Миры Турсунали. Булунгур. Тайна старой школы История Фото

Копируется с кулинарного сайта Лилии Николенко azu.uz. Спасибо Лиле за исследования истории ЖД и сражений гражданской войны. Интересно — вместе ездили, а написано совсем не так как у меня :-0)  Лилия обращала внимание на другие особенности, в этом и плюс совместных поездок.
Миры Турсунали. Булунгур. Тайна старой школы

Продолжение путешествия Ташкент-Булунгур-Самарканд с Председателем Академии художеств Узбекистана Турсунали Кузиевым.

… Когда прошла эйфория от соприкосновения с тайной, и стали один за другим проявляться вопросы, я спросила Турсунали-ака:
— Как случилось, что нашли этот дом?
—  На выставке наших художников увидел картину. Поразила. Отыскал Мустафу Расулова, автора. Схватил его, спросил, где эта школа? Он говорит у нас, в Булунгуре. Сказал – вези меня туда! Собрались и поехали. Потом  вас всех собрал, привез. Надеюсь, поможете найти заинтересованных людей и вернуть этому чуду первозданный вид. Да и историю здания узнать.
— А где сейчас та картина, с которой всё началось?
— Она в Ташкенте, — говорит Мустафа. Но сейчас пойдем ко мне домой, я покажу её в альбоме.
Но всё это было гораздо позже, а пока…

Мы проезжаем вереницу полей и останавливаемся у старого моста на въезде в Булунгур
С этого моста в конце 19-го века и началось всё самое интересное в истории маленького узбекского кишлака на берегу канала Булунгур. А мост стоит, как будто и не было 120 лет, ни один камень не потревожило время. Лишь люди тронули его — засыпали арочные пешеходные проходы. Когда увеличилась нагрузка на мост, побоялись, что эти арки станут слабым звеном в конструкции моста. Наверное зря..

Мы проезжаем по улицам Булунгура. Первое, что бросается в глаза – дома. Жилые дома классической русской постройки, до боли знакомые старым ташкентцам по району железнодорожного вокзала, Саракульки, Тезиковки, старого железнодорожного парка. Они были точной копией тех, старых Ташкентских «плановых» домов. Ничего напоминающего узбекские постройки. Да и не удивительно. История Булунгура – это история Среднеазиатской железной дороги.

В Булунгуре нас встречает сам Мустафа Расулов, художник, он покажет нам дорогу в школе. Здание открывается нам вдруг и сразу. Оно столь красиво, ажурно и изящно, что его не может испортить бетонная шкурка, которой варварски залит его фасад. Зайдя в небольшой двор, с радостью увидели, что задняя часть строения современным ремонтом не обезображена.
Ажурная кладка, арки, изумительный кирпич разной формы. По кладке явно определяется ранняя, первая постройка, и, пристроенные позднее — башня и одно крыло. Но тем не менее они гармоничны в своем единении.

Не удается поймать в объектив здание целиком, двор слишком мал, приходилось снимать фрагментарно.

Турсунали-ака завет нас пойти к левому крылу строения со стороны двора. Я подхожу, и замираю. Я уже не слышу, что говорит Турсунали, только краем уха ловлю «Иерусалим». Но я уже сама вижу этот камень. Дело в том, что основная часть здания построена из кремово-белого крупного камня, так знакомого по израильским постройкам. Этот камень в последствии стал одним из ключей к тайне строения.

Мы заходим внутрь, мы гадаем о назначении здания. Версии две – жилой дом, особняк какого-либо из российских руководителей, или церковь. Внутренняя планировка не дает ответ.

Потолки, рамы и лестницы за 120 лет подвергались лишь покраске. Что занятно, что за 120 лет без ремонта крыша не протекла и ни разу не ремонтировалась. Вот как это они так строили?
В  отдельных закутках под лестницей еще сохранилась облицовочная половая бело-синяя плитка.

