Преодолевая ступени Разное

Автор Рамиль Исламов.

 

Пять ступенек порой могут быть непреодолимой преградой. Всего пять. Или даже две. Обычный человек их даже не заметит. Но мир выглядит совсем иначе, если передвигаешься по нему в инвалидной коляске. Перед обычными людьми бывают закрыты некоторые двери. А инвалидам недоступны даже лестницы, ведущие к этим дверям.

Удобно инвалидам — удобно всем

Наша страна еще в 1991 году первой в СНГ приняла Закон «О социальной защищенности инвалидов в Республике Узбекистан». Там обозначены основные положения о доступной среде — такой, где человек с ограниченными возможностями может свободно передвигаться по улицам и в зданиях, пользоваться транспортом и средствами коммуникации. Но не хватало подзаконных актов и методических документов, подробно разъясняющих все аспекты. В 2007-м Госкомархитектстрой утвердил градостроительные нормы и правила ШНК 2.07.02-07 «Проектирование среды жизнедеятельности с учетом потребностей инвалидов и маломобильных групп населения», где подробно описано, как обустроить здания и сооружения, тротуары и остановки, вокзалы и аэропорты. В 2008-м в новой редакции закона указано конкретное наказание за отсутствие необходимых условий. Не обеспечили инвалидам беспрепятственный доступ к объектам инфраструктуры — платите штраф от 70 до 100 минимальных размеров заработной платы. Самым первым постановлением в 2011 году Кабинет Министров утвердил положение о порядке применения этих санкций, а функции контроля поручил Министерству труда и социальной защиты населения. Подписал Узбекистан и Конвенцию ООН о правах инвалидов.

Параллельно с этим последние годы идет разъяснительная работа — чтобы все понимали серьезность ситуации для людей с ограниченными возможностями. Большую роль в ней сыграл совместный проект Министерства труда и социальной защиты населения и ПРООН «ACCESS: доступность, гражданственность, трудоустройство и социальная поддержка для людей с инвалидностью», реализованный в 2008-2010 годах.

— Мы провели опрос фокус-групп чиновников о том, как нужно поддерживать инвалидов. 80 процентов говорили о благотворительности, а 40 считали главным медицинскую помощь. Однако инвалиды — это не неполноценные люди, нуждающиеся в жалости, а граждане, обладающие равными правами и свободами со всеми остальными. Это прописано в законе и соответствует одному из принципов отечественной модели развития — сильной социальной политике, — объясняет менеджер проекта Яна Чичерина. — Поэтому нам важно было изменить массовое сознание, а помог в этом протокол правительства «О проведении информационной кампании по повышению осведомленности общественности о людях с ограниченными возможностями» от 1 ноября 2008 года. В рамках проекта при поддержке хокимиятов мы устроили «круглые столы» по пониманию инвалидности, тренинги для сотрудников управлений Государственного комитета по архитектуре и строительству в Ташкенте, Самаркандской и Кашкадарьинской областях. Выпустили пособия по обеспечению доступной среды на основе отечественных стандартов, социальную рекламу, документальные и мультипликационные фильмы на эту тему. В пилотных регионах подвижки стали заметны очень быстро. Новые опросы показали, что уровень осведомленности чиновников и некоторых других фокус-групп вырос на 300 процентов. В Самарканде, где последнее время идет реконструкция многих улиц и объектов, все новые здания — с пандусами и широкими проемами, без порогов. То же в Кашкадарье. До сих пор помню специальный туалет для инвалидов, увиденный в маленьком кишлаке под Шахрисабзом.

Заветный пандус

Но понимание проблем людей с особенностями развития появилось не везде.

