Секреты самаркандской бумаги Разное

Производство бумаги явилось огромным шагом вперед в эволюции книжного производства Центральной Азии.

В начале IX века важной отраслью ремесленничества в Самарканде было изготовление писчей бумаги. Изучение истории самаркандской бумаги проливает свет на всю богатую историю культуры народов региона.

В июле 751 года на реке Тараз (Талас) близ города Джамбул китайские войска вторглись на территорию Средней Азии (ныне Кыргызстан). Но cамаркандский правитель Абу Муслим направил против них свои войска, разбил чужеземцев и захватил в плен двадцать тысяч китайцев. Среди китайских воинов было много выходцев из семей ремесленников, в том числе и занимающихся производством бумаги. Видимо спасая свою жизнь, они раскрыли все секреты технологии местным ремесленникам. Именно с этого времени, т.е. начиная с VIII века, в Самарканде стали выделывать бумагу, а в начале IX века производство писчей бумаги считалось здесь важной отраслью ремесленничества. Самаркандская бумага с момента появления и до конца Средневековья господствовала на восточном и западном рынках. Различные сорта этой продукции в течение тысячи лет, с VIII по XIX вв., славились не только в Средней Азии, но и на Ближнем Востоке и в Европе — Испании, Франции, Германии. Большинство персидских и арабских рукописей IX-X вв. выполнены именно на самаркандской бумаге.

Письменные источники того периода отмечают высокое качество производимой в Самарканде бумаги. По свидетельству арабского историка Х века Макдиси, хорезмийские луки, шашская посуда и самаркандская бумага не имели себе равных.

Высокая оценка средневековых мастеров дана и Захириддином Бабуром в знаменитой биографии «Бабурнаме»: «…Лучшая бумага в мире получается из Самарканда, вся вода для бумажных мельниц приходит из Кони Гила. Конигил находится на берегах Сиях-Аба, этот ручей называют также Аб-и Рахмат…». Высокое качество выделываемой самаркандскими мастерами бумаги, подчеркивал Абу Мансур Саалиби, отмечая, что она лучше египетской. Известный каллиграф Султан Али Мешхеди советовал писать только на самаркандской бумаге:

«…Как хороша самаркандская бумага!

Если ты разумный человек, не отвергай её:

Письмо на ней получается ровным и красивым…».

Много лет спустя отличное качество самаркандской бумаги отмечено А.Вамбери, известным учёным, востоковедом, путешественником, этнографом и лингвистом, посетившим Среднюю Азию в 1863 году. «Бумага, изготовляемая в Бухаре и Самарканде, — писал он, — пользуется по всему Туркестану и в смежных с ним странах высокой славой». Позднее В.Л.Вяткин констатировал: «Самарканд славился…производством бумаги, которая отсюда вывозилась в разные страны в большом количестве».

В течении тысячи лет ремесленники Самарканда, когозгары, выделывали лучшую в мире бумагу, обладавшую гладкой поверхностью, прочностью, а главное — поглощавшую мало чернил. Были разработаны технологии изготовления различных сортов бумаги. «Самарканд султон когози» (Султанский сорт) отличалась белым цветом, тонкостью и мягкостью. «Самарканд шойи когози» («шелковый) также была очень гладкая, тонкая, но светло-желтого цвета. «Мир-ибрагими» имела водяные знаки в виде белого кольца. Для изготовления сорта «Нимканоп» (полуконопля) отходы шелка смешивались с лубяным волокном. Цвет получался коричневым.

Во времена правления Амира Темура производство бумаги продолжало оставаться одним из основных отраслей ремесленничества. Известно, что в более позднее время, в начале XVIII века, в Самарканде и его окрестностях работали 42 мастерские по выпуску бумаги. Они были открыты в Коканде, Бухаре, Ташкенте. В качестве сырьевого материала использовался хлопок, шелк и кора тутового дерева.

