Г.А.Колузаев История

jnike_07 опубликовал в своем журнале.

92 года назад в Ташкенте был подавлен осиповский мятеж. В советской историографии предпочитали его трактовать как левоэсеровский. Но вот беда: во главе этого мятежа наряду с «бывшими» стояли большевики-оборотни с дореволюционным стажем военком К.Осипов и В.Агапов, козырявший личным знакомством с Лениным, а подавляли этот мятеж как раз левые эсеры.


Г.А.Колузаев сидит слева. Остальные двое расстреляны мятежниками К.Осипова 19 января 1919 г. Стоит зампред Ташсовета Вульф Наумович Финкельштейн, справа — редактор газеты «Красноармеец» Михаил Н.Троицкий.

Вот и редкая фотография одного из них — Г.А.Колузаева (1882-1938) подоспела, в интернете выложил правнук П.Колузаев. Потомки революционера проживают в Узбекистане. По известным причинам в биографии Г.А.Колузаева существуют пробелы, в мае 1938 г. занимавшегося крестьянским трудом революционера арестовали в г.Янгиюль (ранее — станция Кауфманская, в честь покорителя Туркестана) Ташкентской области и на закрытом судебном заседании выездной сессии военной коллегии Верховного Суда Союза ССР он получил десять лет без права переписки, такая была формулировка для родственников, означавшая, к сожалению, расстрел, после чего история переписывалась, а фотографии уничтожались.

Г.А.Колузаев реабилитирован Верховным Судом в 1956 г., т.е. те преступления, которые вменялись ему на суде, — шпионаж, измена родине, или еще что там по пресловутой 58-ой статье,- он не совершал, а в партийной политике 1917 года крестьянин был не силен.

В 1917 г. он был простым фельдфебелем 1-го Сибирского стрелкового запасного полка, расквартированного в Ташкенте, и членом партии эсеров. Скорее всего, к эсерам его потянуло из-за внятной аграрной программы этой старой партии. После февральской революции становится комиссаром этого полка. События в стране начинают меняться с калейдоскопической быстротой. Столичная неразбериха откладывала свой отпечаток на ситуацию на окраинах империи. 11 сентября ушел в песок корниловский мятеж. Столкнулись в провокативном зондировании амбиции двух туркестанцев: Керенского и Корнилова. Волна дошла до Ташкента. Там 12 сентября 1917 г. прошел массовый митинг, образовавший ревком с задачей отстранить от власти Туркестанский комитет Временного правительства под председательством этнографа, лексикографа и бывшего офицера В.П.Наливкина (1852-1918) и революционизировать местный эсеро-меньшевистский совет. Председателем ревкома был избран однополчанин Г.А.Колузаева — поручик Е.Л.Перфильев. В.П.Наливкину удалось арестовать новый совет только на сутки. На следующий день члены совета под давлением митингующих были освобождены. По сути уже 13 сентября власть перешла в руки ревкома, почти весь ташкентский гарнизон перешел на его сторону.

Это был сильнейший удар со стороны земляков по А.Ф.Керенскому, обрушившему на Ташкент град истерических телеграмм. Срочно снаряжается карательная экспедиция во главе с новоиспеченным генерал-майором П.А.Коровиченко, личным другом А.Ф.Керенского. Бывшему присяжному поверенному масону П.А.Коровиченко, охранявшему до этого царскую семью в Александровском дворце, не удалось разгромить Ташкентский ревком. 24 сентября П.А.Коровиченко прибыл в Ташкент и был объявлен генеральным комиссаром (почувствуйте терминологию) Временного правительства по управлению Туркестанским краем и командующим войсками округа, предпринимая попытки разоружить революционизированные воинские части, однако вызываемые им на подмогу верные А.Ф.Керенскому войска постоянно застревают в пути из-за саботажа железнодорожников.

Лексикограф В.П.Наливкин отправляется в отставку, 20 января по н.ст. 1918 г. он застрелится на кладбище по политическим мотивам. Фельдфебель и комиссар Г.А.Колузаев между тем занимается формированием красногвардейских отрядов из рабочих. 28 октября по ст.ст. (уже после эпопеи в Эрмитаже) противостояние сил П.А.Коровиченко и отрядов ташщкентского ревкома переходит в горячую фазу. Бои шли четыре дня, крепостная артиллерия по приказу П.А.Коровиченко обстреливала жилой сектор. 1 ноября по ст.ст. в главном городе Туркестана побеждает новая власть. П.А.Коровиченко арестован. В начале декабря его застрелит на гауптвахте солдат, по официальной версии — вымещавший злобу на арестованных стрельбой по камерам. Но вот беда: в это время в крепости находился новоиспеченный комиссар внутренних дел Туркестана большевик-ленинец В.Агапов.

