Мясо по-гречески Искусство

Дж. ИСХАКОВ опубликовал в своем блоге на Дойре

Рассказ

Кого только не видел наш парк? Пестрый, многоязычный, парк Тельмана… На его аллеях одновременно можно было услышать «украинську мову», идиш, темпераментную армянскую речь, гортанный хорезмский язык, неповторимые «одесские» обороты… А в годы войны, но это время я знаю только по рассказам, наверняка в парке звучала польская речь гордых офицеров из армии генерала Андерса, и, может быть, в парк приходили японские военнопленные, которые строили театр Навои по проекту великого архитектора Щусева и тихо говорили по-своему.

Ташкент стал приютом для многих людей. Кого-то сюда сослали насильно, — корейцев — с Дальнего Востока, турок — месхетинцев и чеченцев с Кавказа, крымских татар из благословенного Крыма. Сотни тысяч русских, украинцев, евреев были эвакуированы в «хлебный» город в лихолетье войны.

Поэтому-то так многоязычен, так многообразен был наш парк.

Но один раз в году под сенью старых дубов и кленов парка Тельмана, звучал преимущественно греческий язык.

Греки появились в Ташкенте, спасая свои жизни от пришедшего в их стране жесточайшего режима. Говорят, их отправляли из Греции тайно, в трюмах грузовых кораблей и даже в ёмкостях нефтеналивных танкеров. Многие не выдержали страшной дороги, погибли от истощения, обезвоживания и от осколков бомб… ? И на долгие годы Ташкент стал для них родным домом. Греки славились, как отличные парикмахеры, сапожники и портные. Они привнесли в жизнь города особый, «европейский» лоск. Вместо дубовых «полубоксов» на головах ташкентцев? появились модные прически с изящными «коками» впереди. Многие сменили грубые полуботинки фабрики «Скороход» на греческие кожаные «лодочки». Брюки, сшитые греками, всегда отлично сидели на фигуре. Но больше всего греки славились как прекрасные строители. Большинство греков уже давно уехали на свою Родину, но до сих пор в такси можно услышать: «Мне до «греческого городка». И таксист безошибочно довезет до нужного места. Хотя в Ташкенте несколько «греческих городков».

Греки облюбовали наш парк для проведения своего национального праздника. Готовились они к нему основательно, с большим подъемом и энтузиазмом. Они пытались хоть на один день восстановить частицу своей любимой Греции здесь, на территории нашего парка. Ностальгия, тоска по Родине сопровождала греков постоянно. За день до праздника они любовно оформляли парк — развешивали над аллеями голубые и красные транспаранты с серпами и молотами и непонятными надписями, хотя буквы были похожи на русские, протягивали среди деревьев гирлянды из разноцветных лампочек, развешивали флаги и портреты каких-то своих героев…

Уже с утра на эстраде репетировал детский танцевальный ансамбль. Девочки мальчики в юбочках и фесках слаженно танцевали под аккордеон сиртаки, пожилая гречанка пела проникновенные песни и на глазах мужественных греков выступали слезы.

За летним кинотеатром, на траве среди деревьев устанавливались огромные вертела из арматуры. С мясокомбината привозили туши баранов, и греки особым образом прикрепляли их к осям вертелов. Кто-то рубил дрова, кто-то таскал в мешках уголь.

Мы с Витькой Волыновым, моим закадычным другом и одноклассником, уже второй раз были на этом празднике и не как зеваки, а как полноправные участники. Прошлым летом наш знакомый грек, Тасис, добрый каменщик с густыми усами и бровями, пригласил нас помочь крутить вертела. «Помогите, пасаны, нам гуляй надо… А потом попробуйте наша мяса…- с акцентом предложил он нам и мы согласились. И совсем не пожалели об этом.

