Ташкент — город киноизобильный Tашкентцы

Автор: Галина ЗАЙНУЛЛИНА

 

Исхаковы
Исхаковы.
 
В Узбекистане расцвет кинопроизводства: если во времена СССР в республике снималось 6 фильмов в год, то сейчас – 10 по линии госзаказа плюс 60 производят частные киностудии. Татарстанцы имеют возможность судить о данном расцвете по активному участию узбекских кинематографистов в Казанском международном фестивале мусульманского кино. Вот и в этом году одним из ярких событий VIII КМФМК стала картина «День истины» узбекского режиссера Джасура Исхакова.
Джасур Ильхамович – лауреат Государственной премии Республики Узбекистан, выпускник факультета режиссуры Ташкентского театрально-художественного института и Высших курсов режиссеров и сценаристов в Москве. По сценариям Исхакова поставлены художественные фильмы: «Ясные ключи» (1977), «В стремнине бешеной реки» (1981), «Прощай, зелень лета!..» (совместно с Э. Ишмухамедовым, 1985),  «Шок» (1987), «С любовью и болью» (совместно с Э. Ишмухамедовым и О. Агишевым, 1989), «Взлет разрешается» (1999). В последующих фильмах он является автором сценария и режиссером: «Останься!..»(1992), «Проклятие золотого коня» (1995), «Охота для настоящих мужчин» (2006), фильм-сказка «Приключения в стране Чатранга» (2009). По его сценариям снято более 30 документальных и 6 мультипликационных фильмов.
Полнометражная игровая лента «День истины», показанная на КМФМК, выделилась в череде показов монументальностью, яркостью и позитивным посылом. И это  неудивительно, ведь картина, снятая в 2011 году, посвящена 20-летнему юбилею независимости республики Узбекистан.  По жанру «День истины» – психологическая драма о современной женщине Мунисе Сулеймановой. Выросшая в  бедной семье,  она добилась всего своими силами. Таких называют self-made. Муниса (актриса Рано Шадиева) – руководитель процветающей турфирмы, великолепная жена, мать двух прелестных детей. Но это благополучие неожиданно начинает рушиться: портятся отношения с мужем, который ожесточился от неприятностей на работе и сформировал комплекс «неудачника» на фоне успешной жены. Но главное – непонятная болезнь, грозящая смертью. В этой пограничной ситуации Муниса невольно вспоминает свою жизнь, детство, родителей. Действие фильма  происходит  в течение 12-ти часов – с 5 утра до 17 вечера. Эти часы напряженного ожидания составляют её День истины. Первоочередная задача режиссера – через судьбу современной женщины определить жизненные приоритеты, осмыслить изменения, происшедшие за последние годы в жизни современного Узбекистана.
Супруга Джасура Ильхамовича – сценарист Мастура Исхакова – является его другом, коллегой и единомышленником. В Казань они приехали вместе и после показа фильма «День истины» в пресс-центре VIII КМФМК эмоционально общались с журналистами. Поскольку в ходе беседы наибольший интерес к кинематографистам Узбекистана проявил журнал «Идель», закономерно будет опубликовать на наших страницах состоявшийся диалог.
Г.З. «День истины», представленный на Казанском кинофестивале, показался мне   несколько гламурным, лакирующим действительность.
Д.И. Я исхожу из стремления не лакировать действительность, а говорить с экрана о вечных истинах: добре, любви, красоте. Когда на открытии Казанского кинофорума президент VIII КМФМК шейх Равиль Гайнутдин говорил о задачах кинематографа, мы поняли соответствие нашей картины проблемам духовности и нравственности, которые пропагандирует фестиваль.
Если взять среднестатистическую телепродукцию и кино, то здесь зашкаливает жестокость. В каждой ленте, как минимум, два убийства, три прихлопа и расчленение на десерт. Убивают непрерывно. Люди уже не являются главными героями кино, ими стали пистолет и автомат. Кровь льется стаканами, литрами.
Хорошо, что Казанский кинофестиваль каким-то образом старается сблизить людей. Мне понятен и близок его девиз – «Через диалог культур к культуре диалога». Действительно, в современном мире, где обострились все противоречия, мы должны стремиться понимать друг друга, а не культивировать ненависть. Она ведь наблюдается не только между богатыми и бедными. Она  порой раскалывает семьи. В связи с этим повторю, приступая к работе над фильмом, начиная со сценария,  мы поставили  задачу не лакировать действительность, а говорить о добре и вечных ценностях, к каковым относятся семья и дети. Если хочешь на старости лет жить нормально, должен закладывать основы человечности в своих детях.
Пресловутый «хэппи энд» в «Дне истины» для меня принципиален. Последняя фраза, которую произносит Муниса, её желание: «Чтобы всё было хорошо», –  относится как к ней самой, так и к ее семье, стране, к миру в целом. В начале ХХI века с особой остротой осознается, что мир зыбок, он может взорваться в любую минуту. Существующие разногласия некоторыми активно поддерживаются, идет переворачивание с ног на голову. Христиане обвиняют мусульман в радикализме, те их – в новых крестовых походах. Всё это кому-то выгодно. Отсюда мой постулат: в искусстве, – должно преобладать Добро. Показывая его, мы тем самым порождаем его в реальности, оно становится нормой жизни. Зло от публичности только жиреет.
 
