О «Деле Моцарта» говорит весь Ташкент Tашкентцы

 

Помните фильм «Махалляда ду-ду гап»? Мне он пришел на память, потому что, думаю, в Ташкенте в кулуарах бурно обсуждают оперное действо «Дело Моцарта» — новую постановку Георгия Дмитриева, одного из самых активных в столице артистов ГАБТ, чье имя в этом сезоне не сходит с афиш.

Георгий Дмитриев зарекомендовал себя в свое время как артист двух самых популярных театров – «Ильхома» и ГАБТа имени Навои, а также как певец, режиссер, сценарист, организатор фестивалей, педагог театральной школы-студии – словом, человек многоталантливый и сверхработоспособный. Только лишь с 17 октября по 10 декабря, менее чем за два месяца сезона 2012 года, кроме основной работы солистом оперы в ГАБТ имени Навои он успел дать два сольных концерта, сыграть главную роль в опере «Дон Кихот. Остров Грез» и осуществить новый проект – премьеру оперного действа «Дело Моцарта», в котором является автором идеи, сценария, сценографии, режиссером, солистом, музыкальным редакором… дай ему боже сил, ведь такие нагрузки и сверхчеловек не вынесет.

 
577804_487294051315186_205422164_n

Поделившись сразу после просмотра впечатлением о премьере, назавтра обсудила постановку с двумя самыми уважаемыми в мире отечественного оперного искусства мэтрами – лауреатами Государственных премий, профессорами Государственной консерватории Узбекистана народным артистом Азербайджана и Узбекистана, оперным режиссером-постановщиком ГАБТ Фирудином Саттаровичем Сафаровым и народной артисткой Узбекистана, дирижером ГАБТ Дильбар Гулямовной Абдурахмановой.

Надо сказать, была удивлена и обрадована, увидев их на первом премьерном показе в зале. По себе знаю, как непросто, когда тебе «за …десят», куда-либо выбраться. Получив приглашение на оперную постановку своего питомца – они были его профессорами-наставниками во время учебы в Государственной консерватории Узбекистана – ветераны ГАБТ не преминули придти посмотреть на его самостоятельную работу. И наутро не один час посвятили «разбору полетов», обсудив постановку с режиссером (Г. Дмитриев) и дирижером (А. Шохакимов). И вашу покорную слугу удостоили полуторачасовой беседой на ту же животрепещущую тему, о которой сегодня говорят все, кто побывал на спектакле или собирается на него 12 ноября.

Прославленный оперный режиссер, 35 лет отдавший развитию оперы в Узбекистане, говорит с высоты своего колоссального и успешного творческого опыта, стараясь не допустить субъективности в своих оценках. Кому как не ему – единственному в стране оперному режиссеру с профессиональной подготовкой, полученной на отделении оперной режиссуры Ленинградской консерватории, дано право выступить в этом «Деле…» судией?
Надо сказать, его критические замечания можно счесть комплиментом постановке. Лично меня воодушевила его оценка.
— Прежде всего, спектакль был горячо принят публикой, и это уже успех, — говорит Фирудин Саттарович. — Георгий может быть режиссером, у него много идей. Он хорошо создал постановку как зрелище. И я могу сказать, почему так бурно приняли спектакль зрители: молодежь хочет зрелищ. И в этом деле режиссер преуспел, зрелищности в постановке достаточно, я об этом сразу же после спектакля сказал.
Обо мне тоже всегда говорят, что я режиссер, который от начала до конца оперы держит публику зрелищностью. Но я еще и отвожу очень важную роль музыке, которую сочинил тот или иной композитор. Меня учили разбирать музыкальную драматургию, вычленять темы, замечать и расставлять акценты. Думаю, пока в этом молодому режиссеру есть в чем поучиться. Несмотря на успех постановки, я все же не понял, что режиссер хотел сказать зрителям.
Музыкальная режиссура, по-моему, требует прежде всего раскрытия музыкальных образов, последовательности в отражении замысла произведения. Моцарт и Сальери — исторические персонажи, важно было не играть, а прожить их на сцене. В свое время Сальери гениально сыграл Шаляпин.
Дмитриев мог поменять имена персонажей, ведь у него не совсем то, что в опере Римского-Корсакова – стук, сумки челноков, маски… Он вольно пользуется творчеством Римского-Корсакова и силой творчества Моцарта, вставив фрагменты «Реквиема». Режиссер, и это очень чувствуется, впитал школу театра «Ильхом», в котором работал много лет и многое перенес из своего опыта в постановку. В опере, даже если мы стараемся осовременить ее, нами руководит музыка. Понимаю, молодежи нравится то, что он сделал. Это как живопись французских импрессионистов – кому-то она нравится, а кому-то ближе работы русских передвижников.
И у нас в ГАБТе был камерный театр, мы с Дильбар Гулямовной Абдурахмановой поставили «Сердце матери» узбекского композитора Х. Рахимова, «Телефон» американского композитора Минотти, «Человеческий голос» Пуленка Это было новое слово в оперном искусстве Узбекистана. Но камерный театр не пережил перестроечных катаклизмов и не был как надо поддержан дирекцией в те годы.
Мы делали столько новаторских вещей в театре! Например, я поставил «Трубадура» и «Травиату» с оркестром на сцене, но дирекция театра нам эту задумку сломала.
Сейчас и на западе вольно решают известные музыкальные произведения, но они тоже часто подвергаются критике. Так что «Делу Моцарта» тоже предстоит непростая судьба. Наверное, спектакль еще будет дорабатываться. У нас в театре ремонт, и я пока не вижу его на какой-то конкретной сцене, где спектакль мог бы стать репертуарным.

