Мой ученик Виктор Арведович Ивонин. Окончание Tашкентцы История

Но самое удивительное то, что он также органично влился в совсем иную творческую среду –  студенческую среду кавээнщиков, в которой не только получил вежливый титул «Дядя Витя», но и опубликовал целую серию статей о лучших командах страны. А главное уже убелённый сединами выступал за легендарную команду «Женихи из Ташкента» и в начале 2000 годов заслуженно получил два высших кавээновских приза.

Обычно, характеризуя учёных, говорят об их научных достижениях, но я специально привожу эти факты из жизни моего ученика, поскольку тщательно и скрупулёзно выпестовывал эти качества национального интеллигента у всех своих подопечных. Я вкладывал в это дело всю свою душу и сейчас с удовлетворением смотрю на уже зрелых своих учеников, которые не только сами впитали всё моё понимание личности узбекского учёного, но и с успехом передают его эстафетой новому поколению.

Но вернёмся к началу. В 1974 г. Виктор Ивонин в Институте экономики Академии наук Узбекистана защищает диссертацию на тему: «Оптимизация планирования поставок в народнохозяйственном хлопковом комплексе Узбекистана». Эта работа  еще в начале 1970-х годов задолго до первых зарубежных публикаций по логистике уже содержала все современные элементы логистического подхода. Современные исследователи, внимательно анализируя ее, пришли к выводу о том, что она в значительной мере предвосхитила более поздние зарубежные достижения в области логистики. Она исследовала процессы оптимизации материальных потоков с целью минимизации всех видов затрат, включая не только транспортные расходы и издержки по хранению, но и потери дохода от снижения качества в процессе доведения продукции до конечного потребителя. По существу в этой работе построена и смоделирована  современная логистическая цепочка, разработаны модели и алгоритмы ее оптимизации. Работа даже сегодня по своему уровню и предложенной методологии не потеряла своей актуальности и по нашему мнению может рассматриваться как первый классический труд в области отечественной логистики, тем более,  что по креативным представлениям автора формирование и развитие логистических цепочек ведет не только к изменениям количественных характеристик агропромышленного комплекса, но и к качественным логистическим трансформациям. Это направление сейчас развивается Н.Р. Асадуллиной в добротной монографии «Формирование концепции логистического подхода в управлении отраслевым комплексом в условиях модернизации экономики» (Ташкент, Фан, 2008), выполненной, также как и её диссертация, при консультативной помощи В.А.Ивонина.

С середины 1970-х Ивонин ведёт преимущественно прикладные экономические исследования для легкой и кабельной промышленности, а затем  выполняет масштабное исследование систем организации управления материально-техническим снабжением в союзных республиках. После этого он по моей рекомендации переходит на работу в Президиум Академии наук Узбекистана помощником Главного Учёного секретаря Президиума Академии наук республики академика Ибрагимжана Искандеровича Искандерова, где работает в тесном контакте с Президентом Академии наук академиком Абидом Садыковичем Садыковым, Вице-Президентами, академиками Кузьмой Ивановичем Лапкиным, Пулатом Киргизбаевичем Хабибуллаевым, Эркином Юсуповичем Юсуповым, Академиками-секретарями отделений наук, академиками Владимиром Петровичем Щегловым, Турсуном Рашидовичем Рашидовым, Хасилом Нурметовичем Баймухамедовым, Маликом Набиевичем Набиевым, Джахангиром Хамидовичем Хамидовым, Маратом Коптлеуичем Нурмухамедовым, членом Президиума, академиком Мелихон Ахуновной Ахуновой.