В самой большой комнате здания теперь спортивный зал. Мы долго рассматривали его, стараясь понять, что здесь было, алтарь церкви, или танцевальная зала в доме семьи российского чиновника.

— Неужели не сохранилось никаких сведений об истории здания? Спросили мы Мустафу
— Я пытался найти следы, делал запросы, и ничего. Я очень надеюсь, что вы поможете. В советский период упоминания о царском периоде стирались, говорить об этом было не принято. А когда было уже можно, так выяснилось, что слишком хорошо старались забыть.
Мы уточнили у Мустафы, куда делались запросы. Чтобы не повторить этот безнадежный путь.
— В Российских военных архивах точно есть сведения. Потому что строили поселок военные железнодорожники. Это был стратегический пункт царской России. Но как до тех архивов добраться?
— Ну а местные жители? Неужели в семьях не сохранилось никаких воспоминаний?
— Те, кто сейчас живет в Булунгуре – это жители окрестных кишлаков. В Булунгуре  всегда жили только русские, потомки железнодорожников, строивших станцию, переселенные немцы и крымские татары.  Все уехали уже давно. А сюда переселяли местных. Мой отец – коренной житель Булунгура. Но их семья приехала сюда из кишлака после массового отъезда немцев. И в его памяти ничего нет о раннем периоде.
— Но что было в этом здании, должны помнить?
— Здесь всегда была русская школа. И никто не помнит ничего, кроме школы.
— А на чьем балансе здание?
— Здесь сейчас дом детского творчества. И потому здание на балансе РайОНО.
— О!, говорю я, как главный специалист по отделам народного образования. — Им безусловно не под силу привести здание в порядок. Спасибо им и поклон, за то, что сохранили, то что есть.

Итак первый ключ – камень, из которого построено основное здание. Второй – семьи железнодорожников, как первые поселенцы в этом месте,  третий ключ мне дал замечательный ошпоз, который готовил нам Самаркандский плов. Он назвал фамилию Ростовцев. Правда, сказал «князь», а Ростовцев был графом.
Но еще рано об этом.

Многое могла рассказать башня.  Мы спросили, можно ли на неё подняться. Нам пришлось подождать, пока собрались преподаватели дома творчества и начали активно взламывать люк, ведущий на башню. Это оказалось не просто. Башню обжили голуби, и судя по метровой толщине слоя помёта на крышке люка, его не открывали минимум лет 50.
После того, как люк все же удалось открыть, сверху посыпались килограммы помета, усыпав всю лестницу . но мы были полны решимости и отправились по шаткой лестнице с хрупкими перилами вверх. Заботливые узбекские ребята из числа преподавателей страховали нас в  процессе подъема.
И все наши муки стоили увиденного.

Через стрельчатые окна, как на ладони была видна железнодорожная станция . Деревянные перекрытия были в идеальном состоянии. Я не нашла никаких креплений для колоколов в куполе, но Мустафа указал мне на срезы огромных бревен по четырем углам под потолочными балками. Огромная толщина срезов вполне могла позволить подвесить на таких бревнах колокола.

Геометрия деревянных брусов, составляющих опору крыши была идеальной и эти ромбы и диагонали были сами по себе произведением искусства.
Форма окон очень специфична. В классической русской постройке конца 19-го века, окошки напоминали окна келий медресе. Это был еще один ключ. Достаточно определить, кто из русских архитекторов в Туркестане работал в таком стиле.
Мы потревожили стаю голубей, которые вылетали из башни, буквально тараня нас, и задевая лица крыльями. Остался лишь один старый голубь, который собрался умирать в крошечном квадрате света в башне. Мы не стали нарушать таинства смерти и удалились.

Ну теперь время разгадывать тайну загадочного русского строения в узбекском поселке. Он появился во время строительства железной дороги. Значит я оправляюсь в поиск по архивам железных дорог.

В 1874 годуГенералы Скобелев и Анненков инициировали перед специальной комиссией идею о соединении восточного берега Каспия с Ташкентом посредством железнодорожных путей. И лишь в 1880 году высочайшим повелением началось строительство Закаспийской ветки железной дороги, соединяющей Узан-Уда(бухта в Михайловском заливе) и Самарканд.