Г.З. Главная героиня Муниса Сулейманова для вас идеал современной женщины Востока – азат хатын, свободная женщина? В первые годы советской власти в ТАССР выходил журнал с таким названием.
 
Д.И. В Узбекистане  также были такие журналы, пропагандировавшие раскрепощение женщины. Я считаю, что освобождение женщин в те годы было величайшим достижением и благом. Время меняется, и эта проблема перешла в другую категорию. Но, в своем фильме я хотел бы развеять расхожее мнение о том, что ислам задвигает женщину на вторые роли. Ничего подобного – Коран поднимает женщину как основу жизни. Нельзя также однобоко понимать мусульманское понятие «джихад». Джихад – в первую очередь это борьба с самим с собой, с собственными недостатками, а не «пояс смертника» на теле тёмного, неграмотного человека.
Мой фильм «День истины» в том числе направлен против стервозных женщин и мягкотелых мужчин, которых в последнее время много на экране. Я не призываю к домострою. Но есть условия общежития, основанные на распределении ролей. Если люди не будут понимать друг друга в семье, непонимание распространится на другие уровни и завершится страшными событиями.
 
Г.З. Из вашего фильма делается вывод о межконфессиональном мире, царящем в Узбекистане. Буквально, львы возлежат рядом с агнцами.
 
Д.И.  На самом  деле, наш народ всегда отличался толерантностью. К примеру,  были времена, когда по всей территории Европы шли погромы. Только в Средней Азии их не наблюдалось, хотя там жило огромное количество евреев.
Настоящий мусульманин всегда уважает вероисповедание другого человека. У нас в Ташкенте мирно сосуществуют большое количество мусульманских мечетей, синагог, католический храм, немецкая лютеранская церковь, несколько православных церквей.  Да, может быть, я любуюсь этим. Например, в последнее время русская православная церковь  в Ташкенте кардинально реконструировалась, значительно расширилась, её подворье занимает в четыре раза больше места, чем раньше. И об этом надо говорить. Потому что даже для многих жителей Ташкента, посмотревших мой фильм, стало открытием, что у нас в городе, оказывается, есть  и католический храм и немецкая  кирха.
Ташкент всегда был очень многонациональным городом. В нем жили узбеки и армяне, евреи и татары, русские и корейцы, украинцы и немцы. В последние годы город несколько снивелировался в сторону коренного населения. Многие уехали в Россию, некоторые – заграницу, но все равно остался интернациональный дух Ташкента. Не случайно именно этому городу присвоена характеристика «Ташкент – город хлебный». И дело здесь не только в повести Неверова. Это прививается самой жизнью,  и  указанием сверху не закрепишь. В 20-е годы прошлого столетия Ташкент принимал огромное количество голодных людей.
 
Г.З. Судя по фильму «День истины» город в последние годы изменился, стал образцовым западным мегаполисом. Не потерял ли он при этом восточного  своеобразия?
 
