Из затерявшейся трудовой книжки Tашкентцы История

Пишет Александр Кирияцкий

 

72 года назад, 17 октября 1938 года объявлена благодарность за создание музыкального оформления спектакля «Пётр I». Об этом событии гласит первая страница записей в трудовой книжке ташкентского дирижёра и композитора Вениамина Арнольдовича ХаЭта. В нотном варианте с «Петром Первым» В. А. Хаэта можно ознакомиться на следующей странице. Несколько дней назад, в его архивах, мной найдены: автобиография, написанная рукой самого композитора и его старая трудовая книжка. «2ая страница сведений о работе» указывает на дату о поощрении композитора администрацией ташкентского музыкального драматического театра имени Горького. Мало кто знал, что эта музыка написана за три года до этого события, в июле 1935 года, о чём говорит список работ Вениамина Хаэта с датами написания музыкальных произведений в самом конце веб-страницы списка его сохранившихся сочинений. «Пётр I» — лучшая вещь из тех, что можно прослушать в персональном сайте Вениамина Арнольдовича  в настоящее время.

Целиком, на одном файле слушатель может скачать это музыкальное сочинение Вениамина Хаэта вместе с разными его фотографиями к каждому номеру в отдельности, на специальной видео странице композитора http://file.qip.ru/u/fWL7wQKL/khaetvenia.html .  Эта музыка крайне интересна и современна именно сегодня. Вступление традиционно соответствует классическим требованиям своей эпохи и перекликается со Стравинским. Но 3ья  http://www.runetmusic.ru/tracks/10061 , 4ая http://www.runetmusic.ru/tracks/10060  и 6ая http://www.runetmusic.ru/tracks/10058 части произведения приближаются по своей быстроте и выразительности к духу театра Мейерхольда середины 1920х годов. Части 11ая http://www.youtube.com/watch?v=tppAcbRRuaQ&p=4B6B77F1CA0FB49B&index=3&feature=BF , 12ая http://www.ruclip.com/video/GvcivXUic7c/%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D0%BD-%D1%85%D0%B0%D1%8D%D1%82-%D0%BF%D1%91%D1%82%D1%80-i-d-veniam%C3%AFn-kha%C3%A8tpeter-i.html , а особенно «Бой» http://video.privet.ru/user/veniaminkhaet/288211662 развивают и усиливают ту же тенденцию центробежности.

 

Эта музыка Вениамина Арнольдовича Хаэта ближе к нашему, XXI веку по своей сложности и молниеносности в переменах тональностей. Трудовая книжка композитора даёт возможность представить восприятие этой музыки к спектаклю «Пётр I» ташкентскими зрителями конца 1930х годов. К сожалению, больше никаких благодарностей в этой своей трудовой книжке композитор не удостоился. Вениамин Арнольдович Хаэт получил её 14 января 1939 года в Ташкентском Государственном Русском Драматическом театре имени Горького. В середине между русскоязычными и узбекскоязычными цитатами надпись по-русски, что с 15 января 1939 года для рабочих и служащих всех предприятий и учреждений вводятся Трудовые книжки, выдаваемые администрацией. Там говорится, что Вениамин Арнольдович Хаэт  зачислен 22 августа 1938 года в этот ташкентский, ещё дореволюционный театр на должность дирижёра и композитора. Ко всем спектаклям он обязался сочинить собственную музыку так, чтобы  симфонический оркестр театра её блестяще сыграл под его дирижёрским руководством.

 

