Family history этнических немцев Бесслер-Ивониных: возвращение в Германию? Tашкентцы История

ВАЛЕРИЙ ГЕРМАНОВ
кандидат исторических наук,
Институт истории АН Узбекистана

Мир раскололся,
и трещина проходит через сердце поэта…
Генрих Гейне

В данной статье я поведу речь об одной немецкой семье, которая, на мой взгляд, является одной из великих семей, воспитавших в своей среде выдающихся представителей «российских» немцев, волею истории и судеб оказавшихся в Узбекистане и частично вернувшихся на историческую Родину. Эта семья прошла всё то, что прошли все «российские» немцы, но при этом сохранила то главное, что отличает немецкий народ, свой менталитет, свое понимание мира, организованность, трудолюбие, тягу к знаниям. Рассказывая об этой семье, я повествую обо всей истории немцев Узбекистана и Средней Азии, потому что ее пример, как в фокусе, концентрирует всё то, что вынужден был пройти каждый немец в этой стране.

Арвед Теодор-Христиан Бесслер родился в 1919 году в семье крупного помещика Теодора Христиана Иохана Бесслера в Крыму. Арведу было лет пять, когда земли и всё имущество семьи были конфискованы, а отцу официально предложили работать в Народном комиссариате земледелия Крымской АССР. Он категорически отказался работать на обидевшую его власть и был немедленно выслан из Крыма. Вскоре семья устроилась в одном из немецких поселений, севернее Крыма. Теодор сапожничал и кормил семью. Но в 1929 году началась коллективизация. В 1932 году, в самый разгар голода на Украине, главу семейства, Теодора Бесслера, как бывшего помещика вновь выслали на север. Они не доехали до места. На станции Щёлково он вышел из вагона за кипятком, и больше его никто никогда не видел. На Украине был Голодомор.

Семья вернулась в Симферополь к родственникам. А Арвед потерялся в толпе при пересадках и больше года беспризорничал. Но, повзрослев, всё же вспомнил, откуда он родом, и вернулся в свое бывшее поместье. Там был его брат. Он был старше на 18 лет и взял на себя все заботы по его воспитанию. Так уж случилось, что учиться ему пришлось на трех языках. Вначале на немецком, потом на украинском и лишь затем на русском.

Жизнь постепенно налаживается. Он заканчивает бухгалтерский техникум в Симферополе и поступает на заочное отделение Московского института советской торговли. Учится там весьма успешно. А вот сдать последние государственные экзамены ему помешала война.

Вскоре всех немцев в Симферополе пригласили в военкомат и сказали, что они понимают, что немцы — патриоты своей страны, но не совсем удобно отправлять их на фронт, где им придется убивать своих сородичей. Поэтому принято решение мобилизовать их в Трудармию. Им разрешили проститься с близкими, собрать вещи и собраться на железнодорожной станции. Так они проехали в теплушках всю Украину и Казахстан. А вот в Свердловске им на окна вагонов нацепили колючую проволоку и поставили стрелков для охраны. Они попали в СевУралЛаг — Северо-Уральские лагеря.

Дальше дело обычное, хорошо знакомое каждому немцу. Быть может, он и погиб бы в этих лагерях, как погибли многие его товарищи, от непосильного труда и скверного питания, но его выручило высшее экономическое образование. Он ведет всю лагерную бухгалтерию, ежедневно на выстроганных досках рассчитывая продуктовые пайки в зависимости от выполнения норм выработки.

Здесь он знакомится с единственным медиком в лагере Анастасией. И вот в 1946 году у них родился сын Виктор. Родился он необычно — в лагере для политических заключенных — знаменитая 58-я статья. Только там, среди этих «врагов народа», были врачи, способные оказать помощь единственному вольнонаемному медику. Но предстояло еще вынести этого младенца с территории строго охраняемого лагеря. Это сделал его дед Никонор, спрятав под овчинным тулупом. Младенец, видимо, еще в утробе матери изучил все лагерные порядки, поэтому прикусил язык и не открывал рта от лагеря до избы.

Его отца — Арведа — вскоре отправили на спецпоселение в столицу СевУралЛага — поселок Сосьва, туда же перевелась и Анастасия Никоноровна. И вновь, учитывая его высшее, хотя и не совсем законченное образование, его берут на работу экономистом в Управление Северо-Уральских лагерей — святая святых ГУЛАГА. Почти все должности там занимает офицерский состав, всё засекречено, и действует жесткий механизм организации управления. Впоследствии знание этого механизма оказалось на редкость нужным и востребованным.

