«Караваны ещё в пути…» Разное

Гуарик Багдасарова пишет в своем блоге.

 

«Издревле  Русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым странам.
Но больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом
С. Есенин. На Кавказе.
1924 г.
 
В столичном  мемориальном доме-музее Тамары Ханум  АНКЦ  провёл День переводчика: «Таргманчац тон». Ведущий программы Главный редактор журнала армянской общины  Узбекистана «Депи Апага» («Будущее») Георгий Сааков рассказал о 1600 –летней истории этого праздника, началом которому послужило создание армянского алфавита в 405 году  и  перевод Библии на армянский язык Месропом Маштоцем и Сааком Партевом в Y в.
 
В нём приняли участие поэты, писатели, журналисты,  декламаторы из драматической  студии «Дар», юные художники, представители  изобразительной  студии «Арт», музыканты и танцоры, а также гости – любители армянской культуры и литературы.
 
В программе прозвучали  стихи армянских классиков Наапета Кучака, Аветикак  Исаакяна,  Егише Чаренца, Геворга Эмина в оригинале и на  русском языке. Армения в русской литературе была раскрыта через творчество   А.С.  Пушкина, С. Есенина, О. Мандельштама, Е. Евтушенко, А. Тарковского, А. Битова.   Переводы  высочайшей пробы В. Брюсова, В. Звягинцевой, Е. Николаевской, Марии Петровых, Э. Бабаева из армянской поэзии раскрыли для слушателей  секрет их неподражаемого мастерства.
Каждый  переводчик  по-своему  любил народ  Армении с его двухтысячелетней  культурой, с его певучей, чуть гортанной речью, с его песнями – веселыми и грустными, в которых порыв и раздумье одинаково выражают светлую народную душу. Об этом  проникновенно говорит Вера Звягинцева в книге  «Моя Армения»:
***
Не думала я в те мгновения,
что этот июльский зной
и древние камни Армении
Навек овладеют мной.
Что дым над крестьянскими кровлями
Не даст мне спать до зари.
Что станут мне братьями кровными
Певцы твои, Наири.
 
***
Узнаю эту нежность и пламень,
Это вечное детство мечты,
Эту землю, где даже сквозь камень
Пробиваются к солнцу цветы.
И сквозь милых мне черт угловатость
Светит в самой далекой глуши
«Голубая хрустальная святость»
Неподкупной народной души.
 Вера Звягинцева была уверена, что армянский народ – один из самых мудрых и жизнестойких на свете. И родина армян, их библейская земля – одна из удивительнейших. Такая страна не могла не стать родиной великих поэтов и художников, народ такой судьбы и стойкости не мог не породить выдающихся людей. Вслед за  редактором и составителем антологии 1916 г. «Поэзия Армении» В. Брюсовым Звягинцева утверждала, что Армения своей культурой прославилась на весь мир,  имея  таких славных творцов как Саят-Нова, Кучак, Комитас, Туманян, Исаакян, Сарьян, Хачатурян, поднявших искусство своей родины до мировых высот.
Вера Звягинцева любила не только классику. Она первая открыла русскому читателю многих современных армянских поэтов. Сейчас трудно назвать поэта, чьи стихи хоть раз не зазвучали бы на русском в ее переводе. Во многих своих переводах она проникает в такие глубины авторского замысла, которые доступны лишь поэту, околдованному Арменией, полюбившему эту «мудрость веков, лебединые женские пляски, медь горячих тяжелых стихов и полотен сарьяновских краски». Лучшие ее переводы соответствуют той формулировке художественного перевода, которую дал Корней Чуковский: «Не букву буквой нужно воспроизводить в переводе, а улыбку – улыбкой, музыку – музыкой, душевную тональность – душевной тональностью».
В своих стихах об Армении она воспела армянскую землю, ее людей, «терпеливых седых матерей», небо Армении, «рыжий обветренный край, где от песен заходится сердце». О своей любви к Армении она сказала серьезно, образно, сильно. Эту любовь к ней – чистую, ничем не омраченную, она сохранила до конца своей жизни.
Имена русских писателей-переводчиков  дороги народу  Армении. То, что они сделали для армянской литературы, незабываемо. Большим уважением к Вере Звягинцевой, искренностью, глубоким чувством было продиктовано желание армянских писателей  поставить памятник на ее могиле в Москве – древний хачкар. Это дань уважения ее памяти, тому, что она сделала как поэт и как переводчик.
 
