Жертва военно-полевого романа Tашкентцы Искусство История

«Нельзя быть благоразумным, когда любишь,
или любить, когда благоразумен.»
«Время, а не наша воля кладёт конец любви»
       Публилий Сир
«Любви все возрасты покорны….»
       А.С. Пушкин

       

В праздничные дни, из-за которых и в настоящее время переносят рабочие дни, на предприятиях оставляют для работы ремонтные бригады рабочих. За один выходной день при шестидневной рабочей неделе невозможно выполнить профилактические, неотложные и аварийные работы на станках и механизмах, особенно на сложных и уникальных. Лишь за два праздничных дня и при хорошей подготовке и организации труда, могут быть успешно выполнены большие по объёму и сложности ремонтные работы. Первомайские праздничные дни 1949 года в Караганде были солнечными и тёплыми, на дорогах и тротуарах образовались большие лужи от таяния скопившихся за зиму снежных завалов. Весна в этих краях поздняя и короткая, снега покрытые угольной пылью постоянно дующими ветрами с террикоников шахт, растаяв, образуют повсюду непролазную грязь. Празднование и уличные шествия в старой Караганде в эти дни не проводились, лишь тут и там из шахтерских посёлков доносилась пьяная песня под гармошку.

На «Пархоменке», так здесь называли завод горно-шахтного оборудования имени Пархоменко, слесари ремонтно-механического цеха (РМЦ) выполняли работы по ремонту станков, а бригада монтажников Романова делала тяжёлую и ответственную работу по замене рельсов на подкрановых путях механического цеха. Новые рельсы со склада через весь двор к цеху тащила волоком на цепи лошадь из «транспортного» цеха — конюшни. Руководить всеми работами поручили мне, инженеру отдела Главного механика (ОГМ ), сам механик в это время был в отпуске. Предприятие на праздничные дни было сдано под охрану военному коменданту района (зоны). Он явился на завод ближе к обеду в сопровождении офицера-помощника и солдата. Оба офицера были уже в подпитии и после обхода цехов с инженерами собрались на площадке перед управлением. Директор завода — Чудинов Герман Михайлович, пригласил всех к себе в кабинет и после короткого обсуждения хода работ было предложено отметить этот день. Дежурные получили соответствующие указания и вскоре на столе появились бутылки со спиртом, графин с водой, консервы – килька в томате и буханки серого хлеба. И как принято, поедая скромную закуску, выпили по поводу праздника и за здравие присутствующих.

Комендант пил спирт, не запивая водой, не пьянел, а всё больше мрачнел. Герман Михайлович, ветеран войны, полковник в отставке, пил мало и видя состояние коменданта поинтересовался в чём дело:
—Да, не пришлось нам этой ночью выспаться, до утра провозились с одним делом. Вчера вечерним поездом прибыл по этапу спецконтингент, и среди них одна особа, с лицом сопровождения и объёмистым багажом. Дежурный офицер, имея на то указание, встретил их и привёз в комендатуру, расписался в принятии особы и получении спецпакета с документами. Сопровождающего отправил на ночлег в казарму караульной части, а прибывшую особу устроил в отдельную камеру комендатуры. Время было позднее, дежурный доложил мне домой обо всём по телефону, я же решил отложить вскрытие спецпакета до утра. Но не тут то было! Первый звонок прервал сладкий сон ближе к полуночи, дежурный сообщил, что особа заявила, она не может и не будет спать на голых матрасе и подушке, категорически требует заправить койку комплектом белья и только новым.

Я велел дежурному передать особе, что она ещё в положении заключенной и находится в камере комендатуры, а не в номере гостиницы. Кроме того, сейчас ночь и кругом всё закрыто, всё равно ей праздничные два дня придется провести у нас, так что пусть потерпит до утра. Прошло полтора-два часа и снова звонок среди ночи, дежурный доложил, что особа всё ещё сидит не раздеваясь, категорически не согласна с моими доводами, а ещё требует выключить лампочку в камере, отвести охранника, который ходит по коридору громыхая сапогами и дать ей возможность срочно позвонить в Москву. Сами понимаете, есть предел. Да кто она такая, чтобы ставить такие условия? Видели мы таких! Ещё одна ППЖ (полевая походная жена). Наверняка из под высокого начальства выпорхнула, потому так важничает и корчит из себя барыню. Ничего, жизнь не таких обламывала! Вон Лидушка наша Русланова, всероссейская любимица, отпелась и высокие чины не помогли, теперь в КарЛаге срок мотает портнихой. Правильно делает товарищ Сталин И.В., что прижимает к ногтю этих блядей, хватит им соблазнять военачальников и развращать наш народ. Не понимаю я мужиков, которые из-за смазливой бабёнки теряют голову, лишаются партийного билета, высоких должностей и регалий.Не понимаю!