Война окончилась. Он связался с Московским вузом, и тот несколько лет подряд вызывал его для сдачи государственных экзаменов. Но он был в статусе вечного спецпоселенца, которым запрещалось покидать места проживания. За поселком был кордон, выход за который приравнивался к побегу, и, согласно Указу Сталина, наказывался 25-ю годами каторжных работ. Так и не удалось ему закончить этот вуз. И всё же он нашёл способ, хоть ненадолго, выезжать за кордон. Это был футбол. В 1946 году в лагере политзаключенных в Сосьве оказался знаменитый форвард московского «Спартака» и сборной СССР — Николай Старостин. Всю спартаковскую команду посадили после проигрыша немцам в Берлине. Но посадили не за проигрыш, а за «восхваление немецкой техники». Дело в том, что после игры в раздевалке футболисты говорили о прекрасной технике немецких футболистов. Этого оказалось достаточно. Все они отправились в лагеря на 10 лет.

А в 1957 году во время «хрущевской оттепели» немцам разрешили выезжать с мест спецпоселения. Многие из них направились в Среднюю Азию. Особо привлекательным выглядел Узбекистан. В Фергану же едет и семья Арведа Бесслера. Однако уж слишком свежи были гулаговские времена, поэтому приезжают они в Фергану порознь и, будучи в незарегистрированном гражданском браке, селятся в частном доме. Арведа принимают на работу в Областное статистическое управление простым экономистом. Но вскоре он уже возглавляет отдел промышленности, строительства, транспорта и связи. Гулаговские навыки организации работы пригодились. Его замечают в Ташкенте, и весной 1963 года приглашают на работу в Ташкент в Нейтральное статистическое управление республики. С этого момента Арвед Бесслер последовательно конструирует в отечественной статистике не известную тогда в Узбекистане систему, которую мы сейчас называем менеджментом. Каждый сотрудник получает строго определенный участок работы, несет ответственность за свой статистический показатель или их группу. А это уже работа не на вал, это специализация. Вскоре из весьма посредственных экономистов в его отделе вырастают подлинные корифеи отечественной статистики. Через год он становится начальником управления статистики промышленности. Именно это управление ежеквартально готовит великолепные доклады руководству республики. А это значит, что аналитические материалы, подготовленные в этом управлении, включаются в доклады высших лиц республики и произносятся на пленумах ЦК Компартии Узбекистана, включаются в директивные решения. Отечественная статистика промышленности начинает играть заметную роль в управлении экономикой Узбекистана.

С самого начала работы в Ташкенте Арвед Бесслер ввел беспрецедентный в то время порядок работы. Он запретил работникам задерживаться на работе и выходить на работу в субботы и воскресенья, как это было принято в Сталинскую эпоху. Статистическое управление стало единственным высшим органом государственного управления экономикой, в котором люди уходили с работы ровно в 6 часов вечера. Поначалу это вызвало раздражение и в правительстве, и в ЦK Компартии Узбекистана. Но Георгий Иванович Зайко раньше работал помощником Шарафа Рашидова и сумел o6ъяснить ему свою позицию в этом вопросе и переломить недовольство тех, кто уже привык работать сверхурочно. А Арвед Бесслер всегда популярно объяснял, что тот руководитель, который сидит в субботу и воскресенье на работе, на самом деле не руководитель, поскольку он даже своей женой не может руководить и скрывается от нее по вече¬рам и в выходные дни в служебном кабинете. А в результате у него ни нормальной семьи, ни нормальной работы.

Итак, с профессиональных позиций Бесслер доказал свою состоятельность, но для каждого, кто приезжает в другой город, другую республику, возникает весьма серьезная проблема интеграции в новое общество. Та же проблема стояла и перед Бесслером. Помимо работы ему тоже нужно было влиться в новое узбекское общество. Весьма интересно и поучительно, как он это сделал. Стержнем его собственной политики интеграции стали шахматы. Игра эта интеллектуальная, не требующая затрат, не сопряжена с пьянством и иными пороками, на базе которых многие пытаются войти в новое общество. Спорт и шахматы — простой и эффективный инструмент интеграции. Он позволяет быстро наладить контакты, познать через партнеров сложные и непонятные процессы вхождения в новую среду.