После революции Г.А.Колузаев становится членом военной коллегии края и начальником штаба красногвардейских отрядов. Интересный факт из биографии Г.А.Колузаева: в 1918-1919 гг. он живет коммуной, т.е. ведет общее хозяйство, с первым председателем Туркестанского совнаркома Ф.И.Колесовым и его замом К.Успенским. Интересно было бы почитать про этот коммунально-бытовой опыт, но навряд ли Г.А.Колузаев отразил его на страницах своих революционных воспоминаний, которые отправил в 1932 г. на имя М.Горького. По официальной версии судьба этих мемуаров неизвестна. В чем выражалось коммунальное общежитие туркестанских революционеров науке, наверное, уже не восстановить, ведь жизнь они вели фактически кочевую.

Коммуна коммуной, а мировая революция не ждет. 22 февраля 1918 г. Туркестанский совнарком побеждает кокандских автономистов. В этих боях отличился будущий мятежник военком К.Осипов. Параллельно председатель Туркестанского совнаркома Ф.И.Колесов громит в Самарканде белоказаков полковника Зайцева, в этих боях принимает участие 1-ый Туркестанский революционный боевой отряд под руководством Г.А.Колузаева. 23 февраля в центре образовалась РККА, а в Туркестанской АССР еще долго сохранялось военное многовластие, а не единоначалие, после возникновения вооруженных сил ТАССР здесь еще действовали отряды Красной гвардии, различные рабочие отряды, партийные дружины, мусульманские отряды,- сплошная партизанщина. Революция — ничего не поделаешь, такие сюжеты не снились сценаристу «Неуловимых мстителей» С.Ермолинскому, другу М.Булгакова, и С.Ежову и Р.Ибрагимбекову, сценаристам «Белого солнца пустыни». Получается так, что разгромив кокандских автономистов и зайцевских белоказаков первый предсовнаркома Туркреспублики Ф.И.Колесов успешно, таким образом, присоединил к будущему Узбекистану Ферганскую и Самаркандскую области.

Хорошая страна — Туркестан — была на тот момент, жили бедно, в блокаде, но громили всех подряд: и англичан, и оренбургских, и семиреченских, и закаспийских, и ферганских, и собственных оборотней. Да только вождь мирового пролетариата, как только блокада окончательно была прорвана, образовал специальную комиссию по делам Туркестана, известную как Турккомиссия, одной из задач которой официально была борьба с «великодержавным шовинизмом». И если пишпекца Фрунзе в составе этой комиссии еще можно было терпеть, то грузинский богач Шалва Элиава уже вызывал много вопросов. Остальные ленинские типы Турккомиссии тоже были как на подбор: Шая Голощекин, Глебушко Бокий и прочие рудзутаки. Смена состава на революционной туркестанской арене, следовательно, была предопределена, за жизнь ташкентских пролетариев больше никто бы не дал и гроша. А административно-территориальное деление в дальнейшем пошло по русофобскому ленинскому сценарию: нарезали этнократий и предопределили развал страны через 70 лет по административным границам искусственных этнократически-феодальных образований. Ташкентский железнодорожник Ф.И.Колесов (1891-1940) стал в 30-х гг. московским архитектором. Интересно, что в ленинской рабочей партии никаких рабочих кроме полицейского агента Р.Малиновского отродясь не было.

Еще один штрих к подвигам Г.А.Колузаева из туркестанских былей. В первых числах марта 1918 г. Туркестанский совнарком предпринимает попытку экспорта революции в соседний Бухарский эмират, т.н. «колесовский поход». Младобухарцу Файзулле Ходжаеву, будущему сталинскому председателю совнаркома Узбекской ССР, удалось уговорить Ф.И.Колесова на этот поход. Наверное, это была первая в истории попытка военного экспорта революции, о которой авторы перманентной революции в Москве пока еще только мечтали. Глупость несусветная. Второй после генерала М.Г.Черняева герой Туркестана К.П.Кауфман, я думаю, ворочался в гробу, упокоенный в ташкентском Спасо-Преображенском соборе, еще не взорванном в то время. О чем думал последний генерал-губернатор А.Н.Куропаткин, уединившийся в тверской деревне Шашурино, неизвестно. Первоначальная авантюра с присоединением Бухарской области к будущему Узбекистану закончилась плачевно. Головорезы эмира Саидалимхана коварно разобрались с ташкентскими парламентерами. Под ударами бухарцев Ф.И.Колесову пришлось тикать в сторону Самарканда. Но на помощь коммунальщику и другу пришел бравый красногвардейский «Ташкентско-Перовский отряд Степанова-Колузаева» из перовских (ныне г. Кызыл-Орда в Казахстане) артиллеристов и ташкентских железнодорожников. 25 марта эмир подписал с ташкентскими коммунарами Кызылтепинский мирный договор. ТуркАССР в составе Советской России была провозглашена только 30 апреля 1918 г. После бухарского поражения авторитет Ф.И.Колесова среди ташкентских большевиков упал, и в ноябре 1918 г. он слетел с поста предсовнаркома. Фрунзе через два года изучил опыт «колесовского похода», и Бухарская и Хивинская области все-таки были присоединены к будущему Узбекистану.

