Аральское море возродилось в виде озера Разное

Кокаральская плотина. Фото ©AP
Кокаральская плотина. Фото © AP

Признаки жизни

В свое время, еще будучи московским градоначальником, Юрий Лужков вынашивал грандиозную идею поворота сибирских рек для спасения высыхающего, а если быть точным — на тот момент уже практически высохшего, Аральского моря. При всей фантастичности проекта, зародившегося, кстати, еще в советские времена, у него нашлось немало сторонников, хотя специалисты отнеслись к такой идее очень скептически. Пока шли споры, как спасать Арал, казахстанским властям удалось сохранить часть высохшего моря и превратить ее во вполне пригодный для обитания людей и животных регион. В конце октября 2012 года этот факт признал Всемирный фонд дикой природы.

Говоря о нынешнем состоянии Арала, надо сразу уточнить, что единого водоема там давным-давно уже не существует. Еще в 1989 году море, начавшее усыхать с 60-х годов прошлого века, распалось на два изолированных друг от друга озера — Северное (Малое) и Южное (Большое) Аральское море, которые в теории должны были питаться соответственно Сырдарьей, устье которой расположено на территории Казахстана, и Амударьей, чьи воды еле-еле доходят до бывшего устья уже на узбекской территории.

В Большом Арале из-за высокой засоленности со временем погибла вся рыба — теперь там проживают только рачки артемии. В 2003 году Южное Аральское море разделилось на восточную и западную части (Восточное море и Западное море), причем шесть лет спустя западная часть полностью пересохла, а еще через год опять наполнилась талыми водами из Амударьи. Перспективы некогда Большого Арала, берега которого, покрытые гигантскими кристаллами соли, напоминают инопланетный пейзаж, оцениваются специалистами крайне скептически — по их оценкам, эта часть моря со временем превратится в соленую лужу, после чего и вовсе растворится среди соленых песков новой пустыни, получившей название Аралкум.

После того как смерть четвертого по величине внутреннего водоема планеты (по состоянию на середину ХХ века) стала свершившимся фактом, узбекские власти сосредоточили свое внимание на состоянии южного Приаралья, к которому относится практически весь Каракалпакстан. Здесь высыхание моря обернулось настоящей экологической и гуманитарной катастрофой (на ликвидацию последствий которой Узбекистан, согласно официальным данным, только в период с 2000 по 2010 год выделил около миллиарда долларов) — мало где на планете существуют места, столь же непригодные для жизни, как берега бывшего Арала с их песчаными бурями, отсутствием пресной воды и полностью деградировавшей флорой и фауной. Что касается собственно возрождения моря, то в Ташкенте, несмотря на внешне благожелательное отношение ко всем экологическим инициативам, предпочли не разменивать достаточно смутные перспективы на практическую выгоду — на высохшем дне Арала открыты крупные запасы углеводородов, и в настоящее время Узбекистан (с помощью российского «Лукойла») успешно их осваивает.

Аралкум, фото ИТАР-ТАСС, Павел Косенко

В Туркмении (ее территория непосредственно к Аралу не примыкала, но тем не менее республика тоже оказалась в зоне экологического бедствия) еще при Сапармурате Ниязове появились планы по созданию так называемого «Золотого моря XXI века» (хотя на самом деле этот проект тоже имеет советское происхождение). Прямо в пустыне Каракумы, во впадине Карашор, началось создание крупного бессточного водоема, питаемого, в том числе, и водами Амударьи, часть которых через дренажно-коллекторную сеть раньше поступала в Сарыкамышское озеро. Первая очередь проекта была введена в эксплуатацию в 2009 году. Предполагается, что заполнение озера завершится к 2024 году и потребует 4,5 миллиарда долларов. Туркменский проект нещадно критикуется экологами и официальными лицами в Ташкенте, где справедливо опасаются, что со временем наполнение «Золотого моря» приведет к пересыханию узбекской части Саракамышского озера и окончательно подорвет водоснабжение Южного Приаралья.

Уже в 2012 году появилась информация, что туркменские власти совместно с Международным Фондом спасения Арала планируют огородиться от высохшего моря зелеными насаждениями. 20 тысяч гектаров на восточном берегу Сарыкамышского озера, по замыслу Ашхабада, будут засажены лиственными деревьями, саксаулом и другими почвозакрепляющими кустарниками и растениями.

Практичнее всего к решению аральской проблемы подошли казахстанские власти. Когда в конце 80-х годов прошлого века Аральское море разделилось на две части, вода по оставшемуся между ними руслу стала уходить из Малого Арала в Большой. Чтобы это предотвратить, в 1992 году была построена песчаная дамба без водосброса. Год спустя вода поднялась и разрушила плотину. Вторая дамба длиной 14 километров и шириной 30 метров была насыпана казахами в 1997 году. После этого Северный Арал начал наполняться водой, доходившей до него из Сырдарьи, возобновился, хоть и в ограниченных количествах, вылов рыбы. В 1998 году Международный фонд по спасению Арала выделил средства на укрепление дамбы железобетонными плитами, однако весной 1999-го года вода в Сырдарье сильно поднялась и дамбу вновь размыло на протяжении 3-5 километров.

Несколько лет казахские власти изыскивали средства на строительство полноценной перегородки между перспективным Северным Аралом и Южным, в котором вся поступавшая вода растворялась, оставляя после себя только соль и песок. Была запущена программа «Регулирование русла реки Сырдарьи и Северного Аральского моря» (РССАМ), в рамках которой Всемирный банк выделил Казахстану более 60 миллионов долларов, затраты самой республики составили около 22 миллионов. Наконец, в 2005 году была сооружена Кокаральская плотина высотой четыре метра и длиной тринадцать километров с несколькими водосбросами. Всего за год, прошедший после сооружения дамбы, уровень Малого Арала поднялся на четыре метра. Спустя пять лет уровень воды повысился до отметки 42 метра над уровнем океана: это на 14 метров выше, чем в Южном Арале, но на 11 метров ниже, чем в 70-х годах прошлого века.