В этот раз мы пришли загодя, побродили по преобразившемуся парку, потом нашли Тасиса. На правой руке у него красовалась красная повязка с тремя буквами — «ДНД», что означало «Добровольная народная дружина». Он направил нас к седому греку, который заведовал приготовлением мяса. Он что-то сказал, показывая на нас. «Это дядя Манолис» — представил он нам человека. Улыбающийся Манолис повел нас к вертелам, за которыми нам надо было следить, показал, где лежит уголь и дрова. Потом он пошел между рядами вертелов с большой кастрюлей и стал мазать широкой кисточкой бока бараньих туш каким-то соусом. От него исходил запах чеснока, райхона, который грек называл «базиликом» и ещё чем-то неуловимым. Уголь, как и прошлом году, был хорошим, блестящим и крепким. Он трудно разгорался, но потом горел ровным голубым пламенем и давал отличный жар.

Постепенно парк наполнялся. Греки со всего города, старые хромые ветераны, молодые красавицы, веселые дети, скромные женщины в платках, юноши и мужчины неторопливо спускались по лестнице, о чем-то переговаривались, останавливались у транспарантов, разглядывали портреты.

По случаю праздника все были нарядно одеты — брюки отглажены, туфли вычищены, волосы набриоллинены. От женщин пахло хорошими духами. Трудно было узнать в этих степенных людях штукатуров и маляров, плотников и швей. Из динамиков уже звучала греческая музыка, необыкновенно печальная и одновременно светлая. Я в тот год прочитал адаптированную книгу «Мифы Древней Греции» и, вглядываясь в лица, представлял, как бы мог выглядеть отважный Одиссей или его верная жена Пенелопа…

…Уголь постепенно разгорался, черные его бока покрывались белым горячим пеплом. Сквозь листву нам была видна раковина эстрады. Какой-то человек говорил что-то резкое, размахивал рукой со сжатым кулаком. Время от времени зрители горячо хлопали в ладоши, поддерживая выступающего. До нас доносились слова, которые нам были понятны — «Фашизмос, империализмос»… Потом стоя пели хором гимн Греции и «Интернационал».

Витек размахивал картонкой, раздувая пламя. От дыма глаза его слезились. «Ух, как жрать-то хочется…». В доме Витька редко видели мясо. Мать варила и жарила картошку, делала икру из баклажан и умела сварганить вкуснейший макаронный суп только на поджаренном луке. Они и так жили бедно и почти все деньги уходили на водку для отца Вити, дяде Сереже. Он был контужен на войне и когда выпивал третью стопку, страшно заикался. На груди у него была татуировка в виде голой женщины, но как Витек достиг семилетнего возраста, мать заставила мужа вытатуировать ей лифчик и трусы.

Подошел седой Манолис, глянул на наш уголь, удовлетворенно кивнув, показал на часы: «Через польчас ставить охонь». Он снова смазал мясо своим соусом и пошел проверять остальные вертела.

А праздник был уже в самом разгаре. Отовсюду слышалась музыка, смех, возгласы.

На освещенной эстраде высоко поднимали колени дети, танцуя сиртаки.

Небо ещё было светлым, но под деревьями, где мы разжигали угли, было уже темно и через пепел светилось пламя.

Рядом, по аллее, не замечая нас, шла пара влюбленных. Мужчина что-то шептал девушке на ушко, и она звонко смеялась и отводила его руку, которой он пытался обнять её за талию. Девушка что-то сказала по-гречески и я, не зная языка, понял, что она сказала ему шутливо: «Дурачок!»?

Среди деревьев загорелись разноцветные гирлянды. Ветер качал листву и на их лицах мелькали необыкновенные отблески.

«Умеют же отдыхать люди, блин!» — грустно вздохнул Витек и закурил папироску, «стыренную» у отца.

А на сцене, сменив детский танцевальный ансамбль, уже пел, аккомпанирую себе на гитаре, молодой певец.