Начавшиеся междоусобные войны правителей Бухары и Самарканда, и как следствие вторжения джунгаров (калмыков) и иранских войск, вызвали жесточайший экономический кризис в регионе. Самарканд и его пригороды опустели. Объемы, а главное, качество производимой бумаги постепенно снизились. Уцелевшие в эти смутные времена мастера-бумагоделы вынуждены были переселяться в другие области. И этим невольным эмигрантам — бумажным мастерам, было обязано возникновение производства писчей бумаги в городе Коканде и близлежащих селениях — Когозгар и Чорку. Таким образом, центр по производству бумаги переместился в Коканд и несмотря на более чем скромное количество и качество выпускаемой продукции, эта отрасль ремесленничества просуществовала здесь до начала нашего века. По данным Т.Григорьева, выработка бумаги в Коканде прекратилась в 1924 году. В.Развадовский сообщает о функционировании в Чорку двух мастерских — когоз обджувоз — на протяжении 200 лет. Приведенные сведения подтверждаются и нашими материалами. В селении Чорку даже в 1930 г. в местной артели производилась нелощённая бумага. О характере трудовой деятельности жителей вышеназванного селения говорят и существующие и в наши дни квартал и улица Когозгарон (бумагоделов). Нами установлено, что здесь проживали потомственные мастера А.Асроров, Мирзоабнугани Шамсиев, Содикбой Содиков, Абдукаххор Мирислом.

В чем отличие самаркандской бумаги от аналогичной продукции Китая и Японии? Весной 1932 года жителями селения Хайрабад Захматабадского района на развалинах крепости Калъаи-Муг (или Муг-Калъа) была найдена плетеная корзина и документ с непонятными письменами, написанный на шелковистой бумаге. Эта бумага качественно отличалась от бумажных манускриптов из древнего городища Афросиаб (V в), совпадающих по фактуре с традиционной японской или китайской рисовой бумагой. По комментариям В.Лившица, находка с горы Муг должна относиться к периоду не позднее начала третьего десятилетия VIII века нашей эры (722 г.). Можно предположить, что наш документ составлен на самаркандской бумаге. По мнению мастеров, сырьевой основой самаркандской бумаги служила кора шелковицы — тутового дерева, произраставшего в Средней Азии на всем протяжении Шелкового Пути. Этот сорт бумаги отличается характерной шелковистой поверхностью и приятным нежно-охристым оттенком, менее утомляющим глаза при чтении контрастной черно-белой вязи старинного каллиграфического письма.

В 1995 году по решению ЮНЕСКО в Кагане прошла международная конференция, посвященная сохранению исторических памятников. Большое внимание было уделено и вопросам развития древних народных ремесел в аспекте прикладного искусства, в том числе, было предложено возродить средневековое бумажное производство. Попытка решить озвученную проблему в масштабах Самарканда была предпринята председателем ассоциации «Конигил-Мерос» Зарифом Мухтаровым. После детального изучения необходимой литературы, а также знакомства с письменными источниками того периода в музеях и библиотеках, в ходе длительных экспериментальных поисков мастеру удалось восстановить древнюю технологию. Было установлено, что самым подходящим сырьем для производства самаркандской бумаги является среднеазиатское тутовое дерево — балхи. При этом наиболее качественным считается материал, подготовленный в зимний период. После решения организационных вопросов в окрестностях Самарканда в кишлаке Конигил во дворе Зарифа Мухтарова была открыта небольшая мастерская, основателями которой стали мастера керамисты Зариф и Ислам Мухтаровы — сыновья заслуженного деятеля искусств Узбекистана Абдурахима Мухтарова.

Современным мастерам удалось раскрыть секрет столь высокого качества самаркандской бумаги, а именно, секрет используемого сырья и своеобразной технологии изготовления. Самые тонкие побеги шелковицы срезаются с наступлением первых заморозков.

