От ликбеза к открытиям чудным История Разное

«Простой народ эксплуатировали
манапы, баи и балуши,
А культуру принесли
и приобщили нас к ней русские…
Уничтожив деревянную соху,
плуги принесли русские,
машину — сенокосилку
тоже дали русские.
Чтоб киргизы стали образованными,
научили их грамоте русские».

Тоголок Молдо

В прошлом номере «Дипкурьер» завершил публикацию части исторических материалов из собрания Федора Семернина. По отзывам читателей, автор документальных рассказов вызвал новую волну интереса к дням прошедшим, сумел передать дух конца девятнадцатого и начала двадцатого веков через своих героев, прямо или косвенно причастных к различным событиям в тогдашнем Туркестане. Они укрепляли границы, возводили города, строили дороги, открывали школы, больницы, библиотеки. Они несли свет знаний…

Мне русский брат путь указал
Тему русских в Туркестане неожиданно продолжил 90-летний Акрам Валиев, в прошлом преподаватель математики, многие десятилетия проработавший в ошских вузах. Он пришел в редакцию с папкой документов. Некоторые нам показались небезынтересными. Это свидетельство о вкладе русских в народное образование Туркестана. Но сначала немного о самом владельце этих документов, долгая жизнь которого связана с просвещением. Первые уроки он получил у старой русской учительницы… Впрочем, обо всем по порядку.

Вот что рассказывает Акрам Валиевич:

-Отца -муллу арестовали в 1929 году, как кулака. Основанием для этого послужили одна лошадь с телегой, корова с теленком и семья из девяти душ. В списке лиц, подлежащих к аресту, оказался и я со своим старшим братом Куддусом. Пришлось бежать в Сибирь. Нас занесло в шахтерский городок Черемхово. Стал железнодорожным рабочим. Сменные задания выполнял на 114%. В августе тридцатого года, прямо на рабочем месте, мне вручили комсомольский билет и премировали хлопчатобумажными брюками. Позже наш бригадир Владимир Соколов, добрейшей души человек, сказал: «Вижу парень ты трудолюбивый, смышленый. Учиться тебе надо. Вот тебе направление…».
Так, с легкой руки своего рабочего наставника окончил месячные курсы по подготовке учителей ликбеза и стал на путь любимой профессии.
Первые уроки наглядной математики дала в Томске русская учительница Александра Петровна Иванова. Почему наглядной математики? Тому есть объяснение. Спустя год, после окончания курсов, продолжил учебу в совпартшколе, на татаро-башкирском отделении, где, кстати, также учились два казаха и один киргиз. Занятия в основном велись на русском языке, которым мы владели плохо, но несмотря на это, математику понимали хорошо. Все дело в методике Александры Петровны, умевшей объяснять просто и доходчиво. В класс она входила с мешочком пшеничных зерен, изготовленных из железа моделями стереометрии, арифметическим ящиком… Это и была наглядная математика, уроки которой проходили увлекательно и с большой пользой. Александра Петровна нередко просила меня: «Аркадий, помоги перенести мой кабинет математики».
«Мой кабинет математики так и остался навсегда в моей памяти. Я многое перенял в работе с учениками у этой замечательной женщины, что помогло мне впоследствии стать профессиональным математиком. У меня также появился «мой кабинет математики» в ошской средней школе имени Сталина, который по рекомендации Киргизского научно-исследовательского института был выставлен на республиканском съезде учителей. Потом появился плакат: «Передвижной кабинет математики в заочном обучении», который опубликовал московский журнал «Вечерняя школа» (1984 г.). И все это прежде всего заслуга Александры Петровны Ивановой, которой многим обязан.
Уроки русской учительницы не прошли даром. Акрам Валиев разработал собственную методику, свои наглядные пособия, которые не имеют аналогов. По сей день ими пользуются в Ошском госуниверситете. И даже выйдя на пенсию, тридцать лет назад, Акрам Валиевич не изменил любимому делу. С его участием были написаны многие книги по методике преподавания в школах и вузах, да и сам он нередко брался за перо, чтобы выпустить очередное учебное пособие.

