Три ссылки Разное

17 декабря 2011 г. Состоялась  презентация проекта «Фактор времени», подготовленного галереей Art and Fact совместно с Ансамблем Omnibus в рамках серии «Перекрестки».

 

Конференция, организованная Республиканским интернациональным культурным центром  (РИКЦ) и Республиканским русским культурным центром при содействии Посольства Российской Федерации в Республике Узбекистан и Российского центра науки  и культуры в Ташкенте, посвящена 19-летию Конституции Республики Узбекистан и  20-летию создания Республиканского Интернационального культурного центра.

 

Не всех надо считать героями, кто в лагерях Гулага сидел. В городе Ташкенте, на кладбище Боткина, есть скромная могила с надписью: Лапкин Кузьма Иванович (1904.31.Х — 1989.19. VII).

Хотел скопировать рассказ о ташкентце, но не согласен с оценками репрессий, роли Горбачева и другими высказываниями автора, поэтому ограничиваюсь ссылкой.

 

 

 

 

18 комментариев

  • Т. Вавилова:

    Хорошо, что не опубликовали. Особенно цинично сравнение репрессий с уничтожением «невинных насекомых» во времена борьбы с малярией!

  • J Silver:

    Вообще-то человек, кто так сказал, сам сидел и немало, поэтому лично я его осуждать не в праве…

    • tanita:

      Так сидели-то по разным причинам! Помните «Холодное лето 53 года»? И уголовников было ой, как немало!

      • J Silver:

        Тот человек в ссылке сидел явно по политической статье, а уголовников было полно — с этим никто не спорит, но многие про это явно забывают…

  • tanita:

    Это верно. И многие, к сожалению, считают, что все сидели за дело. Правда, я не спорю, все равно никого не убедишь.

  • lvt:

    Да-да,tanita, наверное, это самозащита такая среди людей благополучных. «Мы хорошие, правильные. С нами ничего такого не случиться. А те, что за решёткой — неправильные.» С уважением lvt

    • Константин:

      Уважаемые дамы и господа. А не задумались ли вы, что КАЖДЫЙ управляющий автомобилем человек может стать заключенным в колонии? И это может быть результатом того, что кто-то решил покончить со своей жизнью под колесами именно колесами его автомобиля. Под колеса автомобиля моего друга бросилась женщина у которой остались на руках шестеро детей, после гибели мужа. Три года колонии. На месте происшествия до сих пор стоит знак ограничения скорости 50 км/час и это перед очень крутым подъемом, что около ворот авиазавода выходящими на ЛИС. Прошло то уже почти 30 лет.

      • tanita:

        В теории заключенным может стать едва ли не каждый. Вентиль на производстве повернул, когда нужно было оставить его в покое — взрыв, тюрьма… теплоход потонул — капитана судят, взрыв на Саяно-Щушенской — уголовные дела. Все под богом ходим. Но когда по доносу… это немножно, согласитесь. другое.

  • tanita:

    lvt, и не только самозащита. К сожалению, очень многие убеждены, что все «политические» того времени действителоно были иностранными шпионами и врагами народа, клянусь, я сама читала на этом же сайте. вы, видимо, просто не читали комменты по поподу выпуска книги жертв репрессий. Я так просто ужаснулась людскому мракобесию

  • Николай:

    Правильно и честно сказал эти слова «Лапкин Кузьма Иванович»,царствие ему небесное за его честность и откровенность.
    «Не все герои, кто в лагерях ГУЛАГа сидел, — утверждал Кузьма Иванович и продолжал: «Что касается меня, то злобу ни на кого не таю и камень за пазухой не ношу. Такова диалектика, законы единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные. Мы всегда находимся перед дилеммой выигрыша и потерь.Чтобы сохранить здоровый организм врачи прибегают к ампутации. Человек лишается больной части своего тела во имя сохранения жизни. Да, мы страдали, но верили и жили с надеждой на будущее, а бузотёры всегда были. Они мутили воду до войны и продолжают бузотёрить до сих пор. Да, были несправедливо осужденные среди нас, но многие доказали свою непричастность к тем статьям уголовного кодекса, которые им пришили. Да, были перегибы, к сожалению, не смогли до конца очиститься от доносчиков, анонимщиков, борзописцев, прохиндеев — чернителей действительности по вине которых попадали в тюрьмы и невииные люди.
    Ещё в недавнем прошлом в Узбекистане свирепствовала страшная болезнь «Безгак», уносящие тысячи жизней. Мы с помощью самолётов распылили и покрыли ядом бескрайние камышовые заросли Средней Азии. Вместе с личинками малярийных комаров и прочей твари пострадало и погибло много невинных насекомых. Но мы добились поставленной цели и сегодня молодое поколение не знает, что такое терять родных и близких от малярийной лихорадки.
    Подобное творилось и с хрупкой системой молодого советского государства. Чтобы сохранить строй надо было очиститься от его вредителей. Ценою неимоверных жертв удалось сохранить завоевания Октября, дружбу народов, единство страны, водрузив знамя победы над Рейхстагом. Если бы не были своевременно изолированы откровенные противники нового строя, всякого рода демагоги, жулики, насильники, откровенные хапуги мы не только не справились бы с внешним врагом, но захлебнулись бы от внутреннего отребья.»