Но это лишь один аспект интеграционного процесса, поэтому Бесслер интуитивно находит другой канал эффективного вхождения в новую для себя столичную интеллектуальную среду. Вскоре к нему в кабинет зачастили аспиранты и докторанты, маститые ученые-экономисты. Одни готовили диссертационные исследования, другие писали монографии и учебники. Он не жалел времени для них, просиживая часами за обсуждением той или иной проблемы. Приходили они просто для того, чтобы выписать статистические данные, а уходили с глубоким пониманием проблем промышленного производства Узбекистана. Бесслер обладал уникальной экономической интуицией, прекрасно знал статистику и взаимосвязь всех статистических показателей. Об этом он и говорил с начинающими и зрелыми учеными. Он учился у них, они учились у него. Это был взаимнообогащающий процесс. Но обогащал он не только Бесслера, он обогащал всю республику, поскольку новые теоретические знания немедленно закладывались в доклады правительству, получая свою оценку и развитие в управленческих решениях.

Прекрасная работа в статистике была отмечена государственными наградами. В 1971 г. он получает Орден «Знак почета», а в 1974 г. — Орден Трудового Красного знамени, и в приложение к нему легендарный Председатель ЦCY СССР, член-корреспондент Академии наук СССР Владимир Никонович Старовский дарит ему от имени ЦСУ СССР автомобиль «Жигули» «за лучшую постановку промышленной статистики в СССР».

Итак, мы можем сделать некоторые промежуточные выводы. В кон¬це 1950-х и начале 1960-х в Узбекистан и Среднюю Азию пришла вторая волна немцев, как правило, бывших трудармейиев, вышедших из мест «вечного поселения». Все они столкнулись с необходимостью интеграции в новое для себя общество со своими условиями проживания и менталитета. При этом часть немцев искала собственные пути интеграции в новую среду, другая предпочитала оставаться в замкнутом пространстве традиционного национального самосознания.

Быстрее и эффективнее всего интегрировалась высококвалифицированная и высокообразованная часть немцев, используя собственные нетрадиционные интеграционные инструменты. Но в основе таких процессов всегда лежал высокий профессионализм, трудолюбие и организованность. Обычно это сопровождалось некоторым карьерным ростом и уважением людей из окружающей среды. При этом они сохраняли свои национальные обычаи и связи с немецкой диаспорой. Важно и то, что их примеру следовало молодое поколение немцев, что существенно ускоряло их интеграцию в местном обществе.

Сложнее было интегрироваться наименее образованным людям. Они не знали, как это сделать, а трудармия, репрессии и спецпоселения выработали в них стойкий иммунитет против любых форм их насильственного вовлечения в новую для них среду. Единственным средством самозащиты в этих процессах было компактное проживание, а следовательно, сохранение изначальной, хорошо известной им национальной среды. Но эта привычная среда уже давно не соответствовала той среде, которая ждала их на исторической Родине в Германии.

Распад СССР и новые отношения в Европе вызвали огромную волну миграции «российских» немцев в Германию. Они возвращались на свою историческую Родину. В 1992 г. туда же едет и семья Арведа Бесслера. В последний момент в Ташкенте он, наконец, зарегистрировал брак с Анастасией Никаноровной, с которой прожил всю жизнь и воспитал двух детей — Виктора и Марину. В Германии в 1993 г. к ним присоединяется Марина со своим мужем и двумя дочерьми — Натальей и Викторией. Их поселили в небольшом городке Кобург, известном тем, что в нем состоялась помолвка последнего императора Российской империи Николая II со своей женой, урожденной принцессой Алисой Гессен-Дармштадтской.

И вот вновь, в очередной раз на первый план выходит проблема интеграции в новое общество. Арведу уже 73 года, а в этом возрасте адаптироваться в новую среду практически невозможно. Но опыт, эрудиция и высочайшая квалификация позволяют семье с блеском решить эту проблему. Я специально акцентирую на этом внимание, поскольку опыт этой семьи мог бы стать эталонным для многих семей немцев, возвратившихся в Германию.

Не мудрствуя лукаво и полагая, что люди любого менталитета и любых кровей подвержены игровому азарту, он приходит в знаменитый шахматный клуб Роденталь. Быстро адаптируется в нем, трижды выигрывает чемпионат клуба, входит в сборную команду клуба и играет в ней на первой доске. В 1998 г. в возрасте 79 лет занимает третье место на открытом первенстве сеньоров Баварии. В клубе к нему относятся с глубочайшим уважением, а один из миллионеров, любитель шахмат, постоянно заезжает за ним по дороге в клуб. Вскоре Арвед Бесслер становится старейшим участником первенств Германии, и клуб гарантированно, еще до начала турнира, получает за это памятный кубок.

