разбрасывать нельзя собирать угли. Окончание История

О периоде после революций и до Второй мировой войны

Авторы доклада в учебниках ЦА республик видят нежелательную тенденцию «к изображению басмачества как положительного героя национальной истории» и подчеркивают, что в учебниках умалчивают о том, что «против басмачей выступали национальные формирования из числа самого населения Средней Азии», т.е. с басмачами воевали и сами мусульмане (по этническим группам они себя тогда не делили).

В учебнике Узбекистана вполне корректно и без подчеркивания чьей-либо этничности сказано об одной из причин возникновения басмачей: «.. партия большевиков насильственным путем вынудила население края принять чуждые для него идеи. К большинству тех, кто не желал перейти на сторону советской власти, были применены жестокие меры, во многих районах страны были организованы погромы и грабежи… По официальным данным, в Ферганской долине в период установления советской власти были истреблены: в Маргелане — 7 тыс., в Андижане — 6 тыс., Намангане — 2 тыс., в окрестностях Базаркургана и Коканда (нынешний Пахтаабадский район) — 4,5 тыс. человек».

В учебнике Кыргызстана вполне объективно сказано о составе басмачей: «В нем были и истинные патриоты, болеющие за судьбу родного края, были и «попутчики», стремящиеся к достижению своих целей благодаря создавшейся неразберихе. Главным стимулом для последних было личное обогащение путем грабежа и конфискаций. Позже официальная пропаганда использовала это как основание для дискредитации всего басмаческого движения, выставляя его как сборище бандитов и грабителей».

Для того чтобы объяснить тенденцию учебников «к изображению басмачества как положительного героя» и разъяснить прочие вопросы авторов доклада к  авторам учебников приведем основания, на которые опирались авторы учебников.

Во-первых, следует отметить признания самих большевиков о характере восстания и его причинах:

  • § «Басмачество в Ферганской долине не является исключительно анархическим разбойничьим движением, а являет собой национальное движение… против Советской власти как таковой» [14].
  • § Российский коммунист Георгий Сафаров сообщает — «Бедное мусульманское население Туркестана, отторгнутое от всякого участия в управлении страной, лишено хлеба… Новый город (русские кварталы) подвергает голоду старый город (мусульманские кварталы) и кишлаки (мусульманские деревни) и вводит там режим реквизиции и конфискации. По этой причине происходит массовая смерть мусульман, которые не в силах бороться с голодом».[15]
  • § Коммунистическая газета «Туркестан» сообщает — «Наманганский район Ферганской области меньше всего испытал на себе голод. Положение, в котором находится район, таково, что Наманган способен помочь нам дать представление о страданиях, перенесенных мусульманами в других областях Туркестана. Так, в 1922 году в указанном районе проживало 190.675 человек, в предыдущем 1919 году проживало 230.880, а в 1914 — 303.790. Людские потери за один 1921 год составили 40.205 человек»[16].
  • § Командир кавбригады Я.М.Мелькумов пишет: «Нередко, покидая кишлак, бойцы неожиданно находили на дороге котлы с пловом, или груду халатов, судя по их виду, принадлежащих беднякам» [17]. Итак, стоят котлы с пловом, лежат груды халатов бедняков, а вокруг никого !?

Во-вторых, и о «национальных формированиях»:

  • § Главнокомандующим и не русских и русских «басмачей» в Фергане в период их консолидации был Монстров, глава русской Крестьянской армии бедняков и середняков;
  • § Часть курбаши (командиры басмачей) объединялись с русскими белогвардейскими отрядами, например, В. Донца[18].

Авторы доклада подчеркивают, что «основателями и командирами ферганского басмачества были бывшие уголовники Кичик Эргаш и Мадамин-бек».

Если писать в учебниках об уголовниках, то пришлось бы сообщить и о том, как секретарь Политбюро ВКП(б) в 1920-х годах Б. Г. Бажанов в своих воспоминаниях писал: «Лидеры в эмиграции (были) постоянно заняты поисками средств. … путём вооружённых ограблений капиталистов и банков… Несколько вооружённых ограблений, сделанных бандой Петросяна, приятно наполняют ленинскую кассу…. Ленин принимает эти деньги с удовольствием. Организует эти ограбления… товарищ Сталин» [19].