Мы разложили под своими вертелами уголь. Опыт у нас уже был и соседи, такие же пацаны, как мы, с уважением посматривали на нас. Огонь надо было разложить равномерно и на определенном расстоянии от туш. И, главное, надо было вертеть ручку вертела беспрерывно и медленно. Это была непростая задача — спинка барана была тяжелее распоротого живота и все время тянула вниз. К тому же приходилось все время стоять на коленях, а жар от углей обжигал руки и лица. Но всё скрашивалось невероятным запахом, исходившим от жарившегося мяса. Туша, обмазанная соусом, постепенно покрывалась золотистой корочкой. В парке всегда стоял дым от шашлыков. Его готовили в трех местах. Но тот был привычный, наш, шашлычный дым. А этот был совсем другим. Или нам это только казалось?

Подошел Тасис. Он уже был чуть пьян и веселей чем обычно. Он подмигнул нам и вытащил из кармана бутылку. «Вот, пейте за нашу Грецию!» — торжественно сказал он и откупорил бутылку. Его кто-то окликнул и он ушел. Витек понюхал, с некоторым разочарованием произнес: «А, сухое, кислятина!». Но тут же сбегал куда-то и принес мутный граненый стакан. Мы выпили по глотку терпкого красного вина, но потом решили, что остальное допьем, когда мясо будет готово.

Через некоторое время проявился Манолис. Он протыкал туши длинным острым ножом, принюхивался, качал головой, мол, ещё не готово. Витек сглотнул подступившую слюну. «А я бы попробовал…» Грек строго посмотрел на него, погрозил ему толстым пальцем и пошел проверять готовность остальных туш.

В тени деревьев и кустов, где мы со скрипом крутили свои вертела, стало совсем темно. На аллее послышался шум. «Отец» — тихо сказал Витек. Я оглянулся. Дядя Сережа, которого под руки вел милиционер, заикаясь, говорил громким голосом: «Т-ты…С-с-сержант…Д-д-да ты з-з-знаешь, с кем дело им-м-меешь? Я — к-к-капитан артил-л-лерис-с-ст! А ты кто т-такой? У-у-убери р-р-руки! Где х-х-хочу там и-и-и гуляю! Тож-же, понаехали тут г-греки всякие!» Тут он заматерился, называя всех подряд фашистами. К ним подошел Тасис с друзьями. «Вам надо дом, спать». — Вежливо сказал Тасис. Отец Вити вырвал руку и замахнулся, пытаясь его ударить. Но он был сильно пьян, да и Тасис занимался борьбой. Вместо удара дядя Сережа неловко и смешно повалился наземь. Все вокруг засмеялись.

Витек выбежал на аллею. «Пап, пошли домой!» — поднимая отца с земли, отчаянно крикнул Витя. Он безмерно любил отца, гордился им, но страшно стеснялся, когда тот в пьяном угаре выделывал очередные фортели. И хоть было темно, я точно знал, что лицо Витька горит от стыда и горечи за отца. «Отпустите его…» — не поднимая глаз, попросил он милиционера. «Я его домой отведу… Ну, прошу вас, пожалуйста…». «В вытрезвителе ему место…» — сержант крепко взял дядю Сережу под локоток, почти вывернул руку. Витя оглянулся и посмотрел на Тасиса блестящими от слез глазами. «Тасис…» — умоляюще произнес Витек. Грек смутился от его голоса и взгляда.

Я смотрел из темноты, сквозь листву кустов. Витек вел покачивающегося отца по ярко освещенной аллее к выходу из парка. Вокруг смеялись и танцевали веселые люди, говорили на непонятном языке. А дядя Сережа пытался всё это перекричать и пел военные песни: «Там где пехота не пройдет и бронепоезд не промчится…».

…Угли почти догорели. Манолис попробовал мясо, облизал пальцы, сказал довольно: «Молодси! А где твоя друг?». Я хотел, было что-то сказать, но грек уверенным движением отрезал на спине два отменных куска горячего мяса. «Это тебе, а это — твоя другу. За хороший работ…». Он положил мясо и два куска хлеба на обрывок оберточной бумаги и пошел к другим вертелам. «Отнесу Витьке домой» — подумал я и откусил свой кусок. Какое блаженство! Сочное, невероятно ароматное, нежное мясо…