  • Виктор Арведович Ивонин:

    По роду деятельности мне посчастливилось встречаться с Кузьмой Ивановичем ежедневно в течение 6 лет. Это была совместная работа в Президиуме Академии наук. Я был помоложе, а потому как губка впитывал всё что он говорил — его идеи и мысли, его понимание проблем. Этот бесценный багаж знаний и понимания сути общественных проблем я несу в своём сердце. И это бесценная копилка, сокровищами которой я пользуюсь ежедневно и ежечасно. Среди многих его дел отмечу лишь малый штрих. Будучи Вице-Президентом он ввёл в Академии наук новый параметр оценки эффективности научной деятельности. Это — наукоотдача. Считалась она просто — эффект от внедрения результатов научных разработок делился на затраты по содержанию Академии наук. Проще и понятнее показателя придумать невозможно. Казалось бы мелочь. Но введение его в отчетность академических институтов быстро переориентировало их деятельность. Они теперь стремились довести до практики полученные прикладные результаты. Не складывали на полки, а несли на предприятия, предлагали, корректировали, внедряли. Поэтому академическая наука Узбекистана в 1980-х годах ежегодно в среднем на 1 рубль затрат приносила 5,6 рублей прибыли в народном хозяйстве. Такого эффекта в своей деятельности не получает ни одна другая отрасль экономики. Поэтому и авторитет отечественной науки в то время был чрезвычайно высок. Вот в этом и был весь Кузьма Иванович. Это он простейшими средствами сумел решить сложнейшую проблему повышения эффективности науки и внедрения её результатов в практику. Мне в те годы пришлось просмотреть сотни работ в области управления наукой и ничего подобного этому гениальному решению Кузьмы Ивановича я не встречал. Так помянем этого выдающегося человека и учёного добрым словом и воздадим должное величию его замыслов и свершений.

  • Т. Вавилова:

    А я-то не о людях, которые сидели, говорила, а о системе, для которой они были, как сказал сам Кузьма Иванович, подобны насекомым. Чтобы избавиться от врагов революции, позволительно посадить хоть всех. Для достижения цели все средсва хороши. Но спорить на идеологические темы бесполезно. Ни к чему, кроме разделения на белых и красных, или оранжевых это не приводит. А главное, обычные люди всегда будут в проигрыше, их кровью завоюют деньги или власть, а чаще всего и то , и другое те, кто науськал их друг на друга.

    • акулина:

      Вы очень правы. Но, к сожалению, времена меняются, а нравы — нет

    • tanita:

      Танюша, лучше не скажешь. Поговорка есть такая: паны дерутся, а у хлопцев чубы трещат…

  • J Silver:

    Ну, это вообще-то очень сложный вопрос — считай, что у каждого своя история, и в целую картину она с трудом складывается, уж больно пестрая мозаика получается…
    Система системой, но никого добровольно доносы писать никто вроде не заставлял, многие понаписали, что называется, по «позыву души», кто-то искренне. а кто и по глубоко корыстным побуждениям…

    • Т. Вавилова:

      Вопрос очень сложный и неоднозначный,противоречий много. Но система не только позволяла, а и побуждала к подлому доносительству, играя на самом низменном в человеке или просто вынуждала из чувства самосохранения идти на это. Кто повышал в должности доносчиков, кто давал им квартиры тех, кого упрятали? Представители системы. И никто из них за это не ответил. Бывало и их сажали и расстреливали по доносу таких же подлецов, но не за донос, а по политическим статьям. В каждой системе задействованы люди и от них,конечно, многое зависит. Мама, а теперь я,добрым словом вспоминаю следователя Петрова, имени не знаею. Он вел дело моего деда и вел по-человечески, насколько вообще в ту пору это можно было делать. Тюрьма была около Алайского, знаете, наверное. Раз в месяц принимали передачу, причем только чистое белье и табак. Уркам несли полные корзины с колбасами, жареными курами, фруктами, а политическим нет. Да и денег взять было бы не у кого.Так вот, пришли однажды к окошку, выстояли очередь, а фамилию деда не выкрикнули. И ни на какие запросы в Ташкенте и в Москве не отвечали. Нет и все. Прошел почти год, к следователю Петрову вызывают бабушку. Она собралась, попрощалась со всеми и пошла на Алексеевскую. А Петров говорит ей: «Что же Вы его бросили, передачи не носите. Он переживает, думает, что вы с дочкой умерли». Велел купить что-нибудь и сам передал. В это же время в одной камере с дедом сидел Войно-Ясенецкий и афганский принц, узбекский мулла. Всего около 100 человек на нарах в три этажа. С допроса притаскивали еле живых и бросали на пол. Когда сокамерники кричали: «Доктора! Доктора!», солдат подходил к двери и кричал в ответ: «Не пымали еще вам доктора!». Мы обязаны рассказывать об этом нашим детям и внукам, чтобы больше никогда не допускать такого.

  • Timur:

    Кстати..

    С Днем чекиста, товарищи!)

  • ЕС:

    Ненавижу тех, кто оправдывает репрессии, это подлецы без памяти и совести. Комментарии закрываются. Все высказались кто хотел, не все комментарии оставляю.