Митрополит Викентий о поездке по Узбекистану Tашкентцы

31.10.2011 г.

Глава Среднеазиатского митрополичьего округа Русской православной церкви митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий поделился первыми впечатлениями от пребывания на узбекской земле.

Ваше Высокопреосвященство, прошло два месяца, как Вы приступили к своему служению на земле Узбекистана. Буквально на днях Вы вернулись из поездки по южным областям республики, побывали в Самарканде, Бухаре, Навои, Заравшане, Учкудуке, Кагане, Карши.

Проехать на автомобиле такой маршрут — само по себе большая нагрузка, но Вы совершали в православных храмах этих городов богослужения, встречались с общественностью, с верующими — православными и мусульманами. Хотелось бы попросить Вас поделиться впечатлениями об этой поездке?

-Действительно, прошло два месяца с начала моего послушания в Средней Азии, и за это время во мне сложились не только впечатления, но и какие-то выводы, обобщения. Я посетил уже больше половины приходов, а в последней поездке побывал в семи городах южного Узбекистана, приобщился к святыням Самарканда и Бухары.

Легче всего ответить вам по поводу расстояний и нагрузки. Ну, я человек не только новый, но и молодой… (Смеётся). Ну, относительно. В том смысле, что лёгок на подъём.

Я был поражён той огромной работой, которую проделал до меня Преосвященнейший Владимир, главное — той общей атмосферой миролюбия и благожелательности, которые царят здесь в отношениях между православными и мусульманами, между Церковью и правительствами независимых государств региона.

Ведь это не само собой складывается и держится — имею в виду эту атмосферу искреннего, не натужного стремления к взаимопониманию и взаимоприятию. За этим проглядывает 20-летний труд духовного деланья владыки Владимира на этой земле — с одной стороны, а с другой — соответствующая воля верховной власти, её мудрая и ответственная политика перед лицом своего народа, воля к миру и добрососедству во имя процветания Богом вверенной земли.

И видимый результат этого взаимного деланья остаётся для меня сильнейшим первым впечатлением от встречи с Узбекистаном и со всей Среднеазиатской землёй.

— Но это главное впечатление, о котором Вы говорите, скорее невидимо, чем видимо. Это скорее духовное впечатление…

— Да, верно, впечатление складывается из того, что видишь перед собой, но есть ещё внутреннее зрение, и оно тоже непосредственное и, возможно, даже перевешивает внешние эмоции. Главное — это люди, конечно. Их просветлённые лица, их глаза во время этих встреч, во время нашего общения.

И я говорю не только о православных, которым это как бы положено при встрече с правящим архиереем, но говорю здесь и о мусульманах, коренных жителях этой земли.

Хотя я ничего нового, наверное, не прибавлю к тому, что прежде меня говорил о жителях Узбекистана Преосвященнейший Владимир.

Однако для меня это действительно новые, свежие впечатления. И мне доставляет радость подтверждать прежде сказанное в отношении замечательного, трудолюбивого, чадолюбивого, гостеприимного, замечательно оптимистичного народа, среди которого Господь сподобил жить и молиться также нас, православных.

Я чувствую себя здесь помолодевшим. Ведь ехал сюда, откровенно говоря, с некоторым страхом, уповая только на Господа. Ожидал, что почувствую себя скорее уставшим, постаревшим, в недостатке духовных и физических сил. Но Бог не оставляет — Бог даёт. Что значит «Бог даёт»? Это тоже не абстракция какая-то.

Бог даёт эти впечатления, эту землю, эти встречи, эти лица, радость от этих встреч и бесед, так что забываешь о сне. Бог даёт телу это молодое ощущение, способность одолевать в несколько дней такой маршрут с напряжённым графиком служб и встреч.

— А какие города Вам особенно запомнились?

— Я мог бы долго рассказывать о каждом городе, который мы посетили, осуществляя это небольшое паломничество по общим нашим христианско-мусульманским святыням. Разумеется, яркое впечатление оставили исторические центры, но нельзя сказать, что меньше впечатления произвела, например, Кызылкумская пустыня с городами Заравшан и Учкудук, можно сказать, в самом сердце её.

Конечно, сначала был Самарканд — место упокоения мощей пророка Даниила (Данияра), одного из величайших наших пророков, равно почитаемых и христианами, и мусульманами, и иудеями. Здесь был совершён молебен, мы своими глазами увидели чудесное, вновь расцветшее оливковое древо, испили родниковой воды, истекающей от того места, где покоятся мощи пророка.

В Навои я успел только пообщаться с паствой, побеседовать о жизни прихода, и в путь — через обширную степь — в Заравшан, в Учкудук.

До Учкудука добрались лишь поздним вечером, но народ не расходился, ожидая моего приезда. И может, поэтому встреча получилась такая сердечная, долгожданная, трогательная. В этот же день — в Зарафшан. Здесь отслужили всенощное бдение, а утром — литургию в честь святителей Московских.

