Мургабское Государево имение и Древний Мерв История Старые фото

Пишет  rus_turk в сообщество  ЖЖ foto-history.
 
 
Отрывок из книги композитора, дирижера и фольклориста В. Н. Гартевельда «Среди сыпучих песков и отрубленных голов. Путевые очерки Туркестана (1913)»(Москва, 1914). В качестве иллюстраций подобраны фотографии С. М. Прокудина–Горского.

Композитор и дирижер Вильгельм Наполеонович Гартевельд (1859–1927) родился в Швеции, но основную часть творческой жизни провел в России. Собирал тюремно–каторжные и бродяжнические песни, а также песни российских инородцев. Открыл для публики «Славное море, священный Байкал», «Жило 12 разбойников», «По диким степям Забайкалья». Выпустив две книги, посвященные Сибири («В стране возмездия», «Каторга и бродяги Сибири»), Гартевельд уделил внимание и Туркестану. Его очерки, вышедшие в 1914 году, стали одним из последних предвоенных описаний этого края…


В Байрам–Али поезд пришел вечером, и я захотел, конечно, немедленно отправиться в гостиницу. Но она имеется там лишь в зачатке, и потому, благодаря любезности начальника движенияСр.–Аз. ж. д. г–на Карпова, я прожил все время своего пребывания в Байрам–Али в вагоне, вместе с некоторыми моими спутниками. Вагон этот поставили на запасной путь, и я не могу пожаловаться на свое вагонное житье. Жилось сносно.

Всего в полуторах верстах от вокзала расположена Государева экономия или, как принято ее называть, Государево Мургабское имение. А совсем около станции находится замечательный, построенный по последнему слову техники, хлопкоочистительный завод, принадлежащий этому имению.

Весь Байрам–Али живет и дышит, конечно, имением и заводом, и 70% жителей состоят из высших и низших служащих этих учреждений.


Общий вид Султан–Бентской плотины (р. Мургаб)

Прекрасная и многоводная река Мургаб протекает близ самого имения, а в 25 верстах находится знаменитая Султанбентская плотина — одно из замечательнейших ирригационных сооружений края.


Виноградники в Мургабском имении

При экономии имеется 100 десятин виноградников, 50 десятин миндальных плантаций и одна десятина фруктового сада.

На землях имения расселены хуторами таранчи — выходцы из Семиречья.

Экономия образована еще не так давно, но уже очень благоустроена, и я, с огромным удовольствием, побродил там везде (где только было доступно).


Хлопковый завод в Мургабском имении

Завод и имение расположены по левой стороне вокзала, а напротив, по правую сторону, лежит Старый Мерв, вернее, его развалины и небольшая азиатская часть Байрам–Али.

По своем приезде, я немедленно отправился осматривать царское имение и, признаться, был поражен его великолепным благоустройством.


Дом помощника управляющего Мургабским имением

Чудесен и роскошен парк редких и ценных деревьев с аллеями, усаженными пышным, темным карагачем (дерево из породы акаций). Дворец небольшой, но очень красивый, построенный в современном стиле и, по крайней мере, наружно, содержится хорошо. В дворцовый сад я не попал, ибо, при первой моей попытке войти туда, был остановлен сторожем.


Розы в парке Мургабского имения

Система орошения при Мургабском имении представляет собой последнее слово техники.


На арыке у 4–го регулятора. Мургабское имение

Но поразительнее всего в Байрам–Али, это его арыки (канавки). Арык — уличная или степная канавка, желобок — имеет для всего Туркестана огромное значение. При скудости естественного орошения края, а местами полного отсутствия воды, арыки часто являются единственными источниками влаги. Они, большею частью, просто вырываются в земле лопатами или даже руками самым примитивным образом, и вода, речная или дождевая, накапливающаяся в них, служит часто (как, например в Андижане, Намангане и подобных местах) для питья, как людям, так и животным. Вода, конечно, в них грязная, как всякая стоячая вода, и буквально смертоносна для питья, если ее хорошенько не прокипятить. Половина ужасных местных болезней родится в этих арыках.


Арык близ Байрам–Али

Но в Мургабском имении арыки нельзя, в сущности, даже назвать арыками.


Оросительный канал (арык) в Мургабском имении

Это очень широкие (около аршина) канальчики, заключенные в гранитные стенки, и вода в них прозрачна и чиста, как в источнике Ипокрена. Эти арыки идут сетью по своему имению, питаясь водою из р. Мургаба.


Оросительный канал (арык) в Мургабском имении

Огромному количеству служащих людей живется в экономии больше чем хорошо, а те, которые недавно попали там под суд за злоупотребления, или, как нежно выражаются в Байрам–Али, «за путаницу в отчетах», вероятно, просто с жиру сбесились.

А служащим здесь есть от чего жир нагулять.