Обустроившись на месте и поняв, что им делать нечего, они вместе с женой Анастасией начинают писать книги. И вот почти одновременно, в 2005 и 2006 гг., в Германии выходят книги Анастасии Бесслер и Арведа Бесслера.

Не сидят сложа руки и другие члены семьи. Самые молодые — Наталья и Виктория — стремительно изучают немецкий язык. Прекрасно учатся и после окончания гимназии поступают в знаменитые и престижные Вюрцбургский и Эрлангенский университеты. Наталья уже закончила Вюрцбург, где некогда ректором был крупнейший физик-экспериментатор, член Берлинской Академии наук, первый лауреат Нобелевской премии в области физики Вильгельм Конрад Рентген, и получила прекрасную работу, а Виктория еще продолжает учёбу. Виктория Бесслер активно сотрудничает с прессой: еще в школе газета «Франкфуртер Альгемайне» заказывала ей статьи на актуальные темы.

Следуя примеру деда, Виктория начала заниматься спортом и в составе команды «Coburger Моог» становится чемпионом Германии (Верхне-Франкский сезон 1998-1999 гг.) по популярному в Германии и исключительно зрелищному виду спорта «Tanzsportgarde». После триумфальной победы она вместе с подругами по команде была при¬глашена на официальный прием к Президенту Баварии Эдмунду Штойберу в Президентский дворец Баварии.

Казалось бы, наш выдающийся экономист Арвед Бесслер и его замечательная семья навсегда ушли из Узбекистана. Казалось бы, это коней удивительной истории пребывания в Узбекистане обычного и великого немца. Но оказывается, это не так. Их отъезд знаменовал появление на нашем узбекском небосклоне одной из самых ярких экономических звезд.

Речь идет сыне Бесслера — Викторе, который, как мы уже говорили, родился в лагере для политзаключенных, а вырос на спецпоселении, где закончил семилетнюю школу (других там не было). В 1960 г. вместе с матерью приехал в Фергану. Там он удивительно быстро вошел в школьную среду, где, как известно, очень не любят новеньких, а тем более отличников. А его приняли сразу, и приняли как раз за прекрасные знания и за крайнюю наивность во всех азиатских делах. Осенью этого же гола его, восьмиклассника, в числе 16 победителей Областной математической Олимпиады, принимают в Ферганский педагогический институт, где он изучает математику.

Но отца переводят в Ташкент, и в 1963 году потенциальный математик становится студентом-экономистом. Его тут же приметили на кафедре математики, и вскоре он там ведет научную работу. Одна из работ, посвященная применению математических методов в экономике, в 1966 г. побеждает на Всесоюзном конкурсе студенческих работ, и Виктор получает первую в Узбекистане Золотую медаль Министерства высшего и среднего специального образования СССР «За лучшую научную студенческую работу».

После окончания вуза он два года работает в Госснабе Совета Министров Узбекской ССР и поступает в аспирантуру Института экономики Академии наук Узбекистана. Защитил диссертацию и проработал там до 1992 г. Вел там широкий спектр работ по проблемам программируемого развития, крупных народнохозяйственных комплексов, теории управления, развития различных отраслей экономики. Проходит элитную подготовку в Центральном экономико-математическом институте в Москве, участвует в подготовке директивных решений высших органов государственной власти и управления СССР под непосредственным руководством академиков Н.П. Федоренко, Н.Я. Петракова, С.С. Шаталина. Будущий экономический советник М.С. Горбачева — академик Н.Я. Петраков — является его первым официальным оппонентом на защите диссертации. Этих академиков еще в советское время называли рыночниками, и именно у них он прошел великолепную школу теории рыночной экономики.

Глубокие, разносторонние знания получил он и от близкого общения с выдающимися учеными Узбекистана. В 1980 г. его приглашает на работу в Президиум Академии наук, в качестве своего помощника, Главный ученый секретарь Президиума, академик Ибрагимжан Искандеров. Здесь он работает 6 лет и, ежедневно обобщая наиболее важные достижения ученых Академии, приобретает поистине энциклопедические знания. Он свободно и на равных обсуждает с маститыми учеными проблемы физики, математики, астрономии, геологии, химии, истории, археологии. Ученые с таким первоклассным кругозором — большая редкость, их готовят долго и исключительно целевым порядком, поштучно.

