Космос и Узбекистан История

Космос и Узбекистан

— Прочитав в Интернете сообщение о том, что 15 октября перед зданием Космического центра в Хьюстоне (штат Техас, США) состоялась церемония открытия памятника Юрию Гагарину, испытал чувство досады: ну почему это событие не произошло чуть раньше?!

Дело в том, что в начале октября мы с группой узбекских артистов, поваров и народных мастеров приняли участие в Фестивале тюркской культуры «Шёлковый путь». И в один из дней устроители этого красочного шоу организовали для его участников посещение Космического центра имени Линдона Джонсона или, как его ещё называют, НАСА.

НАСА (NASA) – это, вообще-то, действующее предприятие, в которое, как пишется в рекламных проспектах, входят 9 крупнейших научных центров, разбросанных по всей Америке и обеспечивающих работой тысячи учёных и специалистов. В Хьюстоне расположен один из них. Здесь идёт подготовка космонавтов к полётам, здесь ведутся разработки спутников и ракет. И здесь же действует Музей космонавтики, который ежедневно посещают сотни людей. Для них приготовлены четыре автопоезда с открытыми вагончиками. Они отходят каждые полчаса и на малой скорости курсируют между зданиями центра, временами останавливаясь возле того или иного ангара с очередным космическим кораблём.

Сам музей начинается с огромного детского городка, буквально напичканного аттракционами на космическую тематику, где мальчишки и девчонки могут почувствовать радость полёта или с помощью интерактивных игр изучать пространство и испытать аппараты, используемые при подготовке астронавтов.

Но в основном экскурсия проходит по ангарам, где нашли своё пристанище корабли, которые побывали в Космосе. Но что было совсем удивительно для нас – в список посещения входит святая святых, Центр управления полётами и залы, где в условиях реального времени ведутся работы по созданию технических аппаратов, спутников и ракет, где проводятся эксперименты и научные разработки. От передовых достижений науки и техники тебя отделяет всего лишь тонкая стеклянная перегородка.

Создаётся иллюзия причастности к происходящему, понимание того, что любая фантастика может стать реальностью. Весь Космический центр в Хьюстоне представляет собой комплекс из ста зданий на территории площадью 656 гектаров. Между постройками проложены городские автомагистрали, по которым мчатся автомобили, не имеющие к НАСА никакого отношения. Кстати, единственное огороженное здесь место – это выгон для быков с огромными рогами. Говорят, что они также принимают участие в каких-то исследованиях. Во всяком случае, этот выгон стал для нас напоминанием о том, что мы побывали в Техасе – родине легендарных ковбоев.

Находясь тогда в НАСА, невольно подумалось, а почему у нас в Узбекистане нет такого рода музея? Ведь и наша республика внесла свой вклад в освоение Космоса. Так, в начале 70-х годов прошлого века в Ташкенте было создано конструкторское бюро машиностроения (ТашКБМ), руководителем которого был академик Шавкат Вахидов. Официальной вывески на здании КБ по улице Жуковского никогда не было, так как учреждение было строго засекречено. Ныне здесь размещается его преемник – ОАО «Коинот».

Первенцем КБ стало грунтозаборное устройство «ЛБ-09» – уникальная миниатюрная буровая машина высотой чуть более трёх метров и весом всего 27 килограммов. Именно ею оснастили космический аппарат «Луна-24», совершивший в августе 1976 года длительный полёт на Луну и обратно.

В начале 1982 года успешно завершился сложный научно-инженерный эксперимент на поверхности Венеры. Полтора года в КБ занимались разработкой и изготовлением двух грунтозаборных устройств, призванных работать в совершенно других, по сравнению с лунными, условиях – при температуре +500 градусов по Цельсию, давлении до 95 атмосфер и химически агрессивном составе венерианской атмосферы.

Спустя ещё три года сотрудники ТашКБМ участвовали в международном глобальном проекте «Венера – комета Галлея». Тогда доставленный посадочным модулем «Вега-1» бурильный агрегат анализировал грунт в другом районе Венеры. Затем были разработаны буровые установки для работы на Марсе и на его спутнике Фобосе, а также система причаливания долгоживущей автоматической станции на Фобос, другие устройства для исследования планет Солнечной системы.

Уникальные изделия ташкентских специалистов – плавильные печи «Сплав», приборы «Бирюза», «Анализ» и «Гавхар» – успешно работали на автоматах типа «Космос», станциях «Салют-6» и «Мир». Были и другие разработки, например, крупногабаритные антенны для работы на околоземной орбите.