«Вкусно?». Я вздрогнул и оглянулся. Из-за кустов на меня смотрели глаза Юли. Я не сразу узнал её. Прошел почти год, как я не видел её. Юля жила в соседнем дворе с матерью. Она была на три года старше нас. Все ребята на нашей улице были тайно влюблены в неё. Не миновала эта участь и меня. Она была очень красивая и очень свободная. Как сплетничали соседки, прополоскивая в тазах белье у водопроводной колонки, она была «слишком распущенной». Но какое нам было дело до женской болтовни? В самом деле, Юля смеялась очень громко, но при этом на щеках у неё появлялись удивительно симпатичные ямочки, а веселые глаза всегда блестели. Она первая на нашей улице отрезала себе косы, первая надела туфли на высоких каблуках. Она всегда могла постоять за себя, и справедливость была у неё на первом месте. Пару раз она участвовала в мальчишеских разборках, всегда защищая слабых. Конечно, у неё было много поклонников. Почти полгода на нашу улицу с обязательным букетом цветов приходил курсант из военного училища. Говорили, что мать поколачивала дочь, пытаясь нагнать пробелы в воспитании.? А ещё болтали, что всё это следствие «безотцовщины» и что Юля плохо кончит. А потом появился бородатый геолог, который бренчал на гитаре, пел песни собственного сочинения, читал стихи, мог часами рассказывать романтические истории. И Юля, бросив все, уехала с ним…

…Она стояла передо мной и блики от раскрашенных лампочек гирлянд

играли на её лице. Она почти не изменилась. Только похудела немного. Губы были ярко накрашены помадой и выщипанные дугой брови были не её. И в глазах, всё таких же огромных и блестящих, словно поселилась грусть. Но она улыбалась.

«Я тебя сразу узнала. Ты, кажется…». И она назвала не мое имя. Но я промолчал. В правду, какое дело уличной красавице до соседского пацана, который младше аж на целых три года.

Она вышла из-за кустов. «Дай откусить!» — полушутливо сказала она. «Дай откусить» — это был своеобразный пароль того времени. Если кто-то, выйдя во двор с куском хлеба с маслом, да ещё присыпанным сахаром-песком, не давал дворовым откусить, он навсегда опрокидывался в позорный стан жмотов и жадин-говядин.

«Конечно!» — излишне торопливо произнес я и протянул ей Витькин кусок мяса. Она присела рядом, и я почувствовал прикосновение её тела. Год назад было венцом мечтаний и мальчишеских грез просто постоять рядом с ней.

Юля стала есть. Она старалась есть неторопливо, но у неё это не получалось. Она была очень голодна. Я отвернулся, чтобы не смущать её. «Какая вкуснятина!» — говорила она, словно оправдываясь.

Я вспомнил о бутылке вина, которую принес нам Тасис.

«Вот, вино… Хочешь?» — спросил я, наливая в стакан сухое вино.

«Ух, ты! Да у тебя здесь настоящий ресторан!» — засмеялась она, с удовольствием выпила и снова принялась за остатки мяса. Мой недоеденный кусок оставался лежать на бумаге в траве. Она доела и, уже не спрашивая, налила себе вина. Выпила, налила остатки в стакан. Протянула мне. Я отглотнул и поставил стакан. «Вот, если не брезгуешь, съешь и мой кусок… И вино тут ещё…» сказал я, испытывая пленительное ощущение, когда ты хочешь и, главное, можешь чем-то одарить любимого тебе человека. Даже если этот человек и не подозревает о том, что он любим…

Юля съела всё, до последней крошки хлеба и выпила остатки вина. Мы сидели рядом и смотрели, как в раковине эстрады поет пожилая певица.

«Даже не знаю, как тебя отблагодарить…» — негромко произнесла Юля и стала подниматься.

Греческая песня была под стать моему настроению — мне хотелось плакать. Юля посмотрела на меня, неожиданно присела и, обняв, поцеловала. Крепко и благодарно. На мгновение мне показалось, что я теряю сознание.

Юля встала, поправила платье. «Спасибо тебе за всё!» — она тепло улыбнулась и, пошла было, но в следующее мгновение оглянулась. «Ты меня не видел, понял?» — сказала она строго.

