Харбинская история Tашкентцы История

Пишет Михаил Гарбузенко

Благодарю судьбу и журналистику — они продолжают знакомить меня с интересными людьми и их удивительными историями. Мне посчастливилось пообщаться с замечательным собеседником – Георгием Аркадьевичем Мустафиным, заслуженным артистом Республики Узбекистан, режиссером-постановщиком Молодежного театра Узбекистана. Его воспоминания о годах, проведенных в эмиграции, – это прямая речь души и памяти очевидца.

                                                                                                                       Михаил Гар

 

Фото Анны Тыщенко

 

                                                  ХАРБИНСКАЯ ИСТОРИЯ

ПЕРВАЯ  ГЛАВА

 

Наш род Мустафиных происходит из Иркутской области. Мой дедушка был православным священником. Помимо усердного служения Господу Богу он еще исправно исполнял свои мужские обязанности. На свет появились шесть сыновей и дочь. В 1918 году, когда стало ясно, что революция докатится и до его прихода, ему как священнику было опасно оставаться в Иркутске. Дедушка погрузил большое семейство в железнодорожный вагон и отправился во Владивосток. Там он сел на корабль и уплыл в Корею, в порт Хусан, а уже оттуда эмигрировал в Харбин. Так род Мустафиных обосновался в Манчжурии.

В ту пору Харбин был типично русским городом. Дело в том, что еще в 1896 году Россия получила право на строительство и эксплуатацию Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), а еще через пару лет русские строители начинают возводить свой город. В Харбине до сих пор сохранилась русская архитектура того времени.

 
1903 г. КВЖД была сдана в эксплуатацию. В том же году в Харбине провели первую перепись населения. На тот момент здесь проживало 15 579 русских граждан и 28 338 китайцев. В 1907 г. русское население Харбина составляло 48 870 человек. Здесь и далее – примечания М.Г.)

 

Революция и гражданская война спровоцировали исход населения из большевистской России:  около 200 тысяч белоэмигрантов обосновалось в Харбине. В то время русское население Харбина было самым большим за пределами России.

Китайско-Восточная железная дорога являла собой любопытный парадокс: здесь бок о бок трудились и советские специалисты, и русские эмигранты. И точно так же они сосуществовали в одном городе.
В Харбине было много православных храмов. В одном из них служил мой дедушка.

Мои родители обосновались недалеко от Харбина, в местечке под названием Мулинские угольные копи или станция Лишучжен. Здесь добывали очень ценный уголь, который практически весь шел на экспорт. Отец работал техническим агентом по отправке вагонов.

На Мулинских копях в 1938 году я имел счастье родиться. Это очень красивое место. Вообще вся Манчжурия сказочно красива. Климат здесь точно соответствует каждому сезону. Зимой непременно раскатывали горки и катались на салазках. Горели костры. Еще снег лежит, а уже цветет богульник, проглядывают подснежники, за ними начинают распускаться ландыши. Осенью сопки горят бардовыми, как кровь, красками. Дубы, осины, ольха – чертово дерево. А цветы какие: царские кудри, кукушкины башмачки!.. Дома всегда стояли живые цветы в вазах. Недалеко от городка протекала река Мулинхэ, было много прекрасных озер и прудов. Ходили на рыбалку. Охотились на фазанов, уток, гусей, кабанов. Правда, японская администрация не разрешала иметь нарезное оружие, только дробовики.

 

( В 1931 г. в Северную Маньчжурию вторглись японские войска. На оккупированной территории было создано государство Маньчжоу-го во главе с последним Цинским императором Пу И.  В 1932 г. японцы заняли Харбин.)

 

Мулинские копи — это типичная и довольно милая русская община. Перенесенную сюда дореволюционную жизнь России с ее многовековым укладом и традициями чтили и бережно хранили. Ценность русской эмиграции в том, что она скрупулезно сохраняла традиции русского народа, которые в большевистской России безжалостно уничтожались под корень.

