Туркестанская выставка 1909 года глазами вегетарианца История

Вегетарианское обозрение, 1909 г.

ВО.10.1909, с. 14-17

Туркестанская юбилейная выставка

Исполнилось 25 лет, как в Ташкенте организовалось отделение общества акклиматизации животных и растений, вскоре преобразовавшееся сначала в общество плодоводства и садоводства, а затем в туркестанское сельскохозяйственное общество. В 25 лет своего существования, при сотрудничестве выдающихся туркестанских культурных работников, общество принесло громадные услуги краю. Оно создало в нем колоссальную культуру атумкинского хлопка, которого в последнем 1908 г. засеяно было 213,000 десятин, а собрано 14.000,000 пуд. волокна. Общество вызвало к жизни такую богатую отрасль, как культура самых дорогих южных сортов яблок и груш, которые дают возможность Туркестану конкурировать с Крымом, а ценные десертные сорта на столичных международных выставках плодоводства смело спорили о пальме первенства с французскими плодами. Туркестанское сельскохозяйственное общество создало новую, неведомую до того в крае отрасль сельского хозяйства — пчеловодство; боролось с разными полевыми и садовыми вредителями; организовало целый ряд выставок областных и краевых, сельскохозяйственных, специальных и т.д.

На всем протяжении деятельности этого общества, душой его, деятельным организатором, инициатором и работником, исследователем и коллектором был скромный работник, как и знаменитый основатель минусинского музея, провизор Н.М Мартьянов, наш ташкентский не менее почтенный, скромный и неутомимый труженик, тоже провизор, Иероним Иванович Краузе.

Вот кому была поручена в ознаменование 25 л. годовщины организация и нынешней выставки. И вот, когда работа кипела и росла в руках этого мага и чародея, обладавшего особым организаторским талантом, злая смерть, как тать ночной, подкралась и унесла руководителя выставки в самую критическую минуту ее роста, за две недели до открытия выставки. Смерть Иеронима Ивановича не могла не отразиться на организации и успехе выставки, на всех почти ее отделах. Трудно было довести дело до конца, во время общего оскудения культурных работников и знатоков края, которые, начиная с 1905 г., один за другим сошли со сцены, как работники, и мощной рукой реакции рассеяны за далекие пределы края.

Как корреспондент «Вегетарианского Обозрения» я задолго еще до открытия выставки мечтал познакомить вегетарианского читателя с пищевыми богатствами Туркестанского края, этой колыбели человечества, его эдема, откуда он, наш прародитель, содеяв свой первородный грех, вкусив от запретного плода познания добра и зла, т.е., совершив первое убийство животных для своего питания, рассеялся по лицу земли.

Прожив здесь 19 лет жизнью вегетарианца, я жадно наблюдал за каждым проявлением жизни туземца-сарта, ища подтверждения того, что каждый земледелец — вегетарианец по своему близкому положению к природе.

И, действительно, наблюдая жизнь сарта в его поселениях — кишлаках и чем дальше от города, он становится все более и более чистым вегетарианцем. Работая в поле почти восемь месяцев под палящими лучами туркестанского солнца, он в качестве бедняка-мардикора (чернорабочего), взмахивая, как топором, своим кетменем (кирка-заступ) в 20 ф. весу, которым он вспахивал свой сад, бахчи и огород, он круглый год питается растительной пищей. Основной его едой служит пшеничная лепешка, из муки грубого помола, всего больше приближающаяся к нашему вегетарианскому хлебу. Уже в мае месяце поспевает урюк (абрикосы), который в изобилии растет в каждом саду, затем вишня, черешня, виноград, айва, персики, дыни, арбузы, разные овощи. Кончив полевые работы, сарт садится в тени дерева непременно у журчащего арыка (оросительного канала), раскрывает свою скатерть-достархан, вынимает лепешку, макает ее в воду и ест с виноградом, дыней, арбузом, персиком, абрикосом, смотря по времени года, и запивает кок-чаем (зеленым чаем). Ест он и пьет круглый год на воздухе и, начиная с конца апреля и до конца октября, питается свежими фруктами, а в другое время сушеными косточковыми и кишмишем (вядшим на солнце виноградом-изюмом). Только горожанин и богатый бай-кишлачник, подражающий во всем горожанам, позволяет себе роскошь — рисовый пилау на баранине и бараньем сале. Кишлак же (деревня) не знает этой роскоши. Баранье сало и масло коровье заменяет там кунжутное и ореховое масло. Ест сарт умеренно. Две — три лепешки, два — три фунта винограду в день, все это, даже в настоящие дорогие годы, стоит 8-10 коп., и способен бессменно в течение 8 месяцев исполнять полевые работы.

Вот в какую классически вегетарианскую страну волей судеб заброшен русский человек. Понятно и пища русского здесь растительная, по преимуществу. Ведь, еще десять лет тому назад всякие фрукты, как виноград, персики, абрикосы, яблоки, груши, если продавались дороже 2 коп. за фунт, считались, очень дорогими.

Надобно заметить, что богатство здешних туземных садов составляет виноград, урюк (абрикосы), персики, кок-султан, орехи, фисташки. Местные сорта яблок и груш не важные.

Главное внимание культурных работников края было обращено на культуру самых дорогих южных сортов яблок и груш, вишен, черешен и слив, которые здесь прекрасно привились и сразу обещали громадную будущность садоводству и плодоводству. По красоте, размерам, вкусу они не только не уступают крымским, но лучше даже французских. Вскоре туркестанские фрукты, обратив на себя внимание на выставках, стали с громадным успехом вывозиться в столицы и другие города Поволжья и Сибири. Еще в прошлом году с открытием движения вагонов-ледников, вывоз фруктов не превышал 70,000 пуд., а в нынешнем году он удвоился. Садоводы радуются усилению экспорта, а мы, потребители, скоро совсем лишимся здесь лучших сортов, так как к началу октября успевают уже вывезти все лучшие сорта без остатка.