Обматерив дежурного офицера на чём белый свет стоит за то, что не может утихомирить этой сучки, слушает её и идет на поводу, дал отбой. Конечно, сна как не бывало. Супруга моя, тоже потерявшая сон и обозленная, обозвала дежурного рохлей, тряпкой а не мужчиной — не может мол умиротворить бабу при таких условиях. Меня же начало брать сомнение и зародилась тревога — надо было мне самому принять её и вскрыть пакет, узнать что за птичка к нам залетела и какие ей положены условия. Подумав, вызвал «дежурку» и в пятом часу утра явился в комендатуру. В кабинете вскрыл пакет с пятью печатями на сургучах, где были данные о особе и обычная по таким делам статья обвинения и мера наказания — административная высылка в наши края без права выезда, поселение, трудоустройство, желательно по специальности, переписка под надзор и ежемесячная отметка в комендатуре. Особе 27-ми лет, русская, по специальности фельдшер, во время войны была в действующей армии. Все эти годы сожительствовала с высшим чином армии, человеком семейным и вдвое старше её. Фамилию и высокое звание полюбовника сказать не имею права, он серьёзно наказан, выслан также на поселение. После прочтения содержания паке-та послал за ней дежурного.

Вероятно, что-то было в её походке и отразившихся в звуках приближающих по коридору шагов, что заставило меня инстинктивно одернуть китель и пригладить волосы. И вот ОНА вошла, и сразу стало светло, тепло, уютно и радостно на душе. Вошла сама богиня красоты, о которой, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Это была сама царственная красота, истинная красота русской женщины. Я привстал и хрипло пригласил сесть. В её тоне не было требования, претензии или жалобы, а просто с почтением и достоинством высказанная просьба. Конечно, перенести женщине многодневный этап в спецвагоне по железной дороге не легко, она же выглядела собранной и свежей. Хотя ра-зум и протестовал, стыдясь своей роли, выполнил всё, что она просила, кроме её звонка в Москву и приставил к ней на эти дни женщину, нашу уборщицу. Вот такие, братцы-мужики были у нас дела ночью. Спасибо за компанию. Нам ещё заехать надо кое-куда.

Комендант и его люди уехали, а мы разошлись по своим участкам. На второй день на завод с проверкой наведался заместитель коменданта. Праздничные дни прошли спокойно, без каких либо происшествий. Через неделю все у нас только и говорили о красивой женщине, бывшей ППЖ маршала В., высланной на поселение и работающей теперь в городской больнице и завидовали их персоналу ППЖ — это дань тому военному времени, когда оно и возникло. Во время Великой Отечественной Войны (1941-1945гг.) тысячи и тысячи наших женщин, заменяя ушедших на фронт мужчин, работали не только в тылу на фабриках и заводах, колхозах и совхозах, но и многие тысячи из числа молодых, принимали активное участие в действующей армии. Наибольшее число девушек и женщин приходилось на сферу медико-санитарного обслуживания воинских подразделений, начиная с их санинструкторов, санитарок, медсестёр и врачей полевых, прифронтовых и тыловых госпиталей всех категорий.

 Доблестный труд женщин — тружениц тыла и фронта, оставшихся верными и преданными матерями, женами и вынесших на своих плечах все тяжести той страшной войны, был по достоинству оценён народом. Огромная масса людей, мужчин и женщин, юношей и девушек, ранее незнакомых, оторванных от своих семей и насиженных мест, втянутая в обстановку страха, страданий и смерти, встретилась на полях войны. К этому времени, в самом начале войны, большое число семей было уже разрушено, особенно у кадровых военнослужащих, из-за их гибели на поле боя, в плену или гибели их жен и детей. В последующие годы, в связи с потерями воинов-мужчин на фронтах войны число таких семей увеличивалось. Некоторое количество участников войны, потерявших на фронте зрение, руки и ноги, чтоб не стать обузой для своих семей, не возвращались к ним и оставались навсегда в домах для инвалидов.