Этот период творчества моего ученика можно назвать «обучением по второму кругу». Редчайшая возможность ежедневного общения с научной элитой страны, необходимость обработки и обобщения  важнейших научных результатов в различных отраслях науки – физике, математике, химии, геологии, археологии, истории и т.п. позволили ему накопить воистину энциклопедический потенциал знаний. Он и сейчас свободно ориентируется во всех важнейших направлениях естественных и общественных наук от ядерной физики до языковедения. И в этом я благодарен моему научному коллеге академику И.И.Искандерову весьма эффективно, продолжившему начатое мною дело по воспитанию высококлассного молодого учёного. Работа Виктора в Президиуме Академии наук  совпала с проведением наших исследований в Институте экономики Академии наук Узбекистана по проблемам организации науки в народнохозяйственном хлопковом комплексе. Мы прорабатывали идею перевода науки на программно-целевую организацию исследований, финансирования не научно-исследовательских институтов, а исследовательских программ и временных трудовых коллективов. Тогда это была инновационная разработка, сегодня обычная рядовая практика организации научных исследований. Детальная проработка этого вопроса была изложена мною в большой монографии в соавторстве с моим учеником Геннадием Серафимовичем Ляном. Ивонин, конечно, был в курсе основных положений этой работы. И за время работы в Президиуме Академии наук сумел ими мастерски распорядиться. Пожалуй, ни до, ни после пребывания моего ученика в Президиуме Академии наук руководство республики так много не говорило о достижениях отечественной науки. Об этом можно судить по текстам выступлений политических лидеров Узбекистана того времени. Секрет был прост. Впервые основные результаты научных исследований были сгруппированы по их реальному вкладу в решение проблем крупных народнохозяйственных комплексов – хлопкового, машиностроительного, строительного и т.д., по существу по крупным целевым программам реализации. Научные результаты перестали быть «вещью в себе», понятной лишь узкому кругу специалистов. Их сразу представляли как вклад в развитие определённой сферы экономики. То есть он фактически «открыл» науку, сделал её результаты доступными широкой общественности. Такой, во многом  новый, подход был востребован практикой управления наукой и экономикой.
Этому способствовала и политика Вице-Президента Академии наук, академика Кузьмы Ивановича Лапкина, с огромным уважением относившегося к моему ученику. Он внедрил в практику оценку эффективности научных исследований по критерию наукоотдачи. Анализ этого параметра вёлся под руководством Газизова Хамида Гарисовича, Лилей Пастуховой, Бахтиёром Газиназаровым, Миразизом Магруповым.
Ежедневное общение с научной элитой страны — с академиками, членами-корреспондентами, ведущими докторами наук способствовали развитию научного и интеллектульного потенциала моего ученика. И мне как учителю всегда льстило, что все они воспринимали его как равного, как подлинного учёного высочайшей квалификации. Был и ещё один важный результат работы Виктора в Президиуме Академии наук. Это овладение им навыками администрирования и управления наукой. По существу в поле его зрения все эти годы находилось 15 тысяч научных сотрудников Академии наук, десятки институтов, конструкторские бюро и опытные производства. Это в его бытность в Президиуме Академии, СПКБ научного приборостроения разрабатывает и изготавливает уникальную аппаратуру космической станции дважды облетевшей Венеру и затем, войдя в хвост кометы Галлея впервые сфотографировавшей  и сам хвост кометы, и её ядро. Это при нём каждый рубль, вложенный в академическую науку, приносил 5,6 рубля прибыли народному хозяйству.  Наука последовательно продвигалась к новому программно-целевому типу организации исследований. Пути, формы и методы реализации этого генерального направления повышения эффективности научных исследований в Академии наук Узбекистана мы практически ежедневно обсуждали с моим замечательным учеником, намечая всё новые и новые пути претворения в жизнь этой принципиально новой в то время модели. И наши труды не пропали даром. Сегодня это уже рутинная практика управления наукой. И очень важно, что мы уже тогда предвосхитили идеи финансирования исследований науки по грантам, широко используемым сейчас как у нас, так и прежде всего, в зарубежных формах организации научного поиска.