Загруженность административными функциями не влияла на исследовательскую деятельность. Виктор продолжает научный поиск в области проблем программируемого развития экономики. В 1970-1980-е годы выходит ряд объемных фундаментальных трудов с его участием. В это же время он преподает в Институте повышения квалификации руководящих работников республики основы экономики и управления, и после провозглашения независимости Узбекистана в высших эшелонах государственной власти и управления оказывается не менее половины его учеников.

Провозглашение независимости Узбекистана, с одной стороны, вызвало оправданную эйфорию, с другой — поставило аппарат управления страной в экстремальную ситуацию. Нужно было формировать государственность, проводить экономическую реформу и решать множество иных задач, которые раньше выполнялись только по указке из Центра. Всё было новым, необычным. И в этот момент знания нашего узбекского немца оказались востребованными практикой. Ситуация оказалась прямо противоположной обычной. Не ученый «продавливал» свои идеи в практике, а практика настойчиво требовала от него свежих идей.

Именно здесь в полной мере раскрылся весь талант этого незаурядного человека. Он возглавляет рабочую группу по подготовке проектов экономического законодательства в тогдашнем Верховном Совете (ныне Олий Мажлис). Эта рабочая группа, при всесторонней поддержке Президента Узбекистана И.А. Каримова и специалистов Аппарата Президента, вскоре стала становым хребтом методологии экономической реформы. За два года ею был подготовлен весь первый пакет рыночного законодательства — 25 законов Республики Узбекистан. При этом нужно учесть, что это были первые рыночные законы, которые формулировались в то время, когда не было ни одного учебника по рыночной экономике, когда в стране вообще никто не представлял, что такое рыночная экономика, что делать и в каком направлении двигаться. На долю этих людей выпала тяжкая роль первопроходцев. И они с этой задачей с блеском справились.

 

Думаю, что период творчества Виктора как ученого-экономиста после провозглашения независимости Узбекистана сделал его самым счастливым человеком в стране, поскольку только поистине счастливым людям удается реализовать свои идеи как в науке, так и в практике управления страной.

 

Важно отметить, что, проанализировав опыт Узбекистана в приватизации, другие страны СНГ повсеместно отказались oi продолжения ваучерных приватизационных схем и приняли по сушей ну узбекский вариант приватизационных механизмов. А приоритет в разработке и реализации этой эксклюзивной инвестиционной модели приватизации, как известно, принадлежит сыну Арведа Бесслера.

И все же не могу не остановиться на еще одном важном результате работы этого человека. Это Национальная программа по подготовке кадров, которая готовилась по замыслу и пол руководством Президента страны И.А. Каримова. Поэтому не случайно ее неофициально называют «Президентская программа». Естественно, что и здесь техническую наработку осуществляла рабочая группа. В ее состав вошли сын Арведа Бесслера Виктор Ивонин, Тахиржон Каримович Иминов, Шавкат Курбанов, Эдем Сейтхалилов. Позднее к ним присоединился Тохтапулат Турсунович Рискиев. Опыт работы Виктора в составе различных рабочих групп сыграл здесь решающую роль. Результатом этой почти годичной работы явилась Национальная программа по подготовке кадров, принятая Олий Мажлисом и подписанная Президентом страны. Она встретила прекрасную оценку зарубежных экспертов, получила международное признание и была отмечена Золотой медалью ЮНЕСКО.

Но проводимая экономическая реформа нуждалась в освещении, доведении ее до сознания каждого человека. Поэтому Виктор, не оставляя научную стезю, становится ведущим экономических программ Узбекского телевидения и радио. С 1994 г. вместе с замечательным журналистом Абдухакимом Даминовым, старшим научным сотрудником Института истории Академии наук Узбекистана, кандидатом философских наук P.P. Назаровым и другими ведет самую рейтинговую программу Узбекского радио «Бизнес-клуб». Именно здесь проявился блестящий публицистический дар этого человека. Передача шла в прямом эфире в режиме вопросов и ответов. Постоянно слушая ее, не перестаешь удивляться энциклопедическим знаниям выдающегося экономиста, точности формулировок и удивительной легкости, с которой он говорил самым простым и доходчивым языком о самых сложных вещах.

