История и этнография казахского народа и отдельных этнотерриториальных групп казахов История

Ковыльные степи и полупустыни, простирающиеся от Алтая и Тянь-Шаня до Каспия и Волги, — страна классического кочевого скотоводства. В течение многих столетий скотоводческие племена Южной Сибири и Центральной Азии, приходили сюда, в северные районы Средней Азии, и закреплялись здесь, сливаясь с потомками аборигенов и более ранних пришельцев. В начале XVI в. здесь возникло Казахское ханство, образовавшееся, как и государство узбеков, на развалинах Золотой Орды. Подобно другим крупным феодальным образованиям кочевников, оно было недолговечным и вскоре распалось на три самостоятельных владения — «жуза»: Старший — на востоке, Средний — в Центральном Казахстане и Младший — в его западных областях. Жузы сохраняли свою самостоятельность до присоединения Казахстана к России, которое проходило во второй половине XVIII — первой половине XIX в. Несмотря на политическую раздробленность в течение столетий, этническое единство казахского народа не было утрачено и его воссоединение в составе Российского государства создало условия для консолидации казахов, которая в 20-30-е годы XX в. привела к образованию казахской нации.

Территориальная близость казахов к Поволжью, Уралу и Западной Сибири способствовала установлению тесного общения между казахами и населявшими Россию народами. Вместе с русскими крестьянами и горнозаводскими рабочим Урала, татарами и башкирами казахи участвовали в Крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева. С XVIII в. в северном и восточном Казахстане стали селиться русские казаки и крестьяне-переселенцы. Приток переселенцев усилился во второй половине XIX в. и особенно возрос в годы столыпинской реформы. Включение Казахстана в систему общероссийских экономических связей привело к возникновению на его территории капиталистической промышленности, росту товарности хозяйства, появлению национальной буржуазии, развитию земледелия и оседлости, но одновременно увеличилось число обедневших казахов, потерявших землю и скот.

Освоение казахами новых видов хозяйственной деятельности и оседлого бытового уклада проходило под непосредственным влиянием русской земледельческой культуры.

Процесс изменения хозяйственного и бытового уклада шел в Казахстане во второй половине XIX в. столь активно, что к началу XX в. только небольшая часть казахов сохранила чисто скотоводческое кочевое хозяйство. Значительная часть казахских семей — в северных районах до 50% — перешла к оседлому земледелию, а около 25% — сочетали земледелие с более или менее оседлым скотоводством. С изменением удельного веса земледелия менялся и состав стада, а соответственно происходило изменение приемов скотоводства. До середины XIX в. основными видами скота у казахов были овцы, лошади и верблюды, а формой скотоводства — круглогодичное содержание животных на пастбище. С увеличением роли земледелия и массовой оседлостью возросло значение крупного рогатого скота и стали широко практиковаться содержание животных в зимних загонах и сенокошение.

В отличие от горцев-киргизов большая часть казахов кочевала в равнинной степи. Весной скот перегоняли с юга на север, а осенью обратно. Весь домашний скарб и утварь, упакованные во вьюки, во время перекочевки перевозили с собой. Основными средствами передвижения были лошади, быки и верблюды, использовалась также волокуша. Казахи знали двухколесные и четырехколесные арбы, но использовали их мало. Протяженность маршрута перекочевки была различна, но иногда составляла более тысячи километров. Зимники обычно располагались в местах, прикрытых от снежных заносов, а летовки — в открытых долинах вблизи водопоев. Выход на весенние пастбища сопровождался празднествами и общественными пиршествами. Это было время появления молодняка и начала дойки, стрижки овец и снятия шерсти с верблюдов, первой объездки лошадей и таврения жеребят-однолеток. На весенних пастбищах отощавший за зиму скот вновь набирал силу.