Заслуженный режиссер взволнован, я тронута тем, что он не осталя в стороне от обсуждения и решила обнародовать практически все его оценки — и положительные, и не очень.

Поразила меня точностью своего анализа и современностью взглядов на оперное искусство первая на Востоке женщина-дирижер Дильбар Гулямовна Абдурахманова.

— Мне приятно что молодежь что-то делает, — говорит она. – Когда я увидела название оперного спектакля – «Дело Моцарта», да еще и с печатью на афише, сразу поняла, что речь не идет об опере Римского-Корсакова, это что-то новое. Я принимаю эту постановку как экспериментальную работу на сцене театра «Аладдин», это новый спектакль и его нельзя оценивать с академической точки зрения.
Мне очень понравилось, как выбраны части «Реквиема», фрагменты музыки Моцарта. Они очень точно легли на происходящее действие. Сам Римский-Корсаков в ремарках указал, что «в отдалении звучит музыка Моцарта». Он не уточнил, какая, так что выбор был сделан удачный.
Но что надо взять во внимание. В Большом театре России не так давно поставили «Евгения Онегина». Ленский пел в спектакле в ушанке, на нем и других персонажах были кирзовые сапоги. И этот спектакль повезли в Париж, где он имел грандиозный успех, да и в других европейских театрах тоже. Почему? Чему аплодировала публика? Тому, что оперное искусство опущено до уровня быдла?
Что такое «Моцарт и Сальери», где объединены силы двух гениальных творцов – Пушкина и Римского-Корсакова? Это спор двух интеллектуалов, центром которого являются высокие слова – «Гений и злодейство – две вещи несовместные». В свое время А.С.Пушкин своим небольшим произведением наложил печать злодейства на Сальери, и до сих пор она преследует этого выдающегося композитора, учителя самого Бетховена. Но Сальери – тоже гений своего времени. Значит, гений и злодейство совместимы? так получается?
Но повторю, как экспериментальный это спектакль интересен, интересны поиски молодых. Если говорить о музыке, дирижер Азиз Шохакимов сам отобрал в оркестр музыкантов и хорошо поработал, молодец. Но я бы усилила струнную группу скрипками, хотя, как понимаю, у него для этого не было финансовых возможностей.

Как человек, не один год знающий и постановщика, и его наставников, порадовалась, что самые уважаемые ветераны ГАБТа приняли приглашение своего ученика придти на спектакль и потратили немало времени на его обсуждение. Что значит мастера, мэтры! Он не могут остаться равнодушными к делу, которому отдают свою жизнь. И готовы помочь молодежи советом.
Сегодня вновь хочу пойти на «Дело Моцарта». Любой спектакль от показа к показу совершенствуется.
Кто со мной?

Тамара Санаева.
Фото Лены Гарифулиной: www.facebook.com/photo.php?fbid=569746706385652&set=a.569746363052353.146944.100000509829707&type=1&theater

 
ВЕРДИКТ ПУБЛИКИ: «Триумф!»

Только что отгремели овации «Делу Моцарта». Они действительно гремели минут 15 после финала!
Как и ожидала, второй показ прошел блистательно. Дмитриев превзошел самого себя — пел как бог! Бас, простите, но какой — и голос, и драматургия образа!..

Спектакль настолько органичен, настолько идеи и зрелищность, сценография, скорее даже перформансография, и, конечно же, музы

ка соединены в едином действе, что постановку можно назвать, самое меньшее, — лучшей постановкой сезона в Ташкенте.

Практически все мои друзья и знакомые, с которыми встретилась в зале, единодушны во мнении: спектакль замечательный. Кто жестом, кто восторженными словами, кто просветленным лицом — но практически все превозносили и режиссера, и оперное действо.

А дирижер В.Б.Неймер, взрастивший, кстати, дирижера Азиза Шохакимова, управлявшего оркестром, горячо заявил: «Георгий Дмитриев (правда, он сказал — Жора) на сегодня лучший режиссер в Ташкенте. Заслуженная артистка Узбекистана Гульшан Азизова, разрумянившись от волнения бежала к сцене, чтобы поздравить коллегу по оперной труппе. И вообще, в переполненном зале было столько известных людей и поклонников искусства, что диву далась. Это успех, это слава! Хотелось бы, чтобы и о лаврах не забыли те, от кого зависят артистические звания — дирекция ГАБТ. Дмитриев — зрелый артист и блестящий режиссер, он это доказывает каждой новой своей постановкой и ролью. Это мнение зрителей, и я в их числе.

Среди моих знакомых лишь одна — Ирина А., призналась, что баулы и хождение хора по залу ей мешало, «хотелось просто закрыть глаза и слушать музыку — хор прекрасно звучал. А режиссура «Ильхомом» попахивает…»

Но разве это плохо, что постановка осуществлена в современном ключе? Как отметил один из известных искусствоведов, это как раз и здорово. К тому же, это первая в Ташкенте оперная постановка, в которой действие соотнесено с современностью. В этом тоже ее уникальность. А раз можно слушать музыку закрыв глаза и наслаждаться ею, значит, и с музыкальной частью все в порядке.

Отдельно хочется поговорить о блистательно выстроенных мизансценах, отдельных деталях, которые при первом просмотре не разглядела. Их так много, и весь спектакль пронизан такими штрихами, что это была бы тема для отдельного разговора, причем, со специалистами.
Пишу из интернет-клуба, потому в детали вдаваться сейчас не могу и фотографию не прилагаю, но на странице Лены Гарифулиной, которая и вчера,и сегодня пол-спектакля на коленях провела, делая фотоснимки, найдете все, что нужно, чтобы оценить мизансцены.
Так что ставлю точку.
Добавляйте свои оценки и впечатления о «Деле Моцарта» в комментариях.

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.