 

На Мулинских копях действовала школа-десятилетка, которая гордо именовалась «Гимназия имени Императора Петра Великого». Была своя церковь.  Посещение церкви было обязательным делом. Забегая вперед, скажу, что большая часть эмигрантов в 1954 году уехала из Харбина в Австралию. Через много лет мы встретились.

–  Как там Шевалевы?

– Они часто ходят в церковь.

– А Ивановы?

– Они редко бывают в церкви.

–  А как там Пименовы?

– Они не ходят в церковь.

Вот три параметра, по которым аттестовали людей.

Нравственность вообще была мерилом человеческого поведения. Нас воспитывала мама и воспитывала довольно строго. Не только бранные слова, даже «дурак» нельзя было произносить. Крайним проявлением невежливости считалось, если ты не поздоровался с идущим навстречу человеком.

Новый год был не ахти каким праздником. Зато Рождество и Пасха отмечались всеми и широко. В нашем городке был клуб и ресторан. В клубе ставились пьесы. Детская память крепкая, и она сохранила такие названия пьес, как «Вера Мирцева», «Цепи». Я их  запомнил потому,  что моя мама играла центральные роли. Надо сказать, это были хорошие самодеятельные постановки. Помню, мама, в цепях, хватает какой-то флакончик с ядом, выпивает, в зале рыдают. Я содрогнулся  и начал кричать: «Мама умирает! Спасите маму!» Слава Богу, всё обошлось.

Часто устраивались балы. Дамы не могли дважды появиться на балу в одном и том же платье, это считалось неприличным. Так же считалось неприличным, чтобы женщины работали. Мужья зарабатывали очень хорошо, а в обязанности жен входило воспитывать детей, устраивать благотворительные мероприятия, вовремя купить отрез и сшить себе новое платье.

На стадионе проходили спортивные соревнования, и начальник жандармерии, маленького росточка господин Ясутаки-сан лично вручал подарки победителям.

 

 

ВТОРАЯ  ГЛАВА

 

Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР № 00593
 гор. Москва 20 сентября 1937 г. №00593

Органами НКВД учтено до 25.000 человек, так называемых «харбинцев» (бывшие служащие Китайско-Восточной железной дороги и реэмигранты из Манчжоу-Го).

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. С 1-го октября 1937 г. приступить к широкой операции по ликвидации диверсионно-шпионских и террористических кадров харбинцев на транспорте и в промышленности.

Народный Комиссар Внутренних Дел СССР — Генеральный Комиссар Государственной Безопасности
Н. И. ЕЖОВ

 

В 1945 году Япония была разгромлена, Советская Армия вошла в Харбин. Прокатилась новая волна арестов среди эмигрантов. Арестованных, большинство из которых было абсолютно ни в чем не повинно, этапировали в советские лагеря.

Папу арестовали 9 сентября 1945 года.

(Мустафин   Аркадий   Николаевич, 1913 г. р., место рождения — РСФСР, Иркутская обл., г. Нижнеудинск, русский, проживал — Китай, Маньчжурия, Мулинские угольные копи, работал — Мулинские угольные копи, технический агент по приему вагонов. Арестован 9 сентября 1945 г., осужден 11 января 1947 г. Мера наказания — 10 лет ИТЛ.  Источник: Книга памяти Свердловской области).

Жить стало очень трудно. В 1949 году я, ученик четвертого класса, помогал дедушке, прислуживал в церкви, подносил подсвечники во время службы. Был страшный неурожай. Китай поразил голод. Я два года не ел хлеба, тяжело заболел, и меня перевезли в Харбин, к брату моего отца. Я был сильно истощен. В Харбине меня воскресили.

Да, это было голодное, тяжелое время. И тогда в полной мере проявилось великодушие китайцев. Никогда не забуду доброго, сильно заикавшегося Ли Чу Дженя, торговавшего, чем Бог послал. Он (и не он один) отпускал нам продукты – кукурузную муку, картошку – в долг. Суммы долга записывал на стене дома  и продолжал  приносить провизию. Иногда спрашивал маму:

— Мадама, деньги получил?

— Получила, — отвечала мама, — но ты уж извини, отдать могу только часть.

— Не надо, мадама, не надо! – волновался Ли Чу Джень.