Достигнув летних выпасов, начинали заготовку молочных продуктов впрок. Занимались этим исключительно женщины. Дважды в день они доили овец, коров и коз, четыре-пять раз — кобылиц и верблюдиц. Свежее молоко казахи не употребляли. Молоко овец и коров кипятили и затем заквашивали. Из кислого молока приготовляли основные продукты питания: подобие простокваши — «катык» и «айран», масло — «сары май», кислый сушеный сыр — «курт», сладкий сухой творог — «ырымшык» и т.д. Из кобыльего и верблюжьего молока делали кумыс. Здесь же женщины занимались обработкой шерсти весеннего настрига, выделкой шкур, изготовлением одежды и кожаной утвари (мешки, бурдюки, ведра, фляги, подойники и пр.), широко употреблявшейся в кочевом быту.

В начале осени передвигались на осенние пастбища, расположенные по пути к зимникам. Здесь проводили подготовку к зиме: ремонтировали жилища, катали войлоки, изготавливали теплую одежду и запасали топливо. После осенней стрижки отбирали скот для забоя на мясо. Богачи резали для этой цели лошадей, верблюдов и овец. Бедняки довольствовались овцами и козами. Мясо обычно вялили, реже — солили, делали колбасу. Мясная пища употреблялась в основном в осенне-зимний период и, как правило, ежедневно была доступна лишь владельцам больших стад.

Казахский скот был относительно хорошо приспособлен к кочеванию зимой, а накопленный в течение многих столетий народный опыт помогал в трудных условиях пастбищного содержания сохранить основное поголовье до весны. Однако наступавшие периодически гололеды — «джуты» и эпизоотии приводили нередко к массовой гибели скота и обнищанию целых родов и племенных групп, вынуждая их менять способ производства, отказываться от скотоводческого хозяйства и переходить к земледелию и оседлости.

Земледелие, до середины XIX в. в основном практиковавшееся в районе зимников в южной части равнины, основывалось на искусственном орошении, системы которого были подобны применявшемуся таджиками и узбеками. В некоторых районах (по Сырдарье) применялась, однако, и более архаическая система — посев на освободившихся от половодья берегах рек и озер — так называемое лиманное орошение. Технология и орудия земледелия у казахов были такими же, как и у других народов Средней Азии. С появлением на территории Казахстана русских и украинских крестьян казахи начали переходить к неполивному земледелию, приемы которого усваивали от переселенцев. От них казахи заимствовали тяжелый степной плуг, борону с деревянными или железными зубьями, русский серп и косы. В конце XIX в. в богатых хозяйствах появились первые сельскохозяйственные машины, работавшие на конной тяге, — молотилки, жнейки, сеялки. Наряду с традиционными культурами — просо, джугара, получили распространение пшеница, ячмень, овес и рожь. Развитие земледелия непосредственно сказывалось на пищевом режиме казахов: в их пищу вошел хлеб — «нан» — вначале это были лепешки из пресного, а затем под влиянием русского населения, и из кислого теста. Больше стали потреблять крупяных и мучных похлебок, получили распространение различные виды каш и лапши.

В натуральном хозяйстве казахов охота и рыболовство не играли существенной роли. Их значение возросло только в конце XIX в., когда часть потерявшего скот населения занялась пушным промыслом в степи, а другая, осев в богатых рыбой районах (Каспий, Арал, Балхаш, дельта Сырдарьи), вынуждена была перейти к рыболовству, которое постепенно приняло товарный характер. Как и у других кочевых народов, у казахов наиболее распространены были коллективные виды охоты — гоньба зверя по степи на лошади, охота с загоном, а также охота с ловчими птицами. Во второй половине XIX в. распространилась ружейная охота.

Ремесла у казахов не сформировались в самостоятельные отрасли производственной деятельности. Все виды операций, связанные с выработкой шерсти — основного вида волокна, были повседневным домашним занятием женщин. Особого искусства казахские женщины достигли в изготовлении цветных войлоков со вкатанным орнаментом — «алакииз» и с орнаментом-аппликацией — «сырмак». Обработкой шкур и выделкой кожи и изделий из нее равно занимались и женщины, и мужчины. Изготовление утвари из дерева и все металлургические работы были делом мужчин. Вместе с тем среди казахов встречались и мастера, работавшие на заказ. Как правило, это были кузнецы, оружейники, шорники, резчики по дереву — седельники, мастера, изготовлявшие каркасы юрт, детские колыбели, резные кровати, сундуки, посуду и другую утварь.