Удивительно, что в Ташкенте признали у Вениамина Арнольдовича Хаэта диплом Одесской Консерватории с дореволюционными ятями, ерами и твёрдыми знаками в конце слов. К тому времени, в Ташкенте ещё не появились большие композиторы, как Зейдман, Мушель, Козловский и другие с советскими дипломами, защищёнными после 1931 года. Вениамин Арнольдович рассказывал своей дочери Нине Вениаминовне Хаэт, моей маме, а она, спустя многие годы мне, что в Советском Союзе появилось множество проблем у специалистов с дореволюционными дипломами и стажами. Многие из них, как и сам Вениамин Арнольдович Хаэт, скрывали, что их дипломные работы написаны на французском языке часто у иностранных преподавателей, «врагов народа», будущих интервентов в гражданскую войну. Моя мама, Нина Вениаминовна, к сожалению, так и не спросила, как называлась эта дипломная работа её папы, написанная им на французском языке и защищённая в Одесской консерватории в 1918 году в начале гражданки. Она знала только, что эта работа сгорела вместе со множеством нот Вениамина Арнольдовича в Казани весной 1937 года, не за долго до её рождения. Сам диплом потерялся при нашем переезде из Ташкента в Израиль. До 1938 года семья Хаэтов под страхом ареста, как «врагов народа» каждые два года меняла место жительство. Мои бабушка и дедушка понимали кошмар происходившего в стране после переворота 1917го года. Вениамин Арнольдович говорил, что даже к специалистам, защитившим свои дипломы в период НЭПа, в России относились с крайним недоверием, а НЭПовские и дореволюционные документы о трудовом стаже не у рабочих, а у интеллигенции в больших городах советская администрация не признавала. В Средней Азии всё шло намного мягче и на эти неофициальные запреты иногда закрывали глаза. По этой причине Вениамин Арнольдович и его жена Галина Еремеевна рискнули остаться в Ташкенте с годовалой дочкой Ниной, моей мамой на более длительный срок, чем два года. В Ташкенте музыкальные круги признавали до 1950 года диплом, выданный Вениамину Арнольдовичу Хаэту в 1918 году, на   одесской территории, «оккупированной» белогвардейцами, как в 1941 немцами. Сложнее оказалось с признанием этого же чужого диплома после реабилитации с 1954 года до самой смерти композитора.

 

Этих трудностей не возникало до его ареста в 1950 году, как врага народа. Такое признание казалось удивительным после ежовской чистки 1937, страшнее которой ничего не произошло за всю историю сталинизма. Самая первая заметка в этой трудовой книжке Вениамина Арнольдовича Хаэта просто удивляет: «Общий трудовой стаж до поступления в Г.Р.Д.Т. в 1938 году — 25 лет. Это значит, что в Ташкенте признали работу Вениамина Хаэта в дореволюционных оркестрах с 1913 года, которые развлекали дворянскую элиту, даже воспоминания о которой уничтожались повсеместно на территории всего Советского Союза после НЭПа. В графе «На основании чего внесена запись»: «Трудовой список подтвердился документами стажа 15и лет и записано со слов по проф. бил. N064675 стаж 10 лет». Поэтому Хаэты поверили, что в Ташкенте Вениамин Арнольдович избежит репрессий, ибо в отличии от Омска, Казани, Перми, Куйбышева и даже Одессы, администрация ташкентского театра имени Горького признала  документы о трудовых соглашениях Вениамина Арнольдовича Хаэта  с 1923 года, начала НЭПа и по дореволюционным договорам, за что в больших городах России сажали за решётку после 1937 года и позже, вплоть до середины 1954.  16 сентября 1948 года Вениамин Арнольдович Хаэт зачислен на должность заведующего музыкальной частью в Государственном Русском Драматическом Театре имени Горького в Ташкенте, писалось в этой самой трудовой книжке.

 

Мама рассказывала, что это – в заслугу за блестяще представленную композитором музыку к спектаклям «Жизнь в цвету» http://www.youtube.com/user/veniaminkhaet#p/c/A7B8B67D1E68C055/0/Wi97GWB8Elc , «Любовь Яровая» http://www.youtube.com/watch?v=npFictTYFGg&feature=related , «Домби и сын» по Диккенсу и так далее. Но без записей благодарностей от администрации! Почему? Это насторожило Вениамина Арнольдовича. 25 июня 1950 года сам директор театра напечатал поздравительную композитору на обложке программки к спектаклю Шекспира «Укрощение  строптивой» http://www.veniaminkhaet.fr.gd/Les-programmes-%3Cbr%3Epour-les-spectacles-.htm (5ая страница по счёту), но в трудовой книжке не отметили этого награждения, как своеобразный намёк на неминуемую опасность.