Оглушенный, растерянный и счастливый, я шел на ватных ногах по аллее парка в сторону ворот. Праздник продолжался.

…Когда в ресторане официант раскрывает передо мной меню, я с улыбкой нахожу среди названий мясных блюд — «мясо по-французски», «мясо по-гречески». Я знаю, что это простые поварские уловки. Просто в одно блюдо добавляют шампиньоны, а в другое побольше тертого сыра, а в принципе, это один и тот же кусок обычного ординарного мяса.

До сих пор не знаю, похожи ли современные греки на своих героических предков из древних мифов… Но точно знаю, какой вкус у мяса, который ел Одиссей. Оно у меня до сих пор на губах. Мясо по-гречески…

К О Н Е Ц

70 комментариев

  • Татьяна:

    Джасур, прекрасный рассказ с истинно «ташкентской» атмосферой. Поразительно переданы детали.
    Даже дымком потянуло…
    Спасибо. Вы сделали меня счастливой.

      [Цитировать]

  • Yultash:

    на фото не парк Тельмана, а парк ОДО.

      [Цитировать]

  • М.М.:

    Огромное СПАСИБО автору! Вы рассказали про тот Ташкент,который остался уже только в наших воспоминаниях. И от этих воспоминаний щемит сердце.

      [Цитировать]

  • Акулина:

    А Витька так голодным и остался?

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Жаль, что я ссылки не умею писать. У Джасура есть еще фильм об Александре Файнберге. И я очень рада тому, что подружилась с Мастурой. Два таких талантливых человека в одной семье!

      [Цитировать]

  • НаталиМ:

    Рассказ тронул до слёз, чего за собой и не припомню… Спасибо!
    Татьяна, какая проблема со ссылками? Скопировать, и всё… Очень хочется посмотреть.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Наташ, бесполезно. Дурака учить… вчера даже сына из себя вывела. Ну, не получается у меня ничего… И потом я фильм смотрела не по ссылке, а скачанный. Сын скачивал откуда-то.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Ой, наташа Сообразила. Нужно воспользоваться ссылкой Зануды и поискать там. Я там общаюсь с Мастурой Исхаковой.

      [Цитировать]

  • НаталиМ:

    Спасибо. Попробую найти потом. Сейчас со временем беда.
    А не надо чтоб учили. Я только сама — методом тыка… И почти всё получается. Меня тоже учить бесполезно…

      [Цитировать]

  • Энвер:

    Спасибо, Джасур. Отлично!

      [Цитировать]

  • анвар:

    Хорошо помню эти праздники греков в парке Тельмана. Подобные торжества они проводили и в греческом городке ,расположенный в авиа городке.
    Но особо надо отметить их трудолюбие. Очень большая группа работала на авиационном заводе.
    Мне посчастливилось работать с ними. У меня в 13 цехе работали человек 12 . Это были замечательные труженики ,отзывчивые товарищи.
    Все данные поручения исполнялись качественно и в срок — в отличае от наших. Я не забуду Псатас, шутливого Пританидса, особенно мастера участка Чюмблис и др..Многие женились
    здесь, родили детишек и затем ,при появившейся возможности уехали ,к себе на родину.
    А Джасуру за его воспоминания спасибо .

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Маричек, ты сам такой, и еще хуже! Я тебе спрошу! Я тебя спрошу! Погоди до вечера, там мы с тобой побеседуем по-хорошему, и берегись…я веду счет, и кое-кому кисло придется!!!

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Трогательно…но вкусно!

      [Цитировать]

  • Sirtaki:

    kto-libo pomnit VIA «Sirtaki» s grecheskogo gorodka na novo-moskovskoi seredina 60 godov

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Еще бы!!!