И в Красной гвардии и в ее мусульманских отрядах было очень много уголовников. Историк Д.А. Алимова приводит цитату из сообщения заместителя наркома по делам национальностей РСФСР Т. Рыскулова: «Банды преступников, часто состоящие из Красной ар­мии и иногда включающие членов коммунистической партии, совершали налеты на кишлаки, убивая и грабя население. При­зывы о помощи оставались только безответными. Ташкент даже приказал обезоруживать местные дружины, которые орга­низовывались в некоторых местах для самозащиты» и Д.А. Алимова заключает «Конечно все это не могло не вызвать сопротивления, активно поддер­жанного народом» [20].

Авторы доклада и сами подтверждают это: «Всего лишь тысяча красногвардейцев разгромили десятитысячный отряд Эргаша. Красногвардейцы вместе с армянской дружиной дашнаков мстили, грабя мусульманские кварталы…. По свидетельству очевидца, погибли до 10 тысяч человек. Но никак не 100 тыс. (что составило бы более половины населения города), как пишут некоторые узбекские авторы».

Во-первых – м.б. и стоит отметить военное искусство грабителей — «всего лишь!? тысяча красногвардейцев», но зачем подчеркивать этничность – «армянские»?

Во-вторых — почему свидетельства «очевидца» более надежны, чем заключения коллег/ученых, основанные на официальных документах? И насколько это важно – 10 или 100 тысяч? Или точность меньшей цифры уменьшает значимость убийств безоружных мужчин, женщин и детей?

В-третьих. Конечно, и те и другие грабили и убивали и у каждой из сторон была масса противников и сторонников из числа населения. К прискорбию, в братоубийственной гражданской  войне как на войне…

Авторы доклада утверждают, что «У басмачества вовсе не было единой идеологии».

Идеология была и авторы доклада сами же это подтверждают, когда пишут: «Лозунги, которые выдвигали курбаши… — борьба за независимый демократический Туркменистан, за восстановление Кокандского ханства, Бухарского эмирата или Хивинского ханства». А под религиозными (т.е теми же идеологическими. АЖ) лозунгами зять турецкого халифа (халиф — тогдашний лидер исламского мира) Энвер-паша объединил сотни тысяч воюющих басмачей и поддерживающих их мусульман.

Авторы доклада утверждают — «За исключением Армении и Беларуси, учебники истории новых национальных государств выдвигают против Российской империи и Советского Союза обвинения в геноциде своих народов», но в своем обширном и детальном докладе приводят цитаты из учебников только 4-х стран.

Если речь идет о голодоморе, то конечно, голодомор был по всей стране, включая Россию, но на то, что это был этноцид в Средней Азии, историков наводит ! первый председатель крайкома партии Иван Тоболин (о нем говорили: «Тоболин — это Ленин в Туркестане»), который утверждал, что «кочевники экономически слабы, с точки зрения марксизма они должны вымереть», потому и следует поддержать продовольствием не их, а «Красную армию, призванную совершать мировую революцию» (сначала отняв продовольствие. АЖ). Летом 1919 года полномочный представитель ТуркЦИКа в Российской Федерации Шакиров сообщал в Наркомнац о том власть Туркестана повергла «степные народы в полную нищету и неслыханную 60-процентную погибель» [21].

Авторы доклада упоминают, что в учебнике истории Казахстана «Параграф о голоде в казахстанском учебнике носит название «Геноцид Голощекина и трагедия казахского аула» и умалчивают, что только ! параграф о страшнейшем событии в истории этого народа. Кстати, это тот самый большевик Ф. Голощекин, что руководил, в числе прочих, войной с басмачами, а до того расстрелял детей Николая II.

Если вспомнить критику российского учебника А. Филиппова, изданного в 2009 году, то в ней отмечают, что сталинской индустриализации в учебнике посвящено 83 страницы, а гибели миллионов людей от голода 1930-х годов – только ! один абзац[22].

Авторы доклада недоумевают и отмечают «последний и самый «незамеченный» авторами учебников факт — эмигрировавшие басмачи сотрудничали в годы Второй мировой войны со спецслужбами противников Советского Союза, причем не только в Европе, где их деятельность по формированию «Туркестанского легиона» хорошо известна».

