В Доме кино будет отмечаться 80-летие Шухрата Аббасова Tашкентцы

Картины, созданные лауретом Государственной премии, народным артистом Узбекистана, кинорежиссером Шухратом Аббасовым, занимают свое, особое место в узбекской кинематог

рафии. Они дороги и любимы миллионами узбекистанцев, особенно старшего поколения. Восьмидесятилетию мастера будет посвящен юбилейный вечер, который состоится 18 февраля. А накануне, там же, пройдет беседа за круглым столом на тему: «Тво

рчество Шухрата Аббасова и традиции узбекской кинорежиссуры». Организаторами юбилейных мероприятий являются Национальное Агентство «Узбеккино» и Объединение кинодеятелей  Узбекистана. Шухрат Аббасов дал интервью нашему интернет-сайту.

— Шухрат Салихович, когда и как начинался ваш творческий путь?


— Мой творческий путь начался очень рано, буквально с трехлетнего возраста. Однажды мои родители вместе со мной зашли в парк, там какие-то актеры из Коканда исполняли отрывок из спектакля. Когда мы вернулись домой, я веревку натянул, накинул простыню и повторил все, что там увидел на сцене. Родители хохотали, потом соседи пришли и тоже вовсю смеялись. Вот так с трех лет у меня проявились актерские способности. Я был очень музыкальным мальчиком и голос у меня был очень хороший, у мамы чудесный голос был, она оканчивала консерваторию в Москве. Мы пели с ней вдвоем песни патриотические во время войны для эвакуированных тяжелораненых солдат. Я привозил для них парное молоко. Потом в медицинском техникуме активно участвовал в самодеятельности. Сыграл там несколько ролей. И меня случайно увидел на сцене наш известный актер Хамза Умаров, он тогда учился в ташкентском театральном институте. Он буквально схватил меня за руку и привел к ректору этого института и сказал, он должен учиться в нашем институте, посмотрите его. Ректор спросил, как меня зовут. Я сказал: Шухрат. Он в ответ говорит: какое красивое театральное имя! У вас будет прекрасное будущее. На просмотре  выяснилось, что актерские способности у меня налицо, но у м

еня еще проявляется хорошо режиссерское мышление. Мне было рекомендовано поступать на режиссерский факультет. Вообще не представлял себе, что такое режиссерская работа, мне хотелось играть на сцене, создавать образы. А учиться стал на режиссерском факультете.

— Когда у вас впервые проявилась любовь к кино, что этому способствовало?

— Я очень рано полюбил кино. С детских лет мой отец приучил меня смотреть  буквально каждый день хорошие фильмы. Тогда я жил с родителями в Москве, где они учились. Очень добрые, хорошие люди помогали мне найти свой путь в кинематографе. Одним из них был Сабир Мухамедов, наш киносценарист, драматург, потом он занимал разные руководящие посты. Он преподавал в нашем институте и знал, что я очень люблю кино. В то время я уже работал главным режиссером янгиюльского театра. Мухамедов, будучи в том время министром культуры, знал мое увлечение кино и, увидев меня однажды, уговорил поехать учиться на высшие режиссерские курсы во ВГИКЕ. Он уговорил меня и я поехал. За три дня написал все три письменные работы и отдал их Сергею Юткевичу, который прочитав их сказал, что я могу поступать на режиссерский факультет. На экзамене было много знаменитых режиссеров. После успешного экзамена выяснилось, что я совсем мало читал и мне было рекомендовано очень многое прочесть хороших книг — Ричардсона, Бредбери и многих других известных авторов. Было названо 25 наименований книг, которые я не читал. Я сказал, что читал Навои, Абдуллу Кадыри, Пушкина и других. После экзамена Григорий Александров, знаменитый в ту пору кинорежиссер, сказал, что я поступил и пригласил на съемочную площадку своего нового фильма, чтобы я начал учиться новой своей профессии. Потом в Москве были съемки моего первого учебного фильма «Васисуалий Лоханкин» по книге Ильфа и Петрова «Золотой теленок». В нем у меня снимались ныне очень знаменитая Галина Волчек и Евгений Евстигнеев, причем тогда это была его самая первая роль в кино.

За камерой был Георгий Данелия, мы с ним  дружили в ту пору, сидели за одной партой. Он при первой нашей встрече спрашивает: «я талантливый?», я в ответ: «очень», потом говорю ему: «а я?», он в ответ: «ты совсем  талантливый». Я полгода у него дома жил. У меня за плечами был опыт постановки 17 театральных спектаклей и я чувствовал себя достаточно уверенно. Наши учителя дали высокую оценку этой работе. Потом снял самостоятельно фильм «Филлипинец и пьяный» по рассказу знаменитого американского писателя Уильяма Сарояна. Это один из великих писателей Америки. Среди них Хемингуэй, Джойс, Колдуэл, Фолкнер, Стейнбек и он. Причем сам написал сценарий. И вот я снял картину, которая всех поразила. Райзман сказал: «я много фильмов снял, но такого монтажного мышления я никогда не видел. Вы очень точно выстроили ритм картины. Это цельная, законченная картина, я вас поздравляю».

Потом в Москву прилетел сам Сароян. А я уже работал на студии «Узбекфильм». И вот в газете «Известия» читаю открытое письмо, которое он мне послал. Там было написано так: «Мистеру Аббасову. Короткий, десятиминутный фильм по моему рассказу и вашему сценарию, режиссура, работа с массовыми сценами, актерами, музыкальное, изобразительное решение фильма настолько хороши, что вы своим маленьким шедевром открыли глаза моим слепым друзьям из Голливуда, что произведения Сарояна кинематографичны». Это письмо у меня есть и сейчас. Он предлагал также экранизировать и другие его произведения и отметил, что успех может быть очень большим. Но потом, в силу ряда причин, сделать это не удалось. Затем была следующая, очень интересная, история с другим моим фильмом.

продолжение следует

Б.Ташкентский

Источник

1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.