Д.И. В отношении современного Ташкента у меня особое мнение.  Старый  Ташкент по духу был мне ближе. Признаюсь, я потерял город детства и юности, но в этом есть диалектика. Сейчас это очень современный, удивительно чистый, ухоженный, «столичный» город.  Прежде многие говорили о том, что у Ташкента особая аура. Думаю, что город, не смотря ни на что, сохранил эту ауру, свой  дух.
Я снимал этот фильм к двадцатилетнему юбилею Независимости Узбекистана. На первый взгляд – определенный заказ. Но я хотел честно рассказать о своем родном городе. Существует некая непонятная для меня традиция, снимая кино «для фестиваля», показывать маргинальные сферы жизни, что-то грязное, убогое, которое  авторами с упоением обсасывается. И это относится не только к общему антуражу некоторых фильмов, а к взаимоотношениям между людьми. Согласен, везде есть моральные  уроды, подонки, извращенцы. Но зачем делать их главными героями фильмов? Ведь в подавляющем большинстве нас окружают нормальные люди!  Я этого в угоду конъюктуре делать не хочу, и не буду. Потому старался показать родной город таким, какой он есть.  И людей, которые в нем живут, любят, работают, страдают и радуются.
По сюжету главная героиня «Дня истины», – хозяйка туристической фирмы, она  организовывает туры по Узбекистану, Самарканду, Бухаре, Хиве, в том числе и по Ташкенту, для иностранных туристов. Понятно, туристам не показывают окраины –знакомят с историей страны, ее  достопримечательностями. А посмотреть в Ташкенте есть на что. Недавно город отметил юбилей – 2200-летие. И я с удовольствием показал в картине древние медресе Кукельдаш, Хастимон и современные здания, новые небоскребы, бульвары и парки. Это есть отражение реальности – больших изменений не только во внешнем облике столицы.
 
Г.З. Устремившись в будущее, не забывают ли в Узбекистане прошлое, замалчивая   советский период?
 
М.И. Чтобы не допустить разрыва «цепи времен»  я постоянно снимаю документальные фильмы на государственной студии. Но, кроме того,  у нашего сына, Сардора Исхакова, окончившего ВГИК, есть частная студия, и он предоставляет нам  возможность снимать фильмы на ней. Делаем не на заказ, а от души, не тратя ни одной копейки из госбюджета. В 2010 году семейно сняли фильм «Дети войны», посвященный 65-летию Победы. Это тема, к которой сейчас мало обращаются. Но мы-то из того времени, наши родители прошли войну.
Фильм получил лицензию «Узбеккино» для некоммерческого показа. Демонстрировали «Детей войны» в Российском посольстве, в университетах, в библиотеках, школах. Мы открыли для себя, что молодежь не знает собственную историю. Говорят: «Спасибо за фильм, оказывается, мы не знали, как все обстояло на самом деле». А один молодой парнишка после просмотра сказал: «Я горжусь тем, что я – узбек!». Для меня это было лучшей похвалой. На самом деле, во время Великой Отечественной войны Узбекистан много вложил в вооружение и снабжение Красной армии, выделял деньги на производство военной техники. Не столь известный  факт: узбекистанцы потеряли на полях сражений около пятисот тысяч своих сыновей. Полмиллиона… Эти потери больше, чем у воюющей страны, США… Кроме этого Узбекистан принял полтора миллиона людей,  эвакуированных из Украины, Белоруссии, России, блокадного Ленинграда. Из них –  триста тысяч детей, для которых Узбекистан позже стал второй родиной.
Мы нашли этих детей, сейчас они, конечно, глубокие старики. В нашем фильме они рассказывают свои непридуманные истории: что они пережили, как их встретили местные жители, как нашли здесь кров, приют, тепло и ласку. «Узбеки жили бедно, но всегда делили с нами последнюю лепешку и ни разу не упрекнули нас ни в чем», — рассказывает одна из воспитанниц детского дома.
«Мы никогда не делили людей на нации. Русский или украинец, еврей или узбек… все мы были братья», – так говорят многие беженцы, которые остались жить в Узбекистане.
Фильм получил специальный приз Жюри конкурса «Русский мир – Память сердца», посвящённого 65-летию Великой Победы,  а также 7 декабря 2010 года удостоен  Национальной премии «Страна» телеканала «Россия» в номинации «За нашу Победу».  
В прошлом году было 45-лет со дня страшного землетрясения 1966 года в Ташкенте, когда весь город лежал в руинах. На следующий же день на место трагедии прибыли Первый секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин.  Вся страна тогда пришла на помощь. За три с половиной года общими усилиями 14 республик восстановили город и обеспечили людей жильем. Мы сами живем в доме, построенном москвичами. А рядом – кварталы ленинградцев,  украинцев, белорусов, грузин, армян, казахов. И, конечно, в Ташкенте стоят дома, созданные руками татарских строителей. Это был настоящий подвиг, и о нем нельзя забывать. В фильме «Столица дружбы и тепла» Сардор выступил уже не только как продюсер, оператор, –  он является и режиссером.
 