Если в учебниках писать о таком факте как «Туркестанский легион», то, принимая во внимание, что воевали с нацистской Германией и русские из Средней Азии, не придется ли писать и о более, чем стотысячной Русской национальной армией предателей во главе с генералом Власовым? [23]. И это только к 1945 году и после того как их количество значительно снизилось по мере приближения победы в Великой Отечественной войне, а оставшиеся за границей столь же сотрудничали со спецслужбами противников СССР.

О национальном размежевании и образовании республик СА авторы доклада пишут — «на территории бывших Степного и Туркестанского генерал-губернаторств Российской империи были созданы в современных границах союзные республики Средней Азии и Казахстан, сформированы их государственные институты, экономическая инфраструктура, система образования и здравоохранения. Наличие этих институтов позволило советским республикам в короткие сроки создать собственные политические и экономические структуры обретенного суверенитета. По всем этим причинам советский период является ключевым этапом новейшей истории стран Центральной Азии, на протяжении которого были заложены основы их легитимности».

Т.о. авторы доклада утверждают, что союзные республики умышленно создавались:

  • § для легитимности будущего суверенитета и независимости современных государств СНГ;
  • § а не для укрепления власти большевиков/коммунистов и строительства/защиты СССР при опоре на народы и их элиты;

Вне доклада в одной из публикаций эксперт МГИМО С.И. Чернявский утверждает, что страны СНГ обретенная независимость «В качестве неожиданного подарка центральных властей предопределила особенности создания идеологической платформы в новых независимых государствах[24].

Т.о., те трое в Беловежской пуще были легитимными «центральными властями» СССР, которые «подарили» независимость, а подарок определил «особенности создания идеологической платформы», на основе которой, следовательно, писались учебники!?

Нет сомнения в важной роли СССР в советском периоде истории становления и развития государств Средней Азии, их экономик, образования, науки и культуры. Особо следует отметить в этом эвакуацию в Узбекистан оборонных заводов и их роль в Победе, а так же  роль “ташкентских Афин” [25] в сбережении науки и культуры СССР, так назвала академик М.В. Нечкина собрание в Ташкенте ученых, деятелей культуры после их эвакуации из Киева, Москвы, Ленинграда и пр. городов. Все это, как и участие Узбекистана в Великой Отечественной войне, помнится в Узбекистане и трепетно бережется до сих пор, но не воспринимается как «подарки».

О периоде истории после Второй мировой войны

В учебнике истории Узбекистана сказано — «Возведенные в Узбекистане промышленные предприятия занимались переработкой сырья или полуфабрикатов. Их продукция вывозилась в другие регионы СССР, где производилась готовая продукция. Это обеспечивало большой поток прибыли в казну советского государства. Производившаяся по указанию Центра беспощадная эксплуатация природных ресурсов не учитывала экономических интересов республики».

Авторы доклада утверждают, что это высказывание учебника не корректно, но признают и разъясняют, что «Текстильная промышленность в республике создана не была… реальной причиной этого являлось не желание закрепить за Узбекистаном статус сырьевой колонии, а наличие перерабатывающих мощностей в других республиках, прежде всего РСФСР, дублировать которые означало бессмысленные в рамках единого народно-хозяйственного комплекса СССР затраты».

Все же текстильная промышленность была создана во времена СССР рядом крупных текстильных комбинатов в республиках Средней Азии и продолжает создаваться после СССР. Важнее другое, из утверждения авторов доклада следует, что везти из Узбекистана миллионы тонн хлопка (с приписками), к примеру, в Иваново или Прибалтику было экономически менее бессмысленно, чем производить ткань и одежду в Узбекистане, оставляя в Узбекистане добавленную стоимость и снижая при этом объемы дотаций из Кремля. Напомним, кстати, что эта бессмысленность управлялась Министерством хлопковой промышленности СССР, а расследование причин и последствий приписок заглохло после того, как обнаружилось, что нити «хлопкового» тянутся в Среднюю Азию из министерств СССР.

Авторы доклада недоумевают, что в истории не отмечена роль СССР в строительстве Ташкента после землетрясения. Конечно, жаль, что об этом великом историческом событии не пишут. Однако, если объективность история основана на полноте сведений, то придется писать и том, что немалая часть квартир выделялась в первую очередь приехавшим строителям, что вызывало протесты населения, потерявших жилье, и под соответствующими лозунгами. М.б. потому и умалчивается корректно, что, сказав «А», придется говорить и «В»? Вспомним, что некоторые эксперты утверждают, что волнения в Душанбе перед войной в Таджикистане начались с после слухов о том, что власти СССР собирались переселить в Таджикистан беженцев из Карабаха с представлением им жилья, предназначенного для жителей Таджикистана.