Вот оно, начало загадки!

В мае 1888 года  открылось движение до Самарканда.
Вот она, схема Закаспийской железной дороги :

Но станция Булунгур находится за Самаркандом, ближе к Ташкенту. Самарканд с Ташкентом был соединен железнодорожными путями в 1899 году.
Значит мы уже точно знаем временной период постройки здания : 1888-1899
Раньше, чем 1888 год быть не может, потому что тот самый белый камень мог быть подвезен только по железнодорожным путям.
Попутно нашла объяснения зарослям саксаула, идущим вдоль всего булунгурского участка железной дороги:
«Одним из замечательнейших достижений Туркестана было облесение песчаной степи, в особенности на участке железной дороги Ашхабад-Красноводск, обратившее на себя внимание специалистов-ученых чуть ли не всего мира.
Выстроенная ген. Анненковым Закаспийская железная дорога встретилась со страшным врагом — сыпучими песками, беспрестанно заносившими железнодорожный путь. Очистка пути от этих песков стоила огромных средств, не говоря о том, что заносы постоянно расстраивали железнодорожное движение. Предотвратить бедствие можно было только облесением прилегающего к железнодорожному пути пространства. Но почва была такова, что на ней не принималось никакое растение. Одному инженеру (к сожалению, из памяти совершенно улетучилась фамилия этого замечательного человека, хотя образ его, как живой, стоит перед моими глазами) удалось найти одно примитивное растение, которое не погнушалось закаспийскими песками, но было столь слабо, что ни в какой степени не могло защитить железнодорожный путь. Инженер нашел другое, более сильное растение, которое под покровом первого смогло осесть на песке, и затем на закрепленной этими двумя растениями почве, он насадил особое туркестанское дерево — саксаул, которое совсем оградило железную дорогу от песков. Французские и английские инженеры, мечтавшие об облесении Сахары, специально приезжали в Закаспийскую область, чтобы ознакомиться со способом облесения Закаспийских песков.»
Так-то!

Железнодорожная станция (ныне Булунгур) была названа в честь генерал-губернатора Самарканда Николая Яковлевича Ростовцева. Эта станция стала стратегическим пунктом на железной дороге, и потому там началось строительство русского городка, в котором жили рабочие-железнодорожники и инженеры-путийцы с семьями. Инженеры-путийцы в то время были людьми военными.
Следовательно, если столько людей обосновалось на долгое время на станции Ростовцево, должен быть дом начальника станции и церковь. Только вот какой из этих домов наша школа?


Команда воинов-железнодорожников на подъемке паровоза и тендера у ст. Ростовцево Среднеазиатской железной дороги 1908 год

Среди начальников этого участка железной дороги, история хранит два имени :
Павел Николаевич Басов – до 1889 года (то есть момент начала работы станции Ростовцево)
Дмитрий Леонидович Хорват – с 1889 года по 1894. Склоняюсь к мысли, что городок на станции строился именно под его руководством. Все материалы говорят за то.

Но кто конкретно построил таинственное здание? Какие архитекторы работали в Самаркандской области в тот период? Здание школы в Булунгуре абсолютно в теме Самаркандских построек периода правления генерала Ростовцева. Значит ищем среди них.
Это могли быть :
военный инженер Н. А. Непокупный
архитектор И. А. Лем-ке
архитектор у Г. М. Сваричевский
архитектор Н. П. Петровский
архитектор В. С. Гейнцельман
военный инженер  Ф. Смирнов

Анализирую по фотографиям старого Самарканда их работы. Привести все просмотренное не в силах. Склоняюсь, что все-таки Гейнцельман, именно он в своих самаркандских проектах ввел верхние оконные проемы, напоминающие окна медресе.