Характеризуя многогранность личности этого человека, не могу не сказать о том, что каждое лето в отпускной сезон он исчезал из Ташкента. Всё это время он пропадал в высокогорных экспедициях на Памире и Тянь-Шане, занимавшихся поисками таинственного человекоподобною существа. Впервые об этом он узнал из книги выдающегося альпиниста В.И. Рацека, а позднее, обратившись по моему совету к трудам Франца фон Шварца и его книге «Туркестан — колыбель индогерманских народов», изданной в Германии в 1900 г., узнал, что на территории Туркестана некогда существовало загадочное племя, вытесненное людьми в недоступные горные районы Танымасса. Надо ли говорить, что именно он, чуть ли не вызубривший труды П.П. Семенова-Тян-Шанского, И.В. Мушкетова, Н.Л. Корженевского и других исследователей Памира и Тянь-Шаня, был мозгом этих экспедиций. А главное то, что из каждой экспедиции он привозил массу впечатлений и обязательно писал увлекательнейшие рассказы о гомотангах, которыми зачитывались все. Их поиски не были напрасными. Из одной из последних экспедиции он привозит мумифицированную, всю заросшую жесткой бурой шерстью руку загадочного существа.

Я сознательно столь подробно рассказываю о нем, чтобы было понятно, насколько велики интеграционные возможности высокообразованного и действительно талантливого человека. Попав в совершенно не знакомую для себя среду Узбекистана, он за короткое время полностью интегрируется в это общество и становится довольно известной личностью. Он свободно общается с людьми, пользуется их уважением и доверием, вхож во все самые высокие кабинеты страны.

Сын Арведа Теодора-Христиана Бесслера зовется здесь Виктор Арведович Ивонин (по фамилии матери). И этих двух людей, оценивая с позиций сделанного ими для немцев и всех народов Узбекистана, можно с полным на то основанием назвать национальным достоянием Германии и Узбекистана.

 

http://www.proza.ru/avtor/vgermanov

5 комментариев

  • Л.С:

    ПРОСТО БРАВО!!!!!

      [Цитировать]

  • AK:

    В знаменитых передачах Даминова участвовал знаменитый Ионин. может это был Ивонин? Может это он критиковал банкиров, а они отвечали ему угрозами?
    Раздраженность с какой принимают шутки Виктора Арведовича можно понять. Я посещал семинары московского профессора Яковлева, моя сестренка участвовала в выработке экономических законов и я вижу ситуацию как со стороны экономистов так и с противоположной — тех кто выжил благодаря объедкам (в натуральном смысле). Все наши (и российские) экономисты абсолютно игнорируют социальную сторону жизни, конкретно коррупцию, беззащитность и поддатливость населения любым, самым безграмотным мошенникам вымогающим деньги в любом учреждении, просто ходящим по квартирам и объявляющим сколько они должны за газ, отопление(точнее за трубу под домом:) за электричество, за счетчик и еще черт знает за что, согласно решению их компании, хокимията, президента и т.д.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    АКе. Это хорошо, что Вы так написали. И Вы полностью правы. Мы сталкиваемся с кучей очень неприятных бытовых экономических проблем. Но это не моя вина. Поясню на одном примере. Возьмём Закон Республики Узбекистан от 03.09.1993 г. «О государственном пенсионном обеспечении граждан». В нём есть Статья 65. «Удержания из пенсий» В ней пишется «Удержания из пенсий могут производиться: … б) на основании решений районного (городского) отдела социального обеспечения в случае излишней выплаты сумм пенсий пенсионеру вследствие злоупотреблений с его стороны (в результате представления документов с заведомо неправильными сведениями…) либо вследствие счетной или другой технической ошибки». Закон был принят в 1993 году. Я его не писал. Иначе бы эту статью ни за что не пропустил. Почитайте внимательно и вдумайтесь о чём идёт речь — за что несёт ответственность пенсионер. 1. За представление документов с неправильными сведениями. На практике это значит, что каждый больной старик, прежде чем идти в Собес за пенсией, должен изучить бухгалтерский учёт и все юридические нормы для того, чтобы проверить правильный ему дали документ, или не правильный. Иначе будет отвечать. А чиновник Райсобеса, который получает зарплату за то, что принимает и проверяет документы, за приём фальшивых документов не отвечает. 2. За счётную ошибку. На практике это означает, что если работник Райсобеса увеличил кому то, когда то пенсию вдвое или втрое, то ответственность за это несёт не он, а пенсионер. 3. За техническую ошибку. А технической ошибкой может быть всё что угодно. Потеряли в Собесе Ваши документы, нет подписей руководителя Собеса и т.п. Райсобесовские чиновники тут не причём, ответственность несут пенсионеры.
    А раз работники Собеса ни за что не отвечают, то остаётся только брать взятки и давать любые пенсии, какие кому захочется.
    А Вы Ивонина в бедах коррупции обвиняете. А Ивонин этот Закон не писал. Это другие, очень заинтересованные ребята, ещё в 1993 году написали. Причём сами выдумали, потому что ни в одном аналогичном законе СНГ этой статьи нет.
    А теперь посмотрим, что из этого получилось. Я помню, что сразу после выхода этого закона, чуть ли не по домам ходили люди и говорили о том, что нужно кому-надо дать «на лапу» и будет максимальная пенсия. В прошлом году был год здорового поколения. Когда начали считать инвалидов, то оказалось, что их у нас на тысячу населения чуть не на порядок больше, чем в любой другой стране мира. Естественно, что в Пенсионном фонде денег хронически не хватает. Подумать о том, почему это происходит некому. Поэтому уже раз пять этот фонд переименовывали, реорганизовывали и переподчиняли. В прошлом году передали его Минфину. Минфин организовал там проверку, выявил там кучу переплат и незаконных пенсий, и в соответствии с законом стал требовать с пенсионеров возврата. А теперь представьте, что сейчас в стране происходит. С 70-80 — летних стариков требуют возвратить деньги, за 10-15 лет (берут только за последние три года, больше по закону нельзя), только за то, что утеряны справки, кто то в собесах ошибся и т.п. Старики начали писать. И говорить, что это не они, а чиновники виноваты. Тогда на всех кто писал фабрикуют дела и в суд передают по статьям «Мошенничество» и «Хищение государственных средств в особо крупных размерах». А это вплоть до тюремного заключения и конфискации имущества. Взяточники аксакалам рот затыкают. Минфин в этой механике разобраться не в состоянии. Люди перегружены и вдуматься в суть Закона недосуг. А у депутатов в Олий Мажлисе квалификации недостаточно, чтобы понять где собака зарыта и почему денег пенсионного фонда хронически не хватает.
    Так вот когда я на радио вещал, то подобные проколы в нашем экономическом механизме выкладывал постоянно и к ним внимательно прислушивались. Большей частью старались исправить. В том числе и дела с банками (я об этом потом напишу). При этом, та часть, кого я трогал, свирепела, а другая, те которые понимали проблему, но не могли найти решения, брали мои предложения на вооружение. В этом секрет того, почему я спокойно говорил в эфире всё что хотел в течение 12 лет. Меня никто не останавливал, поскольку эта информация была востребована и активно использовалась в практике государственного управления. Сейчас то же самое. Правительству и Олий Мажлису нужна подсказка о том, что коррупционную статью № 65 Закона Республики Узбекистан «О государственном пенсионном обеспечении граждан» необходимо убирать. Тогда ответственность за растранжиривание государственных средств падёт на чиновников. А значит коррупция здесь будет не столь безобидна. Число липовых пенсионеров резко сократится, ресурсы пенсионного фонда для повышения пенсий возрастут. Но кто это сделает? Я подобные вещи раньше делал. Госмеханизм я знаю как свои пять пальцев. Заходил к людям, от которых зависело решение вопроса и выкладывал свои соображения. Сидели, думали вместе, писали вариант решения и постепенно проводили в жизнь. Но не могу же я постоянно всем заниматься. Тем более, что это в мои обязанности пенсионера не входит. Я всё что нужно по этой пенсионной проблеме сейчас здесь для Вас написал. Так что теперь не меня, а Скляревского всеми словами радуги поносите, потому что, он этот мой комментарий немедленно уберёт. Проще же бочку на Ивонина катить, а не на тех, кто написал и по недомыслию принял коррупционную статью в нашем Законе.
    И всё же, думаю, что в принципе, эта статья нужна Минюсту. Однажды ему было поручение проработать законодательство на предмет коррупционных схем. Вот ему на блюдечке одна из таких коррупционных схем. Попробуйте сами без меня этот вопрос решить. Я Вам анализ ситуации и суть проблемы в общих чертах обозначил. Путь решения проблемы определил. Остаётся провести это решение через Минфин, Минюст, Правительство и Олий Мажлис. Попробуйте сами это сделать. Дело это нужное. В принципе востребованное аппаратом управления. Хотя Вы неминуемо столкнётесь с тремя типами чиновников: теми, кому «всё по барабану», теми, кто не заинтересован в устранении выгодной схемы, и наконец, теми, кто ждёт такого, или иного приемлемого решения. И не пеняйте на то, что у Вас статуса не хватает. Я большую часть жизни старшим научным сотрудником проработал. Это соответствует должности рядового экономиста на предприятии. Но сумел же и законы и государственные программы, и постановления правительства задумывать, писать и проводить в жизнь. Кстати, всё это бесплатно, если не считать обычной зарплаты научного сотрудника. Дерзайте. Поймёте, что мне хлеб даром не доставался. И что если я с гордостью говорю, о том, что всё же многое сумел сделать, то это не самолюбование и не самовлюблённость, а нормальная самооценка того, что кое что сумел сделать красиво и добротно. И не требуйте с меня всего. Даже Господь Бог не все и не сразу Ваши просьбы выполняет.
    Читайте пока, переваривайте. А я Вам напишу как я наши банки, которые Вы помянули, с потрохами съел и что из этого вышло.