Природа очаровательна, климат превосходный, мясо, дичь, молоко, фрукты и вина дешевы, а кроме того, кредит для служащих открыт широкий.

Словом, умирать не надо!

И немецкая поговорка «хапен зи гевезен» кажется полнейшей бессмыслицей там, где безо всякого «хапен» живется жирно и привольно.

Много мне рассказывали о злоупотреблениях, бывших предметом судебного дела, и при этом спрягали глаголы «брать, взять», «красть» и т. д. на всевозможные и невозможные лады. Скучно и однообразно было слышать здесь о том, что и в России–то надоело.

Поселок служащих составляет целый маленький городок между вокзалом и имением. В нем есть, конечно, врачи, аптеки, магазины, парикмахеры и клуб (собрание служащих).

В клубе можно недурно пообедать и поужинать, и там же находится театральная сцена со зрительным залом, которая сделала бы честь любому губернскому городу Средней России.

Пароконные извозчики недороги и в достаточном количестве.

Я хотел было посетить хлопкоочистительный завод, но, оказывается, посторонним лицам вход туда воспрещен; надо быть, по крайней мере, тайным советником, чтобы попасть туда. Я же, как не имеющей никакого чина, даже мысленно не дерзнул подумать о чем–либо подобном.


Джинное отделение хлопкового завода


Джинное отделение хлопкового завода


Машины для накатки хлопка


Прессовка готовых хлопковых кип

Но каюсь…

На двор завода все–таки ходил и позволил себе (конечно, с должным уважением) осмотреть огромные горы хлопка, лежавшие на нем.


Доставка хлопка в завод (Мургабское имение)

Уже по этим горам можно судить о колоссальном значении завода для окружающего района.


Отделение для выделки хлопкового масла

Из хлопка здесь ничего даром не пропадает. По очищении его и после выжимания из него масла, жмыхи прессуются и в форме кубиков идут на топливо, которое употребляется во всем Мервском крае. Они горят прекрасно и дают массу тепла.


Упаковка жмыха в Байрам–Али

Имение и завод приносят, как говорят, хороший дивиденд, и содержание их, во всяком случае, окупается с избытком.


Рабочие при паковке жмыха

Восточного элемента здесь совсем не видать, и все служащие русские.

Зато, пройдя через вокзал на другую сторону железной дороги, т. е. просто через рельсовые пути, вы сразу почуете Восток.

Тут не может быть сомнений.

«Правая, левая где сторона?»

Насколько по левой стороне рельс (в имении) все опрятно и благоустроено в русском духе, настолько «по ту сторону» все бедно и грязно с чисто восточным оттенком.

В этом небогатом азиатском поселке живут (преимущественно ремесленники) текинцы, бухарцы и несколько сартов. Есть там восточный караван–сарай и несколько «чай–ханэ» (восточных чайных). Есть кое–какие восточные лавки и даже небольшой базар, где при мне расположился на отдых караван верблюдов.


Доставка хлопка в завод (Мургабское имение)

Что за славные животные эти «корабли пустыни», и каким роскошным подарком природы являются они для Туркестана!

Верблюд во многом превосходит лошадь.

Гордый конь по самой своей природе аристократ.

Расовое различие между лошадьми огромное, и чистокровный скакун, вероятно, с презрением смотрит на бедного тяжеловоза. Да, кроме того, лошадь требует ухода, а лошадиный аристократ «чистой крови» капризен не менее своего товарища людской породы.

И это несмотря на то, что, в сущности говоря, все эти скакуны «чистокровные» и все эти орловские и американские рысаки годны только для ипподрома, иначе говоря, для тотализатора, и в этом отношении являются (как всякие существа высшей породы) тунеядцами. А издохнет такой аристократ, то уже всему конец, и воспоминание о нем остается только у разных спортсменов да у завсегдатаев «тотошки».

Верблюд же не знает никаких расовых предрассудков и требует минимального ухода. А после смерти он своей шерстью греет хозяина, своей кожей покрывает его кибитку и своим мясом питает его.

Одним словом, верблюд настоящий демократ…

Конечно, есть верблюды подороже и подешевле, но цены тут не зависят от превосходства рождения, а лишь от его индивидуальных качеств (от силы и выносливости). Породу «махария» ценят выше, но, в общем, верблюд в Туркестане стоить недорого: от 50 до 100 руб.

Лошадь почти неприменима на огромных пространствах безводных степей и пустынь Туркестана.


Доставка хлопка в завод (Мургабское имение)

А верблюду нужно напиться раз в неделю, а есть он, когда и что ему дадут. Подымает он на себе порядочную тяжесть (до 16 пудов), но при этом у него есть одна особенность: когда его вьючат, он ложится, и если ему накладут лишнего, по его мнению, хотя бы фунт весу, он ни за что не поднимется с земли.

Туркмены любят и хорошо относятся к своим верблюдам.

