Беседа четвёртая. 60-е годы. Малые джазовые ансамбли Ташкента Tашкентцы История

С сайта «Ташкентский джаз клуб»

В начале 60-х годов эстрада и джаз окончательно расходятся, и их дальнейшее развитие происходит независимо друг от друга. Поскольку эстрада является как бы базисом для развития джаза, а в этой книге рассматривается становление джазовой музыки, дальнейшее описание музыкальных ансамблей будет посвящено именно тем, кто имеет непосредственное отношение к джазовому музицированию.

В годы, предшествующие I-му Ташкентскому фестивалю джазовой музыки, среди молодых музыкантов-инструменталистов города наметился интерес к серьёзному изучению джаза и его различных направлений. Начало этому интересу положили многочисленные джэм-сешн, проводимые в театре Эстрады при непосредственном участии А. Кролла и его коллег по Эстрадному оркестру Узбекистана, а также приезжавших на гастроли джазменов. Музыканты никогда не упускали возможности поиграть с гостями, эти встречи всегда были для них праздником и хорошей школой. Джазовой нотной литературы тогда ещё не было, не было и учителей, были только магнитофонные записи, но они не давали возможности познакомиться с технологией игры на том или ином инструменте. У каждого инструмента есть свои специфические секреты, без знания которых довольно трудно играть свободно, без напряжения, особенно в джазе. У каждого музыканта- импровизатора имеется целый арсенал излюбленных приёмов, используемых в творческой практике, ясно, что при совместной игре музыканты обогащают друг друга информацией.

Подобные встречи происходили в Ташкенте ежемесячно, а то и по 2-3 раза в месяц. Помимо встреч с гастрольными коллективами, музыканты часто собирались друг у друга для музицирования и для прослушивания новых записей. Чаще всего эти собрания происходили на квартире пианиста Э. Гусаковского и в доме саксофониста Ю. Живаева, дом его стал своеобразным домашним джаз-клубом.
Свои музыкальные идеи джазовые исполнители могли реализовать на праздничных вечерах и танцплощадках города, где начинающим джазменам разрешалось поиграть во время антрактов. Излюбленным местом для подобного музицирования была танцплощадка ОДО (Окружной Дом Офицеров), которая вмещала в летнее время до 2-х тысяч человек. У музыкантов была уже своя публика, которая
приходила не столько потанцевать, сколько послушать джаз.

Руководил танцевальным оркестром ОДО Евгений Живаев. Коллектив состоял из трёх труб, четырёх саксофонов, трех тромбонов и полной ритм-группой. Этот оркестр был неровным по профессиональному уровню музыкантов, репертуар был сугубо танцевальным и поэтому оркестр не пользовался особой популярностью среди любителей музыки. Естественно, джазовые музыканты своей игрой в перерывах заметно украшали танцевальные вечера в ОДО. Среди них были: М. Шапиро, И. Алёшин, Б Шамшидов, который играл ещё и на саксофоне, Ю. Ананьев, саксофонист Ю. Живаев, басисты Л. Хавкин, С Гилёв, Р. Клеблеев, барабанщики Э. Горожанин и М. Гольденцвейг. То же самое происходило на площадках Дворца Железнодорожников и парка им. I-го Мая, где играли аккордеонист Е Дивилерс, барабанщик Э.Горожанин, басисты Р. Асатуров и В. Чикунов, саксофонисты Э. Пугачёв и Е. Аренберг, пианист И.Алёшин. Впоследствии эти музыканты стали лауреатами джазовых фестивалей.

В эти же годы начинают организовываться джазовые ансамбли при клубах. Наибольшей популярностью в городе пользовались диксиленды при клубе Кенафной фабрики и клубе Водоканала. В первом играли: трубач В. Александров, тромбонист Г. Москаленко, саксофонист и пианист Е. Аренберг, гитарист
Ю. Волков, контрабасист А. Пахотин и барабанщики В. Мельников и В. Пивоваров. Репертуар этого коллектива состоял из произведений традиционного джаза и обработок песен советских композиторов.