У казахов существовали два типа жилищ, соответствующие их образу жизни. Основным типом жилища и до середины XIX в. безраздельно господствующим была решетчато-войлочная юрта с высоким куполообразным верхом — «киизюй» («войлочный дом»), подобная юрте киргизов и каракалпаков. Во второй половине XIX — начале XX в. юрта сохранилась как основное жилище только у тех групп, которые продолжали кочевать. У групп, которые переходили к оседлости, юрта стала преимущественно летним жилищем, а у бедняков, потерявших скот и перешедших к земледелию, юрта почти вышла из употребления. Помимо юрт у казахов существовали постоянные жилища, которые вначале служили только помещениями для зимовья, а по мере оседлости стали использоваться в течение всего года. В различных районах степи зимние жилища были различны. Они возводились из самана, пластов дерна, из обмазанного глиной плетня и камыша, а в северных и восточных районах нередко также из бревен. Как правило, это были однокамерные постройки, связанные с крытыми помещениями, предназначенными для содержания скота, окруженные открытыми загонами. Их конструкция и отопление чаще всего были заимствованы казахами у оседлого населения: на юге — у узбеков, на севере — у русских и татар. Зимние жилища ярко отражали имущественное и социальное положение хозяев. Богачи возводили просторные дома, со сложной планировкой и примыкающими к ним хозяйственными помещениями, бедняки ютились в тесных, дымных полуземлянках, в которых нередко размещались не только члены семьи, но и скот.

Имущественное и социальное различие резко сказывалось также в одежде, особенно в материале, из которого она шилась. Зажиточное население широко использовало покупные ткани, бедняки — грубую домотканину, войлок, кожи, шкуры. В состав мужского костюма входили просторная рубаха с отложным воротником и штаны с широким шагом, узкий длиною до колен камзол — «бешпент», который имел характерный стоячий воротник и застежки, или длинная безрукавка, а также стеганый туникообразного покроя халат -«шапан». В холодную погоду надевали вторые штаны, которые делались из овчины, крашеной мягкой кожи или шерстяной ткани, длинную шубу с крытым верхом — «ишик» или нагольный овчинный тулуп — «тон». Иногда вместо шубы носили несколько халатов. До середины XIX в. держались некоторые архаические виды одежды. Среди них — кафтан из шкур жеребят, который кроился так, чтобы вдоль спины и по рукавам сохранялись гривы. В ненастную погоду поверх одежды надевали суконный плащ — «шепкен».

Головные уборы сохранили племенные и территориальные различия. Как правило, это были варианты войлочной шляпы с более или менее высокой тульей («калпак») и отогнутыми вверх полями с разрезами, а также шапки из овчины и меха пушного зверя с широким околышем. Из шапок особенно характерна была шапка — «тырмак» с четырьмя, пришитыми к тулье лопастями, которые закрывали лоб, уши, шею и часть спины. Под шапкой любого вида казахи обязательно носили тюбетейку. Повседневной обувью служили сапоги, которые делались на твердой подошве или без подошвы в виде чулка. Богатые носили сапоги из цветной кожи, с высоким загнутым носком и на высоком каблуке. У бедноты бытовали кожаные лапти, в виде куска шкуры, стянутого ремешком. Непременной принадлежностью мужского костюма был пояс (реже, кушак). Богатые казахи украшали его серебряными и позолоченными накладками, тиснением, вышивкой.

