Популярная шайтанология. Дэвы Искусство

Автор: Alex Dalinsky

«Единственные Демоны те – кто угнездился в наших сердцах. Вот где битва…»

Махатма Ганди.

Сие повествование было написано мной,  незначительным человеком,  со слов  аз-Захири ас-Самарканди, Имада ибн-Мухаммада ан Наари,  аль-Джахшияри, аль-Масуди, Фирдоуси, Абу-Али аль-Мухассина ат-Танухи, Абу-Райхана Беруни, Абу-Фатха Омара Хайяма аль-Нишапури  и прочих  великих и благородных  мужей —  да  не коснется их злословие недоброжелателей,  да  пребудут вечно  их   кропотливые работы в сокровищницах нашей памяти, бережно  укрытые  ковром   благодарности и  восхищения.
Мы же сядем в лодку  любознательности и оттолкнемся от берега веслами познания, дабы освятить свой   разум мудростью веков  и обрести хоть сколько-нибудь величия.
Ну,   а вспомоществование же  от Аллаха…

Дэвы.

В средние века людям жилось  нелегко.
В средние века гораздо проще было умереть, чем  жить, — средневековое  выживание  можно назвать    искусством. Кем бы ты ни был,  неразумно было составлять план  дальше,  чем на час вперед,  —  твой город могли  захватить,  тебя могли  ограбить  и убить на дороге,  —   ты был  песчинкой,  которых несть числа,  и никому, кроме Бога,  до тебя не было дела.  При этом  надлежало бояться не только живых,  но и мертвых. Или не мертвых и не живых   — существ  из потустороннего мира.
К примеру, дэвов. В средневековье ими  буквально кишела  земля,  и  кто бы мог поставить динар против фельса, что за следующим поворотом,  вон  за  тем серым камнем не сидит  дэв, и не поджидает  легкомысленного спутника на обед?
Вот он выходит навстречу путнику,  огромный, волосатый, страшный,  как  кошмар шизофреника,  многоголовый и  зловонный…   Рот как пещера,  руки как ноги, ноги как лапы, ростом с вековую чинару,  зубы частоколом,  и начинает хохотать, гремя, как пустая бочка, катящаяся с горы.   В принципе, на этой сцене в жизни путника следует ставить точку,  поскольку  дэвы отличаются крайним «человеколюбием». Особенно  с приправой и под хорошую компанию.

Представления  о дэвах сохранились в фольклоре многих восточных народов. При всем их разнообразии в описаниях  у них есть  одна  общая черта —    ненависть к людям и  ужасающая внешность. Хотя  есть исключения из правил. И они очень интересны. Но о них чуть позже.

В начале следует разобраться, откуда они взялись, эти антропоморфные  зверообразные чудовища, и как  зашли в  нашу жизнь.

Рождение зла.

Первое упоминание о дэвах  есть в Авесте, священной книге зороастрийцев.  В Гатах, —  это самая ранняя часть Авесты,  —  рассказывается о том, что  Верховное  Божество  и Творческое начало – Ахура-Мазда —  создает  16 стран мира, а Дух Зла Ангро-Манью, в пику ему, создает 16 стран зла. Ахура-Мазда создает  чистых,  полезных животных, Ангро-Манью  всякую нечисть — змей, мух, скорпионов.  Ахура-Мазда  посылает пророка Заратуштру, Ангро-Манью пытается его убить. В великой битве Добра и Зла, разумеется, побеждает Добро, поскольку по-другому и быть не может,  но злобный Ангро-Манью,  низвергнувшись в геенну огненную, создает дэвов, злых духов, призванных уничтожить людской род.  А теперь внимание, — у каждого дэва  есть имя,  давайте посмотрим, что создал поверженный Главный  Демон.
Каждый из дэвов олицетворяет человеческий порок или несчастье.  Индра — Насилие. Акем Мана – Злой Помысел.  Саурва — Подлость. Таромаити – Высокомерие. Аэшма – Ярость, Насилие. Буити – Распущенность.  Митаохта ( Друдж) – Ложь.

И так далее…

Даже если абстрагироваться от персонификации, то станет ясно,   что с этими пороками жизнь человека  превращается  в  незавидное существование,  эти качества  его съедят изнутри, —  истощат и искалечат. Так что,  средневековое представление о девах, как о чудовищах,  которые несут смерть человеку, не случайность  — просто  в   народной мифологии  эти качества  обрели, можно сказать,   наглядное  изображение. Ну, в самом деле – разве можно бояться слова «зависть», например?  Слово  да слово. Но если это слово  будет проиллюстрировано  стоглазым отвратительным чудовищем, источающим смрад, мало кто захочет иметь с этим чувством  дело, или постарается  избавиться от него как можно быстрее.