Авторы доклада приводят цитату из учебника: «В период зависимости Узбекистан не мог быть хозяином своих природных богатств, земли и воды, лесных и других ресурсов. Деятельность функционировавших в республике предприятий была подчинена интересам Центра. От бывшего Союза досталась хрупкая, слабая экономика, носившая сырьевую направленность, т. е. республика была поставщиком дешевого сырья и стратегических минеральных ресурсов. Нам достался в наследство низкий уровень жизни населения. По этому показателю республика занимала одно из последних мест в Союзе». Но аргументы «против» не приводят. Возможно, у авторов доклада были на то причины

Ни в документах КПСС, ни советского правительства не упомянуты и не могут быть упомянуты в силу их отсутствия утверждения, в которых сказано, что инвестиции и вклады в развитие республик Средней Азии происходили в ущерб России, а не в интересах всего комплекса СССР, включая интересы России и республик СССР.

О корректности аргументов и выводов в докладе

Авторы доклада (Проект 1) возмущаются по поводу учебников: «О чем умалчивается? Кратко можно сказать — обо всем хорошем, что получили народы бывшего СССР от проживания бок о бок с великим русским народом».

Русский народ это великий народ — без всякого сомнения — и, уверен, авторы доклада, тщательно работавшие над текстом доклада, не умышленно умолчали о величии прочих народов. Тем не менее, принимая во внимание национальные «комплексы» малых народов, следовало бы быть осторожнее и предотвратить возможное воздействие умолчаний о величии других народов на формирование «неконфронтационных, интеграционных взглядов на историю».

Авторы доклада утверждают: «.. за исключением Белоруссии и Армении, все остальные страны пошли по пути преподавания подрастающему поколению националистической трактовки истории, основанной на мифах о древности своего народа, о высокой культурной миссии предков и о «заклятом враге». Обоснование древности национальной истории доходит до анекдотических размеров».

Во-первых, отметим термин «анекдотический размер» как не логичный и не научный, так как анекдотичность вообще не логична, а «размер» анекдотичности не измерим, если история наука, а потому должна быть подчинена логике и теории измерений.

Во-вторых, в учебниках нет слов «заклятый враг» и авторы доклада сами сконструировали этот термин, возможно, в силу чрезмерной эмоциональности в полемике.

В-третьих — всякая культура всякого народа создается предками и их миссия не может быть не высокой, а любая история любого народа основана на национализме и мифах о древности.

Горячность аргументов авторов доклада спровоцировала в СМИ термин «информационная война» [26] по отношению к учебникам истории. В терминах этой «войны» определения доклада вроде «анекдотичные размеры», «откровенная ложь», «попросту ошибочно» по отношению к коллегам и учебникам  выглядит, к сожалению, как несколько высокомерное.

О пересмотре истории

Автор российского учебника, А. Филиппов считает, что «Нельзя писать учебники, которые переполнят детей ужасом и отвращением к их прошлому и их народу. Общий позитивный тон в преподавании истории будет воспитывать у подрастающего поколения оптимизм и уверенность в себе»[26].

Только ли в себе и для себя? Другой аргумент — древние греки воспитывали детей на трагедиях и те же  греки-историки до сих пор служат образцами для современных историков.

Авторы доклада говорят о необходимости пересмотра истории и утверждают, что «Воспитанным на новых учебниках истории поколениям, которые к тому времени займут руководящие посты в политике, бизнесе, науке и средствах массовой информации, пересмотр взглядов на взаимоотношения с Россией может уже не понадобиться».

Вполне понятна и отчасти разделима забота А. Филиппова об оптимизме детей, но для чего заботиться о тех, кто займет «руководящие посты»? Очевидно для того, чтобы призвать их к пересмотру «идеологических и политические задач» и, т.о. доклад адресован политико-идеологическим элитам РФ и государств СНГ, которые определяют как содержание учебников истории, так и современные процессы как будущую историю.

