Колыбель художника История

Пишет Лидия (lvt): 

http://www.avazmutall.com/press.html  — по этой ссылке можно найти рассказ художника Аваза Муталла о его детстве.

Об улице Гульбазар (в 60-х ул.Уйгура), о театре Хамза, самом старом Тюзе. Вышла по комментариям художника к фотографиям о трамвае https://mytashkent.uz/2012/10/30/k-100-letiyu-tramvaya-mezhdu-xadroj-i-eski-dzhuva/#comment-132652   Спасибо! ЕС.

 

Птица делает то,
что видела в своём гнезде.

Узбекская народная поговорка

Мы жили на уникальной улице города Ташкента, в махалле «Гульбазар».
Махалля – это единый организм, где живут несколько десятков семей.
В этой небольшой махалле жили не только узбеки, вместе с нами одной семьёй жили уйгуры, татары, таджики, евреи, русские и их дети – наши братья и сёстры.

Наша небольшая шумная и удивительно красивая, живая улица с куполами и разными мастерскими была большой аудиторией для художников и съёмочной площадкой для кинематографистов.

Жители и работники мастерских нашей улицы принимали художников, актёров и кинематографистов за своих, давно знакомых и близких людей. Такие ответные чувства нам дарили и Юрий Владимирович Никулин и Людмила Гурченко, когда наша улица была съёмочной площадкой фильма «Двадцать дней без войны».

Чем привлекала наша улица художников, кинематографистов и многих знаменитостей нашего огромного тогда государства и туристов из разных стран мира? Наша махалля находилась на высоком холме, где стоит большая мечеть XVI века Ходжа Ахрара, кого считают причастным к убийству любимого внука Тамерлана, великого учёного-астронома, правителя Самарканда, Мирзо Улугбека. Ниже, рядом с мечетью Ходжа Ахрара стоит медресе «Кукельдаш» XVI века, где учились и преподавали многие известные поэты, писатели, художники, музыканты и другие умы – просветители Средней Азии.

Если справа от нашего дома древние мечети и медресе, то с левой стороны была библиотека с высокими потолками, где мне давали книги по искусству с цветными репродукциями на дом, как соседскому мальчику. Мне так хотелось, чтобы эти цветные репродукции были моими!

И я начал собирать марки по искусству. В моей коллекции были марки с произведениями великих мастеров живописи — Тициана, Веласкеса, Ботичелли, Рембрандта и других классиков мирового искусства.

Потом обязательная, как в каждой махалле, «Чайхана», где собирались вечером старики и пожилые мужчины. Это место общения и отдыха. Тут веселились, играли в шахматы, обменивались новостями и обсуждали разные жизненные проблемы.

Дальше, в начале нашей улицы, стояло большое красивое здание театра им. Хамзы, где играли звёзды республики, актёры театра и кино: Абрар Хидоятов, Обид Джалилов, Олим Ходжаев, Наби Рахимов, Тургун Азизов, Обид Юнусов, Лутфиханум Саримсакова, Сара Ишантураева и другие мастера искусства.

Я часто просился пустить меня внутрь этого загадочного здания. Несмотря на то, что я бывал босиком и в одних трусах, меня пускали. Если билетёр не пускал, кто-то из прохожих говорил: «Пропустите младшего Мутала, он не будет баловаться!». Таким образом, я часто оказывался в волшебном мире театра. Я очень любил смотреть с балкона, откуда видна и сцена с актёрами, и зал с замершими зрителями.

Благодаря нашей улице с раннего детства я видел и слушал живого царя Эдипа, Антигону, Отелло и Дездемону, Тартюфа и Хлестакова, Тамерлана и Улугбека, Бая и батрака, Лейли и Меджнуна и великого Алишера Навои, монолог которого запомнил навсегда.

За драматическим театром находился стадион «Спартак», откуда часто доносились к нам волнения и радости футбольных фанатов. На этом стадионе мы гонялись за мячом, боролись и кувыркались на футбольном поле. А на беговой дорожке босиком бегали по кругу и катались на велосипеде. На этом стадионе мы были первыми посетителями всех спортивных соревнований, которые проходили в теплые и жаркие дни. В зимние холодные дни мы приходили в тёплые спортивные залы глядеть на борцов, штангистов, гимнастов и боксёров, где был запах кожаных перчаток и потный воздух.

Напротив стадиона через большую асфальтированную дорогу, по которой проезжали машины и жёлтые троллейбусы, стояла высокая белая арка. Наверху арки было написано: «Парк К. и 0. им. А.С. Пушкина». На этих больших буквах были вкручены лампочки, раскрашенные в разные цвета. Вечером с крыши нашего дома можно было прочесть эти слова со светящимися буквами. Они мне напоминали радугу. Эта высокая арка с широким проходом была воротами в рай для всех, кто приходил в парк Пушкина. В знойные, жаркие дни мы босиком бегали в этом тенистом парке с высокими деревьями, высоко поднимались на качелях, а на деревянных животных катались на каруселях. Купались в фонтане у застывшего Амура, поднимались на кита и ныряли в воду. Гуляли в середине парка, где было много-много роз. Ели мороженое и на огромном колесе поднимались в небо.