Зороастризм – религия Справедливости. В ней есть все необходимые предписания, как нужно вести себя достойному человеку,  и ритуалы на все случаи жизни. Добрые помыслы, добрые речи, добрые дела,  — вот триада, которой должен следовать  каждый авестиец. В одной из частей Авесты  — «Видевдад» («Закон против Дэвов») четко сказано,  как вести борьбу  с  дэвами и как устранять причиняемое ими осквернение, поскольку, несмотря  на то, что Ангро-Манью и был повержен во вселенской битве, он все-таки продолжает искушать  людей и устраивать им проблемы. Причем,  его могущество весьма обширно. Он способен вселять  злые, недобрые мысли в головы  людей,  например, одна из его жертв —  справедливый царь Джамшид, что описан  в «Шахнаме» у Фирдоуси.  Ему Ангро-Манью внушил гордыню, один из величайших пороков, и царь возомнил себя Богом. Да что говорить,   злодей  даже отца Заратуштры наделил безумием, вследствие чего  отец  хотел убить маленького Пророка.
Но, тем не менее,  опасаясь Демона, надо понимать, что Ахура-Мазда, олицетворение благого начала,  — единственное высшее существо, которое всегда одерживает победу. Другое дело,  что человек должен помогать  Богу  — противостоять  злым силам. И пока  человек успешно с этим справляется. В самом деле, в нас гораздо больше Ахура-Мазды чем Ангро-Манью, что бы там не говорили пессимисты. Никто из психически здоровых  людей  не убьет себе подобного просто так,  даже если ему будет обещана полная  безнаказанность,  на этом и на том свете. И даже  за любые блага не убьет.  Просто не сможет. И нас  таких – большинство,   и  это вселяет надежду на будущее.

Портрет дэва.

Итак, прошло время и  зороастризм уступил место исламу – религии Закона,  Авеста стала называться  Книгой Предков,  зороастрийцы – огнепоклонниками и магами, а имя  Заратустры все чаще произносилось шепотом.
Остались дэвы, которые перекочевали в сознании людей из разряда покровителей пороков в разряд сказочных чудовищ, повсеместно населявших сказки. Но, средневековая арабоязычная аудитория любила в повествованиях правдоподобность,  поэтому дэвы наделялись определенными  качествами и обрастали подробностями дэвовской жизни.  Великий Фирдоуси в своей  книге «Шахнаме» достаточно подробно и со знанием дела описал все  битвы против дэвов, главный дэвоборец в  которых  – богатырь Рустам.
Постепенно вырисовывался портрет дэва,  с небольшими этническими вариациями. Скажем, у  иранских народов  дэв был волосатым и огромным существом, рогатым, когтистым и вонючим, живущим  в пещерах,  глубоко под землей. Со временем  они обрастали  все большим количеством голов  и глаз, становились все отвратительнее и ужаснее.  На дэвов ложилась ответственность за землетрясения, потому что согласно представлениям, они  работают в своих подземных ювелирных мастерских по производству драгоценных камней. Каждый  день   они  поедали не менее двух человек, которые томились у них в застенках, и на все заклятия именем Бога отвечали богохульствами. Чаще всего  дэвы,  как отголоски зороастризма, были язычниками,  но в фольклоре сохранились сказания,  где дэв мог принять ислам, под давлением,  разумеется, ради спасения собственной жизни. Все-таки  дэвы смертны,  в отличие от джиннов, например. Забавно конечно,  дэв-мусульманин… Но, приняв ислам,  дэв уже не мог   убить человека-мусульманина, поскольку это было бы нарушением Закона.

Дальше больше —  интересно наблюдать за метаморфозами,  которые претерпели дэвы. В Хорезме, например, они  дружили с людьми и даже помогали им строить крепости и города. Впрочем, не удивительно, — согласно легенде,  хорезмийцы произошли от союза дэва и пери, — которая попала в немилость к пророку Сулейману. От этого  все хорезмийцы красивы, как пери и злы,  как дэвы.   У киргизов и казахов  дэвы – помощники шамана, во всяком случае шаман мог умилостивить  дэва и отвратить  несчастье. В человеческой природе  есть такое – перетягивать на сторону Добра даже само олицетворение Зла. В средневековой восточной литературе есть сюжет о том, как человек спас детеныша  дэва.  Ему просто его стало жалко, когда он увидел  на поле битвы, среди трупов чудищ, ( видимо  произошла какая то локальная война между чудовищами)   живого трехглазого  дэвенка.  Ребенок есть ребенок, милосердие человеческое распространяется  на любых детенышей, поэтому он взвалил  его на спину и,  проклиная себя  за жалостливость,  и повторяя строку из Корана «…Пригрел  змею на груди…»,  понес домой.  Дэвенок вырос  в строгих  правилах Ислама, стал хорошим  правоверным, и никогда не причинял вреда людям.  Интересно, да? Если принять, что дэв  — это некий порок, то в этой притче рассказано о том,  что любой порок, если отнестись к нему со смирением и попыткой исправить положение вещей, рано или поздно превратится в достоинство.