Диксиленд давал много концертов на производствах, в армейских частях и колхозах. Художественным руководителем ансамбля был большой поклонник джаза Ю. Лозович. Членами второго диксиленда были, в основном, инженеры, но все они прекрасно владели своими инструментами, очень хорошо импровизировали и с большим вкусом умели из любой незначительной пьесы сделать великолепную джазовую композицию. Иногда к ним присоединялся аккордеонист Геннадий Примов, обладающий прекрасными способности импровизатора. Его манера игры не походила на ту стандартную игру, которая обычно использовалась аккордеонистами тех лет. Он отказался от постоянного аккомпанемента в левой руке, используя басы в виде пунктирных синкоп, по принципу пианистов би-бопа. Да и импровизации его отличались свежестью, неординарностью музыкального мышления. Как джазовый исполнитель, он опередил многих музыкантов Ташкента. Кроме него в коллективе играли: аккордеонист А. Ярулис, трубач Л.Осадчий, саксофонист О. Горобец, басист Е. Каплан и барабанщик В. Майлян. Оба диксиленда пользовались огромной популярностью и имели своих многочисленных почитателей.

Формирование джазовых коллективов происходило и в учебных заведениях. Так, в 1958-ом году в Ташкентском институте инженеров железнодорожного транспорта был создан первый в республике студенческий биг-бэнд под руководством Владимира Сафарова, который исполнял популярные джазовые произведения для больших оркестров. Уже в своей первой программе биг-бэнд исполнил «Рапсодию для пяти труб» Гарри Джеймса и «Ночь в Гарлеме» Эрла Хагена. В каждой из своих последующих программ биг-бэнд включал четыре-пять джазовых композиций таких, как: «Рояль гарден блюз», «Ночь и день» К. Портера, «Колыбельную Клары» из оперы «Порги и Бесс» Дж. Гершвина, вариации Эллингтона и другие. Звучали также произведения собственного сочинения, среди них джазовые композиции Владимира Сафарова: «Интродукция» и «Счастливая цифра восемь».

Из состава оркестра можно выделить свингующего барабанщика Геннадия Сафарова, старшего из братьев Сафаровых, игравшего в манере популярного в те годы Джин Крупа, а также импровизаторов Л.Караванченко (тромбон) и В. Сафарова (фортепиано). Ведущими в группе были: саксофонисты И. Старков и В. Домбровский, трубачи А. Лысенко и В. Каширский. В. Сафаров, Ю. Сироткин, Б Белозёрцев и В. Передеренко.
Популяризируя джаз, оркестр выступал в институтах города, на телевидении, озвучивал кинофильмы.
Из своего коллектива оркестр выделил малый состав, который исполнял традиционные темы для диксилендов. Концерты проходили с большим успехом. Свой последний концерт биг-бэнда ТашИИТа дал в мае 1961-го года для участников фестиваля стран Азии, Африки и Латинской Америки, где была исполнена программа, посвящённая творчеству Глена Миллера.

К сожалению, оркестр перестал существовать, в связи с окончанием института многих участников оркестра, но его пример вдохновил студентов
других институтов города на создание подобных коллективов.
В 1958-ом году при ТашГосКонсерватории Е. Живаев собирает диксиленд в составе: Р. Гафаров, Ф.Мамышев — трубы, В. Свиридов — кларнет,
Ю. Живаев — сакс.тенор, В. Казаков, Г. Вергилесов — тромбон, С. Порецкий — контрабас, Э. Горожанин — ударные и сам Е. Живаев — фортепиано. С диксилендом пела дипломантка консерватории Ольга Бардина, позднее солистка оперного театра в Саратове, народная артистка СССР. Ансамбль исполнял аранжировки песен Дунаевского, Скорадомского, Цфасмана и произведения традиционного джаза.
Евгений Живаев вспоминает: «Музыканты Ленинградского Государственного оркестра под управлением Бадхена, приехав на гастроли в Ташкент и послушав наш диксиленд, буквально, были поражены отсутствием записанных партий и умением наших музыкантов самостоятельно импровизировать, что было большой редкостью в те годы»