Г.З. Неоднозначному прошлому уделено внимание и в «Дне истины», где события  настоящего перебиваются воспоминаниями Мунисы, наплывами памяти:   обыск в родительском доме, опись и изъятие имущества. События напоминают репрессии 37 года.
 
Д.И. Это воспоминания об узбекском «хлопковом» деле. Все мы помним трудовой ажиотаж советского времени: давай-давай, стране нужен хлопок, это экспортное сырье, это валюта. Людей вынуждали делать приписки. Земля столько не родит, сколько трубили экономические сводки. «Хлопковое» дело – это отрыжка административно-командной системы перед распадом СССР, перед Перестройкой. Тогда в Узбекистане бригада следователей проводила массовые обыски, у людей отнимали имущество, нажитое годами. Посадили в тюрьмы огромное количество безвинных людей: секретарей райкомов, бригадиров, начальников заготконтор, простых колхозников. Для республики это был почти 1937 год. Удар был беспрецедентный. А в результате из Узбекистана было вывезено золото на огромную сумму.  С тех пор в народной памяти сильна обида  на те трагические события.  
 
Г.З. И сейчас в сознании российских граждан, при активном содействии российских  СМИ,  не совсем благоприятное представление о современных узбеках.
 
Д.И. Недавно, читая одну из московских, «желтых», газет, увидел заголовок аршинными буквами: «Узбек убил и расчленил молодую женщину». Потом, спустя какое-то время, выясняется, что произошла ошибка: преступление совершил вовсе не узбек, а представитель одной из народностей Поволжья. Позже печатается самым мелким шрифтом опровержение. Кто его читает? Негативный образ выходца из Узбекистана, к сожалению, бытует  в массовом сознании. Кому-то выгодно нас ссорить.
Если проблему взять шире, могу сказать что явление «миграции» сейчас стоит остро не только в Узбекистане. Сколько россиян и жителей других республик  выехали в другие страны в поисках работы? О проблеме так называемых гастарбайтеров хочу сказать отдельно. Молодые мужчины и женщины из Средней Азии едут в Россию на заработки. Раньше ведь тоже были шабашки, и люди в поисках заработка мигрировали по всему Союзу. Тогда ничего предосудительного в этом никто не видел. Думаю, это естественный процесс. Где-то есть переизбыток рабочих рук, где-то – недостаток.
К сожалению, в средствах массовой информации муссируется образ выходца из Средней Азии, способного лишь на подметание улиц и колку льда. Это однобокий взгляд.  По всей России, от Калининграда до Дальнего Востока, работают  бригады строителей – узбеки: маляры, отделочники, электрики. Непьющий, работящий народ, пользующийся всеобщим уважением. Знаю, что немало моих соотечественников работает в Казани, Уфе. Им предлагают участки земли в сельской местности: оставайтесь, трудитесь. Но вряд ли они воспользуются представленной возможностью. Если взять россиян, эмигрирующих в Америку и страны Евросоюза, они покидают родину с целью закрепиться на чужбине, пустить там корни. А 90 процентов узбеков не мыслят себя без своей семьи и родной земли. Зарабатывая в России, они вкладывают заработанные деньги в строительство домов, разведение садов, организацию свадеб, образование детей и так далее. И они обязательно  возвращаются назад.
 
Г.З. Вы и ваша супруга Мастура являетесь потомками первых узбекских интеллигентов, той плеяды, представители которой открывали университеты, закладывали основы театра и кинематографа.
 
Д.И. С большим удовольствие скажу, что моя мама, Хабиба Зияханова, врач по профессии получила свое образование именно в Казани. Она окончила Казанское  медицинское училище  в 1936 году.  Кроме того, будучи врачом, она писала книги, много переводила с русского на узбекский язык. Отец всю жизнь преподавал философию в вузах Ташкента. Мама много рассказывала о Казани. Я мечтал попасть сюда и вот, мечта осуществилась. Мы открыли для себя удивительный мир.
Казань – очень своеобразный город.  Когда я шел по Кремлевской, невольно думал, что когда-то и мама ходила по ней, любовалась этой улицей. И наверное, заглядывала в Кремль… Таких городов,  я думаю, в мире нет. У вас потрясающе сочетается Восток и Запад, прошлое и будущее. Нам показали спортивные сооружения и Олимпийскую деревню, которые построили для Универсиады. Это очень впечатляет. А знакомство с  Булгаром, его раскопки, его новые мечети и сооружения  нас просто поразили. Я много ездил, видел немало городов и стран, но поездку  в Татарстан считаю настоящим подарком судьбы.
 
Г.З. Всем известно, что в Ташкенте очень большая и сильная татарская диаспора. Для читателей нашего журнала было бы интересно узнать, как живут ее представители.
 
Д.И. Ташкент, по сути своей, очень интернациональный город. При «Центре Интернациональных культур» плодотворно действуют разные национальные центры, в том числе «Татарский культурный центр». Очень активна татарская творческая интеллигенция, сплотившаяся в «Молодежном татарском центре».
Лично у меня много друзей  татар. Расскажу только о деятелях, которые внесли свой вклад в развитие кино Узбекистана. Наш старейший режиссер, Загид Сабитов, снимавший в шестидесятые годы. Его сын, тоже режиссер, Юрий Сабитов. Сын известного узбекского   писателя и журналиста Зинната Фатхуллина, режиссер Аскар Фатхуллин. Его брат, известный кинооператор, Дильшат Фатхуллин, уже долгое время работает в Москве. Это и наш талантливый режиссер Равиль Исмаилович Батыров, который снял очень интересные фильмы. Он  до сих пор, несмотря на  возраст, продолжает работать. Среди его картин – «Яблоки сорок первого года», «Вина лейтенанта Некрасова», «Живет такой парень» и многие другие. Кстати, именно  Батыров открыл для кино нашего известного актера, Рустама Сагдуллаева, которого он снял ещё мальчиком в ленте «Канатоходцы». Много и интересно работает в кино режиссер Фарид Давлетшин, фильм «Собака»  которого был представлен в программе VIII КМФМК. Сейчас он снимает кино и в Татарстане. У вас же работает документалист Батыр Баишев, который начинал в Ташкенте. Один из ведущих кинооператоров на «Узбекфильме» – Ринат Галиев. Сейчас он пробует себя и как режиссер.
Ну и, конечно, не могу не сказать о настоящем классике узбекского кинематографа, Одельше Агзамовиче Агишеве. Кстати, он был Председателем отборочной комиссии  VIII Казанского фестиваля мусульманского кино. Сейчас он живет и работает в Москве, но в свое время по его сценариям были сняты фильмы, вошедшие в золотой фонд узбекского кино. Это фильмы «Нежность», «Влюбленные», «Какие наши годы»,  «Птицы наших надежд», «Без страха», «Чрезвычайный комиссар», «Юность гения»  и многие, многие другие замечательные картины. Я с гордостью считаю его своим учителем и наставником.
Имя композитора Румиля Вильданова не так широко известно, как оно того заслуживает. По моему мнению, Румиль Вильданов – композитор мирового уровня. Он писал музыку ко многим узбекским фильмам, органично переплетая традиции узбекской национальной  музыки с современной  европейской.  Он также много работал в области симфонической музыки, вырастил много талантливых учеников.
Можно долго перечислять кинематографистов татарской национальности, которые работали в узбекском кино. Это и опытные администраторы, инженеры, техники, монтажеры, гримеры. Простой пиротехник, Фуад Касымович Тюменев, много рассказывал мне о встречах с корифеями советского кино в годы войны, когда на Ташкентской студии снимались фильмы «Два бойца», «Александр Пархоменко», «Подарок фронту».
 
Г.З. Мастура, я знаю, что вы написали множество статей в журнале «BELLATERRA» под рубрикой «Имя в истории».
 
М.И. Да, и среди них имена деятелей татарской национальности. Выдающийся художник Чингиз Ахмаров, нашедший свой, неповторимый стиль, особенно в передаче портретов. Он умело совмещал традиции восточной миниатюры с современной живописью. Многое внес в монументальное изобразительное искусство Узбекистана. Его фрески украшают наш знаменитый театр оперы и балета имени Алишера Навои. Его работы есть и в интерьерах московского метро. Я планирую написать статьи и о других деятелях культуры и искусства Узбекистана татарской национальности. Это и Галия Измайлова, наша прославленная балерина. Она всю жизнь отдала развитию балета в Узбекистане, в её репертуаре были танцы многих народов мира. Она также воспитала целую плеяду молодых танцовщиц. Интересным может быть рассказ об архитекторе Булатове, художнике Рахметове, его сыне, об одном из лучших фотографов Узбекистана, Эрнесте Куртвелиеве.
 
Г.З. Расскажите о ваших детях. Чем они занимаются, что их волнует?
 
М.И. С большим удовольствием. Старший сын, Сардор, окончил ВГИК в Москве. Сейчас у него собственная студия, где он снимает различные фильмы, рекламные и социальные ролики. Как уже рассказал Джасур, два документальных фильма мы сняли именно на его студии. Сардор работает сейчас и как руководитель, и как оператор и как режиссер. В этом году его документальный фильм «Путь Акромии» (о борьбе с терроризмом в Узбекистане) будет участвовать на кинофестивале  «Детектив-фест» в Москве.
Второй наш сын, Эльдор, – доктор, кандидат медицинских наук, ведущий гематолог-онколог Узбекистана. Он учился в Москве, у академика Андрея Воробьева. Эльдор с детства снимался во многих фильмах. В картине «День истины» он играет одного из врачей, которые ставят диагноз героине фильма.
Дочь, Эльсевар, окончила Художественное училище имени Бенькова, Ташкентский театрально-художественный институт по специальности художник театральной декорации. Сейчас работает в кино художником по костюмам. В ее активе более тридцати фильмов. Эльсевар – участница и дипломантка Международного фестиваля «Неделя моды и дизайна» UZ.STAIL в номинации «Andegraun» c коллекцией одежды «Экспромт», «Лики времени», «Вдохновение». Она обладательница Диплома «За успешную работу художника по костюмам» Третьего Молодежного кинофестиваля стран Центральной Азии «Творческий полет». Работает в социальных роликах и видеоклипах со звездами эстрады Узбекистана и Казахстана.
У нас две внучки и два внука. Кстати, обе наши невестки, Нафиса и Наргис, — татарских кровей. И я считаю, лучших невесток нет.
 
Г.З. Чтобы вы могли пожелать читателям нашего журнала?
 
Д.И. Как писал Булат Окуджава, «О, были б небеса чисты, а остальное всё приложится!»
М.И. Мира, спокойствия, здоровья. И ещё строчки стиха: «Прекрасен дом, где старость почитают, где рады шумным голосам детей!»
 

2 комментария

  • Владимир:

    В 1964 году в Ташкенте я посмотрел первый в своей жизни фильм на узбекском языке «Уч мушкетер». Мне он очень понравился и я, потихоньку стал изучать узбекский язык. Потом пошёл на «мичмана Панина». Тут я уже кое-что понимал. То есть стал чуточку образованнее через искусство кино.

      [Цитировать]

  • VTA VTA:

    Очень интересно и правильно, спасибо!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.