 

В 2010 году был анонсирован второй этап проекта РССАМ, в рамках которого предполагается увеличить объем воды в Северном Арале с 27 до 59 кубических километров, а также увеличить высоту плотины. При этом, при достижении отметки уровня воды в 46 метров и выше, море (или уже озеро) должно будет приблизиться вплотную к городу Аральску, бывшему порту и рыбоперерабатывающему центру, который до сих пор находится в десятках километров от воды.

Возрождение северной части Аральского моря привело и к возобновлению рыбного промысла. Если в 2002 году объем оптимально допустимого улова рыбы составлял здесь 400 тонн, то в 2011 году эта цифра выросла до 3520 тонн. В озере водятся сазан, судак, белый амур, сом, лещ, вобла, камбала, проводятся мероприятия по восстановлению популяции усача, бывшего некогда самой популярной рыбой Арала. В самом Аральске работают несколько предприятий рыбной промышленности — планируется, что после реализации второго этапа РССАМ ежегодный вылов рыбы в Малом Арале превысит 10 тысяч тонн ежегодно. В целом все это разительно отличается от пересохших пейзажей Южного Приаралья, венцом которых считается кладбище проржавевших рыболовных судов и развалины рыбоконсервного завода в Муйнаке.

Наконец, в конце октября 2012 года Всемирный фонд дикой природы включил Малое Аральское море и дельту Сырдарьи, участок общей площадью 330 тысяч гектаров, в список водно-болотных угодий мирового значения, охраняемых международной Рамсарской конвенцией. И пусть этот международный документ направлен в основном на охрану мест обитания водоплавающих птиц, отрадно то, что он де-юре признает наличие на Арале жизни.

Впрочем, не стоит ставить крест и на Южном Арале. Уже доказано, что пересыхание Аральского моря носит циклический характер (хотя и неизвестно в каких пропорциях вина за нынешнее положение дел лежит на человеке и на природных факторах), поэтому, возможно, вода вернется и туда. Если, конечно, «Лукойл» позволит.

Петр Бологов

7 комментариев

  • Ruslan:

    получается со стороны Узбекистана никаких надежд? Только выкачивать газ, нефть и так далее? Не хочу быть беспочвенным критиком, но почему со стороны Узб. нет никакого прогресса. И где деньги те, которые выделялись….
    Может, кто специалист или эксперт расскажет

      [Цитировать]

  • Эльмира:

    С нашей стороны первостепенная задача — выживание населения Южного Приаралья. Спасение Южного Арала не даст большого эффекта для людей в этом регионе, т.к. экологические и социальные проблемы слишком глубоко пустили корни. Нужна глобальная программа по реабилитации людей и окружающей среды вокруг оазисов. В одиночку с эти не справиться, конференции не помогут, нужна практическая работа в разных направлениях — медицинских, социальных и т.д. и т.п. Проблема в том, что разные нужные проекты работают в разное время и охватывают отдельные аспекты проблемы, не решая проблему полностью. Здесь же нужна многоступенчатая программа, которая бы работала в одно время по разным направлениям. Это очень сложно реализовать. Гуманитарная помощь в виде вьетнамского риса и арахисового масла не поможет. Увы. А вот газ или нефть (дивиденды от них)могут способствовать реабилитации. Так что еще нужно сто раз подумать — нужно ли нам море?

      [Цитировать]

    • leonid:

      А что в том же Ургенче газу прибавилось после того как Лукойл бурить начал дно бывшего моря? отнюдь нет.. там как его не было так и нет. и не будет..

        [Цитировать]

  • алишер:

    Выходит Уз. выгодно что бы Арал был пустыне ведь так легче газ добывать.

      [Цитировать]

  • Арт:

    Так вы еще забыли про хлопок на орошение которого тоже берется вода с Амударьй, белое золото республики и я не думаю, что в ближайшее время от него кто то откажется . Так по тв показывали документальный фильм про Арал так на узбекской стороне директор рыбоконсервного завода продал все оборудование и скрылся, а в Казахстане реально все хорошо как с водой так и с рыбой.

      [Цитировать]

  • Эльмира:

    В Казахстане другие условия и приоритеты. У них газ в другом конце страны, как и нефть, так что тут пока у них нет интересов особых. Потому и рыба и вода. А вот по поводу «все там у них хорошо», не стоит особо обольщаться. У каждой страны свои проблемы. Вы же не знаете какие экологические последствия в тех регионах Каз-на, где идет добыча нефти? А шахтерские проблемы? При том, они не выращивают хлопок — раз, у них не настолько густо заселена страна — два, у них пока что много нефти — три и т.д. Продолжать не буду, ведь и коту ясно, что разные условия и разные возможности. Арал, таким как был 50-60 лет назад, уже не будет на нашем веку, увы. Воды для того нет и не будет опять же на нашем веку. Мы же агространа. А это значит, что воды не будет для Арала однозначно, поэтому нужно развивать другие отрасли в Южном Приаралье, не заморачиваясь на мертвом море.

      [Цитировать]

    • Мира:

      Эльмира не Вам решать какие у Казахстана проблемы и где мы добываем нефть газ и др. Если не владеете информацией не надо об этом писать. Мы спасаем Аральское море, это наше национальное достояние. А если вы не можете этого сделать, не ищите 1000 причин в оправдание.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.