Он зачеркивал долговые каракули на стене и опять отпускал продукты в долг. Спасибо ему и таким, как он, китайцам. Они ведь и сами жили впроголодь. Но нам не дали умереть с голоду. И еще одно поразительное свидетельство. Когда стало немного получше с продовольствием и была введена карточная система, русские начали получать по одной бутылке растительного масла и по семь килограммов муки в месяц на каждого человека в семье. Мы – мама, сестрёнка и я получали 21 килограмм муки и крупы в месяц! А китайцы в это же самое время получали в два раза меньше.

…От отца не было никаких вестей – его осудили без права переписки. И о нем ничего не было известно.

Только в 1954 году, когда Н.С. Хрущев открыл дорогу для свободного возвращения «харбинских русских» в Союз, появилась возможность начать поиски отца. Слава Богу, он выжил в лагере. Мы встретили его в марте 1955 года на станции Красная сопка в Красноярском крае, куда нашу семью выслали на освоение целинных земель.

 

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

 

Я не был в Харбине 60 лет. Наконец, встретились. Сердечная благодарность за это бывшему Чрезвычайному и Полномочному Послу КНР в Узбекистане господину Юю и особенно атташе по культуре Сюй Тао.

Наше знакомство состоялось вот при каких обстоятельствах. Я никогда не писал пьес, но идея давно витала. Еще мальчишкой я видел и до сих пор помню бродячий китайский театр — завораживающее действо. И вот в соавторстве с Ариадной Васильевой (тоже, к слову, эмигранткой) мы сочинили пьесу, которую я поставил в нашем театре. Спектакль называется «Храбрый Ван Лао или Шень Сянь большие уши», в нем соблюдены все театральные традиции древнего Китая. На премьеру спектакля были приглашены все сотрудники посольства КНР в Узбекистане. Из приличия господину послу предстояло произнести краткую приветственную речь и затем удалиться по своим посольским делам. Но он остался и досмотрел спектакль до конца. Для меня ценно то, что он сказал мне после спектакля: «Георгий Аркадьевич, как же вы помните то, о чём мы, современные китайцы, уже забыли?! Мне казалось, что я нахожусь не в ташкентском, а в старом китайском театре. Как ваша память сохранила всё это?»

Так сложилась наша дружба. Я сдержал слово, данное послу: этот спектакль переведен на узбекский язык и идет в Узбекском драмтеатре.

А впереди меня ждал замечательный сюрприз. Бывшего харбинца Колю Заику, ныне живущего в Австралии, осенила гениальная мысль – собрать в Харбине всех «наших». Он проделал огромную работу. Всё решалось на правительственном уровне; мэрия Харбина была поставлена в известность. Коля разослал через интернет по всему миру официальные приглашения (так я узнал о готовящейся встрече). В год, когда Китайская Народная Республика готовилась отметить шестидесятилетие со дня своего образования, мне была оказана честь стать сопричастным к этому событию.

Меня пригласили в посольство Китая и преподнесли на «золотом блюдце»  и билеты, и визу. Все дорожные расходы посольство взяло на себя. Вот так меня отблагодарили за мой скромный труд – спектакль «Храбрый Ван Лао или Шень Сянь большие уши».

Всю дорогу меня сопровождало рекомендательное письмо посольства, в котором подробно указывалось, кто я такой, какой внёс культурный вклад, куда и с какой целью направляюсь и т.д. В аэропорту Пекина меня встретили две китаянки в форме служителей аэропорта с табличкой, на которой по-английски было написано моё имя и фамилия. С большим уважением они проводили меня к месту, где происходила пересадка на самолет до Харбина. Честное слово, с такими почестями и вниманием меня никогда в жизни не сопровождали. А в аэропорту Харбина меня встречал Коля Заика. Оказывается, господин Сюй Тао отправил ему уведомительную телеграмму.

Ожидалось, что гостей будет не более семидесяти человек. Это так ожидалось. А приехало двести семьдесят! Из Америки, Дании, Норвегии, Германии, России, Австралии.  Встреча была трогательной. Узнавание. Слёзы. Воспоминания.