С них счищается кожура и отделяется камбий — мягкий пористый слой,

который после многолетней просушки снова замачивается и кипятится несколько часов.

Образовавшаяся волокнистая масса тщательно измельчается деревянными палками до образования тончайших нитей,

после чего материал снова растворяется в воде, процеживается через тончайшее сито и образовавшиеся на нем листы осторожно отжимаются, высушиваются на солнце.

В завершение поверхность бумаги шлифуется морской раковиной на гладком мраморе.

О способах средневекового лощения бумаги и важности данной процедуры для получения высокого качества сообщается в «Трактате по каллиграфии» Султана Али Мешхеди:

«Лощить бумагу следует так,

Чтобы на её поверхности не появлялись складки.

Доску для лощения чисто вымыть,

В силу руки, не крепко и не слабо…»

Как видим, мастер лощильщик (мукракаш) должен был прекрасно владеть своим ремеслом. Есть все основания полагать, что именно благодаря его искусству самаркандская бумага ценилась столь высоко.

Естественно возникает вопрос, есть ли необходимость возрождения столь трудоемких средневековых технологий в век развития научно-технического прогресса. Конечно есть! Один из древнейших городов мира Самарканд со своей историей и богатой материальной культурой является непреходящей ценностью всей человеческой цивилизации. В свете сказанного, возрождение утраченных элементов городской жизнедеятельности, даже ограниченных интересами туристического бизнеса, представляется  важной задачей, что и было сделано братьями Мухтаровыми. Теперь узбекские миниатюристы имеют возможность создавать свои произведения на бумаге, которой пользовались средневековые авторы. Продукция мастерской из кишлака Конигил используется также в Японии при реставрации древних рукописей и в раритетных изданиях. Образцы современной самаркандской бумаги достаточно востребованы в туристической индустрии страны. Тексты меню, оригинальные сувениры-пеналы со свитком самаркандской бумаги, различные восточные маски, например девочки с мелкими косичками или улыбающегося мальчика в национальном головном уборе – все это делается в мастерской Зарифа Мухтарова «Конигил-Мерос». Искусство и техника изготовления самаркандской бумаги из года в год совершенствуется, о чем свидетельствуют дипломы и грамоты, полученные на международных выставках, которые проводились в Казахстане, Голландии и других странах.

В 2002 году немецкий художник Вольфганг Тимман организовал персональную выставку «Из истории письменности», которая должна была пройти по крупным центрам культуры Ближнего и Среднего Востока , а также по городам Европы. Открытие выставки состоялась в Самарканде. Так как именно самаркандская бумага, по мнению художника, стала главным фактором развития письменности, книгопечатания и обмена информацией для большинства стран мира.

Саида КАЮМОВА,

Ведущий научный сотрудник отдела истории
и этнографии Самаркандского государственного музея-заповедника

Источник Культура.уз.

1 комментарий

  • Дважды побывала на этой мельнице во время пресс-туров, необыкновенно интересно. Зарифа Мухтарова поддерживает Японское агентство международного сотрудничества, он настоящий подвижник и, продолжая династию, вместе с членами своей семьи занимается не только производством бумаги, но и керамических фигурок, обучат детишек местных ремесленичеству. Побывал в Японии, японские волонтеры работают у него на мельнице. Это не только мастерская, там туристам прекрасно можно провести весь день: приготовят, накормят, все покажут и дадут самим принять участие в работе. Я тоже один листочек бумаги в мастерской сделала. Это не так просто, трудно сделать тоний и ровный пласт уваренной коры на сетке. Но для шлифовки у них кроме гладкой раковины есть большой кусок полудрагоценного камня — агат, им выглаживают бумагу. Писала о мастерской в СМИ, спасибо, что напомнили об этом чудесном месте в бывшем кишлаке Кони-Гил, замечательной семье. Даст Бог, напишу как-нибудь о своих впечатлениях в Медиакульт и опубликую фотографии.

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.