Через некоторое время, там же при консерватории Е. Живаев организовывает ещё один коллектив из пяти вокалистов и шести инструменталистов. На записях, организованных музыкальной редакцией Госкомитета по радиовещанию, участвовал А. Крол. Этот коллектив первым в Узбекистане предпринял попытку исполнять музыку в духе, так называемого, «Третьего течения», возглавляемого Гюнтером Шуллером. В программе были произведения Д. Маллигана и Модерн Джаз Квартета. Инициатором этой записи был С.П. Мансуров, он же был ведущим джазовых программ на Ташкентском радио.
За период 1960-64-й годы было записано 16 радиопередач, в которых говорилось о джазе, его направлениях и которые сопровождались записями лучших исполнителей мирового джаза. Это было необычайное по тем временам явление, т.к. джаз во всесоюзном масштабе ещё не допускался в радиопрограммы.
В эти же годы при музыкальном училище им. Хамзы сложился небольшой джазовый состав из: пианистов М. Шапиро, А. Веденеева, Ю. Ананьева, которым аккомпанировали контрабасист С. Гилёв и барабанщик М. Гольденцвейг. С этим фортепианным трио выступала способная джазовая вокалистка А. Ибрагимова. Музыканты пользовались большой популярностью у себя в училище, особенное восхищение вызывала игра талантливого пианиста Марка Шапиро, игравшего в манере Эррола Гарнера.

Огромное значение для профессионального роста Ташкентских музыкантов имел приезд на гастроли в Узбекистан американского биг-бэнда под управлением Бенни Гудмана летом 1962-го года. Этот оркестр, собранный из лучших солистов различных бэндов США, перед тем, как приехать в Ташкент, побывал в Москве, Киеве, Сочи, Ленинграде и Тбилиси, где выступления коллектива прошли с феноменальным успехом. Сам факт визита знаменитого джазового оркестра в СССР интересен. Этот оркестр был первым джазовым коллективом, который посетил нашу страну после «железного занавеса».
Но Ташкент, в отличие от других городов, встретил биг-бэнд Гудмана несколько неожиданно. Во-первых, в кассах концертного зала Свердлова не было в продаже ни одного билета, все они были распространены по различным организациям. Музыкантам, которым в первую очередь требовалось находиться в зале, пришлось всячески изощряться, чтобы попасть на концерты. Во-вторых, тем, кто пытался аплодировать этим прекрасным музыкантам, делалось замечание с угрозой вывода из зала какими-то непонятными людьми. Конечно, ни о каких контактах с музыкантами оркестра Гудмана не могло быть и речи. Но всё же творческая встреча состоялась, она произошла в ресторане «Шарк», куда
американские музыканты пришли поужинать. Американцы предложили поиграть джэм-сешн, с их стороны в нём приняли участие пианист и виброфонист Виктор Фельдман, трубач Джо Ньюмен, тромбонист Джимми Неппер, контрабасист Бил Кроу и барабанщик Мел Луис. В этом ресторане в то время играли лучшие джазмены города. Это Э. Гусаковский, и Ю. Живаев на фортепиано, трубач О. Хайдер, отлично владевший исполнительской манерой американского трубача Джо Джонса, лучший саксофонист Узбекистана тех лет Х. Хамидов, отличавшийся мягкой, лиричной манерой игры в духе Стен Гетца и Зут Симса, барабанщики П. Мордухаев и Э. Горожанин, контрабасисты А. Циринский и С. Гилёв они все приняли участие в джэм-сешн. Для наших музыкантов было большим счастьем увидеть живьём и услышать вблизи джазовых мэтров. Многое тогда прояснилось, и как играть, и как строить импровизацию.
Зал ресторана моментально был заполнен до отказа, даже стоять было негде, да и под окнами собралась толпа народа. По окончании джэм-сешна американцы подарили нашим музыкантам значки, буклеты и, самое главное, ноты и пластинки. Но, как оказалось, радоваться было рано, т.к. на следующий день все эти подарки пришлось сдать в соответствующие органы, которые таким образом ликвидировали это «идеологическое оружие». Бенни Гудман, как потом выяснилось, оставил руководству Узбекконцерта для наших музыкантов джазовую литературу и ноты. Каково же было моё удивление, досада и горечь, когда через десять лет, я, случайно, во дворе Узбекконцерта увидел тачку, наполненную джазовой литературой и нотами, подаренными Б. Гудманом, которую везли в последний путь, в утиль!? Конечно, кое-что немногое из этого драгоценного груза с большим трудом удалось забрать. Как могло руководство Узбекконцерта, мало того, скрывать все эти годы их существование, но и отдать распоряжение уничтожить эту бесценную литературу?
В 1963-ем году с открытием Молодёжного кафе «Дружба» создаётся ансамбль из трёх музыкантов: И. Эльтерман (аккордеон), С. Гилёв (контрабас) и барабанщик из Еревана В. Арутюнов, в исполнении которых постоянно звучали джазовые произведения. Через два года в «Дружбе» играет джазовый квартет, в составе: Б. Шамшидов (фортепиано), прекрасный саксофонист А. Алиев, умеющий извлекать из любого, даже непригодного инструмента чарующие звуки, С. Райковский (контрабасист) и на барабанах — С. Гилёв. Квартет исполнял не только произведения классиков джаза, но и свои собственные композиции. Кафе в скором времени становится излюбленным местом поклонников джаза. Затем эстафета была передана следующему ансамблю, в котором играли уже знакомые читателю И. Алёшин, О. Хайдер, Э. Горожанин и другие.