Связующее звено фон Кауфмана

Но продолжим исторический экскурс с нашим гидом Акрамом Валиевым. После вхождения Туркестана в состав России народное образование в этой части империи начиналось с русско-туземных школ. Генерал-губернатор Туркестана Константин Кауфман ясно понимает, что нужно найти связующее звено в общении инородной молодежи с русскими сверстниками. Но какое? За советом обращается к известному российскому просветителю Николаю Ильминскому и получает ответ: «Соблюдая непоспешность, постепенно с большой осторожностью в плотно населенных поселениях для обучения молодежи, открыть русско-туземные школы с русским языком обучения. Далее с помощью выпускников этих школ открывать такие же школы в других населенных пунктах». Туркестанский генерал-губернатор принимает решение построить 92 русско-туземные школы: в Ферганской (20), Сырдарьинской (32), Самаркандской (15), Каспийской (11) областях, Семиречье (14).
Свидетельство об окончании гимназии. Снимок 1908 годаВ Оше первая русско-туземная школа появилась в 1887 году. Вот что писала по этому поводу газета «Вести Туркестана»: «15 января 1887 года в небольшом городе Ош открылась русско-туземная школа. В этот день в школу явились 11 учащихся, но уроков не было. Класс был оборудован партами, столом и стулом для учителя, на стене — классная доска, географическая карта и другие плакаты. Множество жителей не давали возможности учащимся для занятий, всем было интересно посмотреть на внутрь класса. Уходя, жители обещали привести в школу своих детей. Учеба началась 16 января 1887 года».
Первым директором этой школы стал полковник Федор Баранов, назначенный на эту должность по рекомендации Константина Кауфмана. Школу так и называли «школой Баранова», хотя она именовалась «Ордо».
Попытка Акбара Валиева найти хотя бы одного выпускника ошской русско-туземной школы однажды увенчалась успехом. Им оказался житель Имаматинского общества Мадаминходжа Тюряходжаев. После окончания школы он работал учителем. У него учились первый генерал милиции Эргаш Алиев, активный участник в деле народного образования Рашидхан Эшенханов, другие известные ошане. Он многое сделал для детей — сирот в самые трудные годы.
фон  КауфманУдивительна судьба другого выпускника русско-туземной школы Ташмухамеда Кары-Ниязова из Ферганы. Отец его был состоятельным, образованным человеком своего времени. Сын сначала учился в медресе, где любая провинность слушателей жестоко наказывалась. Такому наказанию подвергся и юный Ташмухамед за опоздание на занятия. После этого он заявил отцу, что больше в медресе не пойдет, а хочет учиться в русско-туземной школе. Кары-Ниязов старший не стал противиться воле сына, который, окончив школу, работал учителем, позже — и ее директором, покуда не стал студентом Среднеазиатского госуниверситета в Ташкенте. Примечательно, что Ташмухамед добился разрешения у экспертной комиссии сдать экзамены экстерном за два курса физико-математического факультета. Так он сразу начал университетское образование с третьего курса. На четвертом ему доверили преподавать математику для первокурсников узбекской группы.
Получив диплом САГУ, Т. Кары-Ниязов пишет книги-учебники «Основы математического анализа» и «Основы аналитической геометрии» по 700 страниц каждая. Он избирается первым президентом Академии наук Узбекистана, становится Героем Социалистического труда. И кто знает, добился бы всего этого Ташмухамед Кары-Ниязов, пойди тогда он в медресе, а не в русско-туземную школу, давшей узбекскому парню путевку в науку.
Примечательный штрих. В свидетельстве об окончании русско-туземной школы, выданном М. Тюряходжаеву, присутствует сдача экзамена по так называемому мусульманскому языку, то бишь родному языку для учеников коренных национальностей, чего не было даже в самой России. Разрешение на изучение местных языков в русско-туземной школе исходило от фон Кауфмана, который таким образом сделал более привлекательной учебу в такой школе.

Джадид — значит учитель

В Туркестане наряду с русско-туземными открывались и начальные общеобразовательные школы с обучением на татарском языке — понятном для тюркских народов. Учителей -татар называли джадидами (от арабского слова «новый»), а школы — джадитскими, или по-русски, новометодные школы. В создание таких школ активно включился классик татарской поэзии Габдулла Тукай. Позже Чингиз Айтматов его назвал «проводником европейского и русского революционного художественного мышления». К. Маликов в своем стихотворении «Габдулле Тукаю» писал:
«В буран раскрывшийся бутон,
Сквозь тучи луч восхода-
Таким, Тукай, ты был рожден,
Ты из сынов народа,
Из тех немеркнувших имен.
Что ярче год от года».
Новометодные и русско-туземные школы существовали до революции. (В Ферганской долине в 30 новометодных школах обучалось 1300 учеников). Тем самым русские и другие этносы России заложили фундамент под здание народного образования Туркестана. Нельзя не сказать и о том, что отдельные новометодные школы закрывались мусульманским духовенством, но обучение продолжалось в частных домах. Такая вот была тяга к знаниям у местного населения.

Э. Аюпов.

http://dipkurier.narod.ru/dip04/rusturkestan8.htm

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.