Загруженность административными функциями не влияла на исследовательскую деятельность. Виктор Ивонин продолжает научный поиск в области проблем программируемого развития экономики. В 1970-1980 гг. выходит ряд объёмных фундаментальных трудов с его участием.  Но всё это можно считать лишь подготовкой к переходу учёного в качественно новую фазу, когда накопление научных знаний реализуется в практике. Хорошо известно, что практическая реализация новых экономических идей необычайно сложна, поскольку связана с преодолением косности и инерционности в работе аппарата управления экономикой. Нужны убеждённость, незаурядное мужество, работоспособность, твёрдость характера и искусство компромиссов, чтобы реализовать свои идеи в практике. И здесь вновь сработал принцип «везения». Ивонину повезло, потому что он оказался в нужный момент в нужном месте. И это был подлинный расцвет таланта моего ученика.
Провозглашение независимости Узбекистана с одной стороны вызвало оправданную эйфорию, с другой – поставило аппарат управления страной в экстремальную ситуацию. Нужно было формировать государственность, проводить экономическую реформу  и решать множество иных задач, которые раньше выполнялись только по указке из Центра. Всё было новым, необычным. И в этот момент знания Виктора Арведовича Ивонина оказались востребованными практикой. Ситуация оказалась прямо противоположной обычной. Не учёный «продавливал» свои идеи в практике, а практика настойчиво требовала от него свежих идей.
Именно здесь в полной мере раскрылся весь талант моего ученика и в полной мере оправдался мой труд по подготовке высококлассного учёного. Он возглавляет рабочую группу по подготовке проектов экономического законодательства в тогдашнем  Верховном Совете (ныне Олий Мажлис). В её постоянный состав входят учёный экономист Марат Насырович Ахунди, от Кабинета Министров — Тамара Викторовна Дукова, от Министерства юстиции – Тахир Шахназаров. Эта рабочая группа, при всесторонней поддержке Президента Узбекистана И.А.Каримова и специалистов Аппарата Президента,  вскоре стала становым хребтом методологии экономической реформы. За два года ею был подготовлен весь первый пакет рыночного законодательства – 25 Законов Республики Узбекистан. Естественно, что для работы над каждым правовым актом привлекались и другие специалисты. И здесь, как никогда, пригодилось редкое умение Ивонина организации коллективного творчества. Постепенно рос его авторитет среди депутатов нашего Парламента, что помогало в законотворческой деятельности. Во многом благодаря этому, все законопроекты, подготовленные группой, принимались с первого предъявления.
При этом нужно учесть, что это были первые рыночные законы, которые формулировались в то время, когда не было ни одного учебника рыночной экономики, когда в стране вообще никто не представлял, что такое рыночная экономика, что делать и в каком направлении двигаться. На этих людей пала тяжкая доля первопроходцев. И они с этой задачей с блеском справились. Немаловажно и то, что Виктор Ивонин, как правило, давал первые комментарии, принятых законодательных актов в средствах массовой информации. И эта информация была вдвойне ценна, поскольку исходила из первоисточника.
Растущее влияние моего ученика на ход экономических реформ в Узбекистане позволило ему осуществить очень важный манёвр. Он сразу же отказался от готовых рецептов реформирования экономики, предлагавшихся  Мировым банком и блистательно скомпилированных небезызвестным Григорием Явлинским в программе «500 дней». Хорошо помню разговор с Виктором по этому поводу и его фразу: — «У нас почти половина населения — дети. Нам нельзя проводить эксперименты над детьми».  Этой линии он придерживался неукоснительно. Первое узбекское рыночное законодательство отличалось прекрасной проработкой, непротиворечивостью и выдержанностью. Там полностью отсутствовали политизированные элементы, а главное, любые, даже косвенные, намёки на применение «шоковых» приёмов. Постепенно вырабатывались уникальные принципы и методы реформирования, органично вошедшие впоследствии в состав модели «Свой путь обновления и прогресса».