Рядом с парком Пушкина стояло здание театра юных зрителей, куда меня водили мои братья и где за бархатным занавесом находился сказочный мир.

Однажды, перед Новым 1957 годом, мы с братом получили приглашение в театр с изображением Деда Мороза на тройке. У входа в театр нас ждала Снегурочка. Мы, все мальчики и девочки, вместе со Снегурочкой громко кричали три раза: «Откройся, занавес!». Блестящий и сверкающий, как снежинка, занавес медленно открылся, и с неба с грохотом упала большая толстая волшебная красная книга. И опять хором ещё громче кричали три раза: «Волшебная книга, откройся!». Она медленно открылась, как музыкальная шкатулка. Оттуда доносился голос сказочника, и появились Дед Мороз и все лесные герои сказки. Когда мы с подарками пришли домой, папе я рассказал о волшебной красной книге. С этого дня я каждое утро просил папу, чтобы он мне достал Волшебную Красную книгу, которая упала с неба. Какая радость охватила меня, когда папа пришёл с работы с большой толстой красной книгой с выпуклыми узорами и приятным запахом. На этой большой, тяжёлой красной книге золотыми буквами было написано: «Русские народные сказки». Начиная с этого счастливого дня, ещё долгие годы мои братья по очереди читали мне эти длинные добрые сказки со счастливым концом.

Когда меня спрашивают: «Как Вы стали живописцем и художником кино?», – отвечаю по Райкину: «Говорить и писать масляными красками я начал одновременно». Ранним утром выходя на улицу (иногда в чём мать родила), я видел художников, пишущих нашу улицу разными красками на бумаге и холсте. Они мне давали карандаши и бумагу. Когда уходили, оставляли мне тряпки в масляных красках. Этими разными красками я писал на больших камнях. Каждый вечер я плакал, когда мама меня сажала в большой таз и с мылом отмывала мои масляные краски.

За мольберт сел в республиканском доме пионеров им. Н. Островского в изокружке с двенадцати лет. Три года первым моим учителем был Павел Михайлович Шестаков. По окончании восьмого класса поступил в РХУ им. П.П. Бенькова на отделение «Станковая живопись». Учился у живописца Евгения Павловича Мельникова. После окончания училища занимался у большого мастера школы академизма Нигмата Мирзабаевича Кузыбаева. Получал советы у знаменитого портретиста республики Абдулхака Абдуллаева, у мастера монументальной живописи Чингиза Абдурахмановича Ахмарова и работал на киностудии «Узбекфильм» ассистентом художника-постановщика фильма. В 1978 году поступил во ВГИК на художественный факультет, на отделение художника-постановщика игрового фильма. В этом большом гнезде будущих кинематографистов, где мои давние мечты приближались к реальности, нас готовил для большого полёта мой мастер, народный художник СССР Михаил Александрович Богданов.

«Искусство народов мира», №3 (67) март 2006 Аваз Мутал

6 комментариев

  • tanita:

    Какое ташкентское детство!!Наверное, ни в одном городе не могло быть такого…

      [Цитировать]

  • lvt:

    Танита, как хорошо, что вы обратили внимание на эти воспоминания! В них столько всего переплелось: и нравы махалли, и академический театр, куда соседского мальчишку пускали прямо в трусах, и встреча со сказкой в ТЮЗе. Рассказ сохранил непосредственность детских впечатлений, где тесный зальчик ТЮЗа, его маленькая сцена привнесли столько волшебства в жизнь мальчика. Кстати, обратите внимание, особенности бытовой топонимики: улицу переименовывали то так, то этак, а жители называли её Гульбазар. Мне понравились и работы художника в Галерее, на его сайте. Хотя такая условная манера не всем по душе. Художник талантлив и хорошо образован.

      [Цитировать]

  • AK:

    К таким статьям хорошо бы добавлять тэги. К этой: улица Гульбазар, парк Пушкина, ТЮЗ

      [Цитировать]

  • tanita:

    Элвета, так это же понятно! Свое, родное, горячей пылью пахнет. Как представлю себе паренька в черных длинных трусах — тогда все мальчишки так в Ташкенте бегали, — трогаюсь до слез. Чудесные воспоминания. А вот насчет работ — к сожалению, это не мое. Я реалист. И уж теперь поздно пытаться что-то понять. Но детство -0 хорошо…

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    Хорошо-то как! Ах, как знакомо, как всё узнаваемо. Спасибо огромное! Успехов и творческих сил художнику. А нам прочитать ещё его воспоминания.

      [Цитировать]

    • аваз усманов:

      Спосибо всем, кто прочитал мой не большой рассказ о детстве. В начале рассказа, не зря я написал, что часто я слышал от стариков. » Птица делает то, что видела в своем гнезде.» Когда я приехал поступать ВГИК, увидел соседа своего, я не знал, что мой сосед, который живет через два двора, уже год учится на операторском фак-е ВГИКа. Он старше меня на 5лет, известный кино-оператор Узбекистана и за рубежом Рифкат Ибрагимов. Два ВГИКовца,из маленькой улицы старого города Ташкента. Мне остается, низко поклониться своей махалле «Гулбозор,» которая постоянно тянула к себе мноогих художников и кинематографистов.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.