разбрасывать нельзя собирать угли. Начало История

Арустан Жолдасов, социолог, Узбекистан

Введение
Предлагаемая публикация основана на анализе доклада российских экспертов «Освещение общей истории России и народов пост-советских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств» [1] (далее «доклад»), который был подготовлен на основе двух российских исследовательских проектов:

  • § «Формирование у молодежи неконфронтационных, интеграционных взглядов на историю в России и странах постсоветского пространства» (далее «Проект 1»);
  • § Проект «Восприятие молодежью новых независимых государств истории советского и постсоветского периодов» некоммерческого партнерства «Евразийский монитор» (далее «Проект 2»);

Цели и выводы
Цель первая — восполнить отсутствие в СМИ откликов историков из ЦА на доклад о содержании учебников истории республик ЦА (далее учебники). Причины отсутствия откликов могут быть следующие: либо доклад проигнорирован в республиках; либо доклад был недоступен в республиках, либо доклад был обсужден и приняты молчаливые выводы. Какие? Будет известно из содержания последующих изданий учебников или возможных последующих откликов и конференций по поводу этого доклада, если таковые состоятся.

Цель вторая и основная — не критика доклада или учебников, а сугубое обоснование следующих выводов в анализе содержания доклада и учебников:

  1. Учебники в определяющей степени спроецировали парадигмы советских историков первой и большей половины ХХ-го века с периода истории Российской империи на весь период истории СССР. Т. о. современные учебники истории Средней Азии – «плоть от плоти, кровь от крови, дух от духа» от советских учебников и монографий, на которых выросли историки Средней Азии.
  2. Результаты опроса мнения об отношении народов ЦА к истории опровергают выводы доклада, которые явно и тенденциозно переоценивают влияние учебников истории на формирование исторической памяти народов, а так же влияние на негативное отношение народов ЦА к России.
  3. Содержание доклада не вполне соответствует заявленной цели Проекта 1 «Формирование у молодежи неконфронтационных, интеграционных взглядов на историю в России и странах постсоветского пространства».
  4. Содержание учебников и доклада выходит за границы истории как науки в пространство политизации доклада и учебников, так как содержание и доклада и учебников основано на политико-идеологических парадигмах, конструируемых политическими элитами стран СНГ. Авторы доклада и сами это невольно  подтверждают, когда сообщают: «Независимость освободила историков новых национальных государств от всех ограничений», и тут же, противореча себе, утверждают — «Идеологические и политические задачи на страницах учебников стали решаться без всякого участия науки».
  5. Авторы доклада и учебники избирательно обращаются к событиям и деятелям истории – выделяя тот или иной негатив или позитив в истории — для конструирования идентичности своих граждан в целях их консолидации/мобилизации вокруг элит государств и в их интересах или, проще говоря, для воспитания патриотизма.
  6. Авторы доклада призывают авторов учебников к пересмотру содержания учебников, однако, принимая во внимание выводы авторов доклада, призывать к пересмотру следует «идеологические и политические задачи», т.е. позицию политико-идеологических элит государств, которые определяют как содержание доклада, учебников истории, а так же и современную и будущую историю.
  7. 7. Авторы доклада вывели из своего доклада анализ учебников истории РФ, что при таком названии доклада приводит к невольному выводу —  авторы доклада не включают РФ как новое независимое государство в пост-советское пространство.

Цель третья. Предложить читателям по прочтению публикации поставить запятую в заголовке либо после слова «разбрасывать», либо после «нельзя»

Парадигмы ИСТОРИИ, политики и идеологии

Авторы доклада следуют в своих аргументам заключениям В.А. Шнирельмана [2] об особенностях изложения истории в новых государствах. Из содержания самого доклада следует, что для целей теоретического осмысления учебников истории,  м. б., следовало бы рассмотреть парадигмы и роль политико-идеологических элит в конструировании учебников истории, тем более, что доклад и сам подводит к этому, обращаясь к терминам «элиты», «конструирование», «руководящие посты»  и т. п.

История в документах и учебниках

Документы периода 1. Российская империя до революции:

  • «Империя», «склонение к подданству», «замирение/усмирение разбойников» на «окраинах», «освобождение рабов (подданных державы)», «генерал-губернаторства», «переселение на свободные земли Туркестана», «просвещение инородцев».

Документы периода 2. После революции и до Второй мировой войны*:

  • «Царская полицейская Россия», «Завоевание и эксплуатация колоний», «колонизация Туркестана переселенцами», «эксплуатация народов» в «тюрьме народов»;

* Термин «Вторая мировая война» применен в силу нарождающейся современной парадигмы восприятия истории не как истории отдельных государств, а как истории человечества и осознания себя каждым отдельным человеком частью человечества и его истории.

Документы периода 3. После Второй мировой войны и до развала СССР:

  • «Царская Россия», «завоевание и эксплуатация колоний», «колонизация Туркестана переселенцами», а с 50-х годов частичная или полная трансформация «завоевания» в «присоединение» и «добровольное вхождение» народов в Российское государство;
  • «Под руководством ВКП(б)», «обострение классовой борьбы», «ликвидация классового врага», «коллективизация», «религия — опиум для народа»;
  • Размежевание по национальностям в республиках СССР, развитие в них экономик, образования, здравоохранения в целях строительства социализма;
  • «Под руководством КПСС», «Единый советский народ», «Победа в Великой Отечественной войне», «Развитие экономики, образования, науки, здравоохранения, национальной культуры», «Строительство коммунизма/социализма в СССР».

Документы периода 4. После СССР:

  • «Царская Россия», «завоевание», «колонизация Туркестана переселенцами», «эксплуатация» с частичным признанием в некоторых республиках «присоединения» и «добровольного вхождения»;
  • «Развитие экономики, науки, образования, здравоохранения в республиках СА», но «оплаченных репрессиями» и «эксплуатацией колоний»;
  • «В борьбе обрели независимость в национальном государстве», «стабильность», «экономические реформы и развитие», «защита независимости», «возрождение национальной культуры и духовности» без упоминаний классов и пр., что связано с классами.

Лозунги политико-идеологических парадигм

Период 1. Российская империя до революции. «Самодержавие, православие, народность»

Период 2. От революции и до Второй мировой войны:

  • «Кто был ничем – тот станет всем» в «обостренной классовой борьбе» после «ликвидации классового врага»;
  • «Даешь индустриализацию, коллективизацию», «Пятилетку в четыре года», «К станку», «На трактор», в «социализм».

Период 3. После Второй мировой войны и до развала СССР:

  • «Союз нерушимый народов свободных сплотила навеки Великая Русь»;
  • «Коммунизм через 20 лет»;
  • «В социализм, минуя капитализм» в Средней Азии;
  • «Все во имя человека, все во благо человека»;
  • «Социализм с человеческим лицом».

Период 4. После СССР. «Государство, нация, духовность» (ср. с «Самодержавие, православие, народность» выше).

Таким образом, политические и исторические парадигмы первой половины ХХ-века отразились в учебниках как последовательные трансформации от имперских парадигм — к парадигме классовой борьбы — к парадигме построения бесклассового общества — к парадигме становления и развития национальных и бесклассовых независимых государств.

Цитаты к парадигмам конца XIX и первой трети XX века

В прилагаемых цитатах приведены термины парадигм, которые оказали определяющее воздействие на содержание учебников.

Оглавление «Истории народов Узбекистана» [3].

«Глава VIII. Завоевание узбекских ханств царизмом.

1. Начало военного наступления царизма на Среднюю Азию.

3. Падение независимости Бухарского, Хивинского и Кокандского ханств.

4. Установление границ Туркестанского края и англо-русское соперничество.

Глава IХ. Колониальная политика царизма.

Глава Х. Социально-экономические отношения в колониальном Узбекистане.

Глава ХII. Русская колонизация

Глава ХIII. Массовое национально-освободительное и революционное движение в Узбекистане

Глава ХIХ раздел 3. Свержение власти царизма в России и народное движение в Бухарском ханстве.

Один из редакторов монографии 1947 года выше, Непомнин В.Я. в 1954 году пишет уже не о завоевании, а о «Прогрессивном значении присоединения Средней Азии к России»[4].

М.П. Вяткин в том же 1947 году пишет о колонизации Казахстана, об убийствах, насилии и грабежах тысяч казахов казаками Уральского войска, о стравливании царскими чиновниками калмыков, башкир, казахов друг с другом и племен/родов внутри этих этнических групп, о разорении становящегося в ХVIII веке казахского государства, о стремлении казахов к протекторату России, как к военно-политическому союзу против Джунгарии, но «не в форме ограничения внутренней самостоятельности Казахского ханства» [5].

Авторы доклада подчеркивают, что в некоторых учебниках подчеркивается этничность — термин «русские» — «завоеватели, колонизаторы, эксплуататоры». Но этот термин в учебниках появился опять же из публикаций в советских источниках:

  • Российский и позже советский ученый Е.Д. Поливанов утверждает: «Термины, диктуемые духом колонизации живут в некультурной части русского населения – по адресу узбеков «сарт», «сартишка», «зверь» — сохранившим доныне животную психику полицейского колониального режима» [6].

В Газете «Правда» и «Известия» сообщается:

  • «»Неравенство в правах европейцев и мусульман в Туркестане проявляется на каждом шагу. Даже сегодня здесь полагают, что только русские могут проводить диктатуру пролетариата в Туркестане… Русская коммунистическая партия и советская власть выгоняют казахов с насиженных мест, применяя не только силу, но и убивая их днём и ночью.» [7]
  • «Менталитет, сформированный царским режимом у руководящего и привилегированного класса Туркестана, то есть русских, всё ещё сохраняется. Даже сегодня вызывает удивление пренебрежение, с которым те, кто называют себя коммунистами, относятся к коренному населению, обращаясь с людьми как с рабами. В Ферганской области советская власть не только ничего не предпринимает против разбоя и грабежей, а скорее потворствует им. Более того, там занимаются преследованием мусульманского населения и даже мусульманских коммунистов»[8].

ОТРАЖЕНИЯ ПАРАДИГМ В докладе и в учебниках

Ниже приводятся аргументы для обоснования содержания раздела «Цели и выводы».

Дореволюционный период истории

В учебнике Узбекистана сказано: «Истоки российского завоевания Туркестана уходят во времена Петра I, когда в 1717 г. двухтысячный отряд русских солдат во главе Бекович-Черкасским вторгся на территорию Хивинского княжества …».

Авторы доклада недоумевают: «Неужели российский император, создавший к этому времени одну из сильнейших армий Европы и Азии, рискнул двинуть на войну столь малые силы? Отряд Бековича-Черкасского — одна из многочисленных военно-топографических экспедиций. Будь-то действительно военная интервенция, то после разгрома Бековича к границе Хивы двинулись бы более мощные силы».

Вот что сообщает историкам российский источник[9] о целях экспедиции в указе Петра I:

  • склонить Хиву к подданству» (к потере независимости. АЖ);
  • «обратить Амударью в старое русло» (т.е. вместо Аральского моря в Каспий, без учета нужд потребностей Хорезма и каракалпаков в ирригации. Более того, Бекович требовал под угрозой оружия, чтобы это было выполнено самими жителями Хивы, что было просто невозможно — Джейхун – «бешеная» — так называли Амударью, которая металась по пустыне, сама прокладывая себе русло. АЖ);
  • «устроить военные крепости» и d) «направить офицеров на поиски золота» (т.е. на территории другого государства и без согласия его властей. АЖ).

Следует отметить, что «военно-топографическая» экспедиция состояла всего лишь из 2 купцов и 2 инженеров, но 4000 пеших солдат и 2100 всадников с огнестрельным оружием и 19 пушками. Им противостояло, по разным данным, от 15 000 до 24 000 хивинцев (вооруженных преимущественно холодным оружием). При таком техническом превосходстве в вооружении для победы нужна была лишь трезвая голова. О Бековиче тогда говорили, что он тронулся умом, потеряв жену и детей, которые, к нашему искреннему прискорбию, утонули перед его «топографическими изысканиями», а последние начались с военных действий — трехдневного боя. После чего Ширгази-хан предложил Бековичу разделить войска на постой в разных селениях, где они и были порознь уничтожены.

Насколько адекватно указу и инструкциям Петра I была исполнена экспедиция?

«Показания снятые с лиц допрошенных в Сенате не говорят в пользу Бековича, и открывают его корыстолюбие в утайке подарков на 70.000 рублей..» от хана и Петра I. Не важно – то ли он украл, то ли у него украли, но неудача этой экспедиции для Средней Азии лет на 50 успокоила «завоевательный зуд» царей.

Почему Петр не направил войска в отместку?

Российский источник отвечает «Несчастие не отвратило бы Петра от предпринятого им намерения; между тем как возраставшие беспокойства в Персии внушили ему другие планы». Кстати, Петр I тогда был намного более озабочен европейской политикой и ему было не до Хивы, так как и перед Хивой экспедиции Петра I потерпели неуспехи на Юге и Востоке почти на всех фронтах военных действий – от Персии до Джунгарии.

Чем дело кончилось?

Почти через 100 лет «в 1873 г. в г. Мангите русские солдаты ворвались в дома и умертвили до 400 чел. хивинцев, жители ханства смотрели на погром Мангита, как на возмездие за истребление отряда Бековича-Черкасского в 1717 году».

Об англо-русском соперничестве и непослушании генералов

В учебнике Узбекистана сказано «Не оправдали себя надежды среднеазиатских ханств на то, что в своем противостоянии России они могут опираться на Англию…Потерпевшая поражение в войне против Афганистана Англия решила договориться с Россией. Согласно этой сделке, Россия ограничивается завоеванием Средней Азии и от похода на Индию отказывается. А Англия не станет возражать против политики России по отношению к Средней Азии… Открылся путь к завоеванию Россией Средней Азии».

Авторы доклада уверяют, что «утверждение узбекских историков попросту ошибочно. Завоеванию Кокандского ханства и Бухарского эмирата не предшествовали какие-либо договоренности с Великобританией: соглашения о территориальном разделении появились значительно позже — уже после взятия Хивы (август 1873 г.). Российский император Александр II не спешил…, с недоумением реагировал на рвение.. некоторых русских военачальников.., квалифицируя их в личной переписке выражением «завоевательный зуд» … Когда 14 июня 1865 года русские войска под командованием генерала Черняева взяли Ташкент, для официального Петербурга это стало неожиданностью».

Действительно, формальных договоров и соглашений о территориальном разделении в 1717 году не было и не могло быть, даже в ходе визита в Британию самого Петра I в составе «Великого посольства», но в учебнике и не говорится именно об этом периоде. Тем не менее, в ходе дальнейших завоеваний — Чимкента, Ташкента, Коканда и Самарканда в XIX веке шли интенсивные переговоры с Британией, в которых дипломаты России обещали не идти дальше туркменских владений, если Британия не будет претендовать на Афганистан. Военные (министр Д.А Милютин и генерал Черняев) не последовали дипломатии А. М. Горчакова, который стремился наладить отношения после турецких войн с Англией, обеспокоенной намерениями России продвинуться к Индии, для завоевания которой была послана ранее столь же неудачная экспедиция.

Сам Д.А. Милютин в своих мемуарах пишет, что Черняев «..не мог быть в полной неизвестности о видах правительства, т. е. Министерства иностранных дел, которое постоянно противилось всякому движению нашему вперед в Средней Азии. Впоследствии положительно выказалось, что Черняев не хотел знать видов правительства и действовал на свою голову… Требуя от местных начальников соблюдения по возможности даваемых им инструкций и указаний, я находил вредным лишать их собственной инициативы» [10].

Неожиданностью для Петербурга действия Черняева не могли быть и потому, что он постоянно сообщал о своих планах в Петербург, а также потому, что «Местные задачи военного подавления окраин требовали предоставления администрации этих окраин широкой самостоятельности в действиях, известной независимости от центральных, а порой и высших правительственных учреждений» [11].

Авторы доклада считают неуместно говорить о колониальном захвате Туркестана и предпочитают термин «расширение границ» (в документах царской России это называлось «расширением естественных границ»).

Но только ли расширением границ было следующее:

  • Кривошеин А.В. пишет «Главное в общественном мнении – «хлопок», «орошение», «русское заселение» [12].
  • «Колонизация Туркестана русскими крестьянами была предпринята почти одновременно с его захватом. К началу XX века на территории Туркестана насчитывалось 326 русских колоний с населением в 248.500 человек» и «Мусульманское население Туркестана, занятое земледелием, достигающее по численности 5 миллионов человек, располагает 2.808.000 десятинами, тогда как 300.000 переселенцев и казаков имеют в своем распоряжении 1.500.000 десятин» [13].

Комментариев пока нет, вы можете стать первым комментатором.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разрешенные HTML-тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я, пожалуй, приложу к комменту картинку.