Но отказавшись от готовых рецептов Мирового банка нашим учёным, и конечно, Виктору Ивонину, как лидеру рабочей группы Кабинета Министров и Верховного Совета Узбекистана предстояло решить ряд фундаментальных вопросов. Я не понаслышке знаю, насколько мучительным был поиск ответов на эти вопросы, сколько сил, знаний и энергии вкладывал в этот процесс мой ученик. Он частенько советовался со мной, но по большому счёту решение оставалось за ним.  А это была колоссальная ответственность, груз которой вряд ли мог вынести обычный рядовой учёный. Только выдающийся, блестяще, а главное всесторонне подготовленный человек мог вынести эту нелёгкую ношу.
Прежде всего, нужно было принципиально определиться в том какова роль государства, степень его участия в регулировании, какова роль государственного регулирования и саморегулирования хозяйствующих субъектов в рыночных условиях. Эта проблема стояла достаточно остро в самом начале экономических реформ. Более того, почти во всех странах с переходной экономикой она далеко вышла за рамки сугубо экономических отношений и переросла в бурные политические дебаты. При этом маятник политических дискуссий того времени  колебался от полного отстранения государства от процессов регулирования, до возврата к жесткому централизованному управлению.  Очевидно, что именно под влиянием этих политических процессов в Российской Федерации в начале экономических реформ роль государства в регулировании сводилась к минимуму. В результате, выраженный диссонанс в управлении экономикой потребовал эффективных мер, прежде всего, в правовом поле управления экономикой. В связи с этим с 8 июля 1997 г. по 29 декабря 2006 г. было принято 25 законов Российской Федерации по вопросам государственного регулирования. Они с одной стороны усиливали роль государства в регулировании деятельности отдельных отраслей экономики, а также регулировании отдельных сфер экономической деятельности, с другой ограничивали вмешательство государства в хозяйственную деятельность предприятий. Однако постепенное упорядочение экономической сферы в России привело к постепенному отказу от такого рода законодательной практики и к настоящему времени уже 3 закона из этой серии утратили силу. Я специально столь подробно говорю в этом аспекте об опыте России, поскольку появление там законодательной серии о государственном регулировании закономерно привело к повышенному вниманию российской экономической мысли к этому вопросу. Но самое интересное, что такой же, хотя и не столь масштабный, всплеск интереса ученых экономистов к этой проблеме отмечался и в Узбекистане.
Между тем, в Узбекистане вообще не принималось ни  одного закона о государственном регулировании. Эту проблему ещё в самом начале экономических реформ до крайности просто и необычайно эффектно решили члены первой законотворческой группы,заложив соответствующие механизмы в рыночное законодательство. Поэтому сейчас ни в текущих, ни в перспективных планах Олий Мажлиса, законотворческая деятельность в этом направлении даже не предусмотрена. По существу в своих нынешних исследованиях о проблеме государственного регулирования целая группа наших учёных, по привычке копирующих направления исследований россиян, образно говоря, продолжает «искать прошлогодний снег». У них пока никак не может уложиться в голове тот очевидный факт, что хорошо подготовленный мною ученик уже давно опередил российскую экономическую теорию переходной экономики и теперь не мы, а россияне переписывают многое из того, что давно реализовано в Узбекистане.
Мне известно насколько тяжело шло обсуждение вопроса о роли государства в регулировании рыночных процессов. И я знаю, что лишь после серии плотных и весьма напряженных дискуссий с управленцами и депутатами удалось доказать концепцию необходимости определяющей роли государства в управлении экономикой на стадии переходного периода. Однако к этому вопросу приходилось возвращаться вновь и вновь при обсуждении каждого последующего закона. Конец этим дебатам, проходившим в рабочем режиме, был положен Президентом Республики Узбекистан И.А.Каримовым, впервые, с научных позиций, четко обосновавшим принципы  того, что «в сложный переходный период главным реформатором должно быть государство», а также и то, что «становление новых экономических отношений должно осуществляться взвешенно, продуманно, поэтапно». Получив такую поддержку политического лидера страны рабочей группе нашего первого Парламента было намного легче органично закладывать в новое законодательство Республики Узбекистан механизмы государственного регулирования экономических процессов.