Все поселились в отеле «Модерн». Я помню эту гостиницу с детства. Здесь наши родители устраивали весенние балы, и город был наполнен ароматами сирени и черёмухи. В «Модерне» в свое время останавливались Шаляпин, Павлова, Вертинский. Их фотопортреты и теперь украшают стены отеля. Более того, в гостинице имеется своеобразный музей, в котором бережно хранится всевозможная утварь, которой давным-давно пользовались русские люди, самовары, пишущие машинки…  «Модерн» просто пропитан русским духом. Так китайцы уважительно относятся к истории.

Не обошлось без забавного случая. Когда-то в Харбине была знаменитая табачная фабрика «Лапато», принадлежавшая одному англичанину. Мой дядя служил на этой фабрике в должности заместителя директора. Каково же было наше удивление, когда на встречу прилетел племянник Лапато. Конечно же, он отправился на фабрику. Там его не пропускают на проходной. Он говорит: «Извините, но это фабрика моя, я не был здесь 60 лет, дайте я хотя бы посмотрю». Его вежливо впустили, а на прощанье подарили ему блок сигарет «Лапато».

В центре Харбина есть улица, где полностью сохранена русская архитектура. Китайцы называют эту улицу «Харбинский Арбат». В городе открыты действующие православные церкви. Мы зашли в храм Покрова. Шестьдесят лет в нём не собиралось столько народу. В храме собраны уникальные иконы древнего письма, привезенные русскими эмигрантами. Это богатейшее наследие.

Шла Пасхальная неделя. Священника в храме не было. И тогда кто-то громко воскликнул: «Христос воскресе!» И хором отозвалось: «Воистину воскресе!»  А затем все запели «Вечную память» тем, кого уже никогда не будет с нами. Не выразить словами чувства, охватившие меня. Рыдали все. Это было душевное очищение. На нас смотрели лики святых. И восторг, и радость, и печаль, и скорбь — всё осталось в стенах храма.

 

В отеле нас ожидал торжественный банкет. В зале ресторана, где когда-то бывали Шаляпин, Вертинский, были красиво накрыты столы. Наш стол стоял отдельно. Он был сервирован на четырнадцать человек – столько наших Мулинских приехало в Харбин со всего света. В центре стола, в большой вазе лежали какие-то тёмные плитки, которые я поначалу принял за шоколад. Был прекрасный вечер. Низкий поклон китайцам – они умеют создать праздник.

 

Десять дней пролетели, как одно мгновение. Прощание было пронзительным. Ни женщины, ни мужчины не скрывали слёз. Как знать, может быть, мы виделись в последний раз. Но связи не прервались. Мы контактируем, переписываемся. Мы – братья и сёстры. И аура Китая окружает нас.

 

Я часто задумываюсь: что же для меня Родина? Корни мои в России. Но сам-то я родился в Китае, там впервые в жизни вдохнул воздух манчжурских сопок, побежал по китайской земле, пил воду китайских рек. Я прожил там шестнадцать лет. Так что же Родина в моей жизни? Наверное, всё-таки Китай.

 

Да, я не досказал. Так вот, темные плитки в вазе на нашем банкетном столе оказались вовсе не шоколадом. Взяв одну, я понял, что это такое, и испытал сильнейшее волнение. Это был самый настоящий уголь Мулинских копей!

17 комментариев

  • Николай Красильников:

    Миша, очень добротный и нужный материал о Г. А. Мустафине — талантливом актёре-подвижнике и просто замечательном человеке. Я хорошо его знал, когда жил в Ташкенте, неоднократно вместе бывали в гостях у педагога Раисы Афанасьевны Куц (70-е годы). Пройдёт несколько десятилетий и так же, как о Харбине, многие, кто доживёт,будут ностальгировать по старому Ташкенту. Нижайший поклон Георгию Аркадьевичу.