Они украшают их разными лентами и побрякушками, и я никогда не видел, чтобы туркмен ударил животное.

Несколько смешно видеть огромный караван верблюдов, идущий, например, в Персию или в Афганистан.

Смешным элементом является ослик с туркменом на нем. Ослик этот всегда идет впереди, и уже за ним тянется весь караван. Верблюды при этом связаны между собою и идут гуськом.

Сколько я ни наблюдал караванов, но иного порядка не видел.


Текинец на верблюде (близ Байрам–Али)

Езда на верблюдах — уже дело «на любителя». Я (еще раньше, чем побывал в Туркестане) испробовал эту езду и получить все, кроме удовольствия, т. е. головокружение, тошноту и т. п. Да, помимо этого, все время кажется, что куда–то падаешь.

Ослики тоже в большом ходу в Туркестане. Они там сильной и выносливой породы и стоят до смешного дешево (5–6 рублей). Полезны они туркмену до бесконечности.

Но я отвлекся в сторону моими зоологическими наблюдениями.

Побродив еще немного по азиатской части Байрам–Али, я зашел посмотреть караван–сарай и из любопытства спросить о цене грязной и темной конуры; с меня потребовали за нее чуть ли не груду золота.

Сейчас же около азиатской части Байрам–Али лежат развалины старого города Мерва.


Развалины Древнего Мерва

Старый Мерв — один из самых древних исторических памятников Туркестана. Расположенный между Ираном и Тураном, не мудрено, что он постоянно являлся ареной кровавых битв и опустошений. Когда–то он был столицей Хорасана. О его древности можно уже судить по тому, что Зороастра–Вендидат за 2500 лет до Р. X. упоминает о нем.

Город переходил из рук в руки всех азиатских воителей и забияк, а в 18 столетии бухарцы его совсем завоевали и сделали местом ссылки преступников.

Пространство, занимаемое развалинами Древнего Мерва, имеет почти 100 квадратных верст.

Происходит это оттого, что все завоеватели, по обычаю того времени, огнем и мечем разрушали город, а новый (свой) строили уже рядом.

И, таким образом, замечаются следы городов: Байрам–Али, Хан–Кала, Искандер–Кала, Султан–Санджар–Кала и Гяур–Кала.


Мерв. Мавзолей султана Санджара

Сохранились некоторые удивительные памятники древнего зодчества, из которых красивее всего мечеть Султан–Санджара. Искандер–Кала построен Александром Македонским. (По крайней мере, о его подвигах в Мерве рассказывает Квинт Курций).


Мерв. Гробницы арабских военачальников–асхабов Бурейды и Гифари

Для археолога развалины Древнего Мерва должны дать огромное поле для работ одним только историческим событием, происходившим здесь. Но, как мне передавали старожилы в Байрам–Али, о русских археологах, посетивших развалины Мерва, не слыхать, а иностранцам пребывание в Туркестане не разрешено.


Древний Мерв. Мазар Ахмеда Замчи

Пройдя через старинные ворота за стену Древнего Мерва, я убедился лично, что пора археологу заехать сюда, пока не будет поздно. Дело в том, что внутренность развалин обращена в место для свалки мусора. Да, кроме того, при мне какие–то люди приехали сюда с телегой и, преспокойно начав ломать стену, увозили массу камней (по всей вероятности, для шоссейных работ).

И, таким образом, дело по разрушению Старого Мерва продолжается так же успешно (но с меньшим риском), как и при великом македонском герое.

Господа археологи!

Господа этнографы!

Ау! Где вы?


Фотографии С. М. Прокудина–Горского взяты с http://prokudin-gorskiy.ru. См. также http://prokudin-gorsky.org, http://www.loc.gov. Все фото кликабельны.

2 комментария

  • Т. Вавилова:

    С большим интересом прочитала, спасибо. Другие части тоже хороши, а текинцы в особенности (у меня к ним свой интерес). Старинных фото много. Молодец rus turk.

      [Цитировать]

  • Nailya:

    11-letnim rebenkom pobivala v etih mestah vmeste s vospitatelyami i drugimi det’mi pionerskogo lagerya. Mi bili is goroda Mari (Merv po-staromu). Nas oznakomili s znamenitim v 50-e godi Bayram-Aliyskim pochechnim sanatoriem (interesno, deystvuet li on seychas?) i razvalinami starogo Merva. Tam, vblizi etih drevnih pamyatnikov, v 42-gradusnuyu zharu, mi vsem lagerem rezali kapustu i morkov’ dlya borsha, kotoriy nam prigotovili nashi povara na kostre- vkusnee nel’zya bilo sebe predstavit’! Mne pod cem’desyat, i spasibo Vam za eti vospominaniya iz detstva.
    A verblyudov vodili po nashey ulize Aksakovskoy v Marah, i mi imi lyubovalis’
    — takie oni bili gordie i nevozmutimie.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.