Сразу после службы назад через ту же степь в Навои. Там тоже служил, встретился с прихожанами, которые с любовью нас приняли.

Оттуда выехали в другой славнейший город исторического Узбекистана — в благословенную Бухару. Как раз поспели к всенощной. По преданию, здесь проходил со словом Божьим святой апостол Фома. И день нашего приезда в Бухару совпал с памятью апостола Фомы. На следующий день — литургия. И опять же много народа — полный храм, несмотря на будний день (среда).

Мне приятно вспомнить о пешей прогулке по улицам города. Разговаривал с людьми, с обычными прохожими, посетил мусульманские святыни, общался с мусульманским духовенством.

Познакомился с династией Камаловых, замечательных мастеров-устозов кузнечного дела. Увидел знаменитый ствол дерева, который вырос из посоха праведника-суфия Бахауддина Накшбанди. Испил водицы из источника, который извёл из земли праведный патриарх Иов («Чашма Айуб»).

Вот что отмечаю: люди общаются с радостью, с охотой, нет ни тени испуга на лицах или скрытого недоброжелательства. Ведь если бы что-то такое было на сердце, то это нельзя скрыть — это было бы заметно. Открытость, чистосердечность в общении и сама способность к этому — это производит большое впечатление.

Из Бухары выехали в Каган, из Кагана — в Карши, а из Карши уже в Ташкент. Вот, если максимально сжато, наш маршрут. Путь, конечно, неблизкий и нелёгкий, но исполненный света, очень праздничный по настроению, что вообще присуще, как мне кажется, этой земле.

— Ваши высказывания заставляют как бы по-новому взглянуть на историю российско-узбекистанских отношений, на современную ситуацию?

— Я действительно только что из России, из современной России, и сравниваю только с ней. И нахожу, что главное богатство Узбекистана — это его народ.

Терпеливый, любвеобильный, гостеприимный, хлебосольный, с прирождённым оптимизмом, с крепкой традицией уважительного отношения к старшим по возрасту, по положению и даже, если хотите, по должности.

Это те ценности, которые в России, к великому сожалению, во многом уже ослаблены или даже утеряны в связи с так называемой вестернизацией, приобщением к западным ценностям. Разве мы против этих ценностей? Нет, мы против бездумности, против внедрения каких-то поверхностей вместо ценностей и некоего принципиального цинизма, с которым их навязывают.

А здесь, как я отмечаю, традиции сохраняются, уберегаются на всех уровнях. К примеру, на меня большое впечатление произвела традиция общественной, почти общинной жизни. Имею в виду махаллю. И этот красивый обычай собираться миром и строить одному из членов общества дом — хашар.

Ведь это и у нас когда-то было. Я помню ещё из своего детства, как мои родители выходили помогать соседям. Это было дружно, весело, как праздник. И здесь это всё есть и хорошо работает.

Опять же нравится, что люди в большинстве одеваются прилично, подобающе, благопристойно, держа себя на расстоянии от крайностей и излишеств современной молодящейся моды. Мне нравится это наблюдаемое целомудрие в одежде, стремление к более чистым формам чувств и отношений, сохраняемое институтом махалли.

К общим позитивным наблюдениям отнесу и то, что здесь отсутствуют рекламные щиты с изображениями вызывающе обнажённых женщин, отсутствуют изображения, растлевающие психику подростков и воздействующие на подсознание психотропным образом.

И не бросаются в глаза разные ночные клубы и увеселительные заведения, оккупировавшие ныне центральные части в российских городах… эти так называемые «плоды демократии».

Думаю, что эта более опрятная атмосфера в городах республики сохранена благодаря умелому и мудрому руководству со стороны президента республики Ислама Абдуганиевича Каримова, благодаря его воспитательному, отеческому отношению к своему народу, к гражданам Узбекистана. Я заметил, что и к президенту здесь относятся серьёзно, с уважением.

И эти мои слова — отнюдь не формальный поклон власть предержащим, за которых мы молимся в своих храмах, но проявление действительного моего уважения, моего удивления, приятного изумления перед увиденным. Увиденным, конечно, не только внешними, но и внутренними глазами.

Крепкая традиция — крепкая семья — крепкое государство. Такова формула стабильности. И там, где она соблюдается, только там есть перспективы и будущее. Я благодарен Господу за то, что призвал меня на служение на этой прекрасной земле с ее прекрасными людьми, с которыми я в эти дни встречался, и с народом, у которого есть чему поучиться и нам, россиянам. Храни его Господь.

 

В источнике статья называется «Митрополит Викентий выступил против бездумного западничества» — я заменил заголовок на не столь вызывающий. ЕС

2 комментария

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.