Итак, можно выделить важную особенность, сформированного моим учеником, подхода к государственному регулированию в Узбекистане. В условиях  фактического отсутствия правового поля рыночной экономики Узбекистан сохранял систему государственного регулирования  экономических процессов, возложив эти функции на исполнительную власть, постепенно, по мере расширения правового поля, ограничивая ее права вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий и внедряя в рамках формируемого законодательства новые механизмы регулирования. В это же время практически во всех странах с переходной экономикой, при аналогичной неразработанности экономического правового поля, господствовал популистский тезис: «Разрешено все, что не запрещено законом».  Надо ли говорить о том, что при отсутствии законов это свелось к анархии в хозяйственной жизни и масштабному обвалу экономик соответствующих стран. Сравнительный анализ темпов развития того периода убедительно доказывает, преимущество отечественной модели реформирования экономики, заложенной в первое рыночное законодательство Узбекистана моими учениками.
Уже к 1995 г. республика стабилизировала экономику, первой среди стран СНГ, войдя в фазу экономического роста. К 2000 г. Узбекистан в производстве ВВП достиг дореформенного 1990 г. Рост экономики в целом в 2006 г. по сравнению с 2000 г. составил 45 %, промышленное производство возросло в 1,6 раза, внешнеторговый оборот – в 1,7 раза, экспорт – в 1,9 раза. Существенные сдвиги были достигнуты в повышении эффективности производства; как следствие производительность труда в промышленности выросла в 1,7 раза.
Итак, Узбекистан, самостоятельно, опираясь исключительно на отечественную прогрессивную экономическую мысль, сумел разработать и успешно реализовать в практике собственную модель государственного регулирования переходной экономики, органично включив ее во вновь формируемое рыночное законодательство. России же для того, чтобы использовать достижения и уроки  Узбекистана в этой области пришлось, как мы уже указывали, принять 25 законов по государственному регулированию, при этом развернуть широкомасштабные исследования теории и практики вопроса. Тем не менее, приоритет узбекской экономической науки в этой области очевиден и признан мировым научным сообществом. Вот только имя моего ученика до сих пор незаслуженно остаётся в тени. И это не случайно, поскольку успешная реализация методологии государственного управления в Узбекистане и очевидные успехи его экономического роста сразу же поставили под сомнение рациональность применения традиционной модели реформирования, уже много лет, почти без изменений,  навязываемой Мировым банком всем странам с переходной экономикой. Сама возможность безобвального, безшокового реформирования, сформулированная в первом пакете узбекского рыночного законодательства, подготовленном Виктором Ивониным со своими коллегами, вызывает крайнее раздражение зарубежных апологетов старой модели. Это скрытое недовольство усиленно муссируется иностранными средствами массовой информации и финансируемыми иностранными «спонсорами», специально, создававшимися для этой цели неправительственными организациями в самом Узбекистане. А между тем в наших официальных структурах автора первых рыночных законов страны прекрасно знают. «Виктор Арведович Ивонин написал все наши основные рыночные законы. Я готов присягнуть в том, что это действительно так, поскольку всё это делалось на моих глазах» — говорил на одном из приёмов один из руководителей страны.
Известно, что одним из основных направлений экономической реформы является приватизация государственных предприятий. Но  принятый в Узбекистане Закон «О разгосударствлении и приватизации», определивший порядок регулирования приватизационной сферы как важнейшего направления формирования конкурентной бизнес среды вообще выпадал из приватизационных моделей, реализуемых всеми странами с переходной экономикой. Интересно, что 20 января 1997 г. ведущая немецкая газета Frankfurter Allgemeine Zeitung публикует редакционную статью «Узбекистан до сих пор на более хорошем экономическом курсе, чем его соседи». В ней говорится «Узбекистан учился на ошибках других государств СНГ, к примеру, в приватизации». Сразу же заметим в этой цитате одну деталь. Немецкие эксперты, подготовившие эту статью, по существу завуалировано говорят, что в отличие от других стран СНГ, наделавших ошибок в приватизации, в Узбекистане их не наблюдалось. Или, если быть еще точнее, то они делают вывод о преимуществах узбекской приватизационной модели. А идея этой модели целиком принадлежит моему ученику. Обсуждая её с ним, я как то попросил его обратить внимание на то, что раздел товаров во времена бывшего СССР был, чуть ли не   самым любимым делом в любом трудовом коллективе. Профсоюзные комитеты регулярно делили дефицитные квартиры, машины, ковры,  мебель, продукты и т.п. Я предупредил Виктора, что как только встанет вопрос о приватизации сразу же соберутся инициативные группы со своими проектами законов о приватизации и наверняка это будут правила очередного дележа имущества.