Было и такое, что не дождавшись окончания войны и возвращения законного мужа, жена выходила замуж за другого или вернувшись после ранения домой в отпуск, муж заставал у неё мужчину. Всё это не способствовало нормальным семейным отношениям и приводило порой к трагедиям. «Пока мы на фронте кровь свою проливаем, они (имелись в виду тыловики) там наших жен соблазняют». Вот выражения того времени, объясняющие многое из того, что тогда происходило. В частности, как на фронте, так и в тылу, некоторые из начальства, используя своё вышестоящее служебное положение, принуждали подчиненных им женщин к сожительству. А некоторые из женщин, не выдержав тягот фронтовой жизни и боясь погибнуть, сами соблазняли и, забеременев, увольнялись из армии. Под всё это была подведена база: «война всё спишет».

В те далекие предвоенные и военные годы у молодой страны были высокими нравственные устои. В литературе и в обиходе не было таких слов как сожитель, любовник, партнёр, секс, любовная страсть, многие современные и иные нецензурные выражения. Многое из жизни известных людей, связанное с их гибелью из-за неразделённой страсти и любви к женщине, скрывалось от общества. Поведение некоторой части молодых женщин в действующей армии и их положение — статус в среде командного состава и породили там новое, доселе неизвестное и предельно ёмкое, точное выражение — ППЖ. Была в их числе и возникшая, настоящая и романтическая безумная любовь, со счастливым законным браком. В остальном, за это многие военачальники были строго наказаны и поплатились многим из своей жизни.
 
       Октябрьские дни года, запомнились не только неожиданно разразившимся бураном в середине месяца, обильным снегопадом, сильными ветрами и наступившим резким похолоданием, но и произошедшей в последние дни удивительной встречей. Наш дом барачного типа, разделённый посередине глухой стеной-перегородкой, имел два входа по торцам и по сторонам коридоров каждой части располагались небольшие отдельные комнаты. Стена нашей комнаты и была той самой перегородкой, на противоположной стороне которой занимал комнату Поляков А.Б., главный врач районной поликлиники. Человек симпатичный, весёлого нрава, компанейский, доктор любил молодёжь и не упускал случая побалагурить с нами. Как большинство коренных ленинградцев грассировал, был эрудированным и интеллигентным человеком. Воевал на фронте, жена и дочь погибли в блокаде Ленинграда. По собственному признанию, приехал в Караганду на заработки, здесь много работы и есть поясные коэффициенты оплаты труда. Часто по тем или вопросам заходил в нашу половину дома, где жили молодые врачи.

 Моя жена в то время была в Москве на курсах усовершенствования врачей, я живя с ними в доме был в курсе всех дел. В городе проводилась конференция медиков, и первый её день закончился поздно. Я только что кончил лепить пельмени с фаршем из тушенки, как зашел доктор Поляков, который был сильно взволнован и растерян чем-то Выяснилось, что он пригласил к себе в гости работницу с дальнего медицинского пункта:
-Завтра конференция продолжится и есть смысл ей переночевать здесь. У него же убогая холостяцкая комната, постельное бельё несвежее, стыдно туда её приглашать. Из нашего дома уже взяли на постой прибывших на конференцию, а её хотелось бы устро-ить уютно, вот только у тебя, семейного, найдется чистое бельё и вообще, выручай.

—Так в чем дело? Разве можно было мне отказать ему в таком случае? Где тогда мужская солидарность? Гостям мы всегда рады! Милости просим, она останется ночевать у меня, а я у вас устроюсь. Всего-то одна ночка. Приглашайте!
Поляков поблагодарив меня, обрадованный ушел за своей дамой. Забросив в печку угля, я прибрался в комнате и переоделся. Как хорошо, что недавно получил посылку с сухими фруктами, сушеной дыней, луком и чесноком от Семена Аронова, родственника из Самарканде. Последнее время от недостатка витаминов у меня стали шататся и болеть зубы. Скрывая болезнь от родителей, написал Семёну, он и послал посылку. Теперь будет чем встретить гостей и удивить их дарами нашего солнечного края.