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Теперь о банках. Эта тема Бизнес клуба в моём исполнении людям запомнилась. Говорил я о ней долго и постоянно. Но всего сказать в эфир не мог. Суть дела была такова, что в Узбекистане по существу банков не было. Банк — это кредитное учреждение, которое «живёт» за счёт выдачи кредитов (продажи свободных денег). Так вот однажды я обнаружил, что доля кредитов в инвестициях страны чуть больше 2%. А это значит — ничего. Значит банков на самом деле нет. И если нет кредитов, нет производства.
    Вот тут то я и начал катить бочку на банки. Они ничего не могли понять, поскольку и без кредитования спокойно жили взимая деньги за бланки, выдачу налички и прочие операции, которые во всём мире бесплатны. Не могли понять моей позиции и в правительстве. Пришлось выходить на Аппарат Президента и там с цифрами в руках обрисовать ситуацию. Там меня всегда понимали, поскольку без дела и без готового решения я туда не ходил. Они дали команду и все мои расчёты повторили. А так как это делалось по последним свежим данным, то картина оказалась ещё хуже. Это подводило к выводу о том, что ситуация в банковской сфере ухудшается и надвигаются «смутные финансовые времена». Как оказалось я вовремя «поймал» предвестники будущего мирового финансового кризиса. Но это выяснилось потом. А пока с начала 2007 года были приняты масштабные решения по увеличению капитализации банков. А проще говоря, по наполнению банков деньгами. Они были освобождены от налогов. Значительная часть их акций предлагалась на продажу. И здесь был сделан хитрый ход. Так как было ясно, что своих свободных денег у наших предприятий нет, то наши банки непременно скупят иностранцы. Поэтому мы запретили продавать акции банков иностранцам. Как и ожидалось. Они тут же создали в Узбекистане подконтрольные себе предприятия и через них стали скупать акции наших банков. Это нас устраивало. Эти меры оказались своевременными. К началу мирового финансово-экономического кризиса мы успели создать «подушку безопасности» для нашей банковской системы. Поэтому пока Российская экономика в 2008-2009 гг. обваливалась на 18% мы росли больше, чем на 7%. Интересно, то что с началом кризиса все иностранные акционеры банков немедленно потребовали свои деньги назад. Но мы в числе антикризисных мер запретили узбекским предприятиям продавать свои акции банков. А так как иностранцы вкладывали свои деньги в наши банки, через подставные узбекские фирмы, которым это запрещалось делать, то иностранные деньги во время кризиса у нас остались. Поэтому в результате кризиса мы в принципе особо внешне ничего не почувствовали. Проблемы конечно были и проблемы серьёзные. Но за счёт заранее подпитанной

    Мы не
    сдениностранцам покбыло по очнНо Час ююююююююююююююююююююююююююдТогда я сказал, чтона Дел

      [Цитировать]

  • Виктор Арведович Ивонин:

    Конечно проблемы были, но за счёт заранее подпитанной банковской системы, поддержки внутреннего рынка и экспорта экономика Узбекистана оказалась на плаву. Так, что банки могут ставить мне памятник за всю ту ругань, которую я на них вылил. Она того стоит, поскольку капиталы банков выросли за счёт этого в два-три раза.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.