В 1965-ом году при ТашГосКонсерватории организовывается квинтет, исполняющий только джазовую музыку. В нём играли: В. Олейников (фортепиано), В. Караев (труба), К. Добровольский (сакс. тенор), С. Гилёв (контрабас) и один из лучших барабанщиков Ташкента Г. Некрасов. Репертуар квинтет состоял из произведений классиков джаза, обработок народной музыки и собственных композиций.
Вскоре с ансамблем стал сотрудничать композитор Эдуард Каландаров.

На летний сезон квинтет был приглашён для работы на танцплощадку парка им. Горького. Здесь к ансамблю присоединяется тромбонист Л. Караванченко и вместо уехавшего на гастроли Г. Некрасова, барабанщик М. Левин, в дальнейшем долгое время работавший в биг-бэнде Кима Назаретова (Ростов-на-Дону). Танцплощадка становится концертной сценой города, где можно было послушать джаз, получить информацию и поиграть вместе с ансамблем. Часто сюда приезжали музыканты из других городов республики, чтобы поучиться и поделиться опытом. Среди них был и саксофонист из Ферганы Сергей Гурбелошвили ныне один из лучших джазовых саксофонистов мира.

25 декабря 1965-го года, в концертном зале консерватории состоялось отчётное выступление квинтета перед педагогической и студенческой аудиторией. В программе были представлены: «Полюшко-поле» Дм. Покрасса в интерпретации
В. Фельдмана, «Рабочая песня» Д. Эддерли, «Блюз» Т. Монка, «В пути» Э. Каландарова, «Майлстон» М. Дениса и I-я часть из сюиты С. Гилёва «Печальные вехи».