Основными частями женского традиционного костюма были платье-рубаха — «кейлек», которое состояло из двух частей — собственно туникообразной рубахи, доходившей до талии, и пришивной широкой юбки с оборками; широкие в шаге, ссужающиеся к низу шаровары; приталенная безрукавка — «камзол», длиною до колен, или такой же длины «бешпент» с рукавами; широкий прямой халат на меху или на вате, который подпоясывали кожаным поясом или кушаком. Все названные части костюма, как правило, шились из покупных тканей — платье и шаровары из хлопчатобумажных, у богатых — из атласа и шелка, безрукавки и бешпенты — из шерсти и бархата. Молодые женщины выбирали для одежды обычно яркие цвета — красный, зеленый, оранжевый, пожилые — темные и белый. Одежда украшалась вышивками, тесьмой, галунами. Девушки и молодые женщины поверх платья носили украшенный серебряными монетами, подвесками, бусами, кораллами и т.п. нагрудник, имевший в древности значение оберега. Каждой возрастной группе женщин соответствовал особый головной убор, его детали варьировали в зависимости от племенной и социальной принадлежности. Девушки носили цилиндрическую шапочку, украшенную монетами, вышивкой, бисером, с кисточкой или пучком перьев филина на макушке. Молодухи — высокий конусообразный убор — «суакеле», украшенный серебряными и позолоченными подвесками, бляхами, цветными камнями, нитками бус и т.п., поверх которого накидывалась шаль или платок. После рождения первого ребенка «саукеле» заменяли «кимешеком» — мешкообразным убором из белой ткани, имевшем вырез для лица и прикрывавшем голову, плечи, грудь и спину. На кимешек при посторонних повязывали высокий белый тюрбан — «кундик», подобный «элечеку» киргизок. Саукеле начали выходить из употребления уже в конце XIX в., кимешеки сохранились в одежде пожилых женщин до настоящего времени.

Включение казахских жузов в состав Российского государства внесло значительные изменения в социальную структуру казахского общества. Была урезана власть и частично ликвидированы привилегии аристократии — ханов и султанов, которые возводили себя к династии Чингизидов, считались высшим сословием — «белой костью» («ак-сюек») и стояли над родоплеменными объединениями. Были также предприняты шаги к разрушению родоплеменных связей и несколько сокращены права родовых старшин и предводителей — «биев» и «батыров» и созданы условия для перехода политической власти в руки «баев», нарождавшейся сельской буржуазии. Вместе с тем царская администрация не коснулась основ общественного уклада и на уровне сельской общины — «аила» по существу закрепила сложившуюся систему социально-экономических отношений, в которой сочетались пережитки патриархально-родового строя (общинное землепользование) и характерные формы феодальной эксплуатации (отработка в хозяйстве феодала и натуральные поборы), обычно скрытые под маской родовой взаимопомощи.

Рядовая казахская семья в начале XX в. представляла собой социальную ячейку двойного подчинения: ее жизнь регламентировалась обязательствами по отношению к роду и по отношению к общине, которая одновременно выступала как низшее звено государственно-административной системы. Род в лице его старшин — «аксакалов» следил за соблюдением родовой экзогамии, принятых в роде обычаев и традиций, требовал участия в собраниях рода, в семейных торжествах сородичей, особенно свадебных и поминальных, в родовой взаимопомощи при уплате штрафа — «кун», заменявшего кровную месть, и в совместных набегах — «баранта» с целью наказания обидчиков рода. Внутри семьи род поддерживал возрастную иерархию, правовое и экономическое бесправие женщин. При решении споров род, как и община, опирался на обычное право.

Ислам, считавшийся официальной религией казахов, распространился в кочевых аилах только в XVIII — XIX вв. На рубеже XIX — XX вв. среди казахов были еще очень сильны пережитки домусульманских верований. Сохранялись вера в верховное божество — Кёк Тенир (Небо), культы огня и предков, различные первобытные анимистические представления. Наряду с почитанием носителей ислама — ишанов, обычно членов среднеазиатских религиозных орденов, существовало почитание шаманов, знахарей и предсказателей — «баксы». Ислам не вытеснил древние виды народных игрищ и развлечений, которыми сопровождались все знаменательные события в общине и в семье. Среди них наиболее популярны были скачки, борьба всадников за обладание тушей козла, конные состязания, в которых участвовали не только юноши, но и девушки, поединки силачей. В казахских аулах продолжало развиваться устное и музыкальное творчество, которое являлось важнейшей формой передачи лучших традиций народной культуры.

Из Источника скопировано не все, остались ссылки на работы и иллюстрации.

Комментирование закрыто.