 
 
Нашим соотечественникам  –  Баходыру Ахмедову, Николаю Ильину, Гузаль Бегим  удалось в искусстве перевода осуществить  «связь времён». Свежесть, жизненность  и сокровенность интонации – их основные качества. Ташкентский поэт Баходыр Ахмедов, лауреат премии «Пушкин в Британии 2007» прочёл свои  новые талантливые переводы   современницы  из Армении  — Метаксе. Гухарик Багдасарова продемонстрировала публике  свой перевод из Сильвы Капутикян: «Диалог с внутренним голосом» посвящённый Спитакской трагедии (1988). Впервые публика  его услышала в 1989 году на  Учредительном собрании армянской диаспоры, где  было принято решение о создании в республике АНКЦ.
 

         Молодой талантливый поэт из Чирчика Александр Евсеев покорил собравшихся нежным проникновенным  чувством  к  древней стране Наири и её культуре, прочитав свои вдохновенные стихи на армянскую тему: «Благословенна женщина-поэт» и «Глаза армянской женщины».

 
 
 
Украшением праздника стало  духовное песнопение. Армянский священник Отец Гарник по просьбе своей паствы исполнил а капелла сочинения из «Книги скорбных песнопений» Григора Нарекаци (10 в.) в переложении их на музыку армянским композитором и собирателем древних шираканов-молитв и народных песен  Комитасом в начале  20 в..   Армен Бугданов  весь вечер за роялем играл сочинения Арно Бабаджаняна, А. Хачатуряна, М. Таривердиева, расцвет которых пришёлся на вторую половину прошлого века. Так на празднике перевода высокая поэзия  слилась с музыкой,  и там, где  даже слово было бессильно выразить потаённые глубины соборной  души армянского народа, ему помогали музыка и танец.
 
 
Праздник состоялся и ещё раз подтвердил  истинность изречения   народного поэта Армении С. Капутикян: «Караваны ещё в пути» — это слова о многомиллионной зарубежной диаспоре армян, возвращающихся на свою историческую Первородину через язык, народные песни и танцы, художественные образы, поэзию.
 



На Малой родине
 
Армяне – потомки не истреблённых, выживших жертв геноцида!
Шли мы пустыней, проливом Кара-Бугаз и морем Азовским,
Чтобы причалить к Центральной Азии, ставшей Малой родиной.
Здесь мы заново обрели самих себя и нашу собирательную память.
 
Звучат армянские песни и  карабахские пляски на земле узбекской.
 «Несмолкаемая колокольня»  Севака и «Гимн человеку»  Эмина 
Учат смыслу жизни в ней самой: без выгоды привычной и корысти –
Быть людям, камню и воде полезным – всё без свидетелей и безвозмездно.
 
Каждый год мы приходим в молельный дом в солнечный апрельский день, чтобы почтить память жертв геноцида 1915 –го года в пустынях Тер-Зора[1].
Наши соотечественники идут к горе Цицернакаберд к памятнику погибшим –
Здесь всегда ладаном над вечным огнём звучит скорбная мелодия Комитаса.
 
«Скорбные песнопения» Нарекаци 10 веков молитвой проносятся над нами.
Древний крест «Хачкар» в церковном дворе с развалин храма Звартноца —
 Вечно зелёное древо жизни распустило гроздья винограда на каменной лозе.
Сердце человека на «малой родине» как ни страдало, но не окаменело.
 
В 21 веке оно смело восстаёт, трусливо молчит и скорбит по погибшим.
Из века в век, из крови в кровь струится память поколений –
Из песни, что веками пели, с пергаментов старинных манускриптов —
о, горечь прошлого и нашей были – слезой скатилась – морем разлилась.
 
Ташкент, 24 04 11
 
С. Капутикян. «Диалог с внутренним голосом»
В переводе Г. Багдасаровой (фрагмент)
 
Мать Тереза!
Посмотри на эту страшную рану
По имени Сумгаит!
Послушай этого мальчика со шрамами на лице!
Три дня он был придавлен  бетонной стеной.
Сейчас он в больнице.
Еле дышит и говорит.
Говорит об Арцахе и жестокой резне.
Слова взрываются проклятием на губах,
И детское лицо становится взрослым.
 