Впервые в стенах консерватории звучала только джазовая музыка. Мнения педагогов разделились. Одни были за джаз (меньшая часть), а те, кто вообще не знал что это такое, выступили против. Но и те и другие отметили высокий профессионализм квинтета, ну, а что касается студентов, то они с восторгом принимали каждую композицию и каждую импровизацию солистов. Очень хорошо, с большим подъёмом и с комментариями по истории джаза провёл концерт актёр ТЮЗа Т. Рахимов.
В 1967-ом году квинтет обновляется, а именно: вместо В. Олейникова приходит пианист, студент композиторского факультета, приехавший из Ашхабада С. Мухатов, В. Караева заменил трубач Ю.Парфёнов и на барабанах стал играть
А. Трацевский. Оба они прибыли из Фрунзе, и оба уже в достаточной степени были подготовлены для джазового исполнительства и имели опыт импровизационной игры. У каждого была своя индивидуальная манера исполнения. С приходом этих музыкантов в квинтет произошёл качественный скачок в лучшую сторону, открылись перспективы для изучения современных направлений джазовой музыки.

Обновлённый коллектив вызвал большие дебаты в среде ташкентских музыкантов и обратил на себя внимание, как самый перспективный джазовый ансамбль города. Вскоре квинтет в полном составе приглашается на постоянную работу в эстрадную группу «Туркестанская звёздочка» при Ташкентском ОДО, которая обслуживала военные части Туркестанского Военного округа. Постоянная работа и место для регулярных занятий, дали возможность квинтету серьёзно заняться творчеством. Как правило, на репетициях ансамбля присутствовали многочисленные любители джазовой музыки. Часто на сцене ОДО происходили джэм-сешн с музыкантами Ташкента и приезжими на гастроли джазменами.
Особенно часто приезжал будущий президент Алма-атинского джаз-клуба, прекрасный барабанщик Тахир Ибрагимов, работавший в составе ансамбля «Гульдер» под руководством пианиста и композитора Эдуарда Богушевского. Не менее часто приезжал и пианист из Москвы лауреат международных и всесоюзных фестивалей джазовой музыки Виктор Мисаилов, чья творческая судьба, в дальнейшем, тесно будет связана с Ташкентом.
Уже в то время каждый из участников квинтета приобрёл характерную творческую манеру исполнения. Так, в игре пианиста С. Мухатова можно было услышать принципы развития импровизационного текста Била Эванса, творчеством которого он увлекался в то время. М. Дэвис и Ф. Хаббард подтолкнули Ю. Парфёнова к находкам, определившим его дальнейшую индивидуальную манеру игры на трубе, а К. Добровольский, умевший извлекать из своего инструмента мощный, напряжённый звук при отличной технике, испытывал влияние таких саксофонистов, как Ч. Паркер, Дж. Эддерли и Дж. Колтрейн.
С. Гилёв изучал творчество лучших контрабасистов мира: Ч. Мингуса, Р. Брауна, С. Фары, П. Чемберлеса. Вместе с А. Трацевским, кумиром которого был
Э. Джонс, они создавали для своих коллег мощный и упругий ритм с хорошим свингом.
В те годы этот ансамбль был, несомненно, лучшим в Средней Азии и во многом оказал большое влияние на молодых музыкантов.

(продолжение следует)

10 комментариев

  • elle:

    Я, конечно, не спец в джазовой музыке. Интуитивно предполагаю, что высший пилотаж в джазе — это импровизация.

      [Цитировать]

  • Рустам:

    Однако,очень полезно почитать ищущим себя и свой стиль современным музыкантам.

      [Цитировать]

  • elinor-44:

    В конце 50-х на территории лампового завода был клуб. Там играли музыканты. Среди них был чех Серж Порецкий. Я знаю, что он играл и в ОДО. Потом около братских могил(Кафанчик) открылся дом народного творчества и часто давались концерты. Мы, девятиклассницы 32 школы, старались не пропустить ни одного. Моя подруга, Наташа Папава,дочь директора Лампочки в те годы, жила на этой территории на стороне п.Горького, и я каждый день бегала к ней поиграть в н/теннис, а Серж тоже был любитель поиграть. Поэтому я в курсе его музыкальных пристрастий. Но вскоре он женился и уехал в Чехию. Может быть кто-нибудь вспомнит это время и этих людей?