Будем надеяться, что при таком уровне корректности аргументов в докладе, надежды не напрасны на пересмотр истории «руководящими постами». Но тем, кто не занимает посты (миллионам потомков «столыпинских» мигрантов-переселенцев в Средней Азии и миллионам среднеазиатских «гастарбайтеров» в РФ) пересматривать нечего – они строили, строят и будут строить свою историческую память и отношения далеко не на учебниках истории, что подтверждается содержанием того же доклада по части Проекта 2 ниже.

О результатах исследования мнения населения

В резюме доклада авторы пишут: «Если существующие тенденции продолжатся, то через 15–20 лет события XX века будут прочно забыты населением… События советской истории для граждан новых независимых государств перестают быть общими событиями, так как значительная часть жителей о них уже ничего не знает».

Но результаты опроса общественного мнения (доклад по части Проекта 2) полностью противоречат этому заключению, так как полученные данные говорят, что большая часть населения и молодежи стран СНГ и государств Средней Азии помнят и знают общую историю. Возможно, что не в той и мере и не так, как хотелось бы авторам доклада или тех или иных учебников.

В докладе приводятся результаты опроса населения, в которых в отношении народов ЦА к общей истории СССР явно преобладает позитив над негативом.

Авторы доклада и сами приводят тому доводы, когда приводят следующие данные:

  • «Тем парадоксальнее выглядит преобладание позитивных оценок над негативными в Кыргызстане, Казахстане, Узбекистане (то есть территориях бывшего Туркестанского края), Грузии, Латвии, Украине, Беларуси и Молдове по отношению к Николаю II»,
  • «Февральская революция во всех проанализированных школьных учебниках оценивается позитивно»,
  • «Позитивное отношение к Ленину отчасти поддерживается школьными курсами истории Казахстана и Кыргызстана».

Далее данные исследования авторов доклада говорят, что, несмотря на позитив по отношению к СССР, большая часть населения и молодежи Казахстана и Узбекистана считает, что:

  • «Распад Советского Союза — закономерный и естественный финал коммунистической империи, давший возможность народам СССР обрести свободу и независимость»
  • «История нашей страны в постсоветский период (после 1991 года) подтверждает правильность курса на независимость и самостоятельное развитие».

Позволю себе утверждение, большая часть населения стран Средней Азии, в целом, позитивно относится, и будет относиться к тем или иным событиями и деятелям истории, так как это отношение основано на нежелании очернять ни судьбы своих предков, ни свою судьбу, ни судьбу страны, с которой связана жизнь. А в терминах психологии как науки позитивность отношения объяснима обычным механизмом вытеснения «плохого» из памяти.

Авторы доклада ( «Проект 2») весьма обоснованно и точно утверждают: «История, преподаваемая в школе, — далеко не единственный источник знаний о прошлом и далеко не единственный фактор, формирующий историческую память общества».

Добавим, и не самый важный, как показывают результаты такого же рода исследований в Узбекистане. Отношение к тем или иным деятелям и событиям складывается из следующего, где первым упоминается наиболее действенный источник, а следующие — по мере убывания влияния:

  1. Влияние ближайшего социального окружения и свой коллективный исторический опыт со-проживания и сопереживания истории;
  2. Каналы ТВ, особенно, России, эффективнее, чем учебники формируют отношение народов Средней Азии к общей истории на основе эмоционально-понятийного восприятия фильмов и передач;
  3. Курсы истории в учебных заведениях заведомо сухи и недостаточно сопровождаются , видеоматериалами, материалами краеведения (местной истории) и «очеловечиванием» истории, т.е «устной историей» живых людей;
  4. О не учебных печатных изданиях нечего и сказать в силу их низких тиражей и недостаточной доступности.

Таким образом, какими бы ни были учебники — формирование исторической памяти народов будет основано не на содержании учебников, а на степени воздействия источников выше и, главным образом, на преемственности опыта поколений своего личного со-проживания истории.

