Звезда Востока № 1. Алексей Кирдянов Искусство

Алексей Кирдянов (родился в 1967 году в Ташкенте) – поэт, прозаик, литературный критик, журналист. Окончил Ленинградское высшее военно-политическое училище противоздушной обороны в 1988 г. и служил в Московском военном округе до 1993 г. Затем, вернувшись в Ташкент, работал методистом Учебно-научного центра «Корчалон». В настоящее время  работает  обозревателем газеты «Вечерний Ташкент».

А.Кирдянов — автор стихотворных сборников «Ночь» (1996 г.), «Классическая роза», «Такая любовь» (2007 г.) и других. Обладатель призов зрительских симпатий (Ленинград, 1988 г. и Ташкент, 1995 г.), член Союза российских писателей.

Для поэта жизнь на сломе времен, при всем ее трагизме, сложности и непредсказуемости, может послужить неиссякаемым источником для творчества. Ведь поэт всегда в той или иной степени выражает не только свой внутренний мир, но и является тем зеркалом, в которое смотрит Время, чтобы увидеть в его стихах свой  меняющийся облик.

В творчестве Алексея Кирдянова эти тенденции проявляются особенно ярко. Многие стихотворения – это именно попытки осмыслить и выразить в емком поэтическом слове место человека во времени и пространстве. Эти попытки могут быть более удачными или менее удачными, но они всегда очень исповедальные, а это, как мне представляется, одно из  основных качеств настоящей поэзии, хотя, разумеется, поэзия не сводится только к исповедальности.

Среди основных тем поэта, проходящих лейтмотивом через все его творчество, в первую очередь хочется назвать такие темы, как ностальгия по уходящей молодости, потерянность и одиночество, любовные разочарования и осмысление происходящего. Возможно, кто-то скажет, что это все банальные темы, но они получают индивидуальное и часто, очень неожиданное звучание в лирике Кирдянова. Лучшие его стихи нас удивляют и оставляют ощущение новизны, а это тоже одно из непременных условий настоящей поэзии.

В своем творчестве Алексей Кирдянов использует самые разные краски поэтической палитры. Далеко не все поэты способны на ироническую рефлексию по поводу собственной судьбы и, тем более, собственного творчества. Но в стихах Кирдянова эта нота звучит легко и очень органично, и, на мой взгляд, она делает их особенно близкими  мыслящему читателю, пытающемуся понять свое время.

Мне кажется, что Алексею наиболее удаются те стихи, где происходит пересечение поэзии, как таковой, и бытовых реалий, которые окружают лирического героя. Причем, слово «окружают» здесь можно понимать и в наступательном смысле. И каждое такое стихотворение – это как бы выход из окружения в открытое пространство новых смыслов, преодоление бытового посредством его трансформации в энергию поэтического слова.

В одном из его стихотворений  есть такое обращение: «Не держи меня, Погар, не держи…». И этот призыв относится не только к конкретному месту. Мне представляется, что это сознательная позиция поэта, который ищет свободы, от какой бы то ни было привязанности к определенной топографии, а может, и к определенному времени.

Это творческое преодоление не только предлагаемых обстоятельств, в которые всех нас ставит каждый день наша жизнь, но и своих собственных границ, в которых, возможно, жить было бы намного уютнее и привычнее.

Другой важный лейтмотив в новом сборнике Кирдянова – это тема странствий, тема путешествия очень характерная для русской литературной традиции и берущая свое начало еще от Радищева. Не случайно одно из наиболее сильных стихотворений Алексея так и называется «Ночь на вокзале». Вокзальный зал ожидания,  выступает здесь как общая метафора нашей жизни, перевалочный пункт между прожитым и будущим временем, который дает ощущение глубинной бесприютности поэта в этом мире. Возникают ассоциации со знаменитым стихотворением Мандельштама (кстати, насколько я знаю, одного из самых почитаемых поэтов Кирдянов) «Мы с тобой на кухне посидим». И стихи Алексея о вокзале можно воспринимать и как поэтический отклик через время на то стихотворение Мандельштама.

Мне думается, что ценители поэзии найдут для себя много нового и интересного в публикуемой нами подборке Алексея Кирдянова.  Язык поэзии – это способ, которым мы пытаемся постичь свои возможности и свои перспективы, а также выстроить отношения с миром. И каждая такая попытка заслуживает уважения.

Баходыр Ахмедов

АЛЕКСЕЙ КИРДЯНОВ

***

Вновь потеряна страница

в книге. И опять

сигаретный дым струится.

Поздно. Поздно спать.

Выбираю я невинно –

сну ли вопреки? –

сигарету, свет камина,

тень моей руки.

Ночью лица на портретах

трудно различать.

Потому ль, что понял это,

не желаю спать?

И опять осталось мало,

и надолго знать:

неожиданно мне стало

некого терять.

Ночь. Потеряна страница

в книге. И опять

вспоминаю милых лица,

милых… Поздно спать.

Я  ВЕРНУЛСЯ

С безоблачного неба

Как солнце бьет в зрачки!

Давно в Ташкенте не был.

Где ж темные очки?

Апрель, как шаг верблюда,

здесь так нетороплив.

Цветенье – это чудо –

цветенье груш и слив!

Знакомый гул базара

напомнил детство мне.

От солнечного жара

укроюсь в чайхане.

***

Простор широких улиц

и людных площадей…

Тоской ко мне вернулись

мечты ташкентских дней.

Мне так хотелось роста!

Шла кругом голова…

Живу я в мире просто.

Живу не год, не два.

Да! время как-то скоро

связалось в цепь годов.
Я в свой вернулся город

из многих городов.