      [Цитировать]

  • Инесса Кимовна:

    Какой хороший материал,интересно почитать о былом,тем более,что много знакомых фамилий
    музыкантов,спасибо за публикацию.

      [Цитировать]

  • elle:

    Недалеко от театра Навои, возле суши-бара играет квартет по вечерам. Если у них есть сакс — это джаз? Не боги, конечно. Но, ничего лабают. Приятненько посидеть возле.

      [Цитировать]

  • Михаил Тростянецкий:

    В 1965-1966 годах Евгений Живаев будучи студентом консерватории руководил эстрадным оркестром Лампочки. Мне очень повезло оказаться в составе этого интересного коллектива в качестве пианиста. Только благодаря Жене Живаеву я научился играть в эстрадном оркестре. К сожалению, моя «музыкальная карьера» на этом закончилась в связи выездом из Ташкента. Но я по сей день с большой благодарностью вспоминаю этот период. С какой радостью и энтузиазмом, который внушил нам Женя, мы проводили репетиции и концерты. Влюблённость Жени в джазовую музыку невозможно преувеличить. Он всю свою энергию и знания прилагал к нашему музыкально-джазовому воспитанию. Когда я узнал, что Евгений Живаев стал Главным дирижёром эстрадного оркестра Узбекского радио и телевидения, я искренне порадовался его творческим успехам. Я хочу надеяться, что его талант ещё не один раз блеснёт своими яркими гранями. Так держать!!!

      [Цитировать]

  • Игорь Гугель:

    Разыскиваю своего старого друга — Эдуарда Гусаковского. Просьба откликнуться всех, кто что-то знает о нем. Мой адрес: smol@sumail.ru

      [Цитировать]

  • leonid KARAVANCHENKO:

    В ДКЖД играли Хайдер-труба,Юрий Живаев-сакс,Геша Сакевич-сакс,Леонид Караванченко-тромбон,

      [Цитировать]

    • Галина:

      Лёня Караванченко, низкий поклон тебе за твой комментарий. Несправедливо, а я бы даже сказала,- умышленно занижена роль таких талантливых музыкантов, как трубач — Алик Хайдер, саксофонисты:Юрий Живаев, Геннадий ( а не Геша!) Сакевич, Юрий Петровец, Анатолий Перцев, Боб Шукуров, Леонид Караванченко-тромбон, пианист Игорь Алёхин, пианист и композитор Эдуард Каландаров, Михаил Гольденцвейг — ударные, трубач от Бога — Калинников Виталий.
      Первый фестиваль джазовой музыки прошёл в Ташкенте в апреле 1968 года. Значение его трудно переоценить. Это был поистине смотр джазовой музыки республик Средней Азии и Казахстана.
      Первое место было отдано квинтету «Туркестанская звёздочка»: Сардар Мухтаров — ф-но, Константин Добровольский — тенор-саксофон, Юрий Парфёнов труба, Сергей Гилёв — контрабас и Алексей Трацевский — ударные.
      Второе место: квартет Вячеслава Полянского — ф-но,Эдуард Мхчиян — гитара, Р.Клеблеев — контрабас, Леонид Шмуйлович — ударные.
      Третье место квартет Игоря Алешина — ф-но, Геннадий Сакевич — флейта, тенор-саксофон, Алик Шахмуров — контрабас, Додик Штернфельд.
      Специальный приз получил ученик муз.школы им.Успенского — Игорь Дмитриев — ф-но (самый молодой участник). Диплом получил биг-бэнд Эдуарда Каландарова и замечательная джазовая певица — Тоня Ибрагимова.

        [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.