Ну, хорошо. Мы уже знаем приблизительно временной период строительства, и предположительно архитектора, но назначение здания? Пролить свет на тайну может один документ :  «Отчеты о строительстве, эксплуатации и состоянии Закаспийской железной дороги (1882-1908. Ф. 789)» И хранится этот документ в Российском государственном военно-историческом архиве. Надо думать, как организовать на  него запрос. Может кто что подскажет?

Далее мне помогли военные мемуары.

Итак, построенная при Ростовцеве, железнодорожная станция получила его имя и стала зваться Ростовцево. После революции она приняла имя Красногвардейск. И уже в годы независимости стала Булунгуром.
Имя Красногвардейск стало еще одни ключом. В Самарканде когда-то стоял памятник красногвардейцам, совершившим подвиг и павшим у станции Ростовцево.

А дело было так…
«Первое значительное столкновение офицеров русской армии в Туркестане с Советами произошло в феврале 1918 года, когда возвратившийся из Ирана отряд полковника И. М. Зайцева 14 февраля 1918 года столкнулся с большевиками у станции Ростовцево.
В январе 1918 г. в Туркестан прибыли оренбургские и семиреченские казаки, стоявшие раньше гарнизонами в Хиве и Персии. Эти вооруженные отряды (14 сотен) представляли угрозу для только что образовавшейся Советской власти края. Туркестанский Совнарком предложил им сдать оружие. Но их начальник, полковник И. М. Зайцев, командовавший ранее русскими войсками в Хиве, ответил отказом и, объединившись с другими антисоветскими силами, выступил против Советов. Сотни Зайцева заняли города Чарджуй, Самарканд и двинулись на Ташкент. 14 февраля 1918 г. красногвардейские отряды туркестанских рабочих встретили казаков возле станции Ростовцево (неподалеку от Самарканда). Те заколебались и, отказавшись воевать против народа, сдали оружие.»
(официальная советская версия)

Бой был кровавым и жестоким. Казаки захватили городок на станции Ростовцево и ожесточенно отстреливались. Красногвардейский отряд, который пытался выбить их со станции, составляли в основном уйгуры и дунгане под руководством русских командиров. Среди казаков сдались совсем немногие. Большая часть погибла. Очень много погибших и со стороны красных.

Такое событие не могли обойти стороной военные историки, и я отправляюсь искать в военные архивы. И чудо! Я нашла подробное описание тех событий! Приведу выдержку особо важного для моей задачи момента:
«Поезд стоял. Вслед за Дмитрием Александровичем, с неподобающей его возрасту прытью соскочившим с подножки, ступил на платформу и Полторацкий. На темно-сером небе сияла луна, небывало-яркая, с туманным нимбом… В ее свете, ровным потоком изливавшемся на оцепенелую и будто бы всеми покинутую землю, видны были горы со странным зеленоватым отблеском на острых и частых вершинах, золотой восьмиконечный крест на куполе церкви, в лунном сиянии приобретший красноватый оттенок… водонапорная башня, почти черная, но отчего-то с четко прорисованными швами кирпичной кладки. Полной уверенности, что это именно Ростовцево, не возникало, хотя и горы, и церковь, и башня — все было на своем месте. Но еще раз оглянувшись, проговорил Полторацкий, что это — Ростовцево… «Точно — Ростовцево», — кивнул он, вспомнив, как два пулемета казачьих взахлеб били с купола.
Александр Нежный  Огонь над песками. Военные мемуары
Источник
Да, да, да!
Старинная водонапорная башня!  Она там до сих пор, и с «четко прорисованными швами кирпичной кладки» И её видно с башни школы.
Значит церковь! Только без креста, со срезанными балками колокольни. И башня –это колокольня. И там, где сейчас спортзал – это большой зал церкви, где алтарь.  И те  стрельчатые окна на колокольне, они самые, через которые стреляли семиреченские казаки по красному отряду. И через эти окна как на ладони видна станция, откуда шли красногвардейцы.
Когда я дошла до этого момента в своем исследовании, стало жутковато от такого соприкосновения…
В нашем цивилизованном мире, вдруг найти столь нетронутый никем уголок истории и прикоснуться к нему. Это удивительно! Это подарок судьбы…