Мать Тереза!
Помоги ребёнку, вызволенному из тисков камней,
Освободиться от гнёта вражды,
Чтобы остаться у4лыбчивым дитём.
И нам помоги выйти из плена темноты,
Рухнувшей на нас,
Снова обрести свет души
И вернуться к истокам своим –
Святому Божественному началу!..
Из разных уголков земли
Нам протянули руки помощи.
Дай силы пожать эти рук5и любви и милосердия.
Дай силы сказать им:
«Спасибо!.. Шнуракалицюн!..»
 
Мать Тереза!
Всякий раз божественный образ побуждает меня
смотреть на себя извне,
чувствовать себя не собой, а целым народом,
шагающим сквозь тысячелетия в день  грядущий.
Это чувство даёт мне силы подняться опять,
снова жить и творить и ещё раз поверить в чудо!
Гора Арарат – живой наш символ –
Был, есть и будет во веки веков, —
Арарат, что принял Ноев ковчег
Во времена библейского потопа.
 
 
Метаксе в переводе Баха Ахмедова
 
 
Возвращение
 
«Стань домом для моей любви…» —
Ты скажешь тихо и устало.
А в черноте волос твоих
Пыль серебристая осталась.
 
Пять лет скитаний. Города.
И блеск в глазах исчез, как не был.
Тоска ходила по следам,
Пока искал ты счастье слепо.
 
В чужих застольях всем чужой,
Переходил из рук ты в руки,
Забыв тепло души родной,
Что умирала от разлуки
 
И что с того, что был ты слеп?
Ты возвратился слишком поздно…
Все храмы мира, словно склеп,
Где я похоронила слёзы.
 
Александр Евсеев
            Глаза армянской женщины
 
«Если хотите увидеть всю красоту земли – посмотрите в глаза армянской женщине»
Ю. Савельев.
                           
 
 
        В глаза армянской женщине смотрю
        И голову с почтением склоняю.
        В них вижу неземную красоту
        И в  ужас геноцида проникаю.
 
        Глаза армянской женщины – святыня
        В век рыночный, где  нам святое чуждо,
        Где ложь царит, безверье и гордыня,
        А почему —  мне объяснять не нужно.
.
        В глазах армянской женщины – источник,
        Спасенье наше от пороков и  греха.
        В них светит Библия души, где строчки
        Верны святым заветам Спасителя Христа.
 
        Свет бытия в них отражен и к жизни
        С любовью в сердце он нас призывает.
        Жить стойко учит, отрекаясь от цинизма,
       И веру в святость в душах пробуждает.
 
         Пусть не дано вновь жизни повториться,
         Но я скажу без всякого сомнения:
         «Глазам армянской женщины молиться    
         Я буду до  последнего мгновенья».

 


[1] 24 апреля – день памяти жертв геноцида армян 1915 года: в течение 1915-1923 гг. было уничтожено 1,5-2 млн арямн. Те, кто спаслись от резни, рассеялись по всем странам мира. Лишившись основной части своей национальной территории, армяне превратились в «народ-изгнанник».

3 комментария

  • islam:

    Помню 15 лет назад на одном из рынков столицы познакомился с потрясающе красивой восточной дивой.И каково было наше обоюдное изумление,когда я интуитивно определил ее этническое происхождение.Это была Ташкентская армяночка…

      [Цитировать]

  • Вчера 21 ноября в КАП «Арча»я продолжила тему Армении в русской литературе и переводах. Приятным сюрпризом для меня было, что Степан Балакин, зав. отделом поэзии КАП тотчас откликнулся на моё выступление своим талантливым стихом, посвящённом живописи армянского художника 20 в. Акопа Акопяна: «Всё шире круг друзей» и поклонников армянской культуры в Ташкенте — и это радует!

      [Цитировать]

  • Гуарик:

    Сегодня Николай Ильин прислал мне свои переводы из поэзии Размик: «Всё шире круг друзей армянской литературы» — меня это радует!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.