      [Цитировать]

  • Константин:

    Есть песня «Леди Гамильтон». Наиболее известные исполнители Николай Караченцов и Александр Малинин. То теме очень созвучно этому рассказу.
    В кинотеатре «Буревестник»,
    После той, большой войны
    За полпачки «Беломора» проходили пацаны
    И смотрели что хотели
    В десять лет и даже в семь,
    И, как водится, балдели от запретных в детстве тем.
    И была соседка Клава, двадцати веселых лет.
    Тетки ахали: «Шалава», мужики смотрели вслед.
    На правах подсобной силы, мог к ней в гости заглянуть,
    Если Клавдия просила застегнуть чего-нибудь.
    И, конечно, я старался, а в глазах стоял туман
    И в тумане я качался как отважный капитан.
    И смеялась Клава звонко: «Что ли ты уснул, браток?»
    И горел на шее тонкой золотистый завиток.
    Припев.
    Где-то за окном, словно за бортом
    Вдаль плывет мое детство.
    Леди Гамильтон, леди Гамильтон,
    Я твой адмирал Нельсон.
    Как она ждала, как она звала, как она пила виски
    Леди Гамильтон, леди Гамильтон, ты была в моей жизни.

      [Цитировать]

  • Акулина:

    Последний приезд Караченцова в Ташкент, наверное, в 1986 году. встреча в театре Навои. И «Леди Гамильтон»…

      [Цитировать]

  • ELLE:

    Бедный Караченцов…Вот она — «се ля ви»…

      [Цитировать]

  • Акулина:

    Прошу прощения. Не в 86, а в 96 году это было Очепятка

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    А сейчас голос Караченцова, этот неповторимо -сексуальный голос звучит в рекламном ролике… вот уж действительно, судьба иногда бывает жестоко-несправедлива.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Константин, я недавно слушала «Леди Гамильтон» на ЮТюбе, именно в исполнении Караченцова. Не по теме, конечно, но какой же был фильм.. и как ностальгически звучит песня… опять не по теме, но почти все в этом фильме — правда, во всяком случае, конец ее был печальным.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Караченцев был роскошный! И очень неприятно смотреть теперь как его , на мой взгляд неумная жена выставляет перед публикой, чуть ли не вытерая ему нос и рот. Теперь это глубоко больной человек. Два года назад я случайно видела его с женой в одном из московских переулков- вначале я его не узнала и решила, что мужчина-алкоголик.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    По-видимому, его жене это необходимо для каких-то своих целей. А может. просто деньги нужны, Ведь на лечение уходит все. оОсуждать ее так сразу я бы не решилась. Мало ли какие обстоятельства. А то, что сердце сжимается, когда его видишь — правда. Пусть я ропщу, но все равно — несправедливо!

      [Цитировать]

  • Акулина:

    По- женски я ее понимаю: намучилась- море обаяния, любимец абсолютно всех женщин… А сейчас она получила его в полную собственность. Понять-то понимаю, но простить не могу

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Не, Акулина, а что если за это действительно платят?
    И что, если им действительно не на что жить? Ну, трудно разобраться в жизни чужой семьи.

      [Цитировать]

  • Девочки. Караченцева безумно жаль. но непонятно одно. неужели так обнищала российская страна. что не может помочь такому любимому всеми актеру. да и не только ему. а еще многим. закончившим свой путь в нищете и одиночестве. А сейчас по теме греков. На нашем предприятии работал тоже Манолис. но все называли его Толиком. Он почему то сильно не любил. когда его называли по имени. добавляя Глезос. Он также вместе с семьей вернулся в Грецию. В нашей группе в техникуме учились девочки и ребята-греки. но их быстро отсеяли за неуды. Что интересно. что многие из них называли себя македонцами и вернулись в тогдашнюю Югославию (Македонию). Они считали меня гречанкой и немудрено-отец грек. а в любой народности. кроме евреев. национальность по отцу. Моя греческая родня на Азовщине разговаривала на абсолютно не греческом языке и. когда я спросила кузину о чем так ласково говорит ее мать с отцом. она ответила. что хорошо. что не понимаю. как она его ругает. Это оказался эллинский диалект или язык. не знаю как точно. На Азовщине древние. не современные. поселения эллинов. называющих себя греками. В Красном Кресте в Ташкенте мне сказали. глядя в мои метрики. что я видимо единственная представительница Понтийских греков. Это же надо такое. Мелочь. а приятная.