Можно было ожидать, что Туркестан, молодая страна плодоводства, выступит на выставке и блеснет перед посетителями горами фруктов. Ничуть не бывало. Отдел плодоводства оказался очень бедно представленным. Разбросанный по разным павильонам и примыкая к разным другим отделам, отдел плодоводства и садоводства совсем теряется на выставке.

Но и то, что выставлено, не может не изумлять посетителя, каких успехов достигло здесь плодоводство ценных сортов, как на многолетних, так и на карликовых деревьях. Насчитываются десятки сортов яблок и груш, столовых, десертных, поражающих своей сочностью и красотой. Один из их недостатков это нежность и излишняя сочность (водянистость), происходящая от усиленной поливки. Все это делает многие сорта недостаточно годными для далекой пересылки.

Сушка и консервирование этих плодов некоторыми специалистами доведены до совершенства. Но судьба и этого продукта общая: его вывозят без остатка. Потребитель на месте его не видит.

Не менее богато здесь бахчеводство и огородничество. Бахчеводство это исконная туземная культура, доведенная здесь до кульминационного пункта и русскому человеку здесь нечего вносить своего. Дыни, арбузы, тыква, горлянки произрастают здесь в десятках, а может быть и сотнях сортов и разновидностей, до того вкусных и ароматичных, что дало им всемирную известность. В особенности бухарские и чарджуйские дыни. Еще при Иоанне Грозном хан бухарский бил ему челом и подносил знаменитые дыни.

Огородничество тоже в руках туземцев. Но собственных овощей они разводили до прихода русских очень мало. И только подгородные огородники-туземцы научились разводить и поставлять для потребности русского потребителя самые разнообразные овощи: разные сорта капусты, фасоль бобы, горох, щавель, сычать, разную зелень, морковь, свеклу, репу, колярабий, баклажаны, помидоры, кабачки, болгарский стручковый перец и пр., и пр. Все сорта хорошие. В Самарканде, например, заботясь о развитии огородничества среди туземцев, военный губернатор, граф Ростовцев1 (очень сочувствовавший вегетарианству и сам на старости лет ставший вегетарианцем), выписал для них огородные семена из Италии; находя, что наши российские семена, выписываемые из Риги и Москвы, совсем не годятся для Туркестана.

В последнее время огородничеством стали здесь усиленно заниматься земляки нашего сотрудника Хр. Досева, болгары, которые «на артельных началах устроили здесь большие огородные хозяйства и оказались прекрасными огородниками.

В одном из выставочных павильонов — лесном, посвященном памяти незабвенного И.И. Краузе, особенно много поработавшего над изучением туркестанской флоры, помещается очень интересная витрина. Это коллекция, собранная Иеронимом Ивановичем, в большинстве случаев из приготовленных им самим растительных масел. Я нарочно сделал им выпись. Всех их 16 сортов: сафлоровое, подсолнечное, каперцовое, хлопковое, льняное, ореховое, абрикосовое, сурепное, конопляное, дынное, миндальное, кунжутное, маковое, персиковое, касторовое, фисташковое.

Все эти масла съедобные, прекрасно дистиллированные, вкусные и многие очень дешевы и доступны в крае. Особенно высокими качествами отличаются ореховое, хлопковое, абрикосовое (из косточек) и миндальное. Эти последние сорта, в особенности хлопковое и ореховое, имеют громадное местное значение, как пищевой продукт. Они очень дешевы. В неочищенном виде от 20 коп. за фунт. Хлопковое очищенное масло ничем не уступает прованскому. Миндальное и абрикосовое самых высоких качеств — продукт очень дорогой.

Осматривая павильоны, в которых представлена самая богатая отрасль туркестанского сельского хозяйства, — хлопководство, нельзя не остановиться на тех ценных продуктах, которые получаются из хлопкового семени. Их давно уже перестали употреблять, как топливо. Выжатое из них масло, как я уже упомянул, идет на кухню. Помню, когда в крае весной кухонное коровье масло дошло в цене до рубля за фунт, на хлопковом масле пекли куличи. Получаемый из масла стеарин, идет на приготовление свечей. Разные сорта очищенного и неочищенного масла идут на приготовление разного мыла: ядрового, мраморного, бельевого, душистого. Жмыхи идут на корм рогатому скоту и на топливо. Приготовляется хорошее гарное масло. В неочищенном виде продается, как машинное. Остатки от рафинировки дают так называемый саапсток, из которого приготовляется черное мыло.

Итак, хлопок для вегетарианца представляет драгоценный продукт: одевает, кормит, освещает, моет, отапливает и пр. и заменяет нам подобные же животные продукты, противные чувству и совести вегетарианца.

В заключение отчета скажу несколько слов о функционирующей здесь на выставке вегетарианской столовой А. Дугиной, снимок с которой предлагаю для журнала2 . Столовая все время отпускала обеды, ужины и завтраки, блюда в 15, 20, и 25 к., так что обед комбинировался от 30 до 50 к. Публика очень охотно посещала столовую. К сожалению, статистика посетителей не велась. Число посетителей в общем зависело от числа посетителей выставки. В будни столовая выручала в среднем от 5 до 10 р. а в праздники, когда цифра посетителей достигала 15000 чел., места в столовой брались с бою, число посетителей достигало 150 — 200 человек. Правда, вегетарианцев среди них было очень немного. Но очень многие интересовались вегетарианством, как научной теорией питания, и литература вегетарианская шла нарасхват. После выставки столовая остается в постоянном зимнем помещении.

Ю.О. Якубовский.

Ташкент. 18-X 1909 г

Источник.

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.