      [Цитировать]

  • Анна Бочарова:

    Георгий Аркадьевич очень чуткий и мудрый человек,мало того он очень хороший родитель…сколько бы людей его не знало,кого возраста они бы не были,все его безумно любят…для меня большая честь и награда Бога как я считаю быть ученицей у такого человека,но всему когда приходит конец,не смотря на это я до сих пор вспоминаю те дни с теплотой и любовью и с большим удовольствием звоню своему любимому учителю…Георгий Аркадьевич,а роднее дядя Гоша(Дядюшка Сэм)как мы его называли,нас многому научил и я ему очень благодарна,благодарна этому замечательному человеку! Дядя Гоша мы вас очень сильно любим!

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Вообще-то Мустафин — китайский шпион. И это еще раз подтверждает данная статья. Вы думаете почему Китай в последние годы так рванул экономически? То-то!.. А «крыша» у него действительно классная — театр. Ну, артист!..

      [Цитировать]

    • Александр:

      Жаль я поздно прочитал твой коментарий, если ты мудак не знаешь людей то нечего о них что либо говорить. Благодаря этому «китайскому шпиону» многие дети а так же взрослые нашли свою дорогу в жизни. Сколько душ сберег дядя Гоша сколько покалечиных душ вылечил. Его знают и помнят многие а вот кто ты, что ты сделал в этой жизни урод? Лично о себе, зовут меня Саша Магадан и поверь за этого Человека глотку порву тебе не только я.

        [Цитировать]

      • Сергей:

        Провокатор или больной на голову. Читай внимательно! А родственники-то из Харбина-нашлись!!!

          [Цитировать]

      • Сергей:

        Мой комментарий-это фото брата деда и его сыновей! Я не Александр, который обвиняет дядю Гришу!Внимательно читайте, а не обижайте людей.

          [Цитировать]

  • Мустафин Георгий Аркадиевич:

    ОТВЕТ КОЛМАГОРОВУ НА ЕГО РАЗОБЛАЧЕНИЕ ШПИОНА МУСТАФИНА….Когда-то в Лондане кому-то зонтиком в батинок зделали цианистый укол,что-бы много не болтал уехав за бугор….А Теперь для Колмагорова»Лично»-Когда Иуда ты в толпе шкандыляешь по москве что-бы купить себе краюшку хлеба знай-Наши «ХУНВЕНБИНЫ» С зонтиком в руке тебе инекцию уже готовы сделать……!!!!!

      [Цитировать]

  • Александр Колмогоров:

    Что я говорил? Шпион! Да еще и разнузданный! Ничего, скоро выложу на сайте документы, обличающие его!..

      [Цитировать]

    • К. Бетц:

      Георгий Аркадьевич, дорогой мой Гоша!
      Всего то несколько лет мы проработали в одном театре. И почти пол века я храню память о тех днях, незабываемых еще и потому, что там были ВЫ, моим ДРУГОМ, КОЛЛЕГОЙ и УЧИТЕЛЕМ,
      в самом высшем понимании этих слов !
      Здоровья Вам, и осуществления всего задуманного.

        [Цитировать]

  • Г.А.Мустафин:

    Дорогой Карлуша Бетц,даже не верю что ты нашёлся…срочно сообщи свои координаты,крепко целую…

      [Цитировать]

  • Milena:

    Вся эта история меня никак не касается, но почему-то тронула до слез…

      [Цитировать]

  • Русина:

    Меня эта история тоже не касается, только что то общее есть в этой истории с рассказами моей мамы об Акмолинске дореволюционном(ныне г Астана) и мулинскими копями. И характеры этих эмигрантов и тех акмолинцев схожи.

      [Цитировать]

  • Сергей:

    Пару недель назад прояснил судьбу брата своего деда Соковнина Михаила Александровича и его семьи. Оказывается они эмигрировали в Харбин в 1922 г. Его дети-Георгий (Юрий) , Александр и дочь Татьяна, также нашлись в документах бюро по делам российской эмиграции в Маньчжурии. Вам, случайно не приходилось пересекаться с Соковниными??? Спасибо-Сергей

      [Цитировать]

  • Сергей:

    Михаил Александрович Соковнин

      [Цитировать]

  • Сергей:

    Александр Михайлович Соковнин

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.