Оказалось, что я как в воду глядел. Всего было 9 законопроектов. Самый курьезный из них предлагал делить предприятия исходя из количества орденов и медалей, а также грамот Верховного Совета. Каждой государственной награде были даны определенные баллы, в зависимости от которых и нужно было раздавать имущество. При этом саму раздачу должны были проводить общественные комиссии под руководством парткомов КПСС, с участием профсоюзов, женсоветов и т.п. Пока авторы вели жаркие дискуссии и непримиримые дебаты о преимуществах своих законопроектов и недостатках чужих, Ивонин абсолютно самостоятельно подготовил свой вариант закона. Первоначально он назывался законом об инвестировании производства, поскольку предполагал привлечение средств населения через продажу государственного имущества с последующим направлением их в инвестиционную сферу.
Такая модель параллельно решала и вопрос существовавшей тогда скрытой инфляции, так как выводила на рынок большой объем нового вида товара, способного поглотить, существовавшую тогда излишнюю денежную массу и обеспечить финансовое оздоровление экономики. Я внимательно проработал один из вариантов этого законопроекта и решительно не согласился с рабочим названием этого варианта, а соответственно, и со структурой закона, но поддержал саму идею такой модели приватизации. В ходе обсуждения Виктор, наконец, согласился со мной и мы всё же оставили закон в традиционной и популярной тогда формулировке о разгосударствлении и приватизации, соответственно, из проекта были сняты некоторые положения относящиеся к инвестициям. Но суть закона осталась. Она по-прежнему, говорила не о разделе государственного имущества и не о формировании некоего класса собственников и тем более не социальной справедливости. Во главу угла был поставлен вопрос о создании условий для экономического роста и формирования конкурентной бизнес среды. Кроме того, в закон были заложены положения, снимавшие саму возможность возникновения приватизационных конфликтов. Наличие денег как естественного ограничителя «неуемных аппетитов» при бесплатной раздаче имущества, автоматически приводило к бесконфликтности приватизационных процессов. Это и был, разработанный моим учеником, регулирующий механизм, вытекающий из принципа обеспечения социальной защиты и социальных гарантий.  Практика показала действенность и преимущества узбекской модели приватизации, а её автор по моей рекомендации стал Заместителем директора, а затем и Директором Научно-исследовательского центра по проблемам формирования многоукладной экономики с Вычислительным центром при Госкомимуществе Республики Узбекистан.
В этот период уже как руководитель научного учреждения он осуществляет разработку ряда государственных программ реформирования экономики, готовит первую в Узбекистане программу поддержки малого предпринимательства, формирует нормативную базу становления институциональных структур нового типа —  холдингов, акционерных обществ, финансово-промышленных групп. Существенен его вклад в методологию формирования и развития в Узбекистане рынка ценных бумаг, создания и функционирования фондовой биржи, а также институтов рыночной инфраструктуры.
Думаю, что период творчества Виктора Ивонина, как учёного экономиста, после провозглашения независимости Узбекистана сделал его самым счастливым человеком в стране, поскольку только воистину счастливым людям удаётся реализовать все свои идеи как в науке, так и в практике управления страной.