— Вы часто видите инвалидов на улице? Правильно, нет. А ведь в Узбекистане около 700 тысяч людей с ограниченными возможностями, — говорит глава Ассоциации инвалидов-предпринимателей «Нур» Фархад Абдурахманов. Он знает ситуацию не понаслышке, и я пытаюсь взглянуть на нее его глазами. Ассоциация объединила больше 120 инвалидов и 100 здоровых людей, которые обеспечивают себя стабильным заработком. Но им, как и другим предпринимателям, надо передвигаться по городу — к партнерам по бизнесу, в хокимият, налоговую инспекцию или банк. И каждая такая поездка в чем-то сродни покорению Эвереста.

Впрочем, то, что Ташкент, да, впрочем, и другие города страны пока недостаточно приспособлены для нужд людей с ограниченными возможностями, очевидно каждому. Любой человек в коляске подтвердит: главное препятствие — лестницы всех мастей. Первые этажи большинства многоквартирных домов выше уровня земли — а значит, есть те самые непреодолимые ступени. Пандус бывает почти исключительно в новых домах — старые же строили без оглядки на людей с ограниченными возможностями. Порой на входе в офисы стоят будки охраны, через которые не протиснуться в коляске. А открыть ворота и позволить проехать прямо к входу не спешат — даже если видят, что прибыл инвалид. Некоторые пандусы строят под таким крутым углом, что и здоровому человеку придется подниматься, схватившись изо всех сил за поручни — если они, конечно, имеются. Спуск с них и вовсе дело рискованное. А ведь инвалиду нужна не только эта альтернатива лестнице. Ему должно быть удобно проехать сквозь дверной проем, заехать за парту в школе или за стол на рабочем месте. И как-то перемещаться между этажами — но лифта может не быть или он недостаточно широкий.

И это только проблемы людей с ограничениями двигательного аппарата. Для слепых нужно прокладывать специальные выпуклые дорожки, а светофоры должны издавать определенные звуковые сигналы, разрешающие движение. Глухим необходимы, скажем, системы светового оповещения на случай пожара.

— Я считаю себя успешной женщиной, но когда не могу попасть в здание из-за отсутствия пандуса для инвалидов, чувствую себя беспомощной, — признается председатель общества женщин-инвалидов «Опа-сингиллар» из Кибрайского района Наталья Плотникова. Столкнулась с этими трудностями в колледже и ее дочь Александра. Однако она все преодолела и сегодня учится на бюджетной основе в столичном университете, вход в который снабжен заветным пандусом.

Есть у людей с особенностями развития сложности и с передвижением по городу. Пару лет назад четыре инициативные женщины-инвалида из Юнусабадского района решили провести эксперимент — смогут ли добраться до кинотеатра на автобусе? Смогли, однако абсолютное большинство водителей не хотели тратить время на «возню» с колясочницами и помогать им попасть в салон. Женщины направили жалобу руководству горпасстранса. С тех пор количество автобусов, приспособленных для инвалидов, только росло — государство закупило для Ташкента больше 200 просторных автобусов и трамваев с низким полом.

Мы обзвонили пару десятков компаний по вызову такси, чтобы узнать, могут ли они обслужить человека в коляске. Выяснилось, что, несмотря на бурное развитие частного извоза, осваивать именно эту нишу не спешат. Однако поиск был небезрезультатным — такси «АИСТ» перевозит инвалидов, включая колясочников, за полцены и даже с сопровождающим. Хороший пример социально ответственного бизнеса. Но таких должно быть больше — за этим следит Минтруда.

— Около сотни наших специалистов — по одному на два района — ведут обследования предприятий всех форм собственности, — комментирует заместитель начальника управления охраны труда Министерства труда и социальной защиты населения Нозима Сулайманова. — К началу июня проверку прошли 50645 из 244673 зарегистрированных организаций без учета фермерских хозяйств — 58 процентов из них имеют пандусы. Остальным инспекторы дают устные или письменные рекомендации — чтобы было время исправиться. Руководители большинства учреждений относятся с пониманием — подчас им просто в голову не приходило обустроить пандус. За эти месяцы направлено несколько тысяч таких предписаний, и адресаты стремятся оперативно устранить недостатки. Штрафы выписаны в нескольких десятках случаев. 5-7 млн сумов — деньги немалые, да и уплата не освобождает от ответственности — пандус все равно придется строить, и это куда дешевле. Причем изыскать соответствующие средства должны любые учреждения, включая бюджетные — обеспечения доступности требует закон, так что это вполне официальная статья расходов. Но об этом порой не знают. Да и траты окупятся — больше будет посетителей, ведь то, что удобно инвалидам, удобно всем — от кнопочных телефонов и шарнирных кранов до широких дверей и низкопольного транспорта. А за пандусы скажут спасибо и многие молодые мамы, пожилые люди. Почему не сделать доброе дело?

