Обретение. Мемуары Рафаэля Кислюка. Часть вторая История

Взвод Давида участвовал в составе бригады спецназначения. Басмачи текли между красноармейскими отрядами как сквозь пальцы. Разведка у них была поставлена великолепно. Маршруты спецотрядов сообщались им своевременно, и басмачи всегда имели возможность вовремя уйти. Когда же удавалось их накрыть, то, не принимая боя, на лучших лошадях они разлетались в разные стороны. Или, узнав о продвижении отряда, немедленно разоружались и встречали, красноармейцев как мирное население. Снабжали фуражом, продуктами, а при уходе ударяли в спину. Один раз даже преследовали отряд на протяжении двадцати верст, обстреливая с флангов. А растущие по бокам дорог сплошные сады скрывали их из виду.
Конечно же, красноармейцы думали, что абсолютно все население – басмачи. Стали брать заложников. Иногда расстреливали их целыми группами. Басмачи в долгу не оставались. Кровь лилась рекой. Даже во время погромов на Украине Давиду не приходилось видеть столько смертей. Еще тогда он начал понимать, что жестокость рождает только ответную жестокость. А не учитывать обычаи и традиции народов вообще было преступно. Иногда появлялась сумасшедшая и потому крамольная мысль: “Кто же за весь этот кошмар будет отвечать перед партией и товарищем Лениным?”. Как-то раз, командир спецотряда товарищ Зиновьев приказал Давиду и приданной ему артиллерии окружить небольшой кишлак. Окружили вечером, поставили часовых. Утром один из часовых был зарезан. Артиллерию поставили на прямую наводку. Собрали стариков.
– Даю вам шесть часов. Выдадите басмачей – уйдем с миром. Нет – уничтожим кишлак со всеми жителями, – сказал им Зиновьев и уехал в штаб Армии, оставив Давида за себя. Через час, убедившись, что Зиновьев уехал и не вернется, к Давиду подошли командиры взводов узбеки.
– Командир Дауд, помоги спасти людей, они не виноваты. Если выдадут басмачей – их убьют нукеры, если не выдадут – мы. Положение безвыходное. Дай возможность детям и женщинам уйти. Просим тебя как брата. Никто тебя не выдаст.
Это было тяжелое и рискованное решение, но времени на раздумья почти не оставалось.
– Наш отряд стоит со стороны гор. Часовые со стороны реки ко мне, остальные на месте! Прочесать оба фланга и доложить!
Командиры опрометью бросились выполнять приказание. Через три часа кишлак был пуст. Люди ушли оврагами и рекой. Еще через час заработали пушки. Ни одного целого дома, дувала или хлева не осталось. Сады горели, и только случайно уцелевшая, одинокая чинара на кишлачном майдане (глинянная площадка в центре села) роняла сухие ветки на утоптанную годами глиняную площадку. На развалинах валялись трупы брошенных в спешке коров и лошадей.
“Все-таки здорово голова у человека устроена. Теперь можно все объяснить”, – подумал Давид. А лошадь уже вступила в воду реки у большого орехового дерева.
– Стой, кто идет! – раздался голос Вепа-мергена. – Командир, ко мне, а ты, Болта, стой пока!
– Пусть едет, Вепа, он не опасен.
Вепа поднялся неожиданно, из такого места, где спрятаться, казалось бы, совершенно невозможно.
– Как дела, командир?
– Все расскажу по дороге. Скачи вперед, развяжи пленного.
В тачанке мирно спала Гинда, положив голову на мешок. Привалившись к дереву, дремал пленный Карим. Он проснулся только когда Вепа-мерген начал развязывать аркан на его руках и ногах. Эркин с радостным лицом бросился к командиру, взял лошадь за уздечку. Гинда проснулась, улыбнулась, радуясь мужу.
– Я думал ты ночь не спишь, за меня волнуешься, а ты…
– Или я тебя не знаю? Выкрутишься, вывернешься и ко мне снова вернешься, – сказала Гинда. Но глаза говорили другое: волновалась, волновалась, волновалась…
Хурджины перегрузили на тачанку. Болта и Карим, попрощавшись, ускакали. Собрав нехитрый скарб и оружие, маленький отряд двинулся в дорогу. Лошадь Давида была привязана к тачанке, а ее хозяин спал на мягких узлах и не просыпался даже когда колесо попадало в выбоину, и его голова подскакивала, отрывалась от уютного узла и падала обратно. Но через пять-семь часов сна Давид увлеченно рассказывал своим спутникам о том, как благодарен был ему Бури-хан за спасение жителей далекого кишлака, среди которых, оказывается, были его родственники. Хотел наградить его, но Давид благородно отказался. “Только не рассказывайте никому”, – попросил Давид. И все дружно пообещали, что они никому не расскажут эту историю. Потому что, кто знает, что там было на самом деле, но командир Дауд, действительно, был человек хороший, и подводить его не хотелось.
Через Вахш пришлось переправляться на бурдюках. В это время еврейско-узбекский бог выпустил, видимо, из виду маленькую экспедицию командира Дауда. Из кустов на противоположножной стороне реки раздалось несколько выстрелов. В ответ Гинда из пулемета “прочесала” кусты на той стороне и были слышны крики раненых. Кто это был, они так и не узнали. Когда доехали до кустов, там уже никого не оказалось.
В Курган-Тюбе Давид сдал злополучный ящик и получил предписание следовать в Ташкент, в распоряжение штаба Красной Армии. В Ташкенте у него “успешно” пропали хурджины с посланием, и больше он о них ничего не слышал. Потому что из Ташкента его очень быстро перевели в Москву, где он стал комендантом Колонного зала в Доме Союзов.  И много, что еще произошло в его жизни, но никому и никогда он не рассказывал правду о той дороге, трудной ночи и том послании. Только через много-много лет рассказал он об этом своему, уже взрослому сыну.  И через много лет, совершенно случайно, я узнал, что послание дошло по адресу, но не было правильно понято и принято. И поэтому еще долгих четырнадцать лет  продолжалось то, что одни называли басмачеством, а другие – джихадом. Это и было и то, и другое. С огромной убежденностью убивали друг друга, а заодно всех, кто подвернется под горячую руку, большевики и басмачи, называющие себя воинами ислама. Вся земля  любимой  и родной  Средней Азии напиталась кровью больше, чем во времена походов Тамерлана и Бабура. Может быть, поэтому так одуряюще пахнут розы на улицах моего дорогого Ташкента.

Стр.: 1 2 3 4

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Не отправляйте один и тот же комментарий более одного раза, даже если вы его не видите на сайте сразу после отправки. Комментарии автоматически (не в ручном режиме!) проверяются на антиспам. Множественные одинаковые комментарии могут быть приняты за спам-атаку, что сильно затрудняет модерацию.

Комментарии, содержащие ссылки, автоматически помещаются в очередь на модерацию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.