***

Холодно мне. По заснеженным улицам

глупо шататься и слушать шаги

невозвращения: зряшно сутулиться,

нервно считая ухода круги…

Я не вернусь к твоей лестничной клеточке,

к ласкам под лампочкой я не вернусь,

и к поцелуям на улице-веточке,

где не меня ты любила, а грусть.

НОЧЬ НА ВОКЗАЛЕ

От себя, неловкого, я бежал –

занесла нелегкая на вокзал.

Затерялся в шарканье, как пропал,

в креселках зашарканных засыпал;

в зеркалах задымленных я дрожал

и бродяг без курева обижал.

Я читал названия городов

и друзьям названивал в глубь годов;

отшивал бухарика – если звал,

и калеке мелочью подавал.

Горевал со шлюхою о судьбе,

говорил о страхах да ворожбе.

Хлеба корку черствую  я жевал,

газировкой чертовой запивал.

До чего ж невежливый перевал,

где себя я прежнего узнавал!

Жизнь мою, как зеркало, тот вокзал

искажал, а все-таки отражал.

***

Давали соло на рояле,

и лепестками роз, азалий

усыпан струганный помост.

Мне музы праздно рассказали

(о, трепет нот, о смоль эмали!)

про зал, что после музык прост.

Технички в черном выметали

Бетховена (листки азалий)

и Шуберта (фрагменты роз).

В пустом, как стон, концертном зале…

ПРИЗНАНИЕ

И лишь бы жгло

от приблизительности фальши.

А.Пурин

Честно ль заношу в листок

жаркий шепот-шепоток

темных-темных ночек?

Не сыщу, не дам ответ –

не разборчив почерк.

Да уж! разве разберешь,

где там правда, где там ложь –

в дольнике-клетушке?!

Подозрительный на цвет –

чай ли это?  — в общем, пьешь

из солдатской кружки…

В КИЕВЕ

Весь в плюще, смазливый, златокудрый,

о Крещатик! Вымыты под утро

мостовой гранитные таблетки…

О, в столовой  — белые салфетки!..

Ты не жмись у стойки общепита!

Съешь вареник рваненький, бульоном

подзапей – не шатко, хоть не сыто…

Дверь направо, со стеклянным звоном.

Посиди под желтым капюшоном

Дерева и свежего разлива

Выпей пива. Замени сметливо

трехрублевку розовым купоном.

Говорок приятный у днепрянок.

Винницу цветную (в девяностом

лучшая, пожалуй, из стоянок

у тебя) вспомянешь добром тостом.

Киевская осень! Три часочка

на обзор осталось. Чужестранец

здесь теперь я… Вот, в кармане глянец

синего плацкартного квиточка.

ПАРИ

На автобусной остановке,

там, где желтые фонари,

обносившийся и неловкий,

я с Фортуной держал пари:

если выкурю сигарету,

и за время, пока курю,

нищей женщине хоть монету

я на хлебушек подарю, —

значит, будущее не страшно –

и еду обрету, и кров;

значит, вышептан мной не зряшный

рой срывающихся стихов;

значит, нынче под грязью снега

расплывается грусть не зря  —

в плаче пьяного человека,

в скрипе желтого фонаря…

Закурил. И стою. И вскоре,

неожиданно, со стены –

да, старушка. Нища. Во взоре –

сумасшедшие точки-сны.

Подпоясана чем-то грубо –

в поистершемся зипуне,

в рваной шали. И вот беззубо

улыбнулась… И точно – мне.

И, былую храня осанку,

прошептала вдруг: «Я – судьба!» —

мою душу как наизнанку…

Наваждение! Ворожба!..

Засмеялась потом надсадно,

искривляя в безумье рот.

И у первой исчезла парадной,

провалилась в глухой поворот.

Начинался уж ветер вьюжный…

Там, где желтые фонари,

я стоял еще долго  — ненужный,

эфемерный, как то пари.

(НЕОКОНЧЕННОЕ)

Вкусно пахнет жареной картошкой

в коридоре, где рядами двери…

Все соседи заняты киношкой,

сорвались со службы-то к премьере!

Щиплет нервы голосок рабыни.

Не сокрыть шумов стене-фанере.

Слышно всё: Адам, забыв о сыне,

пристает к жене своей, Венере…

О, общага – толика уюта!

И… замок заклинил мой на двери…

(Как в стихах плохих обернута –

всё некстати, вдруг, и не в размере.).

(В СТОЛОВОЙ)

Слишком много зеленого лука

в непропекшемся слипшемся тесте.

Как же слово нелепо – «разлука»,

если мы даже не были вместе!

Не влюбленность, а только авансы

взоров ясных, игривость улыбки.

И до утра – хмельные романсы

да стихи, что взволнованно зыбки!

Лишь случайное прикосновенье  —

наших рук мимолетно касанье…

Жар дыхания – с губ дуновенье:

губ твоих от моих, ускользание…

Что «разлука»! Не выльется в слово

злая боль истомленного сердца!

Слышу рядом: «Задумался снова!

Как он есть эту гадость без перца?!»

Шампанское налью в стакан и выпью.

Есть повод. Все равно теперь, который час.

И немоту прерву паучью эту, рыбью:

за то, что Бог не спас!
В который раз встречаю одиноко

я Новый год? В шестой – считать к чему?

Надкушен шоколад и сигарет немного…

Всё – к одному!

Перед глазами снова лица

любимых мной стоят… Я знаю: хмель.

Шекспир закрыт, заложена страница….

Метель.

***

Не было муки – были тревоги.

Не было счастья – были дороги.

Не было Бога – были пророки.

Не было славы – были упреки.

Не было жизни? – Было. Немного.

1 комментарий

  • Ирина:

    Рада, что Алексей занимается творчеством. у меня есть его стихи. написанные еще во время учебы в Ленинграде, приятно удивлена, стихи очень глубокие и философские! Творческих удач!

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.