Несмотря на существенные и явные достоинства доклада (по части Проекта 2), к сожалению, в нем недостаточно обосновывается то, что:

  • § «Вытеснение старой советской памяти выражается, прежде всего, в забвении. Сегодня ничего не слышали о ХХ съезде КПСС 58% молодежи Узбекистана, 40% — Армении, 34% — Грузии» и т.д.
  • § «Даже о Февральской революции 1917 г. ничего не знают 50% молодежи Армении, 45% — Узбекистана, 30% — Азербайджана, 24% молодежи Грузии и т.д.».
  • § «Это декларируемая информированность — реальная, как показывает опыт, ниже декларируемой на 10—20%».
  • § «События советской истории для граждан новых независимых государств перестают быть общими событиями, так как значительная часть жителей о них уже ничего не знает».

После этих заключений возникают вопросы:

  • § Каковы данные и есть ли они о степени вытеснения и забвения у населения и молодежи РФ? Не сравнимы ли они с теми, что и в прочих странах СНГ? К примеру, память о ХХ-ом или ХХII-ом съезде КПСС?
  • § Чей опыт показывает, что реальная информированность «ниже декларируемой на 10—20%»?
  • § На основании каких данных утверждается, что события советской истории для граждан новых независимых государств перестают быть общими событиями? Т.е. сравнивали ли текущие количественные данные с предыдущими данными о вытеснении и забвении и имеются ли таковые данные?

Авторы доклада пишут: «Исследователи выявили парадоксальные черты восприятия истории населением новых независимых государств».

Самокритично. Возможно, что в последующем исследователи (включая автора статьи, который принимал участие в исследовании) предусмотрят вопрос – «Почему Вы так считаете?», задавая вопрос об оценке того или иного события и деятеля истории. Ответы на этот вопрос, помогут осмыслить парадоксы в результатах опросе населения, чтобы нам не «высказывать различные гипотезы о том, как и почему общества» наших стран выработали то или иное отношение к истории.

Где поставить запятую в заголовке

Е.Ю. Зубкова, в том же докладе и в рамках научной аргументации утверждает: «Историческая память россиян за последние десять лет пережила как бы два «вторжения»… Одно — изнутри, в результате процесса переосмысления прежде всего советской истории, проходившей под знаком ее дегероизации. Другое, совсем недавно — извне, когда постсоветские государства приступили к созданию собственных национальных историй, «суверенных» от истории России» (Цитата 25 из доклада).

Экстраполируя ее заключения на историю ЦА, следует, что в  исторической памяти в Средней Азии отражается тот же процесс «вторжений», что и  в России, где переосмысливают мифы и дегероизируют одних героев (Ленина, Сталина, Ахунбабаева и пр.), мифологизируют и героизируют новых (Николая II, Колчака, Деникина, басмачей и пр.). Т. о. это причины и следствия процесса «переходного возраста». Историкам остается только помочь памяти «повзрослеть», а она уже взрослеет и по следующим причинам.

Нашу жизнь объединяет общее пространство и общее время — в Российской империи, в СССР и это пространство-время не разорвано в отношениях народов и после СССР. А потому не следует нам искать в нашем прошлом злодеев и ангелов, соломинку или бревно в чужом глазу. События и их оценки были обусловлены реалиями их времени, которые не применимы к настоящему — как в терминах истории – в анахронизме.

В истории эксперимент в прошлом не поставить, как нельзя вернуться в прошлое, а потому возникают вопросы для внятного ответа — что изменит в нашей сегодняшней и будущей жизни то:

  • § что кто-то докажет, что его народ древнее прочих?
  • что когда-то между народами наших стран чьи то войска победили и обогатились в грабежах или проиграли в сражениях и были ограблены?
  • § что чьи-то города и веси в прошлом принадлежали тому или иному государству или были построены и населены когда-то теми или иными народами?

Кто-то скажет, ответы на вопросы такого рода воспитывают патриотизм, но если вспомнить определения великих мыслителей – Толстого, Эйнштейна, Гете, Шоу — по поводу термина «патриотизм», то эти определения весьма печальны.

Если всмотреться в настоящее, то ответы напрашиваются из следующих наблюдений — отношения с некоторыми заклятыми и далекими врагами сейчас намного лучше, чем с ранее дружественными и соседними народами – будь то Германия и Япония или  РФ, Украина, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан.  Насильно и с помощью учебников мил не будешь – еще один печальный вывод.

Наша история проходит не столько по «статистическим» народам, сколько сквозь каждого из нас, а без каждого из нас народ неполный. Мы сами сейчас пишем нашу общую историю для себя же.