Можно отметить и то, что по стопам Юрия Гагарина в освоении Космоса принимали участие более 300 космонавтов, среди которых были наши земляки Владимир Джанибеков и Салиджан Шарипов, именами которых гордятся узбекистанцы.

Активное участие наши земляки принимали и в строительстве космодрома Байконур в Казахстане. Туда направлялись из Узбекистана связисты, строители и другие специалисты, а в Ташкенте действовала крупная база снабжения космодрома необходимыми материалами и продуктами питания, в частности, овощами и фруктами. На наши цементные заводы под грифом «Совершенно секретно» поступали заказы на изготовление особых марок цемента, который использовался для железобетонных конструкций, способных выдержать высокие температуры при старте ракет. Не случайно космодром первоначально имел кодовое название «Ташкент-50».

Связывают с Космосом и памятники космонавтам Юрию Гагарину и Владимиру Джанибекову, украшающие площади столицы Узбекистана. Известна и созданная четверть века назад академиком Шавкатом Вахидовым Международная аэрокосмическая школа. В ней каждое лето в течение двух недель 30 юных курсантов в живописном горном урочище Кизил-сай, что под Ташкентом, слушают лекции и проводят творческие состязания под руководством не только узбекских учёных, но и известных российских и французских специалистов, в том числе и действующих космонавтов.

В общем, экспонатов для предлагаемого узбекистанского музея космонавтики было бы предостаточно. И они также рождали бы у его посетителей, особенно у детворы, чувство гордости за нашу науку, за земляков, принимавших участие в покорении Космоса.

Автор: Эльпарид ХОДЖАЕВ.

Новости Узбекистана.

3 комментария

  • Виктор Арведович Ивонин:

    А зачем? Кому нужна наука Узбекистана? Простой пример. На полках ВУЗовских библиотек плотными рядами стоят тома трудов нобелевских лауреатов с отечественными фамилиями на обложках и кучей стандартных сканерных ошибок в текстах. Они, как правило, изданы Кувасайскими курсами повышения квалификации. Спрашивается, зачем нам содержать науку, если Кувасайские курсы как пироги пекут отечественные Нобелевские достижения в области экономики? Кстати, все эти замечательные книги продают студентам. Деньги, естественно, получают не Нобелевские лауреаты, а отечественные авторы изданий.

      [Цитировать]

  • Тимур:

    Виктор Арведович, полноте выпейте валерианки, сейчас начнется «каша» по поводу и без…

      [Цитировать]

  • радик газиев:

    Здравствуйте Э.Ходжаев. К сожалению, в вашей статье о развитии космической науки в Узбекистане не упоминается вклад ТАПОиЧ в эту интересную и перспективную отрасль (если учесть, что, согласно СМИ, Туркмения собирается запустить свой спутник, а Казахстан давно осваивает свой космодром «Байтерек»). По порядку: 1.Создание ТашКБМ обязано ТАПОиЧ, костяк первых конструкторов состоял из нашего ОКБ (возможно, кто вспомнит добрым словом ушедших товарищей: Ю.Болотин — возглавил ТашКБМ, В.Федоров -его зам, М.Н.Хасанов -нач КБ, В.Шарыпин, А.Михеев и др.около 20 человек). Ш.Вахидов, которого я уважаю и хорошо помню, в общении с ним, возглавил ТашКБМ немного позже. 2. ТАПОиЧ осваивал Байконур всеми своими возможностями, начиная с поставки самолетов Ли-2 и Ан-12 с экипажем, для первых космонавтов и строителей, и кончая изготовлением основных, силовых агрегатов для «Бурана». При мне, в Москве, шел разговор между директором ТАПОиЧ В.Н.Журавлевым и Генеральным конструктором фирмы «Молния» Е.Лозино-Лозинским о сроках поставки деталей для «Бурана». 3. В 1960х годах мы впервые спроектировали установку для сброса капсулы с космонавтом на парашюте, с открытого грузового проема самолета Ан-12. Испытание проводили на Черном море у г.Евпатория. 4. На ТАПОиЧ было изготовлено 6 (шесть) самолетов Ил-76, для тренировки космонавтов в режиме невесомости, что позволило нам пообщаться, почти со всем, первым составом космонавтов. 5. Лекции по развитию авиации и космонавтики в Кизил-сае (МАКШ) начинали с нас, конструкторов ОКБ ТАПОиЧ, по личной просьбе Ш.Вахидова. И т.п., что удалось вспомнить. ТАПОиЧ также заслуживает доброй памяти и упоминания в развитии космической науки в Узбекистане, и хотелось бы, чтобы наши потомки это помнили. С уважением, Радик.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.