Следующий подвиг Г.А.Колузаев совершил 92 года назад, отличившись при подавлении осиповского мятежа в Ташкенте. Большевики-оборотни К.Осипов, В.Агапов и белые офицеры-подпольщики были легко разбиты верными совнаркому отрядами ташкентского гарнизона, железнодорожниками и отрядами старогородской бедноты. Далее в биографии Г.А.Колузаева лакуны. Скорее всего, он все-таки примкнул к большевикам по партийной линии, потому что в мае 1919 г. Туркестанский совнарком и РВС назначают его командовать важным Северным (Актюбинским) фронтом, где ташкентские терпели неудачи в боях с колчаковцами. Необходимо было прорвать блокаду и воссоединиться с центром. 1 июня 1919 г. командующий Северным фронтом Туркреспублики Г.А.Колузаев наступает со станции Эмба в направлении поселка Темир силами одного полка. Недоброжелатели Г.А.Колузаева потом говорили, что наступление началось под звуки духового оркестра, но кончилось тем, что полк был наголову разбит, уцелела только артиллерия и конница. Но это не удивительно, белые на этом участке фронта имели огромное преимущество в коннице, да и Троцкий еще не дал приказ Восточному фронту РСФСР перейти к общему наступлению.

Г.А.Колузаева обвинили в развале фронта и арестовали. Фактически его арест давал понять, что с красногвадейской партизанщиной пора кончать и начинать строить регулярную армию. 5 сентября 1919 г. ТуркЦИК и крайком РКП(б) издали постановление об образовании «особого суда» для расследования поражений на Северном (Актюбинском) фронте. Народ очень тяжело переживал задержки в победе мировой революции и искал, как видим, виновных. 3 мая 1920 г. появившаяся в Ташкенте ленинская Турккомиссия из элиав, шай голощекиных и прочих рудзутаков постановила «дело Г.А.Колузаева передать в Ревтрибунал». Г.А.Колузаев был признан «виновным в неустановлении связи между частями и штабом во время наступления на Темир, непроявлении распорядительности в установлении единства действий частей и неприятии мер к возвращению батальонов, посланных на помощь Кустанайскому отряду, что повлекло за собой поражение». Откровенно говоря, в июне 1941 г. весь командный состав РККА с подобной формулировкой можно было расстрелять. Самого же героя Ревтрибунал ТАССР приговорил «к лишению свободы на 5 лет с заменой этого наказания по амнистии и направлением на Западный фронт».

Дальше опять в биографии Г.А.Колузаева идут лакуны, но, очевидно, что он кровью искупил бывшие прегрешения, потому что продолжал служить в РККА, а после сокрушения всех внутренних и внешних врагов Советской республики занялся крестьянским трудом, переехав из Ташкента на станцию Кауфманская (ныне г.Янгиюль Ташкентской области). Приказом РВС СССР за номером 101 от 23 февраля 1928 г. крестьянин Г.А.Колузаев, бывший фельдфебель, красный партизан и командующий революционными фронтами был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В приказе говорилось: «В ознаменование десятилетия рабоче-крестьянской Красной армии, вписавшей славные страницы в историю героической борьбы пролетариата с многочисленными его врагами, Центральный Исполнительный Комитет Союза СС Республик принял необходимым отметить доблестную службу особо отлившихся в боевых столкновениях защитников Октября, как состоящих в кадрах РККА, так и находящихся вне ее рядов, и удостаивает их награждения орденом Красного Знамени.»

В 1938 г. желающих написать донос на бывшего левого эсера Г.А.Колузаева, наверное, было хоть отбавляй. Не повезло бойцу чуть-чуть. Не хватило политического чутья и изворотливости. Недаром он и на фотографии выглядит как копия Чапаева. Надо было крестьянством заняться в Грузинской ССР, где в это время наркомвнудел был С.А.Гоглидзе, служивший с Г.А.Колузаевым и в 1-ом Сибирском стрелковом полку, и под его началом в красногвардейском отряде. К слову, не знал, но выясняется, что первоначальный толчок карьере С.А.Гоглидзе, оказывается, дал Ш.З.Элиава, земляк его из Кутаиси.

А наркомвнудел УзССР Д.З.Апресян оказался беспощаден.

2 комментария

  • Татьяна:

    ЕС, я совсем недавно видела именно этот снимок на сайте. И тоже выкладывал родственник…или родственница. с сопровождающим постом.

      [Цитировать]

  • Энвер:

    Оба-на, тема уже ж была с той же фотой! Может, прагматичнее подклеить к прошедшей? Там же и комменты…

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.