 Интересно с кем явится наш уважаемый доктор, что эта за женщина, ради которой он так старается Вскоре послышались шаги в коридоре и после стука, голос доктора:
 — Гостей принимаете,- широко распахнув дверь, он пропустил вперед женщину. Вошла ОНА! Одета в цигейковую шубу чёрного цвета с муфтой, на голове белая паутинка и дамские сапожки-боты на ногах. Это был внешний облик не местной женщины а женщины элегантной, модно и богато одетой. Доктор игриво, в шутливом тоне представил меня.
—Марк, инженер с «пархоменки», азиат из Ташкента. Умеет обращаться за столом с вилкой и ножом, поэтому женился недавно на европейке-москвичке Розе, на лучшем нашем молодом враче-травматологе. А это Марк, самая красивая и умная женщина на свете. Варя, Варенька, к тому же наша добросовестная фельдшер. Тот кто не согласен с таким определением, будет иметь дело со мной. Высказывая всё это, доктор галантно, как истинный кавалер, принялся помогать Варе снять верхнюю одежду. Доктора нельзя было узнать и в одном он был прав — ОНА была божественно красива. Я пригласил их к выдвинутому столу и усадил на два имеющихся у нас стула. Выставил принесенную Поляковым бутылку шампанского, три стакана и тарелку с сухофруктами. Пораженный красотой женщины, словно проглотив язык, весь вечер был молчалив.

 Когда она вошла, я сразу вспомнил тот первомайский день на заводе, рассказ военного коменданта о проведённой бессонной ночи из-за женщины, прибывшей по этапу и пораженного её красотой, выполнившего все её требования. Потом её трудоустроили по специальности в отдалённой районной больнице. Всё сходилось, это была ОНА, та самая, которую полюбив, потом поплатился известный, крупный военачальник — маршал Одета она была в белую блузку с короткими рукавами и в тёмную шерстяную юбку, туфли на невысоких каблуках. Блондинка, с толстыми косами, закрученными как-то особенно на голове, белая со здоровым розовым оттенком кожа. Женщина полноты средней, немного пухловатая, чувствовалась некая дородность а в целом женственная фигура. От природы мягко очерченные, красивые черты лица без следов косметики, белозубая улыбка, иссине-голубые добрые и умные глаза. Красота истинно русской женщины, описанная и воспетая в книгах, рисованная на картинах художников прошлого. Завороженный, присев на краешек кушетки, смущённо отвечая на вопросы, я любовался её осанкой и степенностью поведения, манерой вести разговор за столом. Она восхищалась и благодарила, так как впервые в жизни поедала такие сухофрукты, особенно ей понравились сушенные сладкие дыни.

 Доктор ни на минуту не умолкал, рассказывая интересные истории и смотрел на неё влюблёнными глазами. Ближе к полуночи, мы с доктором ушли к нему ночевать, а Варя поблагодарив меня и пожелав нам спокойной ночи, осталась и закрыла дверь. Утром следующего дня, позавтракав, мы разошлись, больше мне не пришлось видеть её. По истечении многих лет я убежден, что эталоном понятия «красота» является красота женщины. За последнее время фраза Ф.М. Достоевского «КРАСОТА СПАСЁТ МИР!» стала расхожей. Спрашивается: «Это какая КРАСОТА?» Ведь у разных земных существ она раз-ная и, вот ведь что удивительно, из всех красот встречающихся в мире, только красота женщины приносит неисчислимые беды и страдания. Это и войны, самоубийства, уголовные преступления и масса других трагедий, связанных с ревностью, разводами и разлукой, брошенными детьми и сиротами, потерей всего нажитого и всего достигнутого в жизни… А тогда, в тот знаменательный вечер, это было моё первое видение вблизи такого создания, как эта красивая женщина, видение не на картине музея, а живого существа. После встречи с прекрасным, словно испив живой водицы из родника, пришло осмысление того, что есть в жизни нечто

Б-жественное, необыденное. Оно вокруг нас, стоит только быть повнимательнее, и оно должно занимать в нашей жизни, жизни каждого человека больше места. И только тогда, когда на ПРЕКРАСНОМ будет построена сама жизнь и всё вокруг неё, можно будет с уверенностью сказать:
 —КРАСОТА ПОБЕДИЛА В МИРЕ!

Послесловие.
Доктора Полякова вскоре перевели на должность главврача районной больницы, где работала по прикреплению Варя. Там, сняв квартиру, они жили вместе в гражданском браке. Только после смерти Сталина в марте 1953 года и последовавших за этим событием: амнистий и реабилитаций, они смогли зарегистрировать свой брак. После открытия в Караганде медицинского института, Поляков А.Б, имея большой опыт во фронтовых госпиталях, получил звание профессора кафедры. Варвара Полякова продолжала работать в той же больнице и растить сына.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.