В конце 1995 года в Ташкент приезжает группа иностранных профессоров во главе с Ицхаком Гольдбергом из Нью-Йорка, с целью оказания помощи в разработке соответствующих нормативных документов по созданию приватизационных инвестиционных фондов – аналогов ваучерных систем. После серьезных переговоров Правительство  Узбекистана отказалось от их услуг и вновь обратилось к Виктору Ивонину,  который решительно возражал против этой формы приватизации, которая уже крайне негативно показала себя в других странах СНГ. Однако Узбекистан был включен в Программу траншей Мирового банка по реформированию экономики и не мог на том этапе их терять, поэтому вопрос об организации приватизационных инвестиционных фондов был решен. Но Правительство  ждало от своих ученых создания такого механизма регулирования этих фондов, который бы либо нейтрализовал, либо сводил к минимуму их негативное влияние на экономику. Такого рода пакет документов был подготовлен моим учеником вместе с его аспирантом Виталием Макаренко. Причём по его инициативе был создан жесткий механизм регулирования деятельности приватизационных инвестиционных фондов, обеспечивающий эффективную защиту акционеров этих фондов. Повышение требований к надежности приватизационных инвестиционных фондов привело к тому, что механизм приватизационных инвестиционных фондов, задуманный зарубежными «экспертами» как финансовый насос для накачки олигархов и перекачки средств в зарубежные банки в Узбекистане не сработал. Страна сумела избежать финансовой диверсии.
Важно отметить, что проанализировав опыт Узбекистана в приватизации, другие страны СНГ повсеместно отказались от продолжения ваучерных приватизационных схем и приняли по существу узбекский вариант приватизационных механизмов. А приоритет в разработке и реализации этой эксклюзивной инвестиционной модели приватизации, как известно, принадлежит  моему ученику Виктору Ивонину.
О вкладе своего ученика Виктора Ивонина в развитие национальной экономической мысли, также как и о каждом своём ученике, я мог бы говорить бесконечно. Сознаюсь, мне это доставляет удовольствие. Я воспринимаю их успехи с чувством глубокого удовлетворения, поскольку они полностью и с лихвой оправдали труд, вложенный мной в их подготовку. Мне особенно приятно то, что они всегда, как положено настоящим учёным, формулировали проблемы и решали их с большим опережением не только практики, но и своих коллег из мира науки. Многие их достижения так и не получили адекватной оценки, поскольку намного опережали своё время, а практическая реализация прогрессивных идей не находила понимания и соответствующего теоретического обобщения.
И всё же, не могу не остановится на ещё одном важном результате  работы моего ученика. Это Национальная программа по подготовке кадров, которая готовилась по замыслу и под руководством  Президента страны И.А.Каримова. Естественно, что и здесь техническую наработку осуществляла рабочая группа. В её состав вошли Виктор Арведович Ивонин, Тахиржон Каримович Иминов, Шавкат Курбанов, Эдем Сейтхалилов. Позднее к ним присоединился Тохтапулат Турсунович Рискиев. Опыт работы моего ученика в составе различных рабочих групп сыграл здесь решающую роль. Удалось быстро преодолеть неизбежные противоречия в видении проблемы, сразу начать конструктивное обсуждение и выработку общих позиций. Результатом этой почти годичной работы явилась Национальная программа по подготовке кадров, принятая Олий Мажлисом и подписанная Президентом страны. Она встретила прекрасную оценку зарубежных экспертов, получила международное признание и была отмечена Золотой медалью ЮНЕСКО. Главная идея программы состоит в том, что задача подготовки кадров это не «натаскивание» специалиста, а воспитание всесторонне развитой личности. По существу Программа, готовившаяся учёными разных национальностей, вобрала в себя не только достижения современной педагогической науки, но и всё лучшее из национальных культур народов Узбекистана в области воспитания гармонично развитого человека. Нынешняя реализация основных положений программы воспитания будущего поколения наглядное свидетельство последовательного формирования в массовом общественном сознании эффективности  диалога культур, как  мощного источника общественного прогресса.

© Copyright: Абдулла Сафаев, 2009
Свидетельство о публикации №2912240266

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.