Приговоренный к счастью Искусство Разное

Автор Настя, она же Тэя Треф и она же [info]hacbka

Город
Начинается с криков детей во дворах. В любое время года. Заливается смехом, надрывается плачем, путается в переплетениях маленькой дружбы и закутывается в пыль детской площадки Город. Самые маленькие граждане лезут на шаткую радугу, непременно пытаясь покорить серединку горбатого развлечения стоя. «Смотрите, смотрите, я стою!!». Мама у окна новой высотки в спальном районе приложит руку к сердцу в испуге, а потом смотрит – действительно, сын стоит. Маленький, гордый, на кривой-косой радуге, на дрожащих, цыплячьих, но уже уверенных ножках. Стоит сын.


Стоит Город
Жители, заключенные ночью в многоэтажные соты, утром заполняют улицы Города своей энергетикой, разрушая ночное медовое спокойствие и спасительный уют тишины. Пожилой продавец сигарет на углу дома привычно, деловито, сообщает прохожим: «День то сегодня, вы поглядите, какой! Счастливый…». Он каждое утро говорит эту простую сентенцию, настраивая на позитивный лад окружающих. У меня новая пачка сигарет ждет своего утреннего предназначения, но я все равно покупаю еще одну у него. Потому что счастливый.

Город, приговоренный к счастью
Больше всего Городу к лицу дождь. Он всовывает ноги в парадные серые штиблеты, одевает в тон им серую костюм тройку, берет изящную трость из надежного дуба в мокрую ладонь, небрежным жестом помещает на голову шикарную шляпу и отправляется гулять. Прохладным живительным любопытством обволакивает яркие неоновые вывески, рассматривает случайных прохожих. Дождь любит Город. Город отвечает ему тем же – жадно втягивает землей хрустальные редкие капли, расправляется под его шагами, дышит глубоко и часто. Крупный булыжник мостовых старательно блестит мокрыми бликами, а усталая пыль закоулков превращается в маленькие кратеры там, где сильные, упругие капли оставляют свой след. И в воздухе царит аромат детства – запах мокрой пыли…

Преданный Город
Возвращаясь в Город из любого путешествия, чувствуешь, как он осторожно, так, чтобы никто не заметил, вкладывает в твою руку силу, которая дает возможность шагать дальше, ни на что не взирая. Любит тебя самой сильной любовью на свете – любовью родного города. И разве может быть любовь чище, сильней и надежнее, чем эта? Ты растешь у него на глазах – делаешь ошибки, оступаешься, плачешь в перила, бежишь по плитам, встречаешь рассвет, бьешь в бессилии стены, целуешь…Прикасаешься губами к холодному ветру, прижимаешь пальцы к родным камням и шепчешь: «Я приехала, слышишь? Я здесь, я вернулась…». И он откликнется зефирным дуновением, пропитанным насквозь горечью осени и светлой грустью.

Запах Города
Ароматная сомса. Бодрящий райхон. Тягучий срык. Свежие помидоры. Терпкая кинза. Пыльный тополь. Новая ветка метро. Горячие лепешки. Плавящийся под солнцем асфальт. Прогорающее дерево на мангале. Обуглившаяся в тандыре глина. Спешащая куда-то вода в арыках. Запах утреннего молока, которое приносит суетливая, шумная молочница так рано, что ты непременно злишься, но обязательно покупаешь, потому что оно самое вкусное в мире. Пробуешь его. Прямо из банки. Под аккомпанемент журчащей болтовни молочницы, которая взахлеб рассказывает о маленьком теленке, об овчарке, по имени Собака, которая имеет страшный оскал и добрый характер, о сыне, который таскает котов за хвосты…

Добрый Город
По дороге из Ташкента в Самарканд, где-то под Джизаком, лопнуло колесо у машины. Запаски не было, пришлось идти до ближайшего дома в поисках помощи. Ночь на дворе, а хозяева накормили и постелили постель в доме. Утром глава семейства помог решить все проблемы с колесом, загрузил машину едой, попрощался и, похлопав рукой по крыше автомобиля — как руку другу пожал – сказал: «Ок, йул, друзья. Всегда приезжайте в гости». Как скажите, Эркин-ака, на день рождения внучки приедем. Уже много лет по пути в Самарканд мы ночуем в гостях в доме под Джизаком. Всегда.

Город ночной
Интересно заглядывать вечерами в окна домов и придумывать судьбы.
Вот на кухне горит большой красный плафон. Я вселяю туда круглый стол и дружную семью, которая ровно в семь часов вечера, несмотря ни на что, собирается на ужин. Отец запаздывает с работы – без него не начнут. Мать нервно поглядывает на часы и запрещает детям хватать еду с тарелок. Уютно.
Вот темное окно, но дрожит лазерный огонек сигареты. Придумываешь грустную девушку на подоконнике. Она сквозь слезы смотрит на улицу, курит и проклинает любовь. А потом вдруг выкинет огонек и замелькает экраном телефона. Дождалась. Все-таки нет, не проклинает, а любит. Радостно.
Вот на стенах мелькают тени рук, силуэты разрывают пространство. Ты знаешь, что там ругаются, спорят, кидают тарелки и не представляют, как жить дальше. Сядут растерянно на старый диван, отшумев все эмоции, и начнут, наконец-то, слышать друг друга. Когда замолчит каждый. Тягуче.
Вот день рожденья, вот смерть, вот первый ребенок и первый поцелуй. Тысячи квартир хранят в себе тысячи судеб. Разных – от любви до ненависти один лестничный пролет.

Город заворачивается в ночь, устраивается удобно на последних горящих окнах и ставит будильник на Восток. Спокойной ночи.

Источник

7 комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.