На Сахалянском направлении. История одной картины Tашкентцы Искусство

Автор Николай КРАСИЛЬНИКОВ

 

 

Бездонные топи. Озёра. Болота.

Зелёная, жёлтая, рыжая мгла.

 Здесь даже летать никому не охота.

 А как же пехота всё это прошла?..

                                        П. Комаров   

 

У художника В.Е. Кайдалова есть замечательная картина «На Сахалянском направлении», ныне хранящаяся в Государственном музее изобразительных искусств Республики Узбекистан.

На многоплановом полотне изображены маслом: разбитая просёлочная дорога (сразу после летнего ливня – в колеях вода и лужи), на переднем плане русские воины – командир в плащ-палатке, в фуражке со звездой, в стоптанных сапогах, на груди автомат, справа – его ординарец, в такой же примерно экипировке, только на голове пилотка, слева от командира забегающий вперёд босоногий, в латаной-перелатанной одежонке, в широкой соломенной шляпе – явно не русский мальчонка, видимо, напросившийся в добровольные проводники. Обочь дороги с двух сторон брошенная техника противника и наши наступающие воины – пехота, конница, алые знамёна, а позади командира, ординарца и мальчонки грозный танк – Т-34 с красноармейцами вокруг башни. На горизонте светло-синие рассеивающиеся облака.

От картины так и веет победой, жизнелюбием, какой-то доброй надеждой. И не удивительно: это полотно было написано художником сразу после войны, по свежим впечатлениям, когда в глазах ещё не стерлись кошмарные фронтовые будни, а в ушах не умолкли залпы орудий.

Ведь В. Е. Кайдалову довелось служить и воевать на Дальнем Востоке в качестве художника дивизионной газеты, когда в августе 1945 года минувшего века советские войска перешагнули свои дальневосточные границы, выполняя активное участие союзников в освободительной миссии. Художнику самому довелось видеть разорённые японскими оккупантами корейские и китайские села, города – Нингуту, Муданьцзян, Харбин… О тех незабываемых днях и самоотверженном мужестве русского солдата проникновенно написал друг и однополчанин В. Е. Кайдалова – поэт П.Комаров:

 

Кругом покой. Шаги одни и те ж.

И на колах висят не для того ли

Две головы казнённых за мятеж,

Как чёрные горшки на частоколе?

 

Бездомный пёс пролаял на луну.

 И снова — ночь. И ничего другого.

…Мы расстреляли эту тишину,

Когда входили в город Санчагоу.

 

Сразу после войны художник вернулся в далёкий и родной его сердцу Ташкент. Одноэтажный, белый, с лопочущими листвой тополями и звонкими арыками, сонными глиняными улочками и пёстрыми, как хивинские ковры, базарами…

Однако виденное и пережитое не давало покоя. Но за картину В.Е.Кайдалов принялся основательно только через три года. Сам собой вырисовался сюжет, типажи, природа незнакомого края… Если с техникой и воинами всё было нормально, то мальчишка-корейчонок, когда-то повстречавшийся ему на фронтовых дорогах, почему-то никак не получался. Всё вроде бы просто, а характер… не тот.

И вот как-то возле дома художник совершенно случайно встретил корейского мальчика. Лет десяти-двенадцати, со смоляными и жёсткими, как проволока, волосами. Ему бы ещё соломенную шляпу – и готов типаж. В.Е.Кайдалов остановился, заговорил первый:

–       Мальчик, как тебя зовут?

–       Боря, – ответил маленький незнакомец.

–       А меня – дядя Володя. Я художник. А ты откуда?

–       Я здесь живу. Недалеко.

–       Выходит, мы соседи…

Потом В. Е. Кайдалов узнал, что мальчик вместе с родителями эвакуировался в Ташкент из осажденного Ленинграда. Художник вскоре купил широкополую шляпу на Куйлюкском базаре у приезжих корейцев, торговавших рисом. А потом с согласия родителей попросил Борю попозировать ему в мастерской, куда мальчишка с удовольствием и прибегал после школы.

Через три-четыре сеанса характер был схвачен. Картина задышала суровой правдой жизни.

… Давно уже нет на свете талантливого художника-живописца, иллюстратора многих и многих книг В. Е. Кайдалова. А картина его «На Сахалянском направлении» продолжает радовать зрителей, как история, как неопровержимый документ эпохи, в которой по меткому выражению А.Т.Твардовского, ничего нельзя «ни убавить, ни прибавить».

А корейский мальчонка на той памятной картине давным-давно вырос. Стал известным поэтом. Издал ряд сборников для детей и взрослых. Некоторые его стихи положены на музыку известными композиторами. Их широко поют. А имя поэта – Борис Пак.

 

Москва. Издательство «Патриот», 2005 г. Книга «Живая память», Н. Красильников «На Сахалянском направлении», стр. 368-370.

 

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.