А сейчас в строении обитают дети. Симпатичные и старательные мордашки. Они рисуют чудесные картины, что-то шьют и обрезков и лоскутков. Любопытные и ласковые как котята. Таки дети бывают только в провинции. Во дворе,  под сенью старинной колокольни – малыши в белоснежных кимоно старательно исполняют свои кибундуча. Мне было неудобно их фотографировать, и я попросила тренера, чтобы ребята подошли ближе к стене колокольни, чтобы и она попала в кадр. Ребятишки с такой серьезностью отнеслись к моей просьбе, что я устроила им целую фотосессию. Надо распечатать фотографии и им передать.

Преподаватели в том таинственном доме – люди с теплыми руками и добрыми глазами. Так хотелось им помочь… Первая мысль была спросить по конторам – может кто старую компьютерную технику туда отдаст. Ведь столько гламурных, лакированных мест, где есть всё, но нет дела. А здесь… В патриархальном Булунгуре, красивые люди работают от души с еще более красивыми детьми…
Ах, если б вы только видели, как замечательно эти дети воспитаны! У вас бы начались комплексы.
Впрочем я рада, что такому месту было уготовано такое предназначение. Правильное оно.

Теперь задача найти людей, душою неравнодушных, чтобы вернуть этой удивительной церкви-школе первоначальный облик, как было задумано талантливым архитектором. И чтобы симпатичные мордашки, так и остались творить на втором этаже центрального крыла. А остальные, пустые залы под небольшой областной краеведческий музей обустроить. И тогда приехали бы вы в Узбекистан, и позвонили бы мне, и сказали б : «Хотим тот загадочный дом в Булунгуре посмотреть» И мы бы с вами поехали…

И вы бы не пожалели! Потому что еще там есть дом художника Мустафы Расулова, и ошпоз Иматулла с мудрыми глазами, который так готовит самаркандский плов, что за этот плов можно любую страну на Узбекистан променять без оглядки…

Начало: Миры Турсунали Кузиева. Дорога, Дыни, Люди
Продолжение следует …

8 комментариев

  • Другая Зухра:

    Спасибо за ТЕПЛОТУ,с которой писалась эта статья!
    Пусть сбудутся ваши добрые намерения!

      [Цитировать]

  • Нигина:

    Очень интересно было прочитать историю Булунгура,где мы до сих пор живём но в данное время находимся в Санкт-Петербурге.Хочу сказать,что моя мама училась в этой школе с 1974 по 1977 годы(до закрытия школы,кстати школа №19 им.К.Д.Ушинского).И она говорит,что там была церковь,так как на стенах были видны кресты.

      [Цитировать]

  • олег:

    Тронуло до глубины души,т.к.я сам родился в Булунгуре,учился в этом самом доме,под названием школа№19 в 1976г.,в подготовительном классе,далее продолжал учёбу в школе№23,и уехал от туда в 1999г.,но поеду непременно,ведь там похоронены мои:папа,дедушка,бабушка и ещё много знакомых,друзей!Спасибо вам за проделанную работу,дай бог вам здоровья и счастья!

      [Цитировать]

  • Мастура:

    Лилия, не смотрела ваш кулинарный сайт, но то что вы написали об истории Булунгура, о его архитектурных памятниках и людях так тепло, искренне, вы — большая молодец!

      [Цитировать]

  • Zelina Iskanderova:

    Очень интересная, захватывающая история, и описана хорошо.
    Но — необходимо исправить опечатки в датах — см. ниже:

    «Среди начальников этого участка железной дороги, история хранит два имени :
    Павел Николаевич Басов – до 1989 года (то есть момент начала работы станции Ростовцево)
    Дмитрий Леонидович Хорват – с 1989 года по 1994.»

    Здесь, конечно, надо исправить годы — должно быть «…до 1889″ и — с 1889 года по 1894.»

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.