожерелье танца». Они были показаны на Республиканском фестивале узбекского фольклора, сценах ГАБТа имени Навои, Дворца творчества молодежи. Многие выпускники сегодня успешно работают в областях республики, достойно представляя нашу школу.

Как педагог, воспитывающий руководителей хореографических коллективов, пристально наблюдая за развитием отечественного танцевального искусства, хочу отметить, что из некоторых современных постановок танцев Мукаррам Тургунбаевой ушли вдохновение, дух национального узбекского танца, профессионализм, который должен быть в коллективе. Может быть, сегодня нет надобности в большом количестве государственных коллективов. Пусть будет один, но это должен быть ансамбль, представляющий «лицо» уникальной танцевальной школы Узбекистана.

Беседовала

Ирина Рибар.

От редакции:

Узбекистанцы гордятся своим танцевальным искусством. Иностранные гости восхищаются, когда на площадях в дни государственных праздников свое мастерство демонстрируют танцовщицы. Наши соотечественники танцуют на семейных торжествах и просто от счастья. В период независимости немало танцевальных коллективов Узбекистана стали лауреатами многих зарубежных фестивалей.

Сегодня, когда искусство национального узбекского танца переживает сложные времена, необходимо объединиться всем, кому дорого его будущее, и начать работать. Приложить все силы, чтобы передать следующим поколениям это бесценное наследие. Поднять его на еще более высокие рубежи.

А пока хотелось бы пригласить к дальнейшему разговору всех, кто любит национальное танцевальное искусство, гордится им и болеет душой за его завтрашний день. 

 

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.