Хорошая мука, рассыпчатая… История

Пишет zuzlishka в своем журнале. Название условное я поставил сам, оригинал без названия, движок сайта без названия не позволяет публиковать. ЕС.

 

Среди неисчислимостей мира, как-то: звезды, нерешительность рассвета, изюмки и вообще всякие косточки, буквы в толстых книжках, вода в фонтане, красный песок на бульваре со статуей Куйбышева в пальто и прочая, были незнакомые улицы, куда нельзя было заходить.
Такие ближайшие улицы были у нас в МАХАЛЛЕ — узбекском квартале маленьких домов за дувалами — глинобитными стенами с незаметными синими калиточками. За ними слышалoсь разное вечное: визги детей, разговоры женщин, шипение сковородок, журчание воды.

Меня никогда не отпускали далеко, и рассказы других детей про «пойдем в махаллю урюк таскать» были, как в Прыжывальского играть или в Одиссея. Мне казались бесконечными чужие улицы, где арыки к вечеру волшебно наполнялись водой, где птицы бесились в густой листве, и золотая пыль стояла в воздухе.
Манил долгий путь: перейти горы, за ними — Кашгар, Яркенд, Джунгария — таинственные места из рассказов о подвигах местных пионеров или Марко Поло.
Печальное подозрение о неизменности ежедневной жизни еще не тяготило, казалось, что где-то кончается эта монотонность, и начинается если не яркий праздник, то стремительность, «на полном скаку», верный взмах рукой, привлекательная бездна, еще чуть-чуть и вот-вот.
Шли с бабушкой в махаллю за мукой с двумя полотняными мешками. Mои сандальи, отрезанные спереди для упрямых пальцев, вздымали пыль копытами неистового коня. Солнце заходило за холмом, на крепостной стенe зоркие лучники смотрели на дорогу, пересвистывались, завидя всадника, натягивали тетиву на всякий случай.

Возле магазинчика стояла небольшая очередь, бабушка разговорилась по-татарски с какой-то знакомой. В арык пускали воду, стремительные потоки несли скопившийся за день мусор, дохлых мышей, на дне поблескивал шлем Тамерлана и крышечки от бутылок. Вода сметала селение на своем пути, сильных коней уносило, крыши срывались с домов, путник стоял на холме и видел все, и не мог помочь.
Старушки кудахчут обычную скучную глупость: как твоя кызымка подросла, как мой Равшанчик подрос, в школу идет…
Черные вишни нa дереве. Hе ешь, путник, заснешь мутным сном, ослабеешь, ограбят тебя и убьют, шайтан заберет твою душу и превратит в зло, а тело растерзают шакалы.
Наконец бабушка выходит с мукой, она медлит, оглядывается по сторонам. Hемолодой узбек с арбой стоит за углом, женщины грузят свои мешки, он тащится по улицe. На арбе — расшитый золотом паланкин, в нем — плененная принцесса, всадники по сторонам, любопытная толпа.
Не открывайте ей лицо, не смейте, она поразит вас своей красотой, у каждого, кто увидел ее, поселится в сердце вечная любовь, как нечестивая болезнь. Помутится разум, мир превратится в светящийся шар, он покатится впереди, поманит, но не ухватить его слабыми руками.
На краю махалли остались только наши мешки. Бабушка дает узбеку деньги. Снимает мешки на скамью и ждет дедушку.
— Напечем пирожков. Xорошая мука, сухая, рассыпчатая.
Усталый путник снимает шлем, кладет на ковер саблю.
Он тоже ждет пирожков. Сегодня будут с изюмом и рисом.

2 комментария

  • Aida:

    У нас с братом и сестрами черные вишни на дереве наоборот были «топливом» — мы считали, что они дают энергию для дальнейшего продвижения. Правда, наше продвижение было не в историческом ключе, а более современном, техногенном

      [Цитировать]

  • AK:

    zuzlishka прогрессирует (Чехова переплюнула, теперь пошла на Картасара :)
    Название должно быть другое — что-то типа «Неисчислимости мира»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.