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Манолис Глезос — виднейший политический деятель, национальный герой Греции, легендарная личность. Вероятно поэтому Вашему коллеге было приятно добавлять к своему имени «Глезос».
      Со мной в школе и потом в Универе, училась наполовину-русская, наполовину — понтийская гречанка. До сих пор в контакте. А из политэмигрантских семей в классе были и гречанки и македонки. Ужасно завидовал своему товарищу Вовке из параллельного класса, который научился немного говорить по гречески, кстати, он был первой любовью моей «понтийской» однокурсницы.

        [Цитировать]

      • Энвер:

        И еще одно, «кстати» — здесь, дабы уйти уже таки из слишком длинной ветки. Люд, поскольку «салам алейкум» и «шалом алехем» означает одно и то же, и у меня, когда бывал в Ваших краях, чуть ли не срывалось с языка ответить «ва алейкум» :-)

          [Цитировать]

  • Татьяна:

    Люда, со мной в Зеленограде работал потомок Понтийских греков — Антип Калбазов. А в Ташкенте я хорошо знала Василиса Лакиса Дзимаса — учились в одной школе, он очень хороший был спортсмен, и Жору Литаса, с ним мы просто дружили. Ну и вообще, ваши общие с Энвером знания иврита, меня прост-таки потрясают!! Ну ташшшусь я с вас!
    Я только и знаю, что «совлонут» да «дикаон», да и то с твоей подачи. правда, «совлонут» — абсолютно не в моем характере. Зато второе….

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Татьяна, когда у меня интернет под рукой, показать себя умным перед девушками — никаких проблем! Я тебе и на японском что-нибудь загну!
      А разбуди посредь ночи — и на русском то, кроме мата, ничего из себя не выдавлю… :-)
      ———————————
      Литас, кажется, был боксёром?

        [Цитировать]

  • Акулина:

    Понтийские греки прибыли в Россию несколокими волнами, первая из которых была еще 2,5 тысячи лет назад. затем при Екатерине, при Александре 111. Кроме того, они прибыли еще и из разных регионом (кстати, о македонцах), поэтому и говорили по-разному

      [Цитировать]

  • Акулина:

    А я знаю на иврите «матана катана»

      [Цитировать]

  • Энвер. Толик как раз не любил рядышком Глезоса. не знаю почему. А нас ребята в группе научили говорить Иго исена сагапо-ятебя люблю. Во как и откуда память берется.

      [Цитировать]

    • Энвер:

      Люд, я невнимательно прочитал. Слиха.
      Эго исена сагапо — единственная фраза, которую знал по-гречески. Да, еще «калимера». Почему знал первое — понятно, но почему именно «с добрым утром» — не помню… :-)

        [Цитировать]

  • Татьяна:

    Акулина, а перевод? За это переведу оба слова: совлонут — терпение. а дикаон — депрессия.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Ох, Энвер, не верю я тебе… скрываешь ты свою ученость… не верю, и все. Все прибедняетесь, Энвер-джан?! Ну-ну… доприбедняетесь… я точно знаю — все это маска! Под которой скрывается эрудит!

      [Цитировать]

  • Акулина. матана ктана. это- маленький подарок. А вообще кто себе может представить как выучить язык в полтинник с написанием справа налево. да еще и хорошо. да еще и с незнакомым шрифтом. Так что не вышло из меня асса по ивриту но общаюсь без проблем. А тебя, Танюша. не прощу. сломала ты мне образ единственной и неповторимой понтийки. Остаюсь с Вами греко-еврейка.

      [Цитировать]

  • Слиханула. А калимера наверное потому. что просыпался рядом с сагапо. А умный совсем не синоним слову рвач. потому и бедный. Короче. ребята. хочу греческого мяса не вертеле.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    ЭНВЕР
    Вы, как я поняла геолог, следовательно, работали, ну или знали, вместе с Гошкой Бабаевым?