Женщины у дэвов гораздо более дружелюбны по отношению к людям. Их характерная черта, — длинные груди, которые они закидывают за спину. Характерно, что редко в эпосах можно встретить  рассказ о том,  что дэв влюбился в земную  женщину, или  дэвиня в мужчину. Людей, они,  как правило,  не считают красивыми. А вот себя  считают просто верхом совершенства. Как это  знакомо, в отношении  пороков, не так ли? Рассказывают,  что  в одной пустыне  жили два друга-дэва, и все у них было хорошо, до тех пор, пока они не заспорили, чья  жена краше. Обе были красавицы, — лохматые и зубастые, огромные,  как   минареты и толстые,  как  бегемоты,  —  но  дэвы хотели ясности в этом вопросе. Выдрав друг другу бороды и обломав рога, они не пришли к консенсусу и задумались – нужен был третий. На их счастье в пустыне прятался разбойник. Представ перед человеком, подождав, пока у него пройдет шок от встречи, дэвы выложили ему свои требования  —  рассудить их по справедливости. А иначе смерть. И вот стоят  они все четверо перед  человеком,  — жены  недвусмысленно  подмигивают ему,  дескать, выбери меня,   а на горизонте маячит  неизбежный  дэвовский котел… Разбойник вышел весьма изящно из этого испытания.  Он сказал им, что «…Та  жена краше, которая радует взор своего мужа». Этот ответ чрезвычайно понравился дэвам, и они отпустили его восвояси.  Справедливости ради  надо сказать,  что это приключение  навсегда отвратило разбойника от плохих дел, — он раскаялся и зажил праведной жизнью.


Характер у всех девов скверный,  — хвастливый и  несдержанный. С интеллектом  тоже   наблюдаются  серьезные проблемы, —  скажем так,  не в состоянии победить дэва физически, люди, как правило, обманывают больших, но глупых великанов. Самый распространенный  сюжет  перекликается с Гомеровской Одиссеей, миф об одноглазом чудовище, которому человек-пленник выжег  глаз. А сам сбежал,  накинув на себя  шкуру овцы, когда  слепой  дэв стал ощупывать их одну за одной, в надежде поймать человека.

Пророк Сулейман, Мир ему.

В арабской мифологии пророк Сулейман (библейский царь Соломон)  занимает особое место. Он  считается посланцем Всевышнего, предтечей пророка Мухаммеда, и  средневековая мифология предписывает ему  сверхъестественные способности, дарованные ему Аллахом  за его мудрость. Он  знал язык зверей и птиц,  повелевал  джинами, пери и дивами, имел  ковер-самолет. Нраву пророк Сулейман был сурового,  и был требователен и к себе и к окружающим. Рассказывают, что  разгневать его было  легко. В  своем дворце, который строили для него сверхъестественные силы, он хранил  все книги  мира по магии.  Они были заперты в ящике, и находились под его троном. Его неограниченная власть  над  потусторонними существами  подчеркивается во многих сказаниях.
Властью, данной ему  Всевышним, Сулейман запретил  дэвам  обижать людей.  Этот  запрет носил  название «Заклятие Сулеймана» и те  дэвы, в ком оставалось  хоть немного совести,  неукоснительно его соблюдали. Все они  принесли ему страшную клятву, в которой обязались  не чинить людям зла. Но когда  времена пророка Сулеймана  закончились, и   он отправился   на тот свет   в возрасте  53 лет,  — многие из дэвов вздохнули свободно  и опять стали  людоедами. Конечно,  что   еще можно ожидать от  таких пороков  как Ложь и Лицемерие? Ничего удивительного, что многие из них стали клятвопреступниками. В  замечательном памятнике  персидско-арабской  средневековой  литературы, по сути, народном  романе, —  «Легенда о Хатеме», видим  уже постсулеймановский образец  дэва  — заносчивый и своенравный.
«Ты меня Сулейманом-то не стращай…»  — слышим мы в ответ на увещевания главных  героев.
Но, тем не менее, народное творчество, талантливо фантазийное,  но тяготеющее к порядку,  выстроило в  легендах социальный  дэвовский строй,  —  дэвы имели своих  шахов,  ареал обитания и  подчинялись  локальным правителям из числа людей.  Еще бы, в  битвах между дэвами  и людьми, со времен Фирдоуси и первочеловека  Каюмарса,  верх всегда одерживали люди.  А значит,  волей-неволей, дэвы  подчинялись   данному порядку,  и если и нападали  на людей с гастрономической целью,  понимали прекрасно, что совершают преступление,  и вполне справедливо остерегались наказания.

Конечно же, в древних  восточных сказках  сплошь и рядом  существуют анахронизмы и противоречия. Рассказчики в основном,  заботились о внешней стороне  повествования,  об  экшене и  эффектах, и мало задумывались над  исторической правдой и логикой. К примеру, странным выглядит то, что умирающие дэвы с воплями и стенаниями отправлялись в преисподнюю,  — где собственно им был дом родной. Даже в  поздних редакциях  замечательных  средневековых редакторов  можно увидеть массу противоречий.
Но не   это главное в сказках. Главное в том, что средневековые сказители пытались до нас донести  моральные принципы и  установки, неизменно  прославляя  самые лучшие человеческие качества и осуждая пороки. А  жанр триллера  помогал  держать слушателей в напряжении и не отпускал до самого конца.
Были или не были дэвы, на самом деле,  уже не так важно. Просто стоит помнить, что  отвратительные человеческие черты  характера,  которым покровительствовали  дэвы, все еще живут. И от них надо избавляться.
А не то…
Съедят.
Источние — Туроператор Долорес

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.