История как наука прокатилась по народам не столько в учебниках, сколько по жизни народов гусеницами танков, прокатными валами, тракторами. А наша жизнь овеяла нас оливковыми ветвями, будит светлые воспоминания и баюкает пепел в наших сердцах.

А потому нам пришло время решать — время ли разбрасывать угли из этого пепла для разжигания новых пожаров и для очередных подвигов на своих же пожарах или пришло время собирать угли для костра, вокруг которого каждый из нас должен найти тепло соседнего плеча и горячую кружку с хлебом-солью?

Ссылки

1. Москва, 2009 г. http://nlvp.ru/reports/doclad_hist_02_light.pdf

2. Шнирельман В.А. Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., 2003.

3. «История народов Узбекистана». Том 2. Ташкент. 1947 г. Под редакцией С.В. Бахрушина, В.Я. Непомнина, В.А. Шишкина.

4. «Известия АН УЗСССР». Ташкент. 1954. номер 1,  С. 41-61.

5. Вяткин М.П. «Батыр Срым». Москва-Ленинград. 1947.

6. Профессор Поливанов. «Этнографическая характеристика узбеков». Ташкент. 1926 г.

7. Газета «Правда» от 20 июня 1920 г. Цитируется из источника «Садыкова Б. http://www.continent.kz/library/mustafa_chokay/04.html

8. Газета «Известия» от 7 июня 1919 г. Цитируется по автору Садыкова  Б. http://www.continent.kz/library/mustafa_chokay/04.html

9. «Военная литература». http://militera.lib.ru/research/bezgin_ig/01.html

10. «Военная литература». http://militera.lib.ru/research/halfin_na1/04.html

11. Ерошкин Н.П. «История государственных учреждений дореволюционной России». Москва. 1983. стр. 186.

12. Кривошеин А.В. «Записка главноуправляющего земледелия и землеустройства о поездке в Туркестан». Спб. 1912. с. 7-8.

13. Садыкова Б.. «Мустафа Чокай». http://www.continent.kz/library/mustafa_chokay/04.html

14. «Тезисы ЦК КП Туркестана и Турккомиссии о Фергане 1920». Из Х.Ш. Иноятов. «Народы Средней Азии в борьбе против интервентов и внутренней контрреволюции». Москва. 1984., с 212.

15.Газета «Правда» от 20 июня 1920 г. Цитируется по автору Садыкова Б.. «Мустафа Чокай». http://www.continent.kz/library/mustafa_chokay/04.html.

16. Газета «Туркестан», 16 декабря 1922. Цитируется по: Бахыт Садыкова. Садыкова. «Мустафа Чокай». http://www.continent.kz/library/mustafa_chokay/04.html.

17. Мелькумов Я.М.. «Туркестанцы. Военные мемуары». М. 1960. с. 88.

18. Иноятов Х.Ш. «Народы Средней Азии в борьбе против интервентов и внутренней контрреволюции». Москва. 1984., с. 199 и 216.

19. Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Книгоиздательство «Всемирное слово», Санкт-Петербург, 1992. (с) «Третья Волна», Париж, 1980. http://www.hrono.ru/libris/lib_b/bazhan09.html

20. Алимова Д.А. «О некоторых «болезнях роста» в изучении истории Узбекистана». http://www.ia-centr.ru/expert/4880/

21. Койшибаев Б. «Мерило интеллигентности – твой поступок».  http://www.abai.kz/node/2475

22. «Новости Newsru.com». http://www.newsru.com/russia/02dec2009/history.html

23. Русская освободительная армия. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%9E%D0%90

24. Чернявский С.И. http://www.mgimo.ru/news/university/document138671.phtml

25. Алишер Собиров. Проект доклада «Роль «Ташкентских Афин» в сбережении науки и культуры СССР» для Конференции «Общая победа. К 65-летию победы в Вов 41-45 гг». РГГУ и Фонд «Русский мир» к 23-24 апреля 2010.

26. «Экспресс- газета». http://eg.ru/daily/melochi/16029/print/

27. «Иностранная пресса о России и не только».  http://www.inopressa.ru/times/2009/12/01/13:15:00/history

1 комментарий

  • Анвар Камальдинов:

    Бессмысленно анализировать доклады спекулянтов от истории которые сами запутались в «пародаксальном сознании народов».

      [Цитировать]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.