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Людк, я тоже хочу!!!! Умираю… Энвер, ум и богатство — увы, не синонимы, иначе мы бы с тобой , как «сааамые умные» гм… ходили бы в Абрамовичах.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Энвер! Он отменен за устарелостью и несозвучностью эпохе. . Сейчас главное не ум, а ловкость рук…увы…

      [Цитировать]

  • Если честно. не знаю этого анекдота. А вот Рува молодчина. написала на иврите -мирной субботы. дорогие товарищи. Знание-велиииикая сила.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Ну или по крайней мере не тот ум, что присущ нашему поколению. Сейчас, Танека, не столько ловкость рук, сколько приспособляемость к более богатому, умение окружить субъекта вниманием, когда он выгоден и вовремя и бесповоротно забыть о нём как только он не предстовляет личной ценности. Такое понятие как дружба теперь трактуется иначе.
    Вот Людмила- в этом и ответ-обеднела ли Россия, что не оказывает внимания прежне популярным и любимым актёрам. Не обеднела в материальном, но оскудела в духовном абсолютно

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Людоченька, солнышко, анекдот очень короткий: Изя, если ты такой умный, почему ты такой бедный?
    Русина — почему-то у меня и моих друзей не получается трактовать дружбу иначе. Все то же самое… хотя среди друзей есть и люди гораздо моложе. Так что . не всегда.

      [Цитировать]

  • Вы заметили насколько тесно все переплетено. Начинали с……….закончили за…….. и это здорово. что есть еще темы. которыми мы можем обмениваться. Стало быть еще не все настолько оскудело и наши. пусть не внуки. но дети хоть и не полностью. но немного мыслят нашими категориями. Только жаль. что от нас ничего не зависит.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Люд, прости, а ты твердо уверена, что «Рува» это «она»? По-моему «ее» зовут Роувен Миллер, простите, если не так написала. Но, может, ты права, так что не ручаюсь.

      [Цитировать]

  • Рува. прошу пардону. не уверена. слиха. Слушайте. сколько эмоций у нас вызвало мясо по-гречески. а если мы перечислим и прочие вкусности разных народов. то спать сегодня не уйдем. Начнем с………

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    …узбекского шашлыка.

      [Цитировать]

  • Русина Бокова:

    Таня
    Мне приходится со многими ежедневно общаться-клиенты-вот и делаю вывод. А друзья…ну мы уже не показатель

      [Цитировать]

  • Танич. на ночь мясо вредно. это тебе не утренний плов. не переварится до сна.

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Эх ты… правильно Русина говорит… нет нынче дружбы… На какую это ночь?! Я раньше трех спать не ложусь. Если сейчас этот шашлык сожрать, от него к трем уже воспоминаний не останется. И вообще лично МНЕ мясо полезно!! Погоди. доберусь я до тебя, ты у меня еще на ночь свинину будешь лопать!! Под моим тлетворным влиянием!

      [Цитировать]

  • Акулина:

    Стоило отойти на какие-то три часа, а сколько новостей, похоже, что я что-то пропустила. Особенно мне понравилось про Руву; в Союзе ведь маскировался, а сейчас, выходит, уже она

      [Цитировать]

  • Татьяна:

    Акулина, но я же восстановила справедливость!! ОН. Он!! А Люде откуда знать было?!

      [Цитировать]

  • Акулина. не виноватая я… А насчет Таниного тлетворного влияния. не верьте ей. На нас так влияют со дня нашего приезда. Кстати. не знаю как сейчас. но нам рассказывали. что в Израиле есть киббуц. где выращивают свиней. но содержат их на деревянных полах. чтобы не касались земли. С приездом гастеров из Азии кол-во ентого мяса и изделий из него увеличилось. Интересно дать прочитать приветствие Рувы коренным жителям. А тоже кстати. у моего зятя в Ташкенте был друг узбек. который после службы не на месте. пристрастился к свинине и приходил к нему полакомиться салом. Вот вам и картина маслом.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.