 

В своей автобиографии http://www.khaetnina.pochta.ru/Autobiogr.html  моя мама Нина Вениаминовна Хаэт писала: «Ещё задолго до ареста я поняла, что в доме какая-то беда. Папа непривычно молчал, иногда они с мамой беседовали шёпотом по ночам. Порой я слышала, как мама говорила: «Тебе надо бежать куда угодно. Они обычно не ищут». А папа отвечал: «Господи, куда?! А вы? Вас же не оставят в покое, вас выселят, тебя посадят, Нинку заберут в детдом. Нет, пусть лучше я, я один. Может, тогда вас не тронут. Ты же не работаешь, ты можешь выпасть из их поля зрения». Мне делалось страшно и холодно. Я не понимала — кто это они. И однажды ночью я проснулась от того, что в доме горел свет, ходили какие-то чужие люди в сапогах, выбрасывали всё из шкафов, ящиков, что-то искали, и что-то находили…». http://www.realmusic.ru/ninakhaet/40501 . Эта трудовая книжка http://www.khaetvenia.pochta.ru/TR.Kn03.jpg  не даёт забыть, что, именно, 21 октября 2010 стукнет 60 лет с той самой ночи и утра, как Вениамина Арнольдовича Хаэта арестовали и уволили из ташкентского театра музыкальной драмы. Сначала запретили упоминать имя композитора, написавшего множество чудесной музыки к спектаклям. Но эта музыка не могла не впасть в душу зрителям даже без имени её автора, поэтому по приказу КГБ Ташкента оркестр в театре имени Горького ликвидировали, чтобы зрители и актёры боялись вспоминать о композиторе с дореволюционным дипломом.

 

Не смотря на реабилитацию в 1954 году, постановку в 1957 году оперы «Кот в сапогах» в Ташкенте и других городах СССР http://www.veniaminkhaet.fr.gd/Les-photos-de-%3Cbr%3E-l-h-op-e2-ra-%ABLe-Chat-bott-e2-%BB.htm с музыкой и либретто http://www.khaetvenia.pochta.ru/Gato.htm самого Вениамина Арнольдовича, не смотря на многочисленные исполнения его произведений оркестрами Узбекистана и России http://www.veniaminkhaet.fr.gd/Les-affiches.htm , не замечая официальное утверждение и постановку в Театре им. Алишера Навои в Ташкенте второй оперы Вениамина Хаэта http://www.veniaminkhaet.fr.gd/Les-r%26eacute%3Bf%26eacute%3Brences—en-%3Cbr%3Erusse-des-coll%26egrave%3Bgues.htm «Забавный случай» так же с либретто самого композитора http://www.khaetvenia.pochta.ru/Caso.htm , Вениамину Арнольдовича не брали больше на работу дирижировать оркестром по непонятным причинам. Негласные указания из КГБ его, как человека с чужим, не советским дипломом – до самой смерти ограничивали временной работой концертмейстера в консерватории, в ташкентской эстраде и в театре оперетты.

 

Талантливейшего и образованнейшего дирижёра и композитора, опередившего в своих сочинениях собственное время, негласно заставили уволиться по собственному желанию из консерватории в 1956 и по сокращению штата из эстрады в том же году, а в 1973 из Ташкентского Театра Оперетты несколько месяцев спустя, после того, как его туда приняли в 76 лет, за полтора года до его смерти. А стариков просто так на работу нигде не брали никогда. Обо всём об этом мне рассказала найденная мной совсем недавно трудовая книжка Вениамина Арнольдовича Хаэта http://www.veniaminkhaet.fr.gd/Biographie-du-compositeur.htm , затерявшаяся когда-то, ещё при жизни самого композитора среди его пожелтевших нот.

 

Внук композитора, Александр Кирияцкий

http://www.er.uqam.ca/nobel/m310014/

4 комментария

  • Татьяна:

    ЕС, вот отчетливо помню, что этот материал уже был. И заглавие то же самое.

      [Цитировать]

  • elle:

    Ну, напомнить лишний раз не мешает, если материал хороший. Хотя в этом не вижу ничего особенного. Специфический. Сугубо для профессионалов. Интересно, как сейчас выглядит трудовая книжка? Раньше она была «пухленькой» со множеством страничек. Сейчас, наверное, такая же тощая, как современная метрика.

      [Цитировать]

  • Aida:

    Российские такие же, какими были советские. Только их скоро вообще отменят, в 2012-м кажется

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.