Ради трех процентов

Когда общаешься с представителями разных сторон — инвалидами, работниками государственных органов, представителями бизнеса — легко заметить отличия в их видении ситуации. Однако все соглашаются с тем, что за последние годы перемены к лучшему стали ощутимее. Государство сделало работу по соблюдению прав людей с ограниченными возможностями системной. Отечественный опыт признан ПРООН достойным распространения в ряде других стран СНГ и Восточной Европы. Проекты по строительству и реконструкции зданий получают «добро», только если они обеспечивают доступ людей с ограниченными возможностями. Особенно это важно в сфере подготовки кадров, ведь продвинутый уровень образования позволяет инвалидам добиваться большего в жизни. Потому ввод в строй каждого нового учебного заведения с пандусом и программой инклюзивного обучения — настоящее событие.

Движению вперед способствует и растущая активность самих инвалидов. Скажем, самаркандская ННО «Хает» добилась создания общественной комиссии по контролю за приспособлением зданий для передвижения людей с ограниченными возможностями. Немало заявлений о нарушениях своих прав направили инвалиды Омбудсману. Принимает обращения граждан, в том числе через сайт, Министерство труда и социальной защиты населения.

Подобная возможность быть услышанными и понятыми особенно важна этим трем процентам — такова доля людей с особенностями развития в населении страны. Разумеется, устранение указанных проблем связано с обширным кругом финансовых, технических, организационных, правовых, этических вопросов. Задача не из простых. Но необходимо поменять и наше отношение к нуждам инвалидов, понять, что они такая же неотъемлемая часть общества. И на карте республики для них не должно быть недоступных белых пятен.

Рамиль Исламов.

Источник Правда Востока от 16 ноября 2012 года.

4 комментария

  • Светлана:

    Такси, автобусы, лестницы в практически все супермаркеты — это обычное дело. В ТАшкенте, по-моему, на коляске невозможно попасть ни в один магазин. Да и по городу перебираться — тоже большая проблема:бордюры. Попоробуйте перейти улицу: надо съехать с бордюрчика, а потом залезть на этот бордюрчик. И устранить все эти проблемы, на мой взгляд — это огромная и непростая работа…А, ещё и арыки…

      [Цитировать]

  • AK:

    «..Остальным инспекторы дают устные или письменные рекомендации — чтобы было время исправиться..» — которые включают угрозу больших штрафов и выполнение строительных работ за свой счет. Притом по городскому тротуару все равно до этого пандуса не доехать. У нас слово инспектор означает рэкетир (и людям неважно кто он — коммунальный или от евросоюза :)

      [Цитировать]

  • tanita:

    У нас везде есть съезды и пандусы, даже с крыльца любого подъезда, Я недавно шла мимо другого многоподъездного дома. там на одном написано, что здесь живут люди с ограниченными возможностями. Так там не только пандус, но еще и поручни. и с тротуаров тоже съезды есть. На переходах. Начет троллейбусов — большинство сделаны так, что ступенька — вровень с тротуаром.

      [Цитировать]

  • Ruslan:

    Приняли законы и что? В магазин на коляске вообще никак. Не видел ни одного приспособленного входа. А аэропорт? А любое гос. учреждение? А для слепых дорожки специальные кто